Дьюи Б. Ларсон - Структура физической вселенной (том 2)

Глава 14: Базовые силы

Как отмечалось в предыдущей главе, развитие чисто дедуктивной теории физической вселенной позволило перевернуть привычную технологию научного исследования. Вместо выведения математических отношений, связанных с рассматриваемыми феноменами, а затем поиска объяснения математики, сейчас, исходя их общих допущений, мы можем вывести концептуально корректную теорию, а затем искать точное математическое представление теории. По уже объясненным причинам такая техника намного эффективнее, но из этого не обязательно следует, что завершение задачи путем решения математических проблем будет свободно от трудностей. В некоторых случаях поиск корректного математического выражения потребует затраты большого количества времени и усилий. В ходе расширенного исследования в рассматриваемых “моделях” будут выявлены некоторые дефекты, наряду с дефектами в концептуальных моделях, используемых в современной практике.

[more]

Начальное развитие теории вселенной движения, до первого издания в 1959 году, ответило на ряд физических вопросов, с которыми традиционная физическая наука была (и все еще) не в состоянии иметь дело. Атомы и субатомные частицы  определялись как комбинации скалярных движений, а гравитация – как проявление поступательных движений вовнутрь. Электрические заряды определялись как одномерные движения колебательного характера, наложенные на базовые комбинации движения с аналогичными поступательными (скалярными) результирующими. Базовые силы определялись как силовые аспекты базовых движений.

Эти определения ответили на вопросы, как создаются силы и о природе создающих сущностей. Также они разрешили проблему объяснения передачи гравитационных и электростатических влияний и рассмотрения неотъемлемой природы очевидной передачи. Подобно многим другим ответам на долговременные проблемы, появившимся из развития данной теории, ответ на проблему передачи принял неожиданную форму. Следуя постулатам теории, мы выводим, что каждая масса и заряд следуют своему собственному пути, а видимая передача – это просто результат того, что движение скалярно и, следовательно, обладает либо скалярным направлением вовнутрь, несущим все объекты этих классов друг к другу, либо скалярным направлением наружу, уносящим все такие объекты друг от друга. Передачи влияний не происходит, отсюда не вовлекается и передача времени.

Как и следовало ожидать, сначала ответы на большинство проблем были неполными, и история теории с 1959 года содержит последовательный рост понимания во всех областях физики, то есть одна за другой прояснялись оставшиеся проблемы. В некоторых случаях, таких как вращение атомов, математические аспекты проблемы не представляли особой трудности, и положения проблемы были концептуальными. В других примерах трудности были связаны с рассмотрением математических форм теоретических отношений и их числовых величин.

Самой большой проблемой последнего вида оказались уравнения сил. Сила между электрическими зарядами могла вычисляться с помощью уравнения Кулона, F = QQ’/d2, которое, выраженное в надлежащих единицах, гласит, что сила равна произведению (видимо) взаимодействующих зарядов, деленному на квадрат расстояния между ними. Кроме числовых коэффициентов уравнение Кулона идентично уже обсужденному уравнению гравитационной силы, и, как мы увидим позже, уравнению магнитостатической силы.

К сожалению, с теоретической точки зрения отношения сил зашли в тупик. Самые базовые физические отношения обладают статусом отправных точек, из которых шаг за шагом можно вывести более или менее разработанные системы следствий. Тогда корреляция следствий друг с другом и с опытом может служить либо подтверждением теоретических выводов, либо выявлением существующих ошибок или несоразмерностей. Для уравнений силы такие сети связей выявлены не были, и их помощь была недоступна тем, кто подходил к проблеме чисто теоретически. Отсутствие объяснения оказалось не таким заметным в случае электрической силы, поскольку уравнение Кулона, выражающее величину силы, установлено в терминах величин, выведенных из самого уравнения, но смущает отсутствие теоретического понимания основы связи, выраженной математически в уравнении гравитации. Без такого понимания физики не способны связать это уравнение с общей структурой физической теории. Как говорилось в одном из учебников по физике: “Закон всемирного тяготения Ньютона не является определяющим уравнением и не может выводиться из определяющих уравнений. Он представляет собой наблюдаемое отношение”.

Проблемы, вовлеченные в применение теории вселенной движения к гравитационным отношениям, оказались не менее трудноразрешимыми, и начальные результаты применения весьма далеки от удовлетворительных. Обычно результаты незавершенных исследований такого рода не включались в публикуемый материал. Возможности публикации открытий данного исследования были весьма ограниченными, и материал, предназначенный для публикации, включал результаты, которые в пределах выполненного исследования были признаны корректными как математически, так и концептуально. Если бы гравитационное движение и сила обладали обычной степенью важности, самой лучшей политикой было бы отложить неудовлетворительные результаты до лучших времен и ждать дальнейшего развития в относящихся к делу сферах в целях прояснения общей ситуации, которая сделала бы возможным дальнейшее продвижение в области гравитации. Но благодаря фундаментальной природе гравитационных отношений, по мере развития теоретического исследования ими понадобилось интенсивно пользоваться, в какой бы форме они ни были. Поэтому ранние публикации, включая первый том настоящей серии, содержали некоторые пробные и лишь частично корректные результаты предварительных изучений. Однако непрерывные продвижения, совершенные в смежных с гравитацией областях, пролили новый свет на суть дела, и в новой публикации статус теории гравитации, соответственно, обновлен.

Ко времени предварительных исследований самой первой необходимостью было прояснение размерностей уравнений. Традиционная физика никогда не достигала связности всех размерностей. В некоторых сферах, таких как механика, ныне осознанные отношения связаны, но во многих других областях путаница с размерностями распространилась настолько широко, что привела к ранее упомянутому выводу о невозможности существования рациональной системы размерностей для всех физических величин.

Современная стандартная практика – скрывать расхождения путем приписывания размерностей числовым константам в уравнениях. Отсюда допускается, что гравитационная константа обладает размерностями дины-см2/грамм2. Очевидно, это неверный прием. Какие бы размерности не входили в физические выражения, они являются свойствами вовлеченных физических сущностей, а не свойствами чисел. По определению, размерности отличаются от чисел. Как в случае с гравитацией, если уравнение не может быть сбалансировано без приписывания размерностей числовым константам, это сразу же свидетельствует о том, что что-то неверно в понимании, на котором основываются приписанные размерности. Либо некорректны размерности, приписанные размерностям физических величин в уравнении, либо так называемые “числовые константы” на самом деле являются величиной неосознанного физического  свойства. В исследовании нынешней мысли в сферах нашего исследования, мы столкнулись с двумя видами ошибок размерностей.

Одним из мощных аналитических инструментов, представленным теорией вселенной движения, является способность свести все физические величины лишь к терминам пространства и времени. Чтобы быть корректным, уравнение должно обладать равновесием пространства-времени; то есть, две стороны уравнения должны сводиться к одинаковому выражению пространства-времени. Другим полезным аналитическим инструментом, выведенным из данной теории, явился принцип  эквивалентности единиц. Этот принцип предполагает следующее. Ввиду того, что во всех случаях базовыми величинами являются единицы движения, в математических уравнениях нет никаких неотъемлемых числовых констант, представляющих физические отношения, кроме тех, которые мы можем назвать структурными константами, - величинами, обладающими определенными физическими значениями, как, например, число активных измерений в одной из участвующих величин. Из этого следует: Если все величины, вовлеченные в физическое уравнение, выражены в естественных единицах или эквивалентом в единицах другой системы измерения, уравнение численно сбалансировано и не требует никаких числовых констант.

В своей обычной форме уравнение гравитации не выдерживает проверки на связность размерностей. Но в ходе исследования довольно рано выявилась общая природа модификаций, которые следовало выполнить в приписывании размерностей. Публикация 1959 года уже имела дело с проблемой размерности, указывая на необходимость сведения термина “расстояние” и одного из терминов “массы” до статуса размерности; то есть, необходимость осознать, что они являются просто отношениями. Также подчеркивался тот факт, что для связности размерностей в уравнение должен вводиться термин “ускорение”. Демонстрировалось, что он представляет неотъемлемое ускорение притягивающихся объектов, равное единице, и, следовательно, не участвующей в эмпирических измерениях. Предпринималось использование принципа эквивалентности естественных единиц, впрочем, без большого успеха, но пробные результаты  изучения включали выведение гравитационной константы.

Двадцатью годами позже, ко времени публикации книги Ничего кроме движения, интерпретация уравнения гравитации стала чем-то смущающим. Более того, правомочность начального выведения гравитационной константы была поставлена под сомнение некоторыми коллегами автора, и свидетельства в ее пользу оказалось недостаточно для эффективного разрешения сомнения. Тогда решили отказаться от этой интерпретации и поискать новое объяснение. В ретроспективе следует принять, что пересмотр 1979 года не был хорошо осознанной атакой на проблему. По существу, это была попытка обнаружить математическое (или, по крайней мере, числовое) решение с целью преодолеть препятствие на пути логического развития теории. Как указывалось в главе 13, та же политика проводилась традиционной теорией в работе с белыми пятнами, она оказалась одинаково непродуктивной и в настоящем случае. Все очевиднее становилась необходимость дальнейшего изучения.

Это создало проблему, которая оказалась темой некоторых комментариев. Мы убеждены в том, что многие тысячи корреляций между наблюдениями и следствиями постулатов теории вселенной движения установили следующее: Теория является истинным и точным представлением реальной физической вселенной. Тогда скептики захотят узнать, как в некоторых случаях мы можем приходить к неверным выводам, если пользуемся корректной теорией; почему выводы первого тома серии следовало изменить до публикации второго издания. Как объясняется во многих предыдущих публикациях, ответ таков: Хотя при правильном применении теория способна давать правильные ответы, из этого необязательно следует, что те, кто пытается правильно ее применять, всегда в этом преуспеют. Как говорилось раньше, предпринималась попытка сведения опубликованного материала к прочно установленным положениям, кроме тех случаев, когда особо указывалось на спекулятивность некоторых выводов. Тем не менее, позже обнаружилось, что некоторые опубликованные выводы оказались неполными, а в некоторых случаях неверными.

Нет причин просить прощения за некоторые ошибки и опущения. Современная физическая теория веками пребывала в процессе развития, когда впоследствии сотни выводов в связи с деталями теории (или теорий) были признаны некорректными и отбрасывались. По сравнению с этим опытом количество ошибок в развитии теории вселенной движения относительно мало. И это не случайно. Ввиду того, что все заключения во всех сферах выведены посредством дедукции из одного набора базовых допущений, связность взаимоотношений между феноменами, основное требование концептуальной правомочности, достигается автоматически. Те случаи, в которых последователи развития теории сталкивались с трудностями, просто подчеркивают легкий и естественный способ, посредством которого из теоретического развития появлялись решения большинства ранее нерешенных фундаментальных проблем физической науки.

Предпринятому недавно пересмотру ситуации гравитации удалось воспользоваться преимуществом очень значимых продвижений, произошедших в понимании деталей вселенной движения; то есть, в следствиях постулатов, развитых за годы, прошедшие со времени первой публикации в 1959 году. Главное – это прояснение природы и свойств скалярного движения, обсужденных в главе 12 и детально описанных в работе Отброшенные факты науки. Углубление понимания этого вида движения пролило новый свет на отношения сил. Сейчас ясно, что разница между базовыми видами сил, которая с самого начала исследования осознавалась как проблема размерности, - это разница в количестве вовлеченных скалярных измерений, а не в геометрических измерениях пространства. Это предложило простые объяснения некоторых проблем, которые озадачивали на ранних стадиях теоретического развития.

Значимое концептуальное изменение связано с природой отношения между движением и его представлением в системе отсчета. В предшествующей физической мысли движение рассматривалось как измерение положения в конкретно определенном физическом пространстве (Ньютон) или пространстве-времени (Эйнштейн) за конкретное физическое время. Таким образом, физическое пространство и время составляют основу или контейнер. Предполагалось, что изменения положения (за счет движения) относительно пространственной основы можно представить векторами (или тензорами более высокой скорости). С другой стороны, в теории вселенной движения пространство и время обретают физическое существование лишь как обратно связанные компоненты движения, а трехмерное пространство нашего повседневного опыта – это просто система отсчета, а не физический контейнер. Более того, развитие деталей теории на предыдущих страницах данного и предыдущего тома показывает, что пространственно-временная система отсчета с величиной времени, регистрируемой часами, не способна представлять всю область существующих движений. Одни движения не могут представляться в их подлинной характеристике. Другие совсем не могут представляться в этой системе отсчета.

Недостаток системы отсчета, который сейчас нас особенно волнует, - это неспособность представлять многомерное скалярное движение. Неспособность системы отсчета представлять больше одного скалярного измерения объясняет, почему все силы, оказываемые зарядами и массами, одномерны, независимо от числа скалярных измерений, относящихся к неотъемлемому движению заряда или массы. Лишь одно из скалярных измерений совпадает с измерением системы отсчета, следовательно, в системе отсчета может быть представлено лишь одно измерение движения. Как указывалось раньше, такое ограничение способности системы отсчета является причиной огромной несоразмерности в величине между базовыми силами. На самом деле, общие величины электрических и гравитационных сил равны, но действующим является лишь движение в измерении системы отсчета. В нашей гравитационно связанной системе коэффициент измерения (в единицах сгс) равен 3 x 1010. Вот почему электрическая сила, которая одномерна и, следовательно, действует в полной мере, относительно сильна. На самом деле, гравитационная сила обладает такой же силой, но она распределяется на три скалярных измерения, лишь одно из которых совпадает с измерением системы отсчета. Поэтому действующая гравитационная сила слабее, чем действующая электростатическая сила на коэффициент 9 x 1020.

Однако следует отметить, что разница в количестве действующих скалярных измерений оказывает влияние на относительную величину сил только потому, что она относится к очень большому числу единиц скорости – отношению между размерами единиц, которыми мы измеряем пространство и время. В свою очередь, это следствие нашего положения в гравитационно связанной системе, которая с высокой скоростью движется вовнутрь в пространстве, противоположно пространственному компоненту последовательности движения наружу естественной системы отсчета. Итоговое движение притягивающейся системы в пространстве относительно невелико, в то время как движение во времени происходит с полной скоростью последовательности. Таким образом, мы испытываем небольшое изменение в пространстве, наряду с очень большим изменением во времени. Единицам этих количеств мы приписываем величины, отражающие способ, как мы их ощущаем. На этом основании мы определили единицу времени (в системе сгс), которая в 3 x 1010 раз больше, чем наша единица пространства. Тогда наша единица скорости составляет 3 x 1010  единиц пространства на единицу времени (секунду).

Как видно их вышеизложенного, величина, которую мы приписываем единице скорости, скорость света, привычно обозначаемая символом с, не является неотъемлемым свойством вселенной (хотя им является величина самой скорости). Общая область, в которой эта величина будет падать, определяется нашим положением в системе притягивающихся объектов, и удельная величина в этих пределах приписывается случайно. Любое изменение в единице либо пространства, либо времени, не уравновешенное эквивалентным изменением в единице либо пространства, либо времени, меняет величину с в нашей системе измерения; соответственно меняется и отношение между величинами электрических и гравитационных сил c2. (Обычно, допускается, что электрическая сила в 1039 или в 1040 сильнее, чем гравитационная, но эта цифра основана на ряде ошибочных допущений.)

Дальнейшее прояснение общей природы скалярного движения, достигнутое в большинстве последующих исследований, пролило очень значимый дополнительный свет на ситуацию сил. Как говорилось в главе 12, сейчас очевидно, что при отсутствии фиксированной привязки к системе отсчета скалярное движение АБ не может отличаться от скалярного движения БА. Это значит, что при рассмотрении общего гравитационного движения двух масс мы имеем дело лишь с одним движением, представление которого в системе отсчета зависит от внешних факторов.

На этом основании выражение mm’ в уравнении гравитации не является произведением двух масс, а произведением одной массы на число единиц массы в взаимодействующем объекте. Аналогично, термин расстояния s2 - это просто число, отношение s2 единиц к 12 единиц. Таким образом, единственная размерная величина, появляющаяся в уравнении кроме результирующей силы, – это один из терминов массы. Результат нынешнего изучения подтверждает ранние открытия, зафиксированные в публикации 1959 года. Также он подтверждает предварительное открытие, что для создания размерного равновесия в уравнение следует ввести другой размерный термин - единицу ускорения. В целом, сила – это произведение массы на ускорение. Из этого следует, что выражение для любой конкретной силы можно свести к F = ma, если правильно приписаны все размерности.  Существование термина “ускорение” не явно без теоретического анализа, потому что гравитационное ускорение равно единице и, следовательно, не оказывает влияния на числовой результат.

Сейчас видно, что трудности в применении принципа эквивалентности естественных единиц к уравнению гравитации возникают за счет неадекватного понимания способа, которым должны рассматриваться безразмерностные термины в уравнении, если сформулировано утверждение эквивалентности единиц. Сейчас мы осознаем, что такие термины исчезают, если им придается величина единицы в системе измерения, в которой установлены безразмерностные величины, если не применяется какой-то структурный коэффициент. Однако использование случайной единицы массы в традиционных системах измерений создает сложность, поскольку означает использование двух разных систем единиц. Как видно из обсуждения физических основ в томе 1, все физические величины, включая массу, можно выразить лишь в терминах единиц пространства и времени. Из этого следует, что когда для измерения массы используется случайная единица, мы выражаем массу и ускорение в других системах измерения. Это эквивалентно введению числового коэффициента в любые вовлеченные физические отношения; отношение между размерами относительных единиц.

Введение этого коэффициента не влияет на численное равновесие уравнения, если обе стороны уравнения содержат одно и то же число терминов массы. Но в уравнении гравитации F = kmm’/d2 на одной стороне уравнения имеются два термина массы, в то время как сила, единственный термин на другой стороне, содержит лишь один термин массы (F = ma). Чтобы численно сбалансировать уравнение, для превращения лишнего термина массы в единицы, относящиеся к пространству и времени, следует воспользоваться корректирующим коэффициентом. Требующийся корректирующий коэффициент – это отношение естественной пространственно-временной единицы массы к случайной единице массы. Наряду со структурными коэффициентами, относящимися к уравнению, он представляет собой гравитационную константу.

Отношение естественной единицы массы в системе сгс к случайной единице, грамму, оценивалось в томе 1 как 2,236055 x 10-8. Также в томе 1 отмечалось, что коэффициент 3 (очевидно представляющий число действующих измерений) входит в отношение между гравитационной константой и естественной единицей массы. Тогда гравитационная константа равна 3 x 2,236055 x 10-8 = 6,708165 x 10-8 (с небольшой подгонкой, которая будет рассматриваться вскоре).

Чтобы применить принцип эквивалентности естественных единиц к уравнению гравитации, неразмерным величинам m’ и d2 придается величина единицы в терминах традиционных систем измерений так, чтобы они исчезали из уравнения. Затем размерные термины, термин массы m и термин ускорения, вставленные в уравнения, выражаются в надлежащих естественных единицах, соответственно 1,6197 x 10-24 грамм и 1,971473 x 1026 см/сек2. Выведенная из этих величин естественная единица силы составляет 3,27223 x 102 дин.

Выведенные величины превышают измеренную гравитационную константу и ранее определенную величину единицы силы на коэффициент 1,00524. Поскольку не похоже на то, что в измерениях допущена ошибка, представляется очевидным, что в гравитацию вовлекается другой, достаточно маленький коэффициент. Это совсем не удивительно, поскольку в предварительном изучении других сфер мы обнаружили, что величины первичной массы, входящие в физические отношения, часто подвергаются модификации за счет влияний вторичной массы. Отношение единицы вторичной массы к единице первичной массы составляет 1,00639. Оставшаяся неопределенность в величинах гравитации пребывает в области влияний вторичной массы и будет рассматриваться тогда, когда будет предпринято изучение ситуации с вторичной массой.

Как описано в предыдущих параграфах, довольно  ироничный результат новых открытий в связи с гравитационной константой связан с тем, что они возвращают нас туда, где мы были в 1959 году. Как видно, отказ от результатов 1959 года в публикации 1979 года вследствие обрушившейся на них критики был ошибкой. В свете ныне доступной дополнительной информации представляется, что недостатки предварительных результатов не в том, что они были неверными, а в том, что они были неполными и неадекватно подкреплялись объяснениями и подтверждающим свидетельством, а потому подвергались нападкам. Более поздняя работа обеспечила поддержку, отсутствующую ранее.

Прояснение уравнения гравитационной силы важно не только само по себе; его значение в том, что оно открывает дверь пониманию общей природы всех первичных уравнений силы. Каждое из этих уравнений – это выражение, представляющее величину силы, (видимо) оказываемую одной сущностью (массой или зарядом) на другую (массу или заряд) на конкретном расстоянии. Все принимает общую форму, поскольку уравнение гравитации F = kmm’/d2.

 При наличии информации, изложенной на предыдущих страницах этой главы, сейчас мы можем обобщить уравнение, заменяя m на Х, что будет установлено для любого распределенного скалярного движения, обладающего измерениями (t/s)n, и вводя термин Y с величиной 1/s x (s/t)n-1. Тогда первичное выражение силы принимает вид F = kXY (X’/d2).

Поскольку в пространстве традиционной системы отсчета действует лишь одно измерение n-мерного скалярного движения, действующие пространственно-временные размерности движения, участвующие в уравнении силы, представляют t/s. По определению, сила обладает размерностями t/s2. Функция термина Y в исходном уравнении силы – уменьшать (t/s)n до t/s и вводить термин 1/s, необходимый для перевода t/s в t/s2. В случае уравнения гравитации это включение умножения s2/t2 x 1/s = s/t2. Это размерности ускорения. В уравнении Кулона коэффициент коррекции Y – это просто 1/s.

Термин X’/d2 – это комбинация двух отношений, он равен единице в единицах уравнения. Числовая константа k тоже равна единице, если все величины выражены в единицах, согласующихся с единицами, в которых измеряются величины пространства и времени, входящие в уравнение. Если одна или более величин выражена в единицах другого вида, разница в размере единиц возникает как числовая константа k. Например, в уравнении гравитации гравитационная константа отражает результат выражения массы в терминах удельной единицы (грамм в системе сгс), а не в сек3/см3.

По существу, все уравнения силы сводят скалярные движения (массу, заряд и так далее) к их действующим одномерным величинам, вводя термин 1/s, связывающий движение с соответствующей силой и верный для любых несовпадений с используемыми единицами. Какое облегчение прийти к такому простому объяснению после долгих лет исследования более сложных гипотез, но простота результата согласуется с общей природой открытий в базовых сферах других разделов физики. В природе имеется много сложных явлений, но по мере развития деталей вселенной движения мы обнаружили, что фундаментальные отношения довольно просты.

Как отмечалось раньше, точка отсчета скалярного движения, точка в фиксированной системе отсчета, к которой привязывается объект в системе скалярного движения, векторно может пребывать в движении. Масса этого объекта – это измерение его трехмерно распределенного скалярного движения, гравитационного движения вовнутрь. Векторное движение – это движение наружу, и для того, чтобы оно происходило, следует преодолеть часть гравитационного движения вовнутрь. Отсюда масса – это также измерение величины сопротивления векторному движению, инерции объекта. В свете положений, приведенных на предыдущих страницах, очевидно, что в проявлениях массы мы рассматриваем два аспекта одной и той же вещи, как и в случае с ракетой, где величина ускорения, сообщенного продуктами сгорания (сила), равна величине ускорения, сообщенного ракете.

Это положение не осознавалось предшествующими исследователями потому, что они не осознавали существование движения в разных скалярных измерениях. Им казалось, что в процесс входят две разные величины: гравитационная масса и инерционная масса. Очень точные измерения показали, что две эти массы идентичны - открытие, которое не могла объяснить современная физика. Как замечает один наблюдатель: “В рамках классической физики объяснения не существует. Когда на проблему обращается внимание, все выглядит как полная тайна”.42 Шаг к решению проблемы предпринял Эйнштейн. Из-за непонимания скалярного движения ему не удалось увидеть, что гравитация – это движение. Но он сформулировал “принцип эквивалентности”, в котором постулировал, что гравитация эквивалентна движению. Поскольку он рассматривал “движение” как синоним “векторного движения”, постулат означает, что гравитация эквивалентна ускоренной системе отсчета, и она часто выражалась в этих терминах. Но такая эквивалентность не согласуется с геометрией Евклида. Как объяснил Тор Герхольм:

“Если ускорение и гравитация эквивалентны, нам следует представлять и поле ускорения, поле, образованное силами инерции. Легко понять, что как бы мы ни пытались, мы никогда не сможем получить такое поле, обладающее той же формой, что и гравитационное поле вокруг Земли и других небесных тел. Если мы хотим сохранить принцип эквивалентности… Если мы хотим сохранить идентичность между гравитацией и внутренней массой, мы вынуждены отказаться от геометрии Евклида. Только принятием неевклидовых метрик мы достигаем полной эквивалентности между полем инерции и полями гравитации. Это и есть та цена, которую нам приходится платить”.43  

Сейчас определение гравитации как распределенного скалярного движения пролило абсолютно новый свет на ситуацию. Гравитация – это ускоренное движение, но геометрически оно не эквивалентно ускоренной системе отсчета. Попытка Эйнштейна примирить два явления обращением к неевклидовой геометрии – шаг не в том направлении. Какие бы математические результаты не получались посредством использования этого приема (на самом деле, не очень многие. Как указывает Пол Девиес: “Технические проблемы математической природы, связанные со всеми кроме самых простых проблем, безнадежно неразрешимы”.44), они не указывают на истинные отношения. Скалярное гравитационное движение объекта и любое векторное движение, которым он может обладать, отличаются друг от друга по природе и свойствам.

В случае распространения излучения основным сдерживающим барьером для теории эфира оказалась противоречивая природа свойств, которыми должно было обладать гипотетической вещество “эфир” с целью выполнения приписываемых ему функций. Эйнштейн решил заменить эфир другой сущностью, которая, как допускалось, не имела других свойств, кроме способности передавать излучение, способности, которую по его словам мы должны “принимать на веру”.27

Аналогично, препятствием для рассмотрения наблюдаемых результатов дополнения скоростей было существование абсолютных величин и фиксированных пространственных координатных положений. В данном случае ответом было отвергать реальность абсолютных величин и, как говорит Эйнштейн, “освободиться от идеи, что координаты должны иметь промежуточное метрическое значение”.45 Сейчас мы находим, что он имеет дело с проблемой гравитации аналогичным образом - расшатывает математические связи, но не рассматривает концептуальную ошибку. Он изобретает “эквивалент движения” – гипотетическое нечто, обладающее достаточными свойствами движения, чтобы рассматриваться как математические результаты гравитации (по крайней мере, в принципе), но не обладающее свойствами векторного движения, что невозможно примирить с наблюдаемым поведением притягивающихся объектов. Во всех этих случаях развитие теории вселенной движения продемонстрировало, что реальная причина существования подобных проблем – отсутствие кое-какой существенной информации. В случае состава скоростей упущено понимание движения во времени. В двух других приведенных случаях проблемами являлись следствия отсутствия осознания существования скалярного движения.


42 Gerholm, Tor R., Physics and Man, The Bedminster Press, Totowa, NJ, 1967, p. 135.

43 Ibid., pp. 147, 151.

44 Davies, Paul, Space and Time in the Modern Universe, Cambridge University Press, 1977, p. 139.

27 Einstein and Infeld, op. cit., p. 159.

45 Einstein, Albert, Albert Einstein: Philosopher-Scientist, op. cit., p. 67.



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (0)   Оценка:
Пока комментариев нет

Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio