Часть 4 Новое человечество: эволюция к 2012 году и далее
Дэвид Уилкок - Загадка 2012 года. Часть 4. Как змея сбрасывает кожу. Тантрический путь к глобальному преобразованию,  Дэниэл Пинчбэк

Часть 4

Новое человечество: эволюция к 2012 году и далее

Как змея сбрасывает кожу. Тантрический путь к глобальному преобразованию,  Дэниэл Пинчбэк

Дэниэл Пинчбэк объясняет: “Шаманизм – это технология исследования необычных состояний сознания для достижения особых целей: целительства, прорицания и общения с духовной сферой”. В книге 2012: Возвращение Кетцалькоатля Пинчбэк берет на себя роль современного шамана и приглашает в путешествие - исследование того, что он называет “экстравагантным мысленным экспериментом”, вращающимся вокруг 2012 года. Он вовлекает в исчерпывающее изучение, включающее использование приходеликов. В своей книге он описывает феномен “Горящего Человека”[1], Стоунхендж, круги на полях, инопланетян и многие другие феномены, становясь специалистом в сфере 2012 года и того, что уготовано нам в следующее десятилетие. В нижеприведенном эссе он предлагает читателям обзор самых последних открытий, связанных с 2012 годом, и описывает, как мы можем воспользоваться тантрическим путем, чтобы избежать разрушения и войти в новую эру сознания.

Некоторым покажется неестественным, что в течение нескольких следующих лет мы могли бы прервать нынешний марш самоубийства и учредить гармоничную и мирную планетарную цивилизацию, включающую не дуальное осознание вселенной, создание практик глубинной экологии и коллективного психического ритуала. Однако история человеческой мысли раскрывает необычную тенденцию к тому, что идеи, которые казались радикальными, абсурдными или непостижимыми, становятся обычными, даже трюизмами, и приводят к новым условиям и преобразованным социальным структурам. Например, до XVIII века люди знали о молнии, но никому даже не приходило в голову, что электричество можно приспособить для человеческих целей и превратить в преобразующую энергию для мира. Как только кто-то научился этому трюку, мы построили индустриальную цивилизацию и изменили всю поверхность Земли меньше чем за два века – даже не мановение глаза с точки зрения эволюции. Если мы сделали это один раз, мы могли бы сделать это снова, в других условиях, при других обстоятельствах, с другими целями и на гораздо более уплотненной шкале времени.

Настоящий момент – беспрецедентное время для человечества. Материальный прогресс последних веков ударил по ограничениям биосферы, подвергая опасности наше ближайшее будущее. Современный ум удивляет, что многие аборигенные культуры всего мира осознавали настоящее время посредством пророчеств и мифов и могли обладать пониманием его более глубокого значения. Согласно этим культурам, мы пребываем в процесс перехода между Мировыми Эпохами. Этот сдвиг включает не только изменения в физическом теле Земли, но и преобразование человеческого сознания – восстановительный цикл смерти и возрождения, ведущий к более высокому уровню проявления.

Представляется, что знание важности нынешнего времени запечатлено в гармонических спиралях и фрактальных лабиринтах календаря Майя, завершающего свой Великий Цикл 13-ти бактунов 21 декабря 2012 года. Перед тем, как загадочно исчезнуть в IX веке нашей эры, классическая эра Майя создала сложную культуру на полуострове Юкатан в Мексике и в Гватемале. Несмотря на вопиющие недостатки нашей цивилизации, большинству современных людей кажется странным, что нетехнологическое и построенное на мифах общество, такое как классические Майя, могло развить другую форму знания. Они развили знание, которое во многих важных аспектах более продвинутое, чем наше. Современные не академические ученые выдвинули гипотезу, что Майя достигли точного осознания циклических паттернов человеческого развития, связанных с астрономическими циклами. В трудах Джона Мэйджора Дженкинса, Карла Йогана Коллмана и Хосе Аргуэльеса этот аргумент был развит с неотразимой изысканностью.

В своих двух книгах Breaking Open the Head и 2012: Возвращение Кетцалькоатля, я сначала наткнулся, а затем досконально искал кусочки мозаики, указывающей на то, что наш современный мир построен на “иррациональной рациональности” – упрощенном эмпиризме, требующем сурового подавления интуиции и шаманских измерений бытия. И хотя древним цивилизациям не удалось создать мобильный телефон или iPod, они обладали мудрым и целостным взаимоотношением с вселенной, увековечив это в выражении “как наверху, так и внизу”. Они материализовали традиции мудрости в монументальные структуры, такие как каменные круги в Англии или пирамиды Майя, которые являлись тщательно настроенными астрономическими инструментами и ритуальными центрами. В прикладной шаманской науке они пользовались необычными состояниями сознания, достигаемыми с помощью психоделических растений и других средств.

Когда огромное население Индии и Китая впервые познакомилось с материальным комфортом западного образа жизни, элита, осевшая в Европе и Соединенных Штатах, сдвинула фокусировку на экологическую приемлемость, новые и древние альтернативы современной медицине и духовные практики. Сегодня, через 40 лет после первого вторжения шаманского сознания в современную психе в период укороченной психоделической эры в 1960-х годах, мы обнаруживаем растущее число людей, восстанавливающих элементы  утерянных традиций. Они исследуют шаманские практики, тантру, йогу и другие древние и аборигенные техники для достижения усиленных состояний сознания. Люди, стоящие в авангарде процесса преобразования, обнаруживают, что ритуалы аборигенных и основанных на мифах культур имеют огромное значение для наших жизней. Мы вступили в новую фазу путешествия в посвящение, начавшегося поколение назад. У нас есть возможность избежать тактических ошибок, резких утверждений и поляризации, допущенных в прошлом.

Знали ли Майя об этом времени или нет, мы сталкиваемся с самой важной ситуацией с самого появления наших видов. Только зимой 2006-2007 года изменения климата прошли критическую точку: в начале декабря в Нью-Йорке температуры были в среднем на 15º выше, чем в предыдущем году. В Центральном Парке расцвели цветы, которые обычно не появляются до марта. Это лишь самые ощутимые указатели на травмирующе неудобную правду нашего нынешнего затруднительного положения – правда, которая еще избегается и энергично подавляется правительственными функционерами и корпоративной верхушкой.

Как ныне представляется, 400-летняя парадигма современной цивилизации подошла к концу. Без радикальной реструктуризации и быстрого преобразования глобальных практик существует высокая вероятность того, что человеческие виды вскоре разрушатся и вымрут, как многие виды до нас. С ускорением изменений климата, таянием полярных, ледяных шапок, вырубанием лесов в ближайшие тридцать лет исчезнут 25% всех видов. Глобальное исчезновение лягушек и амфибий указывает на будущее, которое может стать негостеприимным для многих форм жизни, включая наши. С точки зрения чисто математического и рационального анализа следующие несколько лет представляют собой решающий момент для человечества. А миллионы и миллионы людей вне этого континента сонно передвигаются перед прилавками супермаркета, загипнотизированные запрограммированными телепередачами, говорящими о том, что нынешняя ситуация может продолжаться без радикального разрыва с тем, что уже ушло.

В то время как обычными реакциями на окружающую ситуацию являются паралич и бегство от действительности, возможно и альтернативное видение. То, что кажется неизбежным хаосом и коллапсом, - на самом деле естественный процесс, сопровождающий эволюционное продвижение в человеческом сознании. То, что нам уготовано испытать при жизни, - это не конец, а рождение более высокого ума человечества. В этой пьесе мы – не беспомощные зрители, а ведущие актеры, способные напрямую влиять на результаты.

В оставшейся части эссе я обрисую основы альтернативной парадигмы, основанные как на психических, так и на материальных реалиях. Я кратко опишу некоторые практики и техники, которые, если ими воспользоваться вовремя, могли бы оказать позитивное влияние на ход событий. Согласно этой гипотезе, желаемый результат можно получить, если элитный авангард преодолеет все препятствия и прежние ограничения для достижения интенсивного осознания ситуации, а затем будет эффективно и коллективно пропагандировать новую парадигму на Земле.

В книге 2012: Возвращение Кетцалькоатля я выдвигал теорию, что сейчас мы пребываем в процессе сдвига от одной формы сознания, одного способа бытия к другому. В качестве побочного продукта развивающейся эмпирической и научной мысли, современный ум заточил себя в механистическую концепцию, вселенной, ограниченное осознание времени и отрицание духа и интуиции. Кетцалькоатль – пернатый змей мезоамериканского мифа, символизирует встречу птицы и змеи или Небес и Земли. Я полагаю, что этот архетип также представляет объединение рациональной и эмпирической мысли с шаманским, интуитивным и эзотерическим знанием. Я подобрал свидетельство этого тезиса из многих областей и разных философских традиций, выделяя три тенденции, которые представляются самыми важными индикаторами. Первая, как описывалось выше, - это экологический кризис, включая ускоренное изменение климата, вымирание видов и истощение ресурсов. Вторая – быстрое развитие новой технологии, особенно коммуникации и информационных технологий, от социальных компьютерных сетей до мобильных телефонов, а также потенциально разрушительных способностей нанотехнологии и других будущих все более и более внешне благовидных продвижений.

Появление новых информационных и коммуникационных приспособлений сопровождается важными изменениями в человеческой психе, наряду с возникновением новых форм общественной организации. Это очевидно, когда мы смотрим на прошлые примеры, такие как разговорный язык в племенной культуре, письменный язык в иерархической цивилизации, изобретение печатного станка с появлением массовой демократии. Ныне, использование мобильных телефонов, Интернета, социальных компьютерных сетей  тривиально и основательно преобразовывает человеческое сознание. Поскольку мы пребываем в гуще этих достижений, приспосабливаясь к новым привычным и непривычным паттернам, трудно анализировать их влияние.

Моя гипотеза состоит в том, что новые приспособления влияют на внутреннее ощущение индивидуальности и перестраивают наше ощущение себя. В последние века западный человек развил сильное чувство индивидуальной автономии, отделение от мира природы и экзистенциальную изоляцию. Новые средства коммуникации смягчают и размывают границы эго. Все больше и больше мы ощущаем свою индивидуальность зависящей от контекста, текучей и относительной, а не отдельной сущностью, фиксированной и перманентной. Академики долго считали, что личность – это социальная конструкция, но феноменологический сдвиг делает ее открытой. Ощущение индивидуального “я” зависит от больших сетей связности, в то время как убеждающие СМИ, облепляющие как вторая кожа, непрерывно переформировывают коллективные точки зрения, личные границы и моральные структуры. Посредством многочисленных повторений виртуальная сфера электронных СМИ делает социально приемлемыми поступки, которые когда-то осуждались, такие как санкционированные государством пытки. Поскольку СМИ и инструменты коммуникации объединяют коллективный ум, большой угрозой становятся массовые заблуждения. И все же, новое социальное движение или более достоверное осознание распространяются очень быстро, как стая птиц реагирует на опасность эффективной координацией.

Третью тенденцию трудно уловить и невозможно измерить, ее можно осознавать лишь субъективно. Я считаю, что в природе психе тоже происходит эволюция. И одним из выражений является ускоренное появление синхронизма, телепатии, экстрасенсорики и всех видов психофизических эпизодов. Тем, кто обращает внимание на тонкий уровень феноменов, материальная реальность кажется менее плотной и все более и более чувствительной.

Завеса между материей и сознанием становится тоньше и более проницаемой. Это очевидно, если рассмотреть быстрое развитие технологии. Технология позволяет превращать “мыслеформы” в полностью реализованное проявление, с все более и более увеличивающейся скоростью. Это происходит и это неминуемо. Пятьдесят лет назад вы могли представлять сложную скульптурную форму или музыкальную композицию и осуществлять ее через годы усилий. Сегодня у нас имеются ресурсы и цифровые технологии, позволяющие создавать любую форму или звуковую дорожку в течение часов. Расширение технологии позволяет воображению реализовывать проекции с большей точностью и скоростью, еще прочнее связывая психическое и физическое.

За пределами материального выражения сдвиг в природе психе раскрывается в преобразованном взаимодействии с реальностью. Когда мы интегрируем осознание архетипической сферы или пространственно-временной континуум более высокого измерения, определенный квантовой физикой, окружающая нас реальность принимает совсем другую валентность. Мы начинаем ощущать мир как спираль мандалы, гностическую притчу, которой опутано наше бытие, а не как капризную область незначимых случайностей. В отличие от материальных феноменов, которые можно измерять, интенсификация психической энергии становится доступна лишь тогда, когда мы фокусируем на ней свое сознание. Пользуясь термином ученого Руперта Шелдрейка, “морфогенетическое поле” психических способностей усиливается тогда, когда с ним взаимодействует большее число людей, питая его энергию своим вниманием и осознанием.

В XX веке психоаналитик Карл Юнг осознал “реальность психе”, взаимосвязь ума и мира, психического и физического, выраженную посредством синхронизмов и других оккультных соответствий. Он понял, что предстоит глубокое преобразование человеческой психе. Согласно последователю Юнга теоретику Эдварду Эдингеру, сейчас мы исследуем “архетип Апокалипсиса”, термин, имеющий знакомое деструктивное значение. Но он также определяется как “раскрытие” или “откровение”. Как негативный архетип, он представляет собой  смешение первичных мыслеформ и способов бытия. В качестве позитивного архетипа, он означает важное событие – “вхождение Я в сознательное осознание”. В модели Юнга, “я” включает полное выражение существа, включая сознательные и подсознательные элементы. Ограниченное эго страшится прихода Я, и все же парадоксально стремится воплотить его. В книге Answer to Job и других трудах, Юнг описывал архетип Христа и Второго Пришествия как слияние эго и Я, процесс, происходящий в историческом времени, и все же, парадоксально, вне времени. Христос выражает этот парадокс так: “Приходит час, и теперь есть”.

Если календарь Майя знаменует завершение этого архетипического процесса в истории, мы можем начать оценивать важное психическое расстояние, которое предстоит пройти в течение нескольких следующих лет. Сегодня большинство людей отождествляет себя с индивидуальным путем и целями, определяемыми эго. Завершив этот апокалиптический период, мы все больше и больше будем воспринимать себя как фрактальные выражения единого поля сознания и сознающие аспекты планетарной экологии – умом Гайи, который непрерывно меняется в зависимости от наших действий и даже мыслей.  Когда коллектив разделит такое понимание, мы будем двигаться за пределы истории, с ее рассказами о войнах, завоеваниях и конкурирующих системах верований. Человечество объединится как глобальное племя, гарантируя всем своим членам равные права и равный статус в планетарном сообществе. Высвободив междоусобный диссонанс, мы будем готовы войти в галактическую цивилизацию, где откроем новые мифы, новые компании и новое измерение бытия.

Представляется, что такой важный сдвиг в коллективной психе может произойти только как реакция на ряд травмирующих событий, напоминающих сжатия и конвульсии, сопровождающие рождение. Самое исчерпывающее описание того, как процесс будет разворачиваться в течение следующие несколько лет, я обнаружил в замечательной книге Кристофера Баше Темная ночь, ранний рассвет – расширении теоретического труда Станислава Грофа о необычных состояниях сознания и внутриутробных матрицах. На основании ряда видений, полученных Баше во время сеансов ЛСД терапии, он предсказывает радикальное разжижение общества вследствие экологического катаклизма, а затем кристаллизацию в планетарную культуру.

“События, обрушившиеся на Землю, были такого масштаба, что никто не мог изолироваться от них, - пишет Баше. – Уровень смятения видов рос до тех пор, пока, в конце концов, каждый вид не оказался в кипящем котле простого выживания”. В ответ на угрозу появились новые объединенные социальные структуры и модели расширенной семьи. “Все выглядело так, как будто экологический кризис усилил связи в уме видов, позволив войти в существование новым и более глубоким уровням самоосознания”. Он детально рассматривает необычное сжатие событий: “Скорость прошлого не идет ни в какое сравнение со скоростью будущего. Новые появившиеся формы были не временными флуктуациями, а постоянными психологическими и социальными структурами, знаменовавшими следующий эволюционный шаг в долгом путешествии к активации осознания”. Согласно временным рамкам, разработанным Карлом Йоханом Коллменом в книге Календарь Майя и преобразование сознания, 2008-2012 годы будут суровым испытанием, во время которого, как только разрушатся старые структуры, на их месте появятся новые формы человеческого сознания.

Конечно, пока события реально не произошли, эта пророческая парадигма только теоретическая. Каждый человек будет решать за себя верить сказанному или нет, и как такая гипотеза повлияет на его или ее поступки. Если принимать все серьезно, как это делаю я, тогда человек сталкивается с многочисленными восхитительными парадоксами и тонкими нюансами, притягивающими опасность. Одна основная реакция – бежать из технократического ночного кошмара и переселиться в сельскую коммуну на высокогорье, научиться выращивать пищу и восстановить основные навыки, забытые современным обществом. В то время как для одних людей это может быть самым лучшим вариантом, для многих из нас это не вопрос из-за семьи и финансовых обязательств. Моя интуиция говорит, что скоропалительное действие, мотивированное страхом, приведет к обратным результатам. Тем, кто обладают предварительным знанием, предоставляется огромная возможность, и, возможно ответственность, переориентировать коллективное сознание в переходный период. Перед тем как начнется развал, можно начать создание “постоянных психологических и социальных структур” будущего. Распространение более глубокого осознания, наряду с инструментами разрешения нынешней ситуации, могли бы радикально ослабить деструктивные последствия приближающихся кризисов, предвиденных Баше, Коллменом, мрачным романистом Баллардом и многими другими.

Несмотря на угрожающие материальные аспекты, переход между эпохами мира – наша психическая реальность. Если дело в том, что по мере приближения к фазовому сдвигу 2012 года ум и материя все больше и больше проникают друг в друга, тогда уровень сознания и сила намерения будут определять, как будут разворачиваться события для нас и на большей мировой арене. Если мы рассматриваем переход как посвящение, мы столкнемся с парадоксом: мы становимся расслабленными, открытыми, радостными, чистыми и сострадательными, пока события будут идти своим чередом.

Как определил ученый Георг Фьюстерн, внутреннее отношение, требующееся для такого состояния, пробуждает философию тантры. Формула “самсара равна нирване” подразумевает общий когнитивный сдвиг, вследствие которого феноменальный мир становится прозрачным благодаря высшей мудрости, - пишет он. – Все вещи больше не рассматриваются отделенными друг от друга, как замкнутые в себе реальности, все рассматривается вместе, понимается вместе и живет вместе. Какими бы ни были различия, они являются вариациями или проявлениями внутри одного и того же Существа”. С перспективы тантры, являющейся слиянием радикальных техник алхимии и шаманизма с не дуальной философией Вед и Буддизма, реальность – это та материя, которую мы выбрали воспринимать, несмотря на любое свидетельство противоположного. Если самсара – это нирвана, тогда все всегда происходит так, как ему и предназначено.

С помощью тантрических техник практикующий осознает все “другое”, будь то кремированный труп или эффектная дакини[2], как аспект “Я”. Если мы разделяем такую точку зрения, мы обнаруживаем, что проблем нет, и что никакой кризис не требует реакции волнения и спешки. По существу, основанные на страхе реакции могут лишь усугубить негативные аспекты нынешней ситуации. Поднимаясь на уровень бытия без суждения, волнения или негативных проекций, мы наилучшим образом служим процессу преобразования, себя и мира.

Способность помогать миру и исцелять травмы человечества зависит от внутренней работы, проделанной для овладения собой и обретения невозмутимости ума или того, что Будда определяет как непривязанность. Непривязанность тонко, но важно отличается от разделения. В то время как разделение подразумевает бесстрастное удаление и отсутствие эмоции, не привязанный человек испытывает всю полноту ощущений, боль и радость, но не отождествляется с этими эмоциональными состояниями. Требующееся изменение – это не бесчувствие или интеллектуальный сдвиг в какую-то “духовную” или психическую перспективу. Это личный процесс интеграции. Нас призывают открыть сердца и умы сияющему пламени преобразования. Для желающих заниматься этой проблемой награды будут намного больше, чем жертвы.

Мы сталкиваемся с парадоксальными предвиденными трудностями и создаем переходные системы для поддержания крупномасштабного преобразования человеческого общества в ускоренные временные рамки. Хотя “поддержание” стало модным словечком, при нынешнем уровне населения отсутствует стратегия истинной поддерживающей глобальной культуры. Мы находим фрагменты такого плана в трудах многих визионеров, экологов, радикальных экономистов и ученых; следует собрать все рассеянные проекты в целостную модель. Однако любой подход к решению должен оставаться незапрограммированным, открытым изменению и неопределенности. Пока человеческое сознание совершает фазовый сдвиг к уравновешенному уму, наши усилия будут отражать неуклюжесть и неопределенность этого процесса.

Поскольку мы пребываем на второй стадии путешествия посвящения современной психе, начавшегося в 1960-х годах, можно ожидать типичного цикла шаманского расчленения, духовной смерти и возрождения на индивидуальном и коллективном уровне. Это часть принятия и интеграции более глубоких уровней психе; последователи Юнга называют это индивидуацией. За последние несколько десятилетий сегменты населения с регрессивной, авторитарной установкой ума, проходящие через процесс индивидуации исключительно за счет лицемерных систем верований и атавистического отказа от личной ответственности, эффективно организовались для оказания пагубного влияния на речи и политику. А прогрессивный сектор остается не скоординированным и бессильным, стесненным психологическими комплексами, ведущими к нефункциональному поведению. Представляется, что сейчас Левые или, по крайней мере, большинство главных фигур и власть имущих не разрешили кризиса индивидуации. Вместо того чтобы преодолевать разногласия, неправительственные организации (НО), некоммерческие организации и компании-единомышленники создают альянсы и сентиментальные привязки к конкретному случаю или сущности. Это мешает эффективной координации сил в крупном масштабе для достижения коллективной цели. Во многих случаях прогрессивные кампании лечат симптомы, но игнорируют корневую причину болезни. Более продуктивный подход должен отражать определение, данное Ницше Сверхчеловеку, сочетающему “ум Цезаря” с “душой Христа”.

Хотя престиж Соединенных Штатов пошатнулся, наша популярная культура остается глобальной силой. Оживление трансцедентального импульса в американской жизни могло бы стимулировать духовную революцию  внутри общества. Если бы такое произошло, сверхъестественное могущество электронных СМИ, которые сегодня функционируют по большей части как контролирующий механизм, удерживая массовое сознание в низкой частоте озабоченного материализма, могло бы превратиться в сверхэффективную силу для позитивного изменения. Это могло бы осуществиться с помощью существующих транслирующих каналов или сотворения новых порталов в Интернете или на телевидении.

Искусная маркетинговая кампания могла бы оформлять и продвигать в качестве нового подхода движение зеленых, принцип “сделай сам” к решению проблемы, пацифизм и духовное развитие. Преобразованные СМИ вырывали бы большие массы людей из архаических систем верований и манипуляционных идеологий и обучали широкому разнообразию тем, от культуры до метафизики. Разрешение конфликтов и обучение терпимости тоже будут существенными. Поскольку нынешняя социальная парадигма растворяется, разные сегменты общества могли бы соблазниться регрессом к неистовым выражениям неудовлетворенности. Как заметил Томас Хартманн в книге Последние часы древнего солнечного света, нынешнюю систему удерживают вместе “дешевые калории”. Если бы возникла нехватка “калорий”, темперамент, несомненно, тоже бы успокоился. Новая парадигма СМИ должна быть позитивной и превентивной, продвигая сострадание, терпимость и великую надежду на справедливое и равноправное будущее, как только переход будет завершен. Если бы машина СМИ радикально сдвинула шестерни для передачи на планету другого послания, это имело бы огромные отражения.

Еще не реализованный социальный потенциал Интернета мог бы обеспечить основу для новой социальной парадигмы и объединенной инфраструктуры, позволяя гармоничное сочетание ресурсов и рабочей силы во время кризиса. Такое развитие означало бы переключение оперативной логики прогрессивного движения с борьбы против нынешнего состояния на создание новых учреждений с целью неминуемого сдвига в планетарной культуре. Технологи разработали бы соглашения для невидимой лежащей в основе сети, объединяющие профилирование пользователей, данные, межоперационность и открытые стандарты. Такая сеть позволила бы организациям-единомышленникам и бизнесам делиться информацией на более глубинном уровне, поощряла бы прозрачность, усиливала бы индивидуумов, а не корпорации, поддерживала бы быстрое развитие местных и виртуальных сообществ, основанное на распределении ресурсов, особых интересах и других сходствах.

Согласно этой гипотезе, искусное перенацеливание продвинутых технологий будет играть существенную роль в процессе перехода, но такую же роль выполняют и архаические практики. Следует считаться с постмодернистской “плоской землей” (термин Кена Уилбера), в которой “естественные иерархии”, основанные на знании разного, но дополняющего набора умений, разрушились. Чтобы справиться с такой сложной проблемой, можно приспособить элементы ритуальных техник и инструментов по принятию решений аборигенных и племенных культур и привнести их в постсовременные учреждения и залы заседаний советов директоров. Принципы создания и организационная мудрость, позволяющая сообществам аборигенов жить в надлежащих взаимоотношениях с миром природы тысячи и десятки тысяч лет, передается в наследство нам, утерявшим настоящие связи с миром природы и друг с другом и сейчас пожинающим плоды извращенных отношений. Несмотря на все благие намерения, мы не сможем справиться без руководства хранителей мудрости, прошлого и настоящего.

Поскольку нынешний переход включает восстановление шаманских и психических аспектов бытия, мы могли бы создать программы – глобальные церемонии – чтобы воспользоваться спящими способностями ума для восстановления разрушения, созданного индустриальным обществом. В этой сфере живое знание племенных сообществ бесценно. Точно так же, как в свое время мы научились пользоваться электричеством, мы можем овладеть тонкими сферами психической энергии и пользоваться ими для преобразования Земли. У аборигенных культур мы можем научиться принципам использования ритуала и транса для концентрации психической энергии, а также взаимодействию с элементальными силами, чтобы повлиять на климатические условия и уменьшить страдания. Грядущий экологический кризис может вынудить человечество совершить квантовый скачок в психический способ бытия, сочетающий научное экспериментирование и шаманские участие в новой форме соединения.

Углубляясь в переход, можно ожидать, что реальность  будет выражаться во все более и более незнакомых формах, пересекая очередные пороги новшества. Если “реальность психе” становится более ощутимой, развитие будущих технологий потребует вкладывания сознания на более глубоком уровне намерения. Распространение древних и новых разновидностей альтернативного целительства, основанных на использовании тонких энергий (ци, прана, эфирные потоки и так далее), может привести к иному осознанию сознания, которое обретет технические применения в ближайшем будущем. “Эсхатон” или “сингулярность”, разработанные Теренсом Маккеной, могли бы стать ожидающей нас встречей ума, квантовой механики и материального машиностроения. Способность реализовать такой потенциал может зависеть от уровня ментальной дисциплины и интенсивной психической остроты, которые мы разовьем в промежуточный период. Ницше выражал это так: “Деяние создает деятеля, почти как запоздалую мысль”.

В этом процессе нам бы очень помогло приспособление тантрического подхода к планетарному преобразованию, подхода сотрудничества, а не конфронтации, впитывания, а не противостояния. Открытая рука, предлагающая дружбу и мирное сотрудничество, заменяет поднятый кулак – символ действия 1960-х годов.

Один способ предвидения сдвига между эпохами – змея, сбрасывающая кожу: пока внизу создаются новые слои, поверхностный слой должен работать, иначе змея не выживет. Пока старая кожа нашей цивилизации и сопровождающая умственная установка изнашиваются, система должна оставаться на месте достаточно долго для смешения новой текстуры сознания и увязывающейся с ней инфраструктурой. Согласно этому тезису, если процессом руководит универсальное сознание, не следует сомневаться в преуспевании.   


 

[1] Фестиваль “Горящий Человек” ежегодно проводится в Пустыне Черных Скал в северной Неваде. На нем сжигается деревянная копия человека в полный рост. В 2008 году фестиваль посетили 49.599 человек.

[2] В тантрической практике Ваджраяны - женщина-лама, получившая ванг, чаще называется синонимичным тибетским термином «кхадома», или обладающая признаками дакини при рождении, иногда в монашестве, иногда в миру.



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (0)   Оценка:
Пока комментариев нет

Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio