Глава 6

Общая картина

В предыдущей главе, перевод математических свойств обратного соотношения в физические термины, применимые к скалярному движению, обратные соотношение величин пространства и времени, раскрыл необходимость существования инверсного сектора вселенной, в котором скалярные движения нашего знакомого материального сектора дублируются в инверсной форме, когда пространство и время меняются местами. Следовательно, феномены одного измерения инверсного вида движения можно представить в трехмерной временной системе отсчета, соответствующей трехмерной пространственной системе отсчета, в которой привычно представляется движение в пространстве. Наша следующая задача – распространить наше умозаключение о свойствах инверсий на исследование промежуточных регионов между регионами, представленными в двух типах трехмерной системы отсчета. 

[more]

Для этой цели нам понадобится рассмотреть способ комбинирования первичных скалярных движений. Как уже отмечалось, фотоны излучения не обладают способностью независимого движения и уносятся наружу с единицей скорости последовательностью естественной системы отсчета, как показано в (1) на диаграмме А. Все физические объекты движутся точно таким же образом, но объекты, в то же время подвергающиеся действию гравитации, одновременно движутся вовнутрь противоположно последовательности наружу. Информация, полученная из исследования скалярного движения, не определяет точную природу притягивающихся объектов, которых мы наблюдаем как атомы и субатомные частицы. Но для нынешних целей такое знание не существенно. Когда гравитационная скорость объекта равна единице и равна скорости последовательности естественной системы отсчета, итоговая скорость относительно фиксированной пространственной системы отсчета равна нулю, как указано в (2). В (3) мы видим ситуацию, когда максимальная гравитационная скорость равна двум единицам. Здесь итоговая скорость достигла -1, которая по причине ограничения дискретной единицей является максимумом в отрицательном направлении.

Диаграмма А

Объект, движущийся с комбинацией скорости (2) или (3), может обретать поступательное движение в скалярном направлении наружу. Именно этот вид движения будет нас интересовать в оставшейся части данного тома. Одна единица поступательного движения наружу, прибавленная к комбинации (3), сводит итоговую скорость относительно фиксированной системы отсчета (комбинация (4) к нулю. Прибавление еще одной поступательной единицы, как в комбинации (5), достигает максимальной скорости +1 в положительном скалярном направлении. Таким образом, максимальный диапазон эквивалентной поступательной скорости в одном любом скалярном измерении составляет две единицы.

Как указывалось в диаграмме А, независимые поступательные движения, которые сейчас нас интересуют, представляют собой прибавления к двум базовым скалярным движениям: движению гравитации вовнутрь и движению последовательности естественной системы отсчета наружу. Следовательно, итоговая скорость после данного поступательного прибавления зависит от относительной силы двух исходных компонентов и от количества прибавления. Относительная сила является функцией расстояния. Зависимость гравитационного влияния от расстояния хорошо известна. Но до сих пор не осознавалось то, что имеется противоположное движение (последовательность естественной системы отсчета наружу), превалирующее на больших расстояниях и в результате приводящее к итоговому движению наружу.

Движение наружу (рецессия) отдаленных галактик ныне приписывается другой причине – гипотетическому Большому Взрыву, но такой вид специально выдуманного допущения больше не нужен. Прояснение свойств скалярного движения сделало очевидным, что движение наружу является чем-то, в чем принимают участие все физические объекты. Например, движение фотонов излучения наружу происходит именно по этой причине. Это значимое положение по причине отсутствия приемлемого объяснения данного феномена; и вывод, дедуктивно полученный из новых открытых фактов в ходе исследования скалярного движения, заполняет вакуум в существующей структуре физической теории. Считается, что Эйнштейн представил объяснение, но на самом деле, он признавал, что зашел в тупик. В одной из своих книг он указывает, что это очень трудная проблема и приходит к выводу, что:

“Представляется, единственный выход – признать тот факт, что пространство обладает физическим свойством передавать электромагнитные волны и не особо волноваться о значении этого утверждения”.[76]

Объекты, такие как галактики, подвергающиеся действию гравитации, обретают полную единицу итоговой скорости тогда, когда гравитация ослабляется до отрицательных уровней огромными расстояниями. Итоговая скорость на небольших расстояниях – это результирующая двух противоположных движений. Если расстояние уменьшается с огромных величин, итоговое движение наружу тоже уменьшается, и в какой-то момент (гравитационный предел) два движения достигают равенства, и итоговая скорость равна нулю. Внутри гравитационного предела итоговое движение – это движение вовнутрь со скоростью, которая увеличивается при уменьшении действующего расстояния. Независимые поступательные движения, если таковые присутствуют, изменяют результирующую двух базовых движений.

Совокупности материи меньше, чем галактики, пребывают под гравитационным контролем больших единиц и не демонстрируют той же прямой связи между расстоянием и результирующей скоростью, характеризующей галактики. Однако, невзирая на размер совокупности, действуют те же два противоположно направленных движения, и равновесие, к которому они приходят, может осознаваться в ряде астрономических феноменов. Хороший пример – шаровые звездные скопления. Такие скопления представляют собой огромные совокупности звезд, вплоть до миллиона или больше, почти сферической структуры, которые наблюдаются в отдаленных регионах больших галактик. Длительное существование такого скопления до сих пор не имеет никакого убедительного объяснения. Известна лишь одна сила – гравитация, а равновесие не может устанавливаться без присутствия одинаково сильного антагониста. В астрономии роль антагониста часто играют силы вращения, но такие скопления обладают небольшим вращением. Допускалось также динамическое равновесие, как у газа, но газовая сфера – структура неустойчивая, если ничем не ограничена. На основании того, что известно сейчас, скопление бы либо относительно быстро рассеялось, либо сжалось в одну центральную массу. Такого не происходит. Из-за отсутствия объяснения, астрономы положили проблему на полку до лучших времен.

Сейчас, движение наружу естественной системы отсчета предлагает упущенный ингредиент. Каждая звезда пребывает вне гравитационных пределов своих соседей и, следовательно, обладает результирующим движением наружу от них. Одновременно, все звезды подвергаются влиянию гравитации скопления в целом. У относительно небольшого скопления гравитационного движения вовнутрь, к центру, не достаточно для удерживания скопления вместе, но по мере увеличения размера скопления гравитационное влияние на внешние звезды  соответственно возрастает. У очень большой совокупности, такой как шаровое скопление, результирующее движение внешних звезд – движение вовнутрь, действующее против движения наружу внутренних звезд и удерживающее все звезды в положениях равновесия.

Как только понимается природа равновесия скопления, становится очевидным, что те же соображения относятся и к галактикам, хотя силы вращения таких более сложных структур модифицируют результаты. При рассмотрении в противном случае необъяснимых свойств галактической структуры учитывается существование скалярного движения равновесия. Например, минимальное наблюдаемое разделение между звездами во внешних регионах Галактики (кроме двойных или множественных звездных систем) составляет более двух световых лет, расстояние, непостижимое без какого-то особого препятствия к более тесному сближению. Существование расстояния равновесия, подобного тому, которое имеется у шаровых скоплений, сейчас предоставляет объяснение. Факт, что звезды занимают положения равновесия, а не движутся свободно в межзвездном пространстве, тоже придает галактической структуре характеристики вязкой жидкости. Это объясняет ряд доселе трудно понимаемых эффектов, таких как ограничение количеств высоко энергетичной материи в центральных частях  некоторых галактик.

Единицы поступательного движения, которые используются для создания скоростей в более высоких диапазонах, являются скалярными единицами наружу, наложенными на движение равновесий, существующее на скоростях ниже единицы, как показано в комбинации (5) рисунка. Максимальный диапазон двух единиц в одном измерении включает одну единицу скорости, s/t, от нулевой скорости до скорости равной единице, и одну единицу обратной скорости, t/s, от единицы скорости до нулевой обратной скорости. Сейчас будет удобно определять инверсную скорость как энергию. Такое определение не играет роли в развитии мысли в оставшейся части данного труда, поэтому под “инверсной скоростью” читатели могут понимать “энергию”, когда этот термин будет появляться в последующем обсуждении. Причина использования термина “энергия” – сохранение единообразия терминологии  с предыдущими теоретическими публикациями. Как неоднократно подчеркивалось на предыдущих страницах, данный труд чисто фактический и не зависит от какой-либо теории, но следствия идентичны соответствующим результатам теоретического исследования. Ввиду того, что во многих отношениях основанные на фактах выводы конфликтуют с ныне принятой физической теорией, и ради выполнения такого исследования, желательно пользоваться терминологией, разработанной в теоретических публикациях.

Тем, кто может посчитать, что использование термина “энергия” в таком значении определенно диктуется конфликтом с уравнением кинетической энергии, в котором энергия меняется как квадрат скорости, а не связана с ней инверсно, следует заметить, что энергия меняется не только в соответствии с v2, а в соответствии с mv2. Как мы уже обнаружили, масса – это измерение распределенного скалярного движения. Следовательно, mv2 – это сложное движение, движение движения. В таком контексте энергия – это скорость массы. Поскольку в данном труде мы не предпринимаем попытки развития теории движения, мы не устанавливаем эквивалентность сложного движения и инверсии простого скалярного движения. Но статус mv2  как сложного движения означает, что в современной физической теории (не осознающей такой вид движения) нет ничего, указывающего на то, что присутствие термина v2 в уравнении энергии не соответствует определению инверсной скорости как энергии. Это все нужно знать для нынешних целей.

Единица скорости и единица энергии (обратная скорость) эквивалентны, поскольку в обоих случаях отношение пространства-времени равно 1/1 и естественное направление одно и то же; то есть оба направлены к единице – исходному уровню скалярного движения. Но они направлены противоположно, если за уровень отсчета принимается либо нулевая скорость, либо нулевая энергия. Как указано на диаграмме В, нулевая скорость и нулевая энергия в одном измерении отделены друг от друга эквивалентом двух полных единиц скорости (или энергии).

Диаграмма B

В предыдущих параграфах мы имели дело с целыми единицами. Однако в реальной практике большинство скоростей пребывает где-то между величинами единицы. Поскольку дробных единиц не существует, скорости возможны лишь за счет обратного отношения между скоростью и энергией, что делает энергию n/1 эквивалентной скорости 1/n. Хотя простая скорость меньше единицы невозможна, скорость в диапазоне ниже единицы можно создать прибавлением к единице скорости единиц энергии. По причинам, которые требуют теоретического объяснения и, следовательно, выходят за пределы нашей фактической презентации, величина 1/n меняется из-за условий, при которых она существует в пространственной системе отсчета и появляется в разной математической форме, обычно 1/n2 (на самом деле, [1/n]2).

В этой связи следует указать, что данный труд не объясняет причин, почему вещи такие, какие они есть; это задача фундаментальной теории. Когда причины являются необходимыми следствиями известных фактов, они, конечно, включались в другой фактический материал, в противном случае результаты наблюдений принимаются такими, как они обнаруживаются. В рассматриваемом случае, выражение второй степени 1/n2 хорошо установлено эмпирически, появляясь в многочисленных наблюдательно подтвержденных соотношениях.

Как уже отмечалось, если за уровень отсчета принимается либо нулевая скорость, либо нулевая энергия (единица скорости и единица энергии направлены противоположно), скалярное направление эквивалента скорости 1/n2, созданное прибавлением энергии, противоположно скалярному направлению реальной скорости. И итоговая скорость в регионе ниже уровня единицы после такого прибавления равна 1 - 1/n2. Движение с данной скоростью часто появляется в комбинации с движением 1 – 1/m2, обладающим противоположным векторным направлением. Тогда итоговый результат составляет 1/n2 - 1/m2, выражение, которое будет пониматься как отношение Ридберга, отношение, определяющее спектральные частоты атома водорода – возможные скорости атома водорода.

При увеличении прикладываемой энергии n итоговая действующая скорость 1 - 1/n2 возрастает. Но поскольку предельная величина этого количества равна единице, с помощью обратного процесса прибавления энергии превысить единицу скорости (скорость света) невозможно. В этом смысле мы можем согласиться с выводом Эйнштейна. Однако его допущение, что скорости больше скорости света невозможны, ошибочно, поскольку нет ничего, что препятствовало бы непосредственному прибавлению одной или двух полных единиц  скорости в других скалярных измерениях. Как мы видели в главе 4, это значит, что имеются три диапазона скорости, определенные в этой главе как 1 - х, 2 - х и 3 - х.

Благодаря наличию трех диапазонов с разными соотношениями пространства и времени представляется удобным иметь конкретную терминологию, позволяющую их различать. В последующем обсуждении мы будем пользоваться терминами низкая скорость и высокая скорость в их обычном значении, но будем относить их только к региону трехмерного пространства – региону, в котором скорости равны 1 - х. Регион, в котором скорости составляют 2 - х, то есть больше единицы, но меньше двух, будет называться промежуточным регионом, а соответствующие скорости будут обозначаться как промежуточные скорости. Скорости в диапазоне 3 - х будут называться сверхвысокими скоростями.

Ввиду того, что три скалярных измерения не зависят друг от друга, двухединичный диапазон между нулевой скоростью и нулевой энергией относится к каждому из трех измерений индивидуально. Тогда общее разделение между нулевой скоростью и нулевой энергией на трехмерной основе составляет шесть единиц скорости (или энергии). Середина, отделяющая материальный (пространственный) сектор от космического (временного) сектора, - это три единицы. Однако на практике ни результирующая скорость, ни результирующая энергия не превышают уровня двух единиц из-за влияний гравитации. Данное положение иллюстрируется диаграммой С, демонстрирующей соотношения между скоростями и энергиями двух секторов.

Диаграмма С

Скалярные единицы скорости и энергии

 

1.
2.

Материальный сектор
 

при s=0
при s>1

0
1

1
2

2
3

3
 

3.

Природная система

0

1

2

3

(2)

(1)

(0)

4.
5.


Космический сектор

при t>1
при t=0


(3)

(3)
(2)

(2)
(1)

(1)
 

Средняя линия диаграммы (номер 3) показывает общие скорости и энергии (в скобках), с тремя единицами либо скорости, либо энергии в качестве середины. При отсутствии гравитации, (на основе единицы индивидуальной массы) на любом расстоянии выше соответствующего единице скорости или на любом инверсном расстоянии, выше соответствующего единице энергии (линии 2 и 4), действующие скорости те же, что и на линии 3.  Верхняя (1) и нижняя (5) линии демонстрируют результирующие величины с включенной гравитацией.

Значимость данной диаграммы в том, что она показывает следующее: действующий максимум результирующей скорости (или энергии) составляет не три единицы, середина между нулевой скоростью и нулевой энергией, а две единицы. Из наблюдений мы знаем, что при обычных (низких) скоростях материального сектора плотность материи в пространстве достаточно велика, чтобы подвергать все совокупности влияниям гравитации. В свете обратной взаимообусловленности можно прийти к выводу, что то же справедливо и для плотности во времени в космическом секторе. Движение в пространстве не меняет плотности в пространстве и наоборот. Отсюда следует: когда результирующая скорость в пространстве (скорее поступательная, чем гравитационная) достигает двух единиц (линия 2), гравитация во времени становится действующей, и движение происходит на уровне (3) на энергетической основе (линия 5).

Подводя итог предыдущему обсуждению, мы можем сказать, что физическая вселенная намного обширнее, чем осознавалось до сих пор. Регион, который можно точно представить в пространственной системе отсчета, далек от того, чтобы быть единственным в физической вселенной. Имеется и еще один одинаково большой и одинаково стабильный регион, который невозможно представить в любой пространственной системе отсчета, но можно корректно представить в трехмерной временной системе отсчета. Между двумя регионами стабильности имеется большая, относительно нестабильная переходная зона. Феномены этой переходной зоны нельзя точно представить ни в пространственной системе отсчета, ни во временной системе отсчета.

Более того, на каждом конце диапазона скорость-энергия имеется еще один регион, который определяется не границей единицы скорости, а границей единицы пространства или единицы времени. В крупномасштабных феноменах движение во времени происходит лишь на высоких скоростях. Но поскольку переход от движения в пространстве к движению во времени – это результат обратной взаимообусловленности пространства и времени, подобные инверсии происходят и тогда, когда величина пространства, вовлеченного в движение, падает ниже уровня единицы. Здесь движение в пространстве невозможно, поскольку меньше единицы пространства не существует, но эквивалент движения в пространстве  можно создать прибавлением движения во времени, поскольку энергия n/1 (n единиц энергии) эквивалентна скорости 1/n. Это регион внутри единицы пространства, как мы его назвали, регион времени, поскольку все изменения, которые в нем имеют место, происходят лишь во времени. Он параллелен аналогичному региону пространства на другом конце диапазона скорость-энергия. Здесь эквивалент движения во времени создается внутри единицы времени посредством прибавления движения в пространстве.

Как мы только что видели в связи с комбинацией скоростей и энергий для создания результирующих скоростей ниже единицы, математическое выражение скоростного эквивалента величины энергии может принимать форму, отличную от выражения соответствующей скорости. Отличие в математике, наряду с заменой скорости на энергию, и представляет собой трудность, упомянутую в главе 3, имеющуюся у традиционной физической теории в определении феноменов сферы очень маленького в “реальных” терминах.

Если мы прибавим эти два мелкомасштабных региона к вышеописанным регионам, регионы скорость-энергия вселенной можно представить так:

Диаграмма D

Скорость

 

0

 

1

2

 

время

|

трехмерное

|

скалярная

|

трехмерное

|

пространство

 

только

|

пространство

|

зона

|

время

|

только

 

 

 

 

 

2

1

 

0

 

Энергия

Степень, в какой наш взгляд на физическую вселенную расширился посредством определения свойств скалярного движения, можно рассматривать с точки зрения того, что один столбец схемы, обозначенный “трехмерное пространство”, является лишь частью целого, которое распознается традиционной наукой. Конечно, это единственный регион, доступный человеческому наблюдению. И огромное большинство физических феноменов, привлекающих внимание наблюдателей, является феноменами региона трехмерного пространства. Но трудности, с которыми ныне сталкивается физическая наука, не связаны со знакомыми феноменами; в основном они возникают в результате попыток иметь дело с вселенной в целом на основе допущений, что вне региона трехмерного пространства ничего больше не существует.

Наши результаты показывают, что сейчас главные проблемы, с которыми сталкиваются современные физика и астрономия, произрастают из того, что наблюдение и эксперимент проникли в регионы, выходящие за рамки трехмерного пространства, которым ограничивают свое видение современные теоретики. Феномены и сущности доселе неосознанных регионов физической вселенной взаимодействуют с феноменами трехмерного пространства только в широко рассеянных местах. Поэтому мы встречаемся с ними по одному и, казалось бы, в несвязанных местах. Для всесторонней оценки их значения необходимо осознать, что все, казалось бы, изолированные феномены являются составляющими элементами обширной физической системы, в основном пребывающей вне достижения наших физических средств.

Концепция феноменов, которые нельзя либо точно, либо совсем представить в трехмерной пространственной системе отсчета, бесспорно, неприемлема для многих людей, которые твердо придерживаются убеждения, что регион, определенный такой системой, – это все физическое существование. Это просто еще один пример антропоморфизма, не очень отличающийся от еще одного всеобщего убеждения, что Земля является центром вселенной. Природа не обязана подчиняться тому, как человеческая раса воспринимает физические события. И чтобы прогресс шел в сторону лучшего понимания естественных процессов, необходимо время и еще раз время для преодоления ограничений, которые люди пытаются накладывать на физические феномены. Расширение физической теории в регионы, находящиеся за пределами представления в традиционной пространственной системе, – это радикальное изменение. Но факт, что такое расширение окажется необходимым, не будет сюрпризом для любого, кто знаком с историей науки.

Как указывалось на диаграмме С, когда расстояние превышает 1,00, гравитационный предел, и, соответственно, гравитация перестают действовать, а ограничивающая величина 2 – х располагается на границе сектора. Любое дальнейшее прибавление к скорости приводит к переходу в космический сектор. Однако объект способен обретать поступательную скорость 3 – х и все же оставаться в материальном секторе до тех пор, пока противоположное гравитационное движение уменьшается до момента, когда результирующая общая скорость объекта достигает двух единиц.

До настоящего момента мы рассматривали последовательные единицы скорости как величины. Но этой основе все они эквивалентны. Однако как мы видели на диаграмме В, вторая единица в каждом скалярном измерении – это единица энергии, а не единица скорости. Она эквивалентна единице скорости по величине, но по отношению к нулевой скорости она инверсная и противоположна по направлению. Движение в таком диапазоне скоростей происходит во времени. Влияние переворота на уровне единицы – разделение двух секторов вселенной на регионы, в которых соотношение между естественной системой отсчета и произвольной пространственной системой отсчета меняется на границе каждого региона. Поскольку естественная система – это единственная система, которой реально подчиняется вселенная, любой процесс, который по существу продолжается без изменения при переходе через границу региона, переворачивается в контексте произвольной фиксированной пространственной системы отсчета. Следовательно, каждый регион обладает своими специфическими характеристиками, если рассматривается в контексте пространственной системы отсчета.

Например, наблюдаемые характеристики движения в промежуточном регионе, сильно отличаются от характеристик движения в диапазоне скоростей ниже единицы. Различия обуславливаются связью с системой отсчета, они не присущи самим движениям. Если рассматривается само скалярное движение, имеются две одноединичные положительные величины одной и той же природы. То, что одно из движений имеет место в пространстве, а другое во времени, –  результат их соотношения с единицей, естественным началом или нулевым уровнем.

Скорость 1 – х меньше единицы, она создает изменение положения в пространстве и не влияет на положение во времени (относительно естественного начала). Скорость 2 – х  в промежуточном диапазоне больше единицы и создает изменение во времени. Дальнейшее прибавление скорости, переводящее движение в диапазон 3 – х, диапазон ультравысокой скорости, помещает его выше одномерного ограничения двух единиц, в единицу пространства второго измерения. Такое движение – это движение наружу в пространстве во втором измерении, хотя оно сохраняет движение наружу во времени в первом измерении. Как уже отмечалось, одновременное движение в пространстве и во времени невозможно. Но мы видели, что движение с энергией n/1 во времени эквивалентно движению со скоростью 1/n в пространстве. До тех пор, пока гравитационное влияние достаточно сильно для удерживания результирующей общей скорости ниже предела сектора двух единиц, движение в целом продолжается на пространственной основе. Следовательно, движение во времени, имеющее место в диапазонах скоростей 2 – х и 3 – х, пока результирующая скорость меньше двух единиц, – это движение в эквивалентном пространстве.

Верхние диапазоны скоростей дублируются на энергетической стороне нейтрального уровня. Соответствие диапазону промежуточной скорости – это диапазон промежуточной энергии с энергией 2 – х, где х – это дробный энергетический эквивалент n единиц скорости. В таком энергетическом диапазоне движение в целом продолжается во времени, до тех пор, пока результирующая общая энергия остается ниже уровня двух единиц. Поэтому движение в пространстве, имеющее место в диапазоне энергии 2 – х – это движение в эквивалентном времени.  

Аналогично, компонент движения в диапазоне 3 – х, включающий движение во времени в одном измерении и движение в пространстве во втором измерении, продолжается как движение в эквивалентном времени, до тех пор, пока результирующая общая энергия остается ниже уровня, когда в пространстве начинает действовать гравитация.

Подобно феноменам низкого энергетического диапазона, региона трехмерного времени, события, происходящие в двух верхних энергетических диапазонах, выходят за пределы наших наблюдений, и мы знаем их лишь по аналогии с соответствующими событиями на пространственной стороне нейтрального уровня. Однако события в верхних скоростных диапазонах создают некоторые наблюдаемые влияния. Исследование таких влияний будет следующей темой нашего обсуждения, и будет излагаться в главе 7.

Далее приводятся некоторые общие комментарии по поводу содержания настоящей главы. Во-первых, может показаться, что большое число и широкий масштаб выводов не пропорциональны основе, на которой они строятся, ввиду того, что установленной целью было выведение их из математических свойств обратной взаимообусловленности. Однако следует помнить, что положение, приведенное в главе 5, таково: применение математических свойств к любому конкретному набору физических обстоятельств определяет физические свойства. Вопреки кажущейся простоте скалярного движения, оно подвергается широкому разнообразию таких физических обстоятельств по причине (1) существования положительных и отрицательных скалярных величин; (2) ограничения дискретными единицами; и (3) трехмерности физической вселенной. Количество перестановок и комбинация этих факторов огромно.

Второе положение, заслуживающее рассмотрения, – это логический статус выводов, сделанных в связи с феноменами регионов, промежуточных между регионом, представленным в традиционной пространственной системе отсчета, и соответствующим инверсным регионом. Эмпирически было обнаружено, что определенные вещи (пользуясь термином в широком смысле для включения сущностей и феноменов) существуют в физической вселенной. Они, особенно не осознанные до сих пор, составляют основу для развития мысли в данном томе. В ходе развития мы нашли, что определенные вещи должны существовать как следствие вещей, которые мы наблюдаем как существующие. Например, мы видели, что наблюдаемое существование фундаментальной силы требует существования фундаментального движения. Затем дальнейшее развитие следствий установленных фактов в обеих этих категориях раскрывает, что определенные вещи могут существовать. Обычно это бы не подразумевало, что они существуют, но в науке имеется одна влиятельная школа мысли, что в природе все, что может существовать (или происходить; с точки зрения природы, нет разделения между тем, что существует, и тем, что происходит), существует. Вот как выражает такую точку зрения К. Форд:

“Одно из элементарных правил природы таково: при отсутствии закона, запрещающего событие или феномен, они обязательно произойдут с некоторой степенью вероятности. Проще говоря, все, что может существовать, существует.[77]

В любом событии, можем ли мы утверждать, что некоторые физические объекты действительно достигают скоростей в промежуточных или ультравысоких диапазонах, или самое большее, что можно сказать, они способны достигать таких скоростей, все, что следует сделать для привнесения данных величин в физическую картину, – определить физические объекты, свойства которых совпадают со свойствами объектов, движущихся на скоростях, превышающих скорость света.   Очевидно, что подобные объекты, если таковые существуют, являются астрономическими. Это вносит некоторые трудности в процесс определения. Во многих случаях объем наблюдательной информации крайне ограничен. “Что такое квазары? Никто не знает”,[78] – говорит Геррит Версчур. Почему материя во вселенной собирается в галактики? Согласно М. Ризу: “Это самая вопиющая и базовая нерешенная проблема в астрономии”.[79] И что еще хуже, неизвестная, но возможно значительная часть того, что ныне принимается за знание, на самом деле дезинформация. “Большинство, что известно сегодня, можно считать неопределенным, и все следует рассматривать со здравым скептицизмом”.[80]

Чтобы компенсировать скудность надежной информации о природе и свойствах отдельных астрономических сущностей, идентификации, основанные на сравнении с информацией, будут дополняться идентификацией целых классов объектов или феноменов. Например, целый класс компактных астрономических объектов будет определяться как материальные совокупности, высокая плотность которых возникает за счет одной и той же причины: скорости компонентов в промежуточном диапазоне 2 – х.  Аналогично, процесс объединения, наблюдаемый лишь в отдельных местах, будет определяться во всей своей полноте. Можно было бы сказать, что следующая глава, в которой будет сделано множество таких определений, будет сравнением свойств промежуточного региона, выведенного дедуктивно из фактических предпосылок, с соответствующим регионом астрономической вселенной. Главы 5 и 6 были посвящены развитию относящихся к делу фактов. Глава 7 будет целиком посвящена процессу идентификации.

Однако в ходе процесса идентификации мы будем продвигать свое понимание региона промежуточных скоростей еще на шаг вперед, что было невозможно в предыдущем обсуждении. Физические сущности, которые мы будем определять как движущиеся на скоростях выше единицы, являются активными участниками в крупномасштабной физической активности. Поэтому при исследовании и определении этих сущностей мы одновременно будем рисовать общую картину  крупномасштабной деятельности вселенной.


[77] Ford, K. W., Scientific American, Dec. 1963.

[78] Verschuur, Gerrit, Starscapes, Little Brown & Co., Boston, 1977, page 173.

[79] Rees, M. J., The Srate of the Universe, edited by Geoffrey Bath, Clarendon Press, Oxford, 1980. page 39.

[80] Harwit, Martin, Astrophysical Concepts, John Wiley & Sons, New York, 1973, page 9.



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (0)   Оценка:
Пока комментариев нет

Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio