Интервью с Джеймсом Эдвардом Гриффином

Происхождение Кабалы: Запредельный коллективизм

Интервью с Джеймсом Эдвардом Гриффином

Четверг, 30 июля 2015 года

Д.У.: Добро пожаловать на “Раскрытие” В данном интервью я продолжаю беседовать с великим героем разоблачения Федерального Резерва – Джеймсом Эдвардом Гриффином. На этот раз мы поговорим о двух разных темах. Первая тема, возможно, вас шокирует. Мы увидим фотографию, на которой изображено нечто абсолютно неконституционное, незаконное. Мы рассмотрим Полицейское Управление Нью-Йорка, вступившее в сговор с банками Федерального Резерва и разведывательными агентствами. Мы увидим, как в одном сооружении они пользуются шпионскими съемками с камер, установленных на улицах вокруг Уолл-стрит, чтобы следить за людьми.

[more]

Вы увидите пульты управления для Федерального Резерва, пульты управления для банка Голдман Сакс. Зачем, черт возьми,им доступ ко всем пленкам с камер слежения, расположенных вокруг Уолл-стрит? Сумасшествие в чистом виде. Поэтому это будет интересное обсуждение.

Вторая тема: мы собираемся поговорить об эре Маккарти. У большинства людей просто поедет крыша, если они вообще узнают об этом, от идеи Красной Угрозы, от идеи о вторжении коммунистов. В моей электронной книге Финансовая тирания, я описывал, что на самых высоких уровнях Соединенные Штаты и СССР на самом деле работали вместе.

Конечно, люди, занимавшие высокие правительственные посты, не обязательно знали об этом, но те, кто дергал за веревочки, определенно были осведомлены. Агенты коммунистической партии проникли в Америку, и, по существу, пользовались обеими сторонами в игре против середины. Именно это и обнаружил Сенатор Джо Маккарти. Он был разоблачителем, начавшим исследование коммунистической Красной Угрозы и пытавшимся сразить Кабалу. Он не преуспел в своих деяниях, но это определенно очень интересная часть американской истории, которую пропустили большинство людей. Гриффин написал об этом целую книгу. Итак, проверьте.

Эд, мы намерены продемонстрировать читателям данного интервью поразительную фотографию большого централизованного офиса Полицейского Управления Нью-Йорка, в котором установлено множество мониторов для банков, подсоединенных к камерам слежения внутри и вокруг Уолл-стрит.

В этом принимает участие Мэр Нью-Йорка и Полицейское Управление города. Также в таком крупном центре слежения видны мониторы для Голдман Сакс, Бэнк оф Америка и Федеральной Резервной Системы. Представляется, это предательство наивысшего порядка со стороны полиции и банковской системы, вступившими в сговор с целью слежки за Уолл-стрит. Черт возьми, что происходит?

Э.Г.: Дэвид, я понимаю все, что Вы говорите, и согласен с сутью Вашего вопроса. Выглядит очень и очень подозрительно, не так ли? Похоже на то, что деньги налогоплательщиков используются в частных целях, как частная охранная фирма. Полицейское Управление Нью-Йорка превратилось в частное охранное предприятие для банков.И платим за это мы, по крайней мере, жители города Нью-Йорка. Такова одна точка зрения, и, полагаю, она не лишена оснований.

Но можно взглянуть и с другой стороны, говоря, что все это делается в самых лучших интересах общества. Ведь банки – это цели, мимо них проходят толпы рассерженных демонстрантов. Они выступают против Уолл-стрит и могут бросить зажигательные бомбы в здания. Банки загорятся, люди потеряют свои деньги, банковская система рухнет и погребет под собой всю Америку. Поэтому страна заинтересована в защите своих банков. Таковы аргументы другой стороны.

Большинство людей говорят: “О да, это имеет смысл, мы ведь хотим защитить нашу финансовую инфраструктуру, не так ли?” И это реально имеет смысл.

Нам лучше знать, верно? Мы знаем, что несмотря ни на что, нация заинтересована в защите финансовой структуры и желает быть уверенной в том, что она не разрушится в результате актов насилия. Это правда. Также мы понимаем, что банки оказывают огромное влияние на города, штаты и национальные правительства, поэтому с ними обращаются крайне благожелательно. Я убежден в том, что как только люди пожелают посмотреть и проследить за деньгами, они обнаружат, что за защиту неприкосновенности банков налогоплательщики платят намного больше, чем думают.

 Д.У.: Эд, какими Вам видятся взаимоотношения между тайными обществами и банковским картелем, который мы обсуждали? Сейчас меня особо интересует то, что Вы все время читаете от людей, пишущих об этом – о Вольных Каменщиках или Масонском Ордене.

Из разных журналистских расследований мы знаем, что Вы прошли через ряд градусов Масонства и клялись под страхом смерти хранить и никогда не раскрывать тайны Ордена. Также мы осведомлены о том, что когда достигается 7-й градус Масонства, Масон королевской арки, вы клянетесь скрывать все незаконное, сотворенное братьями Масонами, включая акты убийств и предательства. Возможно ли, что Масонство используется как прикрытие для сохранения секретности? И если так, имеется ли у этой группы основное кредо? Имеется ли связывающий их вместе некий внутренний сговор, некая философия, отличающая их от остальных людей и, возможно, ставящая их выше других?

Э.Г.: Это не входит в сферу моей компетенции. Хотя я знаю, о чем Вы говорите. Я видел документы, подтверждающие Ваши слова, и, на мой взгляд, они выглядят подлинными. Также я беседовал с людьми, утверждавшими, что это неправда. Все совсем не так.

Помню, учась в колледже, я присоединился к братству. О, я был известным “братом” в студенческом городке. И, конечно, у нас были секреты. Насколько я помню, нас заставляли клясться, что мы будем делать нечто подобное. Никто не воспринимал это серьезно. Мы пили пиво. Разве сейчас все не так? Никаких церемоний? Давайте продолжим и перейдем к чему-то более интересному.

Посредством такой аналогии я не пытаюсь свести все к шутке, но вполне могу представить, что многие люди в Орденах могут тоже не воспринимать все серьезно и думать, что это обычай, символика и все такое.

Тем не менее, позвольте перейти к положению, над которым я часто размышляю. Я считаю, что на более высоком уровне имеется нечто, превосходящее картели, все банковские структуры и все политические группы. Есть нечто, притягивающее их друг к другу, нечто невидимое. Я не знаю, что это. Возможно, это именно то, о чем Вы говорите.

Вспоминаю, меня потряс тот факт, что в период большевистской революции, большевики плыли в Россию на корабле. Их схватили в Галифаксе в Канаде и отправили в тюрьму, поскольку стало известно, что они намереваются свергнуть правительство. Имеются документы, четко свидетельствующие о том, что тюремная администрация получила телефонные звонки от высокопоставленных людей в Вашингтоне и, по-моему, из Франции, требующие, чтобы большевиков посадили на корабль и позволили продолжить свой путь. Не было объяснению тому, кем были люди, звонившие из Нью-Йорка или Франции. Кем же они были? Каким международным влиянием нужно обладать, чтобы отдать такой приказ?

Должно быть нечто невидимое. В самые динамичные моменты истории я сталкивался с подобным вновь и вновь, когда имеется невидимая сила, связывающая людей друг с другом. Что эта за сила, я не знаю, но, полагаю, ее следует рассматривать и исследовать. Возможно, мы найдем ответ. Возможно, Ваш ответ верен.

Дэвид, я знаю одно: когда дело дойдет до сути, все это не будет иметь никакого значения. Кем или чем не была бы невидимая сила, связывающая все воедино, ее следует остановить.

Одни люди скажут, что это Масоны, другие, что евреи, а третьи, что католики. Или, конечно, последнее пугало – мусульмане.  Они стоят за всем. В каждом из таких заявлений есть доля истины, и в какие-то исторические моменты проявлялось каждое из них. Ну и что? Что делать? Идти и расстреливать всех этих людей?

Или заняться ликвидацией системы коллективизма, ликвидацией центральных банков, ликвидацией инструментов, которыми они пользуются для порабощения остальной части мира, кто бы за ними не стоял? Вот на чем я пытаюсь фокусироваться, на том, чтобы лишить их могущества, кем бы они не были.

Д.У.: Эд, Вы писали об очень интересной эре в американской истории, когда тиски, в которые картель зажал нашу политическую систему, начали разжиматься. Я имею в виду эру Маккарти. Тогда многие читавшие о тех временах люди даже не знали, что такое взрывное устройство. Они появились в современную эру. Коммунизм стал далеким воспоминанием.

Кем был Джо Маккарти? Что это за Красная Угроза, имевшая место в Америке в то время?

Также мне бы хотелось, чтобы Вы осветили тот момент Вашей биографии, когда Вы оказались вовлеченным в президентскую кампанию Джорджа Уоллеса в 1968 году. Кандидатом в вице-президенты при Джордже Уоллесе был генерал Кертис Лемей.

В Вашей биографии говорится, что Вы работали спичрайтером у генерала Лемея. Лемей был одним из членов Объединенного комитета начальников штабов при администрации Кеннеди. Он был свидетелем убийства Президента Джона Ф. Кеннеди. Меня интересует история эры Маккарти и факторы коммунистической угрозы. Есть ли что-то, что нам следует знать? Или все можно списать на паранойю правого крыла?

Э.Г.: Эра Маккарти, эра, когда я впервые начал осознавать, что на самом деле происходит в мире, приходится на 1960-1970-годы и далее. Тогда моя точка зрения и точка зрения тех, с кем я тесно сотрудничал, была такова, что первичной угрозой в то время был коммунизм. Сегодня это не популярная точка зрения. Сейчас говорят, что это был просто страх Маккарти и никакой реальной угрозы. Они искали “коми” под каждой кроватью. Обвинения в принадлежности к коммунистам разрушили репутации многих людей.Но это не вся картина.

Кое-что – правда, но имеется и нечто большее. Поскольку в то время я оказался в гуще событий, я смотрю на это так: тогда остро стояла проблема коммунизма. Происходило проникновение коммунистических агентов, членов коммунистической партии США, не только в правительство, но и в образование, СМИ и другие чувствительные сферы американского общества. Маккарти был прав.

Сегодня его трудно защищать, поскольку в ходу почти коронная фраза: “Эй, да вы, батенька, маккартист”. Маккартист – синоним сумасшедшего, не уважающего индивидуальные различия и все такое. Но, истина в том, что Маккарти был прав.

Девятого февраля 1950 года, в день Линкольна, выступая в Республиканском женском клубе в западновиргинском городе Вилинге, Маккарти заявил: “У меня на руках список из 205 сотрудников Госдепартамента, которые оказались либо имеющими членский билет, либо безусловно верными коммунистической партии, но которые, несмотря ни на что, все ещё помогают формировать нашу внешнюю политику”.

 

С тех пор появились документы, подтверждающие, что он был прав, но они не обрели широкую публичность, поскольку мы не хотим нанести ущерб репутации маккартизма как охоте на ведьм. Проблема сенатора из Винконсина Джо Маккарти в том, что он плохо понимал СМИ. СМИ считали его простофилей. Он не владел собой перед камерой.Он мог говорить самые нелепые и глупые вещи. Он плохо выглядел перед камерой.

А СМИ просто провоцировали его и втягивали в разные неблагоприятные для него ситуации. Конечно, СМИ – это ценное оружие, когда вы хотите кого-то дискредитировать. Просто поставьте его перед камерой, и он скажет что-то плохое или глупое. Маккарти предоставлял прессе много возможностей делать это.

И вновь, дело в том, что он был прав. Действительно происходили множественные внедрения коммунистических агентов. Большая их часть так и не была искоренена. Они оставались на своих местах. К настоящему моменту многие из них умерли. Мы не знаем, заменили их или нет. Дело в том, что хотя в те дни коммунизм действительно наступал по всем фронтам, не только в США, но и по всему миру, те, кто находились на передовой антикоммунистического движения, были ослеплены очень важным движением в истории, происходившим прямо у нас перед носом. А мы этого не видели.

Мы не видели того, что коммунизм является просто одним из проявлений чего-то более глубокого, называемого коллективизмом. У коллективизма есть и другие проявления, такие как фашизм, нацизм, социализм, коммунизм, либерализм и разные другие вариации одной и той же сути. В то время мы не осознавали, что наше правительство, которое мы так яростно защищали, быстро становилось все и более коллективистским. Под другим ярлыком, под американским флагом, под чувствами патриотизма, оно быстро превращалось в то, с чем мы боролись под другим названием. А мы этого не видели.

Нас волновали только коммунисты, но не заботило развитие той же самой идеологии, но под названием “американизм” или “антикоммунизм”, в нашем собственном обществе. К счастью, по прошествии времени нам удалось исправить эту ошибку. Сейчас, в ретроспективе, можно видеть, что были ослеплены. Думаю, наше движение немного более всестороннее. Мы можем распознать коллективизм, под каким бы названием он не использовался. Это полезный талант и полезный опыт.

Я советую, чтобы каждый человек отказался от того, чтобы употреблять слова коммунизм, фашизм, нацизм, социализм, либерализм, республиканизм, демократизм и все такое. Эти слова ничего не значат. Давайте докопаемся до сути, а суть в том, что это коллективизм против индивидуализма. Я советую каждому это уяснить. Как только мы так поступим, все такие слова потеряют смысл.  Они – просто ярлыки для одного и того же.

Оглядываясь на период моего собственного вовлечения, скажу, что это был весьма поучительный опыт. Из-за слепоты я делал то, что сейчас никогда бы не сделал. Полагаю, это была часть поучительного опыта. Такое приветствуется.

Вы упоминали Кертиса Лемея. Генерала Кертиса Лемея. Когда он находился в списке кандидатов, политических кандидатов вместе с Джорджем Уоллесом, я работал у него спичрайтером. Они хотели мне платить, но я отказался от весьма неплохих денег. Разъезжая по стране в период политической кампании, ребята делали солидные деньги. А я работал за $1. Я сказал, что возьму с них $1. Они смотрели на меня как на сумасшедшего. Я делал это потому, что был ярым фанатом Джорджа Уоллеса.

Я ничего не знал о Лемее за исключением того, что он был известным генералом, главой ВВС, стратегического управления. Он был очень известным парнем и выступал в роли кандидата на пост вице-президента Джорджа Уоллеса.  Я был энтузиастом, поскольку рассматривал это как любую альтернативу старой ловушке Республиканской Партии и Демократической Партии, – двум ветвям одной и той же партии. Даже тогда я видел, что это неверный путь. Поэтому я решил, что моей поддержки заслуживает все, кроме этого. Неверное мышление, но, тем не менее, тогда я думал именно так.

Поэтому я бесплатно писал речи для Кертиса Лемея. В сопровождении полицейского эскорта целой кавалькадой мы мотались по городам и весям. Я переезжал из города в город и написал пару речей для генерала. И ни одной он не прочитал. А я так упорно трудился. Я излагал на бумаге то, что, как я тогда думал, было хорошей внешней политикой для США.

Обычно все происходило так. Я приходил к генералу и говорил: “Вот Ваша речь, генерал. Посмотрите и скажите, может Вам что-то не нравится, может что-то изменить или больше акцентировать?” Он всегда отвечал: “Ох, все хорошо, все хорошо”. Потом он появлялся в пресс клубе или на пресс-конференции, а репортеры были такими “хорошими”. Они проделывали с ним то же самое.

Они выводили его из себя, просто начиная с вопроса: “Генерал Лемей! Правда, что Вы – расист?” [Смеется] Он должен был произносить речь о внешней политике, но отвечал: “Нет, не правда, я – не расист. Кто осмеливается…” Дальше все шло как по нотам. Репортеры продолжали: “Говорят, что Вы – расист и поддерживаете Джорджа Уоллеса. Как Вы думаете, неграм стоит дать равенство? Вы против образования для чернокожих людей?” И так далее. С речью было покончено.

Генерал переходил к обороне и выходил из себя. И так каждый раз. Где-то через 2-3 недели я сказал “до свидания. Я возвращаюсь в Калифорнию, и буду делать то, что должен”. Вот таким оказался мой “большой” опыт работы с Кертисом Лемеем. В то время я ничего о нем не знал, кроме того, что он был известным генералом.   

Д.У.: Эд, что Вы думаете о том, что картель, о котором мы говорили, владеет обеими сторонами конфликта, разжигаемого заголовками газет и вечерними новостями? Мы рассмотрели коммунистическую Красную Угрозу и эру Маккарти. Были ли коммунисты реальными врагами? Или это была некая форма контролируемой оппозиции, которой пользовался тот же самый картель для работы с обеими сторонами против середины, чтобы вести общество к своей коллективной цели, которая, по Вашим словам, была некой формой коллективизма?

Э.Г.: Дэвид, думаю, верны оба предположения. Полагаю, все зависит от обстоятельств, события или периода времени, о котором мы говорим. Используются обе тактики. Старомодное проникновение коммунистов в правительство, там у них были небольшие ячейки… В Вашингтоне они называли себя ячейками. Они встречались каждый день у кого-то на квартире, приезжали всегда порознь и парковали машины на других улицах, чтобы никто не мог записать номер автомобиля. Все держалось в строжайшем секрете.

Такое больше не происходит. Все давно прошло. Большая часть таких людей, если они еще являются членами коммунистической Кабалы, не считаются членами коммунистической партии официально. Они поняли, что это очень глупо. Чтобы выполнять свою работу, вам не нужно носить с собой членский билет.

Когда я глубже познакомился с нашим правительством, а это произошло намного позже, я узнал, что одна сторона коллективизма, так называемое правое крыло, в противоположность другой стороне, левому крылу, изначально формировались вокруг другой группы, называемой Совет по Международным Отношениям. Это очень интересная группа. По существу, они верят в то, что и коммунисты, но были врагами коммунистов потому, что хотели доминировать. Это все еще война за планету между двумя ветвями коллективизма – правымкрылом и левым крылом – коммунизм против того, что Вы бы назвали свободным миром, или того, что было свободным миром.

Философия правого крыла почти не отличается от философии левого крыла, и все же они враги. И это не потому, что они расходятся друг с другом в понимании любого главного принципа, а потому что борются за доминирование. Именно это и происходит в Соединенных Штатах между Республиканцами и Демократами.

Они согласны друг с другом по всем основным принципам. Смысл борьбы в том, кто воцарится в Белом Доме и будет доминировать в Конгрессе, Сенате и так далее. Поэтому в любом случае у меня нет ответа на Ваш вопрос. Но, полагаю, людям следует фокусироваться на том, что между правыми и левыми нет никакой разницы. Это две разные формы коллективизма.

В 1960-х годах, когда я только начинал, я этого не знал. Я думал, что есть коммунизм, фашизм и нацизм. Но все они мертвы, поскольку последние проиграли войну, а коммунизм рухнул намного позже, верно? Поэтому больше нам не стоит о них тревожиться. Как я уже говорил, я не знал, что растет у нас прямо перед носомпод названием “американизм”.

Д.У.: Почему картель хочет, чтобы люди умирали? Как может любой здравомыслящий и любящий человек желать подавлять дешевое работающее лекарство от рака, называющееся лаэтрил? Почему они посылают людей на смерть в войнах? Почему они жаждут железной хваткой контролировать наше общество? У картеля совсем другая ментальность?

Э.Г.: Думаю, что ментальность разная у доминирующих представителей картеля и обычных граждан. Но это не значит, что лидеры картеля действительно хотят, чтобы люди умирали. Полагаю, что это не основополагающий мотив. Я смотрю на это так. На самом деле они хотят власти и денег. И если для достижения такой цели люди должны умирать, так тому и быть. Это слишком плохо. Не то, чтобы члены картеля желают смерти людей, но они принимают это как сопутствующие потери для достижения реальной цели – контроль и власть, которые они называют Новым Мировым Порядком.

Поэтому я думаю так: да, они действительно хотят приносить в жертву жизни, но не это их главная цель. Вы вторгаетесь в сферу… Некоторые люди одержимы идеей контроля над численностью населения. Мы должны ограничить население, уменьшить число людей. Но даже при этом я не вижу, чтобы они говорили, что хотят убивать людей. Скорее они категоричны в вопросе коэффициента фертильности и, возможно, заинтересованы в некотором уменьшении продолжительности жизни. Их не волнует, что окружающая среда отравляется токсинами. Их это не тревожит.

Например, захоронение токсинов в окружающей среде и распыление отравляющих веществ в атмосфере дает им контрольнад погодой, Да, они говорят, если люди болеют, это плохо, но в данном случае речь идет о национальной безопасности. Америка превыше всего. Мы должны быть сильными в военном отношении, а это значит, что мы должны контролировать погоду так, чтобы доминировать над всеми остальными народами.

Если они хотят ограничить население, предпочтительный способ – поместить фториды в воду и сказать людям, что это предотвращает появление дупла в зубе. Тогда люди будут счастливы. При этом они хорошо знают, что основное влияние фторидов – уменьшение коэффициента фертильности и понижение способности населения к размножению.

Все это означает, что их ментальность отличается от ментальности обычного человека. Но я все же не считаю, что целью большинства таких людей является убивать людей и заставлять их страдать.

Д.У.: Когда мы задумываемся над идеей, что Кабала контролирует традиционные СМИ, нам приходится заново пересматривать все, что мы думали, что знали. Люди, представляемые как оригиналы и сумасшедшие, лунатики и горячие головы, могут оказываться не такими уж сумасшедшими. Я убежден, что после всего, что вы прочли, вы начнете видеть, что такое справедливо и для Сенатора Джо Маккарти.

Это психологически ошеломляющая информация. Идея, что картель реально существует и распространяется вширь и вглубь, поистине потрясает. В следующем интервью мы рассмотрим XX век в связи с Федеральной Системой и все способы, посредством которых все, что мы узнали, вылилось в то, что мы знаем сейчас. Мы продемонстрируем правду силе и придадим силу правде. Спасибо за внимание.



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (4)   Оценка:
1.   Разместил admin   2015-08-15 06:37    

Комментарий от Светланы Павловой:

С моей точки зрения, последнее интервью — лучшее из всего, что прозвучало в этой серии встреч, а может быть, и не только в этой. Мне бы хотелось, чтобы основное было сформулировано более четко и, наверное, более жестко, но, по идее, все верно. Гриффин — умница. Однако, он все "измы" сводит к коллективизмуи видит в этом зло. А так называемый коллективизмначался еще тогда, когда первобытные люди объединились в группы для охоты на мамонтов (к примеру). И появилось различие: кто больше убьет мамонтов — тот сильнее. Так само собой появилось и право диктата остальным. Право сильного родилось в самом примитивном обществе и работает по сию пору! Само понятие «общество» — уже коллективизм, и никуда от этого не деться. А сейчас иначе? Раньше в устрашение трясли дубинами, а нынче трясут чудовищным оружием, которым можно не только человечество уничтожить, но и саму планету! И ведь не только трясут, но и применяют — от ядерных устройств, климатического оружия до оболванивания населения Земли с помощью пстихотроники, всякого рода психотехник, зомбирования, политтехнологий и СМИ.

Коллективизммы видим везде: названия разные, но суть, цели и задачи одни и те же.

 

2.   Разместил admin   2015-08-15 06:38    

Продолжение...

А политика, причем всюду, — дело жутко грязное! Демократия — фиговый листок для наивных. Среднестатистическое (де-мо-кра-ти-чес-кое!) болото никогда и нигде не правит бал. Им очень грамотно руководят, создают обман значимости. Куда «демократия» может завести видно хотя бы на примере европейской, бюргерской Германии, где на уровне Парламента обсуждается вопрос о разрешении и легализации педофилии и инцеста, не говоря уже о сегодняшнем отношении когда-то консервативной Европы к гомосексуализму! И здесь тоже руководят те, кто присвоил себе право руководства. Это — стороны той самой медали, которая по воле власть предержащих (вернее, их кукловодов) должна привести к фертильности, не говоря уже о полной духовной и интеллектуальной деградации, да и физической тоже! И нас еще призывают к лояльности по отношению к сексуальным извращениям! Это же политика геноцида человечества!!! На чашу весов положите еще ситуацию с медициной, культурой (особенно с так называемой массовой) и образованием во всем мире. Образованные люди высокой культуры, да к тому же еще и здоровые, им не нужны, более того — опасны! Все это продуманная, четко реализуемая политика и программа, цель которой — полная деградация основной массы населения планеты. Все ради власти и денег для себя!

3.   Разместил admin   2015-08-15 06:38    

Продолжение...

А так называемая «демократия»… Слов нет. Фикция полная. Если, хотя бы в воображении, допустить реализ<wbr />ованным известный тезис известного вождя о том, что «кухарка должна управлять государством», то можно представить, что из такого управления может получиться. ВО ГЛАВЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ДОЛЖНЫ СТОЯТЬ ЛУЧШИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛИ ДУХОВНО-ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ЭЛИТЫ. И только! Не кухарка и не финансово-военная олигархия, цель которой — максимальная власть, максимальная выгода. Все остальное — духовность, совесть, мораль, этика — категории для олигархии незначимые, даже не второстепенные. Их просто нет. Посмотрите предыдущее интервью с Дином Гарнером. Он говорит о формуле для захвата планеты и установления Нового Мирового Порядка: деморализация, дестабилизация, кризис, нормализация (в угодной для захватчика форме). И совершенно неважно, что Гарнер называет их иезуитами. Это обобщающий термин. Сама идея, цель и в настоящее время расцветает махровым цветом, широко реализуется, в какие бы "измы" она не рядилась.

4.   Разместил admin   2015-08-15 06:39    

Продолжение...

«Демократические и честные» выборы, как и сама «демократия», - тоже фикция. Даже должность придумана — политтехнолог. Политтехнология разрабатывается и широко используется во всех странах, при любых правительствах для воздействия на массы, чтобы они думали (даже думали!) и поступали так, как это желательно правящей элите. Полное внушение нужного поведения! Стадо, малокультурное, плохо образованное, оболванить ничего не стоит. Куда поведут — туда и попрется. А ведь эта стадность — тоже коллективизм, только другого толка по причине оболванивания ДЕМОСА, гордящегося «демократией» своей страны и искренне во всю эту пропаганду верящего.

Павлова С.Н.

СанктПетербург,

Россия

Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio