Интервью с Джеймсом Эдвардом Гриффином

Происхождение Кабалы: Разоблачение Федерального Резерва

Интервью с Джеймсом Эдвардом Гриффином

Четверг, 16 июля 2015 года

Д.У.: Здравствуйте и добро пожаловать на еще одно интервью из серии “Раскрытие”. Сегодня мы беседуем с моим героем – Джеймсом Эдвардом Гриффином, автором целой серии поистине взрывоопасных разоблачающих книг, включая Порождение острова Джекилл. Это его самая известная книга. В данном интервью мы подробнее остановимся именно на ней.

Также, возможно, вы слышали или не слышали о так называемом скандале ЛИБОР. Это просто невероятно, поскольку является как бы “водяным знаком”, определяющим насколько банки конкурируют друг с другом в своей финансовой устойчивости. Мы обнаружим, и это стало достоянием гласности, что на самом деле, банки тайно сговариваются друг с другом в целях повышения или понижения процентных ставок. И, наконец, мы поймем, что все они претендуют на то, чтобы стоить больше, чем действительно стоят. То есть, вся экономика – это по существу схема Понци.

[more]

Далее на свет выходят разоблачения Сноудена. В чем дело? Какова настоящая цель Управления Национальной Безопасности (УНБ)? Действительно ли оно ищет парней в пещерах Афганистана? Я так не думаю. Гриффин затрагивает ряд некоторых весьма уместных вопросов, которые связаны с группой, по существу являющейся картелем. Картель – это когда правительства и бизнесы тайно работают в сговоре с целью устранения конкуренции и максимизации прибылей. Поэтому использование слова “картель” весьма уместно.

Итак, мы имеем УНБ, следящее за людьми, и видим результаты слежки, включая тот факт, что данной группе удалось обрести невероятное могущество, казалось бы, без всякой оппозиции. И действительно, если вы можете подслушивать каждый телефонный звонок, если вы способны слушать все, что говорит каждый человек, тогда вы можете делать все, что хотите, поскольку если кому-то захочется выйти и порвать вас на части, вы сможете устранить его легко и просто. Представляется, именно такое мы и наблюдаем в виде череды самоубийств банкиров, продолжающейся весь 2014 год.

Учитывая все вышесказанное, в данном интервью содержится много информации, нуждающейся в рассмотрении. И Джеймс Эдвард Гриффин лучший из лучших. Именно он вдохновил Сенатора Рона Пола поднять вопрос о Федеральной Резервной Системе (ФРС) в Конгрессе. Поэтому для меня большая честь брать интервью у такого замечательного человека. Мы докопаемся до самой сути ФРС и УНБ. Судите сами.

Эдвард, сейчас Вы хорошо известны своей прорывной исследовательской работой в связи с разоблачением ФРС. Итак, обычный человек может вынуть из кармана один доллар, посмотреть на него и увидеть, что на самом верху банкноты написано “Банковский Билет Федерального Резерва”. Что это значит на самом деле?

Э.Г.: Это значит, что денежка украдена, сворована. (Смеется) Я имею в виду, что в качестве денег мы пользуемся кусочком бумаги, пущенным в обращение банковским картелем, а люди думают, что он напечатан правительством.

Люди считают его надежным. Они полагают, что это благородный кусочек бумаги. Они думают, что он лучшее из всего, что только может быть. Они уверены в том, что если положат деньги на сберегательный счет или накопят средства в страховой компании и все такое, они поступают правильно для себя и своей семьи, поскольку по прошествии лет они смогут выйти на пенсию и жить за счет своих накоплений.

А вот то, чего люди не понимают. Они не осознают, что на самом деле этот вовсе не реальная, по крайней мере, нехорошая денежная система. Конечно, вы можете назвать бумажку деньгами. Пусть будет так. Определенно, это деньги, но очень плохая форма денег. Это система бумажных денег.

 

Народ не понимает, что это трюк. Это обман. Предполагается, что деньги – это мера стоимости. Скажем, вы говорите: “Я меряю все в сравнении с данной единицей – долларом”. Под этим подразумевается, что и сейчас, и через 20 лет, и через 50 лет доллар будет иметь одну и ту же стоимость.

Так и есть, если деньги обеспечиваются чем-то ценным, таким как золотом, серебром, да хоть ящиками дешевого белого вина или еще чем-то, что для производства требует человеческого усилия. Тогда, если она обеспечена чем-то ценным, денежная система имеет стоимость, не зависящую от количества прошедших лет.

Но как только деньги отрываются от чего-то, имеющего действительную стоимость, и создаются просто поднятием руки и фразой: “Да, сегодня я голосую еще за $100 миллиардов”, то есть создаются из ничего, тогда они вообще перестают быть мерилом чего-то ценного.

Это трюк, уловка. На самом деле, бумажные деньги не стоят ничего, и это очень опасно. Конечно, мне не следовало говорить, что они ничего не стоят, поскольку до тех пор, пока люди желают это принимать, оно чего-то стоит. Но, изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год стоимость денег продолжает уменьшаться.

Знаете, было время… Помню, когда я впервые начал водить автомобиль, галлон бензина стоил 31 цент. Но сегодня, не знаю, как долго это еще будет продолжаться, цена за галлон выросла до $5. Значит ли это, что бензин на самом деле стал дороже? Нет. Он стоит столько же, сколько стоил. Это цена доллара пошла вниз.

Поэтому сейчас, чтобы купить бензин и хлеб, заплатить за жилье и коммунальные услуги, долларов требуется намного больше. То есть, их требуется намного больше, чтобы заплатить буквально за все.  То есть, реальная стоимость доллара остается стабильной. У нас просто нет меры того, что такое стабильность.

Д.У.: Итак, когда употребляется термин Федеральный Резерв, люди думают, что слово “федеральный” значит федеральное правительство Соединенных Штатов, а слово “резерв” позволяет предположить наличие некоего запаса денег, который правительство держит в качестве поручительства за банкноты Федерального Резерва, которые последний же и печатает.

Является ли Федеральный Резерв частью нашего федерального правительства? Что такое Федеральный Резерв на самом деле? Что мы здесь видим?

Э.Г.: Да, именно так все и скажут. (Смеется) Я слышал такое много-много раз. Но это вовсе не значит, что они правы. По существу, они сильно ошибаются. Люди просто не понимают. Суть в следующем: такие бумажки называются Банкнотами Федерального Резерва, что означает расписки типа “я вам должен”. Вот что значит слово “банкнота” в финансовом мире. Это расписка.

Я одалживаю вам некую сумму денег, и вот передо мной лежит подписанная вами расписка в том, что вы их вернете.

Итак, я держу расписку, а вы получаете кусочек бумажки. Тогда означает ли Банкнота Федерального Резерва расписку, напечатанную Федеральным Резервом, в том, что “я вам должен”? Это агентство федерального правительства? Нет, совсем нет.

Федеральный Резерв – это банковский картель. Группа частных банкиров. Поэтому Банкнота Федерального Резерва – это кусочек бумаги, напечатанный частными банками как расписка “я вам должен”. Вот что это такое.

Собираются ли частные банки когда-нибудь выкупать свои расписки? Нет. Ответ: нет. Да, они расплачиваются, но чем? Еще большим количеством Банкнот Федерального Резерва. Это уловка, трюк. Если вы вынуждены пользоваться их банкнотами в качестве денег, тогда какими бы не обесценившимися они не становились, вы должны принимать их как возврат изначально одолженных денег. Между прочим, это не случайно.

Такому не учат в школе, поскольку школами ведает правительство. И в самых лучших интересах правительства, чтобы Вы и я вообще не думали много о подобных вещах. В противном случае мы можем разозлиться.  

Д.У.: Один из наиболее интересных аспектов Вашей книги заключается в следующем: Вы рассказываете, что для создания ФРС потребовалось четыре попытки. Закон о Федеральном Резерве – это результат продолжительной борьбы в попытке создать такую финансовую структуру центрального банка. Поэтому не могли бы Вы провести нас через альтернативную точку зрения американской истории, которую Вы представляете в книге, и рассказать о том, кем были те люди? Как они пытались создать этот картель?

Э.Г.: Это очень важная часть американской истории. Я сильно удивился, обнаружив, что Федеральный Резерв на самом деле оказался четвертой попыткой создания того, что они называют Центральным Банком Америки. Центральный Банк – просто кодовая фраза, которой пользуются экономисты для описания того, что они и мы называем Федеральным Резервом.

В других странах имеется то же самое, только называется по-другому. Все они центральные банки. Эта значит, что в основном они финансируют частные банки в виде картеля, вошедшего в партнерство со своими соответствующими правительствами. Правительства входят в соглашение с картелем и оформляют такое соглашение в виде закона. Отныне то, что обычно являлось бы просто частным соглашением между самими банками с целью регулирования их прибыли, становится законами стран. А это значит, что сейчас Вы и я должны следовать или подчиняться правилам картеля, иначе попадем в тюрьму.

Вот по какой причине большинство людей думают, что Федеральный Резерв и другие центральные банки всего мира по существу являются агентствами их правительств. Они знают, что если не будут следовать правилам, их отправят в тюрьму. Именно это и позволяет рассматривать картель как правительственное агентство, хотя на самом деле все, что есть, это соглашение частного банковского картеля, возведенное в ранг закона.

Таким образом, правительство становится партнером частных банков, входящих в картель. То есть, мы имеем партнерство, добровольное объединение политики и финансов. Это очень и очень могущественная комбинация. Поэтому я удивился, обнаружив, что Федеральный Резерв был четвертой попыткой совершить такое в Америке. А еще меня потрясло то, что во времена подписания Декларации Независимости и создания самой Конституции, у нас уже было нечто подобное.

Я этого не знал, но что-то определенно было.

Однако не продержалось слишком долго. Банкиры наращивали денежную массу, между прочим, печатая и создавая деньги из ничего в целях финансирования Войны за независимость. Это одна из причин образования партнерства, оно было взаимно выгодным.

Политики получают быстрые и легкие деньги в неограниченных количествах, поскольку банки просто их печатают. Без ограничения. Они не обеспечиваются золотом или чем-то еще. Вот почему политикам это нравится. А банкиры любят это потому, что они напечатали деньги, а потом собирают проценты с того, что напечатали. Им тоже это нравится.

В общем, нравится всем кроме таких простофиль, как мы, вынужденных платить налоги либо в виде прямого налогообложения, либо инфляции, когда цены идут вверх, чтобы заплатить за все это.

В то время такая ситуация уже имела место. Она окончательно разрушила то, что осталось от американской экономики в конце Войны за независимость. В то время имелась прочная мотивация покончить с таким положением вещей. И, по существу, они так и сделали. Через год или два, не помню точные временные рамки, но очень скоро после создания страны, первый центральный банк Соединенных Штатов прекратил свое существование. Преимущественное право (лицензия) истекло. Думаю, это был Банк Филадельфии, просто частный банк.

Затем появился второй банк под тем же названием – Первый Банк Соединенных Штатов. Но вскоре тоже вышел из бизнеса. За ним третий под названием Третий Банк Соединенных Штатов. Именно за него состоялось великое сражение между Президентом Эндрю Джексоном и банкирами.

Джексон и сохранился в истории благодаря этой битве. Даже в современных исторических книгах вы найдете о нем всего пару строк и никаких деталей.

 

Все, что вы узнаете: Джексон выступал против банкиров. И вам интересно, кто же был хорошим – Джексон или банкиры. Оказалось, Джексон вообще строил свою карьеру на том, чтобы избавиться от банкиров. Он называл их “логовом гадюк”! Это была его коронная фраза. Лозунг “Джексон и никакого центрального банка!”  Он кричал: “Я вас изгоню!” Это был почти религиозный пыл. На нем и строил свою карьеру Эндрю Джексон.   

Но почти проиграл сражение, поскольку в то время главой банка был Николас Бидл. В свою очередь он говорил, цитирую: “Я покончу с Джексоном. Я его раздавлю. Я добьюсь того, что он подвергнется импичменту”. Бидл утверждал: “Соединенные Штаты могут пасть, но банк не падет никогда”. Он начал выдавать бизнесам кредиты, но при этом требовал полной выплаты. Это вынуждало компании выходить из бизнеса.

Бидл намеренно создавал искусственную рецессию, чтобы можно было говорить: “Видите? Во всем виноват Джексон. Он призывает отобрать силу у банков, и посмотрите, что он сделал с экономикой!” И люди отвечали: “Да. Джонсон, ублюдок, посмотри, что ты делаешь с экономикой!”. Даже в Конгрессе возникло намерения объявить Джексону импичмент.

Почти случайно, выяснилось, что одна из крупных газет на среднем западе раскопала тот факт, что Бидл грозился обвалить экономику Соединенный Штатов, и с этой целью намеренно создает инфляцию. Они опубликовали статью. Когда новость о том, что все делал сам Бидл, обрела широкую известность, мнение общественности изменилось. Именно Бидл оказался на улице, Джексон обрел поддержку, а сам банк, наконец, прекратил свое существование.

Д.У.: Какова Ваша точка зрения на войну 1812 года? Америка объявила независимость от Британии. Затем Британия вернулась и вновь попыталась завоевать страну. Считаете ли Вы данное историческое событие значимым в свете проведенного Вами исследования?

Э.Г.: Я не из тех людей, которых в связи с Федеральной Резервной Системой волнует иностранное вмешательство или влияние. Знаю, что такое имело место. Знаю, что сначала на американскую политику и все такое сильно влияли Ротшильды и Варбурги. Но я не рассматриваю подобное влияние как важный фактор.

На минуту давайте предположим, что Британские банки или политические фигуры являлись теневыми фигурами за кулисами или доминирующей силой в Федеральной Резервной Системе. И что? Видите ли вы, что нам все равно придется от нее избавиться? Мы можем бесконечно рассуждать о том, кто за кем стоит, или кто извлекает наибольшую выгоду, но, по существу, это не имеет никакого значения. Ясно, что это не мы.

Поэтому давайте займемся настоящим делом и избавимся от монстра. Давайте уничтожим это чудовище. Обычно, при таком раскладе, вы торопитесь с доводом, что проблему создают крупные плохие банкиры. Именно таким крупным плохим банкирам мы платим процент на национальный долг, впрочем, и проценты на частные долги тоже. Поэтому все, что нам нужно сделать, – убрать из картины банкиров, превратить бумажные деньги в реальные ценности и позволить федеральному правительству продолжать мошенничать.

Смотрите! Мы не можем доверять крупным плохим банкирам, а вот дружественные, стоящие доверия политики – это совсем другое дело. Мы можем доверить им заботу о проблеме. Таково скрытое послание, стоящее за данным аргументом.

Также давайте посмотрим, кто за ним стоит. Иностранцы! Мы ведь не любим иностранцев, не так ли? Поэтому давайте вернем власть “народу” – политикам в Вашингтоне. Мне совсем не нравится такое решение. Думаю, это ловушка. Дэвид, я рад, что Вы затронули данный вопрос, поскольку у меня появился шанс выразить мою точку зрения на все это

Д.У.: Конечно, интересно посмотреть на тот факт, что у нас имеется Федеральный Резерв, возникший в 1913 году, когда американское правительство буквально передало выпуск своей национальной валюты в руки консорциума частных банкиров. Затем, через четыре года, возникла ситуация, приведшая к Первой мировой войне, включая Русскую Революцию 1917 года, Большевистскую Революцию.

Это просто совпадение, или создание Федерального Резерва и последующие войны связаны между собой какой-то незримой нитью? Короче, на самом деле я спрашиваю о том, имеется ли причина того, почему банковский картель, подобный ФРС, так заинтересован в войне? Зарабатывают ли они на ней прибыль? И если так, что они выигрывают от провокации таких войн?

Э.Г.: Это чрезвычайно сложный вопрос с множеством разных входящих в него компонентов. Начнем с того, что, насколько я могу судить, в последние годы своей службы в качестве Президента, Вудро Вильсон был крайне озабочен данным творением, Федеральным Резервом, которое, между прочим, сам же и помог создать.

Полагаю, людям важно знать, что сам Вильсон был горячим сторонником Федерального Резерва. И без его сотрудничества и закулисного одобрения Федеральный Резерв вряд ли обрел бы статус закона.

Д.У.: Это просто совпадение? Или война является хорошим бизнесом для банкиров?

Э.Г.: Проблема в том, зачем банкиры это делают? Потому ли, что просто хотят делать деньги? Или в игру вступают еще и политические цели? Если главное все-таки деньги, помогает ли война достичь этой цели? Еще бы! Конечно!

Воюющие народы тратят на войну огромные средства, и правительства не получают их от прямых налогов. Они всегда имеют колоссальные деньги за счет инфляции. Они всегда берут их у центральных банков, которые, в свою очередь, создают деньги из воздуха и закачивают их в экономику с помощью правительства. В результате возникает инфляция.

Вот почему цены на бензин, хлеб и обучение в колледже продолжают подниматься все выше, и выше, и выше, а стоимость доллара падает все ниже, и ниже, и ниже. Именно утраченная стоимость течет к правительству, чтобы оно могло участвовать в войнах. Вот как банкиры финансируют войны. А мы оплачиваем все изначально за счет инфляции.

Поэтому, будьте уверены, центральные банки очень любят давать займы. Они рождены, чтобы предоставлять кредиты. Именно на этом они делают свои деньги. И нет большего заемщика, чем правительство, ведущее войну. Это просто бросается в глаза, как только вы начинаете видеть картину. Самый большой интерес Федерального Резерва и каждого другого центрального банка в мире – стать заимодавцем своего правительства в крупном масштабе. И нет нечего крупномасштабнее, чем война за выживание.

В подобных обстоятельствах, политики и сами люди не задаются вопросами о цене. Они не спрашивают, во что им это обойдется. Они говорят: “Мы должны выиграть войну, чего бы нам это не стоило, иначе нас завоюют”. Поэтому войны всегда были главным оружием или, если хотите, инструментом центральных банков. Дэвид, лично я считаю так: если бы не механизм центральных банков, посредством которого они легко могут финансировать войны, большинство современных войн никогда бы не имели места.

Д.У.: В прошлом году мы узнали о скандале с ЛИБОР. Суть в том, что все крупные банки, которые предположительно конкурируют друг с другом, на самом деле манипулируют своими процентными ставками к своей взаимной выгоде.

Недавно все вышло наружу. Разве это не главная улика в деле доказательства существования картеля?

Э.Г.: Да. Полагаю так и есть. В последний год или два из пузырящегося болота, из ямы с дымящимися обломками вылезло свидетельство и вышло на поверхность. Да, банки – это жулики.

Банки воруют.  Банки лгут. Они обладают сомнительными политическими связями. Они покупают политиков. И все выходит наружу.

А люди все так же продолжают спрашивать: “В чем дело? Что это значит?”

Это значит, что нас отдали на милость банковскому картелю, которым владеет наше правительство. Вот что это значит. А ему все сходит с рук. Мы читаем об этом в газете и думаем: “Хорошо, что я об этом читаю. Это значит, что проблема решена, не так ли?” Нет, мы просто читаем. Ни один из банкиров не отправлен в тюрьму. Они никогда не расплачиваются за содеянное. Я имею в виду, их корпорации, их банки, могут найти $ 50 миллионов или даже $1 миллиард, обманывая американский народ на своих ипотечных займах.

О, это же хорошо! Банк собирается выплатить $1 миллиард, не так ли? А что же такое банк? Банк – это инвесторы. Иными словами, это наши мамы и папы, которые вкладывают свои сбережения в подвалы банка, пытаясь дать детям образование и спокойно провести старость. Расплачиваются именно они. Управленцы приняли решение получить бонус. Их не отправляют в тюрьму. Они получают продвижение в карьере. Просто переходят на более высокооплачиваемую работу.  Они говорят: “Спасибо вам, ребята в Конгрессе. Спасибо. Все прекрасно. Давайте провернем это снова!”.

Вот потому и происходят такие вещи. Вот что мы узнаем. Улика ли это? Я бы назвал это скорее вонючим мусором, чем чем-то другим. Меня радует видеть происходящее, не потому что оно происходит, а потому, что сейчас все настолько очевидно, что может быть американский народ, наконец, проснется и скажет: “Все совсем не так, как мне говорили”.

Д.У.: Эд, почему УНБ подслушивает наши телефонные разговоры?

Неужели они действительно ищут горстку парней, прячущихся в пещерах Афганистана, которые в суматохе пытаются провести контрабанду через службу безопасности аэропорта и металлоискатель? Это ни о чем мне не говорит. Какая более глубокая цель стоит за прослушиванием каждого телефонного звонка?

 Что они делают? Кто эти люди?

Э.Г.: УНБ – это американская версия шпионских агентств коллективистского правительства. Это значит правительства, идущего к своей цели: абсолютному доминированию и контролю над всеми гражданами. Подобные агентства имеются и у других правительств, может не такие большие и не с таким хорошим финансированием. Подобные агентства процветают в Германии, Франции, Англии, России… Полагаю, любой народ с небольшим излишком денег в бюджете имеет агентство, подобное УНБ.

Зачем? Ищут террористов? Нет. Так говорится только для отвода глаз. Они пытаются создать механизм выявления таких людей, как Вы и я. Конечно, они знают, где нас искать, поскольку мы – люди публичные. Дело в том, что они ищут таких людей как человек за соседней дверью, который думаете так же, как и мы, но это еще не обнаружено. Они хотят знать тех, кто задает аналогичные вопросы. Они стремятся выявлять людей, не согласных с существующей системой.

Они выискивают людей, способных потребовать реформы, настоящей реформы. Также они пытаются узнать, кто может оказать некий вид физического сопротивления. Кто владеет оружием. К каким политическим партиям принадлежат люди, за кого они голосуют, какую церковь посещают и что они думают. Зачем? Затем, чтобы вывить людей, которых придется, даже не знаю, как сказать, убирать, убирать с улиц и помещать в тюрьму.

Они не хотят, чтобы вокруг слонялись такие люди, потому что прекрасно осознают уязвимость своего режима, слабость своего контроля. Они знают, что бунт возможен. Они считают, что такие времена настанут. По существу, это уже давно не секрет. Все, что я говорю, уже даже не нечто спорное. Все звучит грубо и жестко, но так говорят все.

Можете обратиться в ООН и прочитать сообщение за сообщением о том, как готовиться к гражданскому волнению во всей странах мира, поскольку народные массы не спокойны.

Люди поднимаются. Мы наблюдаем волнения и демонстрации, и в дальнейшем увидим их больше. И они это знают. Пойдите в любой крупный город, отделение полиции, штаб-квартиру руководства штатом или правоохранительный орган, и вы увидите сообщение за сообщением о подготовке к гражданскому неповиновению.

Люди гневаются на свое правительство. Готовьтесь! Это не досужие умозаключения. Я просто высказываю то, о чем знают все. Именно тогда обретает смысл то, зачем они проводят такие операции. Они хотят знать, кто может создать проблему, чтобы действия таких людей можно было предотвратить, а их самих убрать самым эффективным образом.

Д.У.: Для меня, это освобождающая информация. Меня не пугают такие беседы. Во время интервью с Джеймсом Эдвардом Гриффином мы много улыбаемся. Дело в том, что истина делает вас свободными.

Я верю в духовную цель нашей Вселенной и рассматриваю ее как любящего Творца. Полагаю, как бы пугающе все не выглядело, такому картелю позволяется существовать. В великих древних текстах, таких как Библия, записано, что в “последние” времена дьявол воцарится на Земле. Но представляется, это просто философский, неканонический, иносказательный способ сказать нечто метафорическим языком.  Вам это может показаться преувеличенно христианским или библейским, но все древние традиции говорили о времени великой тьмы и коррупции на Земле, которое вымостит путь к золотому веку.

В следующем интервью мы затронем тему ФРС в связи с XX веком, и как она увязывается с тем, что нам известно сейчас. То есть, как всегда, продемонстрируем правду силе и придадим силу правде.



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (0)   Оценка:
Пока комментариев нет

Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio