Глава 6: Обратная обусловленность - Божественный Космос


 Дьюи Б. Ларсон - Структура физической вселенной (том 1)

Ничего, кроме движения

Глава 6: Обратная обусловленность

Ввиду того, что фундаментальные постулаты определяют Вселенную как целиком и полностью состоящую из движения, а пространство и время - в терминах этого движения, они устраняют любое проявление пространства и времени кроме проявления, которым последние обладают в движении. В то же время постулаты требуют, чтобы пространство и время всегда обладали этим признаком. Отсюда, во всей Вселенной пространство и время обратно обусловлены.

Обратная обусловленность пространства и времени, обязательно существующая во Вселенной, полностью состоящей из движения, оказывает далеко идущее и решающее влияние на физические структуры и процессы. В понимании ее важной роли название “взаимообусловленная” относилось к теории, основанной на концепции “движения” природы Вселенной. Причина, по которой она называется “системой теории”, а не просто “теорией” в том, что ее составные части по объему приравниваются к другим физическим теориям. Одна из частей охватывает ту же область, что и относительность, другая параллельна теории атомного ядра, третья имеет дело с той же физической областью, что и кинетическая теория, и так далее. Поэтому составляющие части уместно называть “теориями”, а всю новую структуру - Системой Теории Обратной Взаимообусловленности, хотя, на самом деле, она является единой полностью интегрированной сущностью.

Постулат обратной взаимообусловленности – это яркий пример того, что изменение в базовой концепции природы Вселенной меняет способ постижения конкретных физических явлений. В контексте вселенной материи, существующей в объеме пространства-времени, идея пространства, обратного времени, просто нелепа, слишком абсурдна, чтобы заслуживать серьезного рассмотрения. Большинство тех, кто впервые сталкиваются с идеей “обратного пространства”, находят ее абсолютно непостижимой. Такие люди не оценивают постулаты новой теории по “номинальной стоимости” и считают, что допущение “пространство - это аспект движения” значит буквально то, что значит. Они привыкли рассматривать пространство как некий вид контейнера и интерпретируют это допущение как “контейнер пространства  - это аспект движения”, вкладывая в утверждение, отбрасывающее все предыдущие идеи и определяющее новую и совсем другую концепцию, свою собственную концепцию пространства. Результат смешения несовместимых и конфликтующих концепций не может быть значимым.

Если новые идеи рассматриваются в надлежащем контексте, проблема исчезает. Во Вселенной, в которой все сущее является формой движения, и величина движения, измеряемая как скорость или быстротечность, является единственной, значимой физической величиной, существование обратной связи практически самоочевидно. Движение определяется как отношение пространства ко времени. Его математическое выражение - частное двух величин. Следовательно, увеличение в пространстве оказывает такое же влияние на скорость (математическое измерение движения), как уменьшение во времени, и наоборот. При сравнении одного самолета с другим не имеет значения, говорим ли мы, что самолет А движется вдвое быстрее за одно и то же время, или что он проходит то же расстояние за половину времени.

Ввиду того, что постулаты имеют дело с пространством и временем именно таким образом, кроме обратного отношения между ними, характеристики поведения двух сущностей, или, как они называются, свойства, идентичны. На первый взгляд такое утверждение может показаться невероятным, поскольку пространство и время проявляются наблюдению под очень разными масками. Мы знаем время лишь как последовательность непрерывного движения вперед, а пространство представляется нам сущностью, “остающейся неизменной”. Но когда мы подвергаем кажущееся различие скрупулезному анализу, оно не может устоять против пытливого взгляда.

Самое бросающееся в глаза свойство пространства – трехмерность. С другой стороны, считается, что время одномерно. У нас есть субъективное ощущение ненаправленного “потока” времени: из прошлого в настоящее, а затем в будущее. Математическое представление времени в уравнениях движения, казалось бы, подтверждает эту точку зрения ввиду того, что величина t в уравнении v = s/t и соответствующих уравнениях скалярная, а не векторная, какими являются или могут быть v и s. (Примеч. перев. – средняя скорость всегда скалярная величина, так же как и пройденный путь, перемещение всегда векторная величина, впрочем как и мгновенная скорость).

Не взирая на всеобщее и безоговорочное признание, вывод об одномерности времени абсолютно неоправдан. Рассматриваемое положение таково: “направление” в контексте физических процессов, представленных векторными уравнениями современной физики, всегда означает “направление в пространстве”. Например, в уравнении v = s/t пространственное перемещение s является векторной величиной, поскольку обладает направлением в пространстве. Из этого следует, что скорость v обладает направлением в пространстве, то есть у нас есть уравнение скорости в пространстве. В этом уравнении термин t обязательно скалярный, потому что время не обладает направлением в пространстве.

Да, такой результат был бы автоматическим, если бы время было одномерным, но одномерность ни в коем случае не является обязательным условием. Напротив, в уравнении скорости пространства (и во всех других знакомых векторных уравнениях современной физики; уравнения векторные потому, что включают направление в пространстве) время скалярно независимо от его измерений. Потому что, не взирая на то, сколькими измерениями оно может обладать, время не имеет направления в пространстве. Если время многомерно, как это обнаруживает наша теория, тогда оно обладает свойством, соответствующим тому свойству пространства, которое мы называем “направлением”. Но как бы мы не называли это свойство времени, будь то “направлением во времени”, что мы делаем по ранее объясненным причинам, или любым другим названием, это свойство времени, а не пространства. Оно не придает времени никакого направления в пространстве. Невзирая на измеримость, времени не придается свойство векторности в любом уравнении (таком как уравнения современной физики), в котором свойство, квалифицирующее величину как векторную, обладает направлением в пространстве.

В этой области существующая путаница происходит не за счет (по крайней мере, частично) того факта, что термины “измерение” и “пространственный” ныне используются в двух разных значениях. Мы говорим о пространстве как  трехмерном; о кубе мы говорим, что он трехмерен. В первом выражении мы имеем в виду, что пространство обладает конкретным свойством, которое мы определяем как размерность, и что величина, приписываемая этому свойству, - три. Иными словами, наше утверждение означает существование в пространстве трех измерений. Но когда мы говорим, что куб трехмерен, значение этого утверждения совсем другое. Здесь мы не имеем в виду наличие трех измерений “кубизма” или как мы могли бы это назвать. Мы имеем в виду, что куб существует в пространстве и заполняет три измерения этого пространства.

Имеется довольно распространенная тенденция, интерпретировать любой постулат многомерного времени именно в последнем значении. То есть, принимается, что время расширяется в n измерений пространства или некое квазипространство. Но такая концепция имеет мало смысла при любых условиях; это, определенно, не то значение термина “трехмерное время”, в каком он используется в этой работе. Здесь, говоря о времени как трехмерном, мы будем пользоваться термином в том же значении, в каком говорим о трехмерном пространстве. То есть, мы имеем в виду, что время обладает свойством, которое мы называем “размерность”, и величина этого свойства – три. И вновь, здесь мы имеем в виду существование трех измерений рассматриваемого свойства - трех измерений времени.

В роли, которую время играет в уравнениях движения в пространстве, нет конкретного указания на то, что оно обладает больше, чем одним измерением. Но скрупулезное исследование, приведенное в последующих параграфах, показывает, что современное допущение – наше знание времени как одномерного - абсолютно беспочвенно. Следовательно, не существует эмпирического свидетельства, не совместимого с допущением СТОВ, что время трехмерно.

Конечно, хорошо было бы указать, что дополнительные измерения времени не имеют метафизического значения. Постулаты Вселенной Движения определяют чисто физическую Вселенную, и все сущности и явления этой вселенной, полученные из постулатов, чисто физические. Три измерения времени обладают той же физической значимостью, что и три измерения пространства.

Как только мы принимаем во внимание влияние гравитации на движение материальных совокупностей, второе наблюдаемое отличие – последовательность времени, резко расходящаяся с видимой неподвижностью пространства продолжений, - тоже рассматривается как следствие условий наблюдений, а не указание на любое реальное отличие. Поведение объектов, частично свободных от гравитационного притяжения нашей галактики и очень отдаленных галактик, исчерпывающе демонстрирует то, что неподвижность пространства продолжений, как мы его наблюдаем, не является результатом того, что в области, доступной реальному наблюдению, гравитация двигает объекты друг к другу и противостоит влияниям последовательности наружу. Паттерн удаления отдаленных галактик демонстрирует следующее: если влияние гравитации устраняется, последовательность пространства аналогична наблюдаемой последовательности времени. Как “сейчас” непрерывно движется вперед относительно любой начальной точки в системе отсчета времени, так и “здесь”, в отсутствии гравитации, непрерывно движется вперед относительно любой начальной точки в системе отсчета пространства.

Небольшая дополнительная информация о пространстве и времени доступна из эмпирических источников. Единственные положения, в которых существует полное единодушие, - пространство однородно и изотропно, а время движется равномерно. Другие свойства, иногда приписываемые либо пространству, либо времени, являются просто допущениями или гипотезами.  Например, бесконечная протяженность или бесконечная делимость являются гипотетическими, а не результатами наблюдений. Аналогично, допущения, касающиеся свойств пространства и времени, сделанные в теории относительности, являются, по словам Эйнштейна, “чистыми изобретениями человеческого ума”, а не положениями, выведенными из опыта.

При проверке правомочности вывода, что все свойства либо пространства, либо времени являются свойствами и пространства, и времени, такими допущениями и гипотезами следует пренебречь, поскольку они конфликтуют с определенно установленными убедительными фактами. Значение  конфликта с сомнительным допущением само по себе сомнительно. “Однородный” в связи с пространством эквивалентен “постоянному” в связи со временем. И поскольку доступные наблюдения ничего не говорят нам об измерениях времени, в них нет ничего, противоречащего допущению, что, как и пространство, время изотропно. Не смотря на всеобщее убеждение ученых и дилетантов, что между пространством и временем есть огромная разница, любое скрупулезное исследование показывает, что мнимые различия не реальны, и что, на самом деле, не существует наблюдаемого свидетельства, несоответствующего теоретическому выводу, что свойства пространства и времени идентичны.

Как указывалось в главе 4, отклонения от единицы скорости, базового отношения пространства-времени (один к одному) достигаются посредством переворотов направления либо пространства, либо времени. В результате переворотов один компонент непрерывно движется по своей траектории и в системе отсчета, а другой продолжает обычное ненаправленное движение. Отсюда, отклонение от нормальной скорости последовательности может иметь место либо в пространстве, либо во времени, но не в обоих одновременно. Отношение пространство-время или скорость равно либо 1/n (меньше единицы, скорости света), либо n/1 (больше единицы). Ввиду того, что все физическое во Вселенной Движения является движением (то есть, отношением между пространством и временем, измеряемым как скорость), и, как мы только что видели, свойства пространства и времени идентичны, не считая обратной связи, из этого следует, что каждая сущность или каждое явление имеет обратный аналог. Существует другая сущность или явление, являющееся точной копией оригинала, помимо того, что пространство и время взаимозаменяемы.

Например, давайте рассмотрим объект, вращающийся со скоростью 1/n и движущийся поступательно со скоростью 1/n. Обратное отношение говорит, что где-то во вселенной обязательно должен существовать объект, идентичный во всех отношениях, кроме того, что скорость его вращения и поступательная скорость равны n/1 вместо 1/n. Помимо полных переворотов, имеются и структуры промежуточного типа, в которых один или больше компонентов совокупной комбинации движения переворачивается, а оставшиеся компоненты не меняются. В рассматриваемом примере скорость поступательного движения может становиться n/1, в то время как скорость вращения остается равной 1/n, или наоборот. Как только установилась обычная комбинация (1/n), из этого следует, что и полностью перевернутая (n/1) комбинация и разные промежуточные структуры существуют в надлежащем окружении. Ввиду того, что изменение положения во времени не может быть представлено в пространственной системе отсчета, а каждая из комбинаций скоростей обладает особыми характеристиками, если рассматривается в связи с традиционными системами отсчета, в каждом случае указывается и общая природа окружения. Разнообразные физические сущности и феномены, включающие движение в виде нескольких переворотов, будут исследоваться в надлежащих местах на последующих страницах. Сейчас следует осознать одно важное положение: существование обратных форм всех обычных (1/n) движений и комбинаций движений, поскольку это непосредственно относится к рассматриваемой сейчас теме.

Это открытие огромной важности. По существу, новая и более точная картина физической Вселенной, выведенная на основе концепции “движения”, отличается от предыдущих идей, в основном, расширением наших горизонтов, происходящим за счет осознания феномена переворотов. Наши непосредственные физические контакты ограничены явлениями одного и того же типа, входящими в нашу непосредственную физическую структуру: (как мы можем их называть) прямыми явлениями. Хотя различие между прямым и обратным – результат лишь способа рассмотрения, а не чего-то неотъемлемо присутствующего в самих явлениях. В последние годы развитие мощного и сложного инструментария позволило проникнуть в области, намного превышающие границы наших беспомощных чувств. А в новых областях относительно простые и понятные отношения, управляющие событиями нашего обыденного опыта, больше не правомочны. Законы движения Ньютона, от которых мы так зависим в повседневной жизни, не работают применительно к движению на скоростях, приближающихся к скорости света; события на атомном уровне сопротивляются всем попыткам объяснения посредством установленных физических принципов и так далее.

Научная реакция на такое положение дел - относительно простые и прямые физические законы, применимые к событиям нашего повседневного опыта, не универсальны, а являются приближениями к более сложным отношениям универсальной применимости. Например, простота законов движения Ньютона объясняется тем, что на низких скоростях некоторые величины более сложного общего закона сводятся к незначимым величинам, и, следовательно, ими можно пренебречь в применении к явлениям повседневной жизни. Следствия постулатов СТОВ приводит к абсолютно другому ответу. Мы обнаруживаем, что обратные явления, обязательно существующие во Вселенной Движения, играют незначимую роль в событиях нашего повседневного опыта. Но когда мы расширяем наблюдения в сферы очень большого, очень маленького и очень быстрого, мы двигаемся в область, в которой обратные явления заменяют или видоизменяют явления, которые мы относим к прямым, исходя из нашего определенного положения во Вселенной. 

На этом основании трудности, с которыми столкнулись в попытках воспользоваться установленными физическими законами и отношениями мира обычного опыта в отдаленных областях, объясняются очень просто. Эти законы и отношения применяются конкретно к миру непосредственного чувственного восприятия и явлениям прямой ориентации пространства-времени. Они терпят неудачу применительно к любой ситуации, в которой рассматриваемые события до некоторой степени включают явления обратного вида. Они терпят неудачу не потому, что ошибочны или не полны; они терпят неудачу потому, что ошибочно применяются. Нельзя ожидать, что любой закон (физический или какой-то другой) даст верные результаты в области, к которой он не имеет отношения.  Обратные явления управляются законами, отличающимися, хотя и связанными, от законов, управляющих прямыми явлениями. И там, где существуют такие явления, их можно понимать и успешно иметь с ними дело, лишь используя законы и отношения обратного сектора.

Это объясняет способность СТОВ успешно иметь дело с недавно открытыми феноменами отдаленных областей, так сопротивлявшихся предыдущим теоретическим решениям. Сейчас ясно, что незнакомые и удивляющие аспекты этих феноменов возникают не за счет аспектов обычных физических отношений, вступающих в игру при крайних условиях, как полагали предыдущие теоретики. Они возникают за счет общего или частичного замещения явлений прямого типа на относящиеся к ним, но другие явления обратного типа. Чтобы получить корректные ответы на проблемы в отдаленных областях, незнакомые явления должны рассматриваться в истинном свете - как обратные явлениям непосредственно наблюдаемой области, а не привычным способом -  расширением прямых явлений в рассматриваемые области. Посредством распознавания и правильного обращения со СТОВ можно не только приблизиться к правильным ответам в отдаленных областях, но и решить задачу, не беспокоя ранее установленные законы и принципы, применяющиеся к явлениям прямого типа.

Чтобы сохранить объяснение базовых элементов теории настолько простым и понятным, как только можно, предыдущее обсуждение ограничилось тем, что мы назвали непосредственным рассмотрением вселенной, в которой из двух базовых сущностей пространство более знакомо и играет ведущую роль. Сейчас необходимо осознать следующее: вследствие общей природы обратного отношения между пространством и временем, каждое утверждение, сделанное в связи с пространством в предыдущих главах, одинаково относится ко времени в  уместном контексте. Однако как мы видели в случае пространства и времени по отдельности, способ, которым обратное явление проявляется в нашем наблюдении, в корне отличается от способа, которым мы рассматриваем его прямого двойника.

Положения во времени не могут представляться в пространственной системе отсчета. Но с теми же ограничениями, которые связаны с представлением пространственных положений, они могут быть представлены в стационарной трехмерной временной системе отсчета, аналогичной трехмерной пространственной системе отсчета, которую мы называем пространством продолжений. Поскольку ни пространство, ни время не существуют по отдельности, каждая физическая сущность (движение или комбинация движений) занимает положение в пространстве и положение во времени.  Следовательно, положение в целом, положение, скажем, в физической вселенной может полностью определяться лишь в терминах двух систем отсчета.

В контексте стационарной пространственной системы отсчета движение абсолютного положения (положения в естественной системе отсчета, как указывалось наблюдением объекта без независимого движения, такого как фотон или галактика в наблюдаемых границах) линейное и направлено вовне. Аналогично, движение положения в связи со стационарной временной системой отсчета линейно и направлено вовне во времени. Ввиду того, что гравитационное движение обычной материи существует только в пространстве, атомы и частицы материи, стационарные в связи с пространственной системой отсчета или движущиеся с низкими скоростями, остаются в тех же абсолютных положениях во времени бесконечно, пока не подвергнутся действию какой-то внешней силы. Таким образом, их движение в трехмерном времени линейно и направлено вовне с единицей скорости. И положение во времени, которое мы наблюдаем, время на часах, не является положением в любой временной системе отсчета, а просто стадией последовательности. Поскольку последовательность естественной системы отсчета продолжается с единицей скорости всегда и везде, часовое время, если правильно измерено, везде одинаково. Как мы увидим позже по ходу обсуждения, нынешние гипотезы, требующие отказа от существования абсолютного времени, и концепции одновременности отдаленных событий, являются ошибочными продуктами размышления над допущениями, в которых приборное время неверно отождествляется со временем в целом.

Наилучший способ получения ясной картины отношения приборного времени ко времени в целом – рассмотреть аналогичную ситуацию в пространстве. Давайте предположим, что фотон А испускается из какого-то материального объекта Х в направлении Y. Тогда этот фотон движется с единицей скорости по прямой линии XY, которая может быть представлена в традиционной пространственной фиксированной системе отсчета. Линия последовательности времени обладает тем же отношением ко времени в целом (трехмерному времени), что и линия XY к пространству в целом (трехмерному пространству). Это одномерная линия движения в трехмерном континууме; не нечто отдельное и отличное от этого континуума, а его определенная часть.

А теперь давайте, допустим, что у нас есть устройство, с помощью которого мы можем измерять степень увеличения пространственного расстояния ХА. Давайте назовем это устройство “пространственными часами”. Ввиду того, что все фотоны движутся с одинаковой скоростью, пространственных часов будет достаточно для измерения расстояния, пройденного любым фотоном, независимо от его положения или направления движения, до тех пор, пока нас интересует лишь скалярная величина. Но это измерение правомочно лишь для объектов, таких как фотоны, движущихся с единицей скорости. Если мы введем объект, движущийся со скоростью отличной от единицы, измерение, полученное с помощью пространственных часов, не будет правильно представлять пространство, пройденное таким объектом. Регистрация пространственных часов не будет правомочной и для относительного разделения движущихся объектов, даже если они движутся с единицей скорости. Чтобы приблизиться к истинной величине пространства, входящего в такие движения, мы должны либо измерять это пространство индивидуально, либо применить уместную коррекцию движения с помощью пространственных часов.

Поскольку объекты, пребывающие в покое в стационарной пространственной системе отсчета или движущиеся с низкими скоростями в связи с ней, движутся с единицей скорости относительно любой стационарной системы отсчета времени, часы, измеряющие последовательность времени в любом единичном процессе, обеспечивают точное измерение времени, проходящего в любом низкоскоростном физическом процессе. Как пространственные часы в нашей аналогии измеряли пространство, пройденное любым фотоном. Однако вновь, если объект движется со скоростью или относительной скоростью, отличной от единицы, так, что его движение во времени отличается от последовательности естественной системы отсчета, тогда приборное время не корректно представляет реальное время, вовлеченное в рассматриваемое движение. Как и в аналогии с пространством, итоговое общее время должно быть получено либо с помощью отдельного измерения (что обычно непрактично), либо с помощью определения величины поправки, которую следует применить к приборному времени для превращения его в общее время.

Применительно к движению в пространстве, общее время, как и приборная регистрация, является скалярной величиной. Некоторым читателям предыдущего издания оказалось трудно принять идею, что время может быть трехмерным, потому что это делает время векторной величиной и предположительно приводит к ситуациям, в которых мы вынуждены делить одну векторную величину на другую. Но таких ситуаций не существует. Если мы имеем дело с пространственными отношениями, время скалярно, поскольку не обладает пространственным направлением. Если мы имеем дело с временными отношениями, пространство скалярно, поскольку не обладает направлением во времени. В надлежащих обстоятельствах либо пространство, либо время могут быть векторными. Однако как объяснялось раньше в этой главе, отклонение от нормальной скалярной последовательности с единицей скорости может иметь место либо в пространстве, либо во времени, но не в обоих сразу. Соответственно, не существует физической ситуации, в которой  векторными являются и пространство и время.

Аналогично, скалярное вращение и его гравитационный (поступательный) эффект имеют место либо в пространстве, либо во времени, но не в обоих сразу. Если скорость вращения меньше единицы, время продолжает идти с обычной единицей скорости. Вследствие изменений направления во время вращения, пространство проходит лишь одну единицу, а время – n единиц. Таким образом, изменение в положении относительно естественного начала отсчета, как при вращении, так и гравитационном эффекте, происходит в пространстве. И наоборот, если скорость вращения больше единицы, вращение и его гравитационный эффект происходят во времени.

Важное следствие того, что вращение со скоростями больше единицы создает движение вовнутрь (гравитацию) во времени, таково: вращательное движение или комбинация движений с итоговой скоростью больше единицы не может существовать в пространственной системе отсчета больше, чем одну (пространственно переменную) единицу времени. Как указывалось в главе 3, пространственные системы отсчета, которыми ограничена человеческая раса в силу подверженности гравитации в пространстве, не способны представлять отклонения от нормальной скорости последовательности времени. В определенных конкретных ситуациях, которые будут рассматриваться позже, если обычное направление векторного движения переворачивается, изменение положения во времени проявляется как искажение положения в пространстве. Во всем остальном объект, обычно движущийся со скоростью больше единицы, совпадает с системой отсчета лишь на одну единицу времени. Во время следующей единицы, в то время как пространственная система отсчета движется вовне во времени с единицей скорости нормальной последовательности, гравитация переносит вращающую единицу вовнутрь во времени. Следовательно, она удаляется от системы отсчета и исчезает. Это положение будет очень значимым в главе 15, при рассмотрении систем, вращающихся с высокими скоростями.

Осознание того, что каждая действующая единица вращательного движения (масса) занимает положение во времени и в пространстве, позволяет определить влияние концентрации массы на гравитационное движение. Вследствие продолжения последовательности (движения) времени, в то время как гравитация двигает атомы материи вовнутрь в пространстве, совокупности материи, которые, в конце концов, образуются в пространстве, состоят из большого числа единиц массы, близко расположенных в пространстве, но широко разбросанных во времени. Один из результатов этой ситуации – величина гравитационного движения (или силы) является функцией не только расстояния между объектами, но и действующим числом единиц вращательного движения, измеряемым как масса, которой обладает каждый объект. Это движение распределяется скорее во всех направлениях пространства-времени, чем просто во всех направлениях пространства. И поскольку совокупность с n единиц массы занимает n положений во времени, общее число положений в пространстве-времени тоже n, хотя все единицы массы каждого объекта почти совпадают пространственно. Общее гравитационное движение любой единицы массы по направлению к совокупности в n раз больше, чем по направлению к одной единице массы, находящейся на том же расстоянии. Из этого следует, что гравитационное движение (или сила) пропорционально произведению (предположительно) взаимодействующих масс.

Сейчас, можно видеть: комментарии в главе 5, касающиеся видимого изменения направления гравитационных движений (или сил), когда предположительно взаимодействующие массы меняют относительные положения, применимы и к совокупностям множества единиц. Точно так же они применялись к индивидуальным единицам массы, рассмотренным ранее. Гравитационное движение всегда совершается по направлению ко всем положениям в пространстве-времени, занимаются ли эти положения объектами, позволяющими нам обнаруживать движение, или нет.

Положение, которое следует отметить в этой связи, таково: два объекта находятся в значимом взаимодействии, если они занимают соседние положения либо в пространстве, либо во времени, несмотря на степень их разделенности в другом аспекте движения. Может показаться, что это утверждение конфликтует с эмпирическим наблюдением, что контакт может происходить лишь тогда, когда два объекта находятся в одном положении и в том же приборном времени. Однако неспособность осуществления контакта, когда объекты достигают общего пространственного положения в фиксированной системе отсчета в разное приборное время, проистекает не из-за отсутствия совпадения во времени, а из-за последовательности пространства, имеющей место в связи с последовательностью времени, которая регистрируется часами. Из-за последовательности (движения) пространства, положение, обладающее  теми же координатами в стационарной системе отсчета, - это не то пространственное положение, каким оно было раньше.

История науки показывает, что давнишние физические проблемы – обычно результат ошибок, допущенных в предыдущих базовых концепциях, и их решению предшествуют значимые концептуальные модификации. По мере продолжения рассмотрения теории мы обнаружим, что обратная взаимообусловленность пространства и времени, которая обязательно присутствует во Вселенной Движения, и является тем видом концептуального изменения, которое требуется для прояснения существующей физической ситуации. Она совершает радикальные изменения там, где они требуются, но существенно не затрагивает эмпирику нашего повседневного опыта.



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (0)   Оценка:
Пока комментариев нет


Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio