Павлова С.Н. - О ПИРАМИДЕ МЕНКАУРА (МИКЕРИНА) - Божественный Космос


Павлова С.Н. - О ПИРАМИДЕ МЕНКАУРА (МИКЕРИНА)

Не подлежит никакому сомнению, что Великая пирамида – королева земных пирамид. Из написанных о ней материалов можно создавать библиотеки. Однако, по большому счету, мы только слегка прикоснулись к ее тайнам.

Но сейчас мне хочется подробнее остановиться на третьей пирамиде (рис. 1), которая приписывается Менкаура (Микерину), причем затронуть не только самые общие моменты, но коснуться и тех ее тайн, которые она позволила увидеть и прочувствовать лично мне.

[more]

Рис. 1. Пирамида Менкаура, снимок Н.В. Шухаевой

Удивительная пирамида, я вам скажу. Туристы ее не очень жалуют: она значительно меньше двух больших, да и расположена немного на отшибе. У так называемых «организованных» групп туристов время ограничено – на все-про-все какие-то 1,5-2 часа. В лучшем случае их заведут в пирамиду Хуфу (Хеопса), проведут мимо пирамиды Хафра (Хефрена) – и дальше вниз к Сфинксу. «Посмотрите налево, посмотрите направо, а теперь поспешим, а то автобус уйдет». Вот и весь туризм. «Неорганизованные» туристы, те которые, как кошки, «гуляют сами по себе», иногда подходят и к третьей пирамиде. Побродят вокруг да около (внутрь все равно не пускают) и уходят.

В литературе по пирамидам Гизы примерно те же пропорции: про Великую Пирамиду очень много, про пирамиду Хафра (Хефрена) значительно меньше, про пирамиду Менкаура (Микерина) совсем мало (только самые общие сведения). Углубляться в литературу я не буду. Кто захочет – найдет. Хочу рассказать о том, чего Вы не найдете ни в одной публикации. И это будут личные наблюдения и личный опыт.

Облицовка пирамиды

Если посмотреть на сохранившиеся остатки облицовки пирамид Хуфу (Хеопса) и Хафра (Хефрена), то мнение у всех однозначно: блоки облицовки из известняка (на пирамиде Хафра нижние ряды из гранита). Поверхность облицовки была даже полированная.

Пирамида Менкаура (Микерина) по облицовке очень заметно отличается от своих «старших сестер». Во-первых, она гранитная; во-вторых, ее сохранившаяся часть в основном состоит из блоков, не имеющих плоской наружной поверхности (рис. 2). По валяющимся вокруг в большом количестве осыпавшимся блокам можно судить о том, что они были очень массивными, а их боковые и задние поверхности – плоскими, тщательно обработанными, и должны были прилегать друг к другу и к основной кладке пирамиды весьма плотно

Рис. 2. Сохранившаяся гранитная облицовка и обвалившиеся блоки

(снимок а – С.Н. Павловой, б Н.В. Шухаевой).

Значит, поверхностная обработка блоков облицовки не есть результат неумения или неаккуратности. Это важно. Больше того: сама лицевая поверхность блоков тоже обрабатывалась, причем не просто, не как попало, а рельефно.

Посмотрите, на фотографию двух верхних рядов облицовки над входом в пирамиду с северной стороны (рис. 3).

Рис. 3. Вход в пирамиду Менкаура (Микерина), фото Н.В. Шухаевой

На некоторых блоках облицовки в нижней части имеются выступы. Такие выступы встречаются довольно часто. На фотографии, приведенной на рис. 2, они тоже есть. Для чего бы эти выступы ни предназначались (пусть даже для крепежных работ при монтаже), сделать их в сочетании с обработанной криволинейной поверхностью гораздо сложнее, чем просто отшлифовать плоскость. То, что бугристую поверхность блоков обрабатывали – сомнений не вызывает. Если бы характер поверхности роли не играл, гораздо проще было бы оставить ее такой, какая она была после вырубки из гранитного массива. Но мы видим, что это не излом и не след от реза. Качество этой поверхности (хотя бы на ощупь) позволяет предположить, что она, со всей ее переменной кривизной, тоже была отшлифована, а, может быть, и отполирована, причем, весьма тщательно. Если шлифовка и полировка даже больших гранитных плоскостей, при машинном варианте – дело тяжелое, но возможное, то шлифовка и полировка сложнейших и не повторяющихся криволинейных поверхностей без компьютерных технологий и самых современных супер-станков просто невозможна. А египтологи говорят, что древние египтяне не знали колеса, и инструменты их были примитивными – в лучшем случае зубила и пилы из бронзы!!! Или (это уже не египтологи говорят) строили пирамиды вовсе не во времена Снофру, Хуфу (Хеопса) и последующих фараонов, а гораздо раньше. И не фараоны.

А теперь о плоских участках облицовки. Их два – один с северной стороны, другой – с восточной. И оба они преподнесли мне сюрпризы, на которых остановлюсь в дальнейшем.

На фотографии основного входа в пирамиду с северной стороны (рис. 3) видно, что он «обрамлен» облицовкой из блоков с плоской поверхностью. Попутное замечание: видите, как пусто у пирамиды? А время для туристов самое лучшее – декабрь месяц. Одни аборигены с ослом (они в кадре), да мы, грешные, со всех сторон вокруг нее ползающие и ее фотографирующие. Пирамида, кстати, на вход закрыта. Эти местные арабские тетеньки просто так на лестницу забрались.

Далее приводятся фотографии краев плоских участков с северной и восточной сторон пирамиды (рис. 4).

Рис.4. Края плоских участков облицовки с северной (а) и

восточной (б) сторон, а – фото С.Н. Павловой, б – Н.В. Шухаевой

Перед Читателем абсолютное доказательство того, что вся плоскость целиком и сразу выравнивалась шлифовкой (возможно, и полировкой) машинным способом. Соседние блоки, расположенные один над другим, отшлифованы за один раз уже по готовой кладке, причем снят очень большой слой гранита. Это видно по высоте боковой не выравненной поверхности на обоих снимках. Высота каждого блока примерно сантиметров 80 (даю для соотнесения размеров). Вот и судите сами, какой толщины слой снятого гранита, и как точно все сделано.

Обратите внимание на огромность крайних отшлифованных блоков (а) и на то, что края не шлифованных поверхностей находятся на одном уровне, а кривизна закругления в соседних блоках одинаковая. Кто может такое сделать вручную, да еще в таких масштабах, поднимите руки! Ау-у, египтологи-и!

Во всех рядах, попавших в кадр (а), на блоках с бугристой поверхностью имеются такие же выступы, как и на снимках, приведенных на рис. 2 и 3, и расположены они вполне регулярно. Кроме того, на том же снимке в нижнем левом углу виден блок с явным сколом с поверхности, что важно.

Теперь о восточном плоском участке. Он находится по центру восточной грани (рис. 5). Здесь тоже мы видим единую границу шлифовки сразу во всех рядах и справа и слева.

Рис. 5. Шлифованная поверхность в центре восточной грани, снимок

Н.В. Шухаевой

Обращает на себя внимание громадный облицовочный блок, имеющий форму трапеции и обведенный на рис. 5 красным. Больше вообще нигде никаких трапецеидальных блоков нет. Давайте рассуждать логически. Едва ли египтяне (или не-египтяне) делали это для красоты, ибо ни с какой другой стороны пирамиды такая «красотища» оказалась непредусмотренной. Значит, дело в другом. Что мы имеем на гладком участке с севера? Вход, совершенно правильно. Можно предположить, что и на восточной стороне тоже может быть вход? А почему нет? Но по центру ее есть только выделяющийся блок-трапеция. С чего бы это вдруг? Камень подкачал? Быть такого не может: вырубить и состыковать с другими камень с прямоугольным сечением гораздо проще. А потом к этой глубокой глыбе странного сечения пристраивать по бокам другие такие же по глубине «камешки» с подогнанными под центральную трапецию углами? Зачем делать нелепую работу? Значит, трапеция не так проста! Значит, какая-то «собака в ней зарыта» (может быть, за ней). По моему предположению, это может быть замаскированный вход в пирамиду, или за ним кроется что-то очень важное. Да и руки чувствуют в этом месте заметно повышенную энергетику.

Кроме того, перед восточной гранью находятся необычные развалины очень большого сооружения, которое египтологи по традиции называют «заупокойным храмом» Менкаура-Микерина (рис. 7). Кстати, у всех трех пирамид Гизы есть «заупокойные храмы», и все они находятся с восточной стороны. Бог с ними, пусть египтологи их называют, как хотят. Для нас проблема не в этом. Каково бы ни было функциональное назначение этого сооружения, оно должно было иметь прямую связь с самой пирамидой.

Сохранились остатки прохода прямо к центру грани пирамиды. Возможно, есть и подземный проход. Но почему бы не быть наружному, для посторонних невидимому? И основной вход в пирамиду Хуфу тоже был когда-то закамуфлирован облицовкой. Халиф Аль Мамун, чтобы пробиться в нее, вынужден был прорубать себе дорогу. Вспомним, кроме того, сложные системы так называемых «запирающих» блоков внутри Великой Пирамиды. Мы до сих пор не знаем, как ими управляли.

 

Рис. 7. «Заупокойный храм» у пирамиды Менкаура, фото Н.В. Шухаевой

Легко представить себе, что внутри (или снаружи) пирамиды кто-то когда-то отдавал ментальный приказ, может быть, нажимал кнопочку на облучающем устройстве или какой-нибудь спрятанный рычажок – и вся эта огромная глыба трапецеидального сечения легко отъезжала куда-то (или поворачивалась), и… открывался еще один вход в пирамиду. Возможно? Вполне. Ведь не просто же так это место выделили? Почему бы не проверить акустическими методами, каким-нибудь облучением – много существует различных способов. И иногда они применяются. Но не здесь! Ох, как все это египтологам не нужно!

Сюрприз №1.

Изложу все по порядку. Могу даже назвать точную дату и время: это было 16.12.2007 года в 12 часов 30 минут. Мы вдвоем с моей спутницей находились в это время как раз у восточной грани пирамиды. Моя спутница стала подниматься по ступеням, где гранит уже осыпался, и остановилась примерно на 7-8 ряду кладки от уровня земли, ближе к южному ребру пирамиды, пройдя над центральным шлифованным участком (с трапецеидальным блоком), а я осталась стоять на земле недалеко от северо-восточного угла. У меня вдруг стал нестерпимо гореть центр лба, как будто от ожога. Сначала я фотографировала в спину свою спутницу, пока она поднималась (рис. 8–1). Потом она остановилась и повернулась лицом ко мне. Я снова сфотографировала ее (рис. 8–2), а она меня (рис. 9).

Мои кадры сами по себе получились совершенно уникальными, т.к. сделаны с помощью самого примитивного аналогового (пленочного) фотоаппарата, в просторечье – мыльницы. Естественно, глазами мы ничего подобного не видели. Картина оказалась видна только после проявления пленки и печати фотографий, т.е. по возвращении домой. Не судите строго за качество фотографий, т.к. для более четкого выявления необычных эффектов пришлось использовать компьютерное усиление контраста.

На кадре 1 видны светлые участки, которые я выделила красным: вертикальный столб внизу слева и сегмент, ограниченный нижней границей снимка. И то и другое хорошо видно на фоне темной кладки восточной грани пирамиды (полдень – солнце с юга). Я расценила столб и сегмент как фиксацию на фото энергии, идущей снизу.

А то, что я увидела на кадре 2, меня буквально повергло в шок! Энергетический столб выглядит так же, как в предыдущем случае, а округлая светлая зона – как типичная интерференционная картина от источника, расположенного правее и заметно ниже стоящей человеческой фигуры. Источник энергии настолько сильный, что кольца интерференции четко просматриваются даже на фоне подсвеченной тем же источником кладки. Более того, над человеческой фигурой, с некоторым смещением вправо от нее, при большом увеличении можно увидеть радужную дугу, а это уже дифракция. И если радужную дугу над женской фигурой еще можно с большой натяжкой попытаться объяснить за счет преломления боковых солнечных лучей в мелких кварцевых кристаллических вкраплениях в кладке (и то вряд ли), то интерференционные кольца внизу – едва ли. Вот они-то меня больше всего и смутили. Пленочный фотоаппарат-«мыльница» для этого не подходит. Но и это еще не все.

Рис. 8. Фотографии человека, поднимающегося на пирамиду (1)

и стоящего (2) на одной из ступеней восточной грани, фото С.Н. Павловой

Взгляните на снимок в тот же момент, сделанный одновременно моей спутницей сверху (рис. 9).

Рис. 9. Снимок сверху, полученный с помощью цифрового фотоаппарата,

фотография Н.В. Шухаевой

Этот снимок приведен здесь потому, что на нем, если посмотреть при большом увеличении изображение в красном прямоугольнике, в центре моего лба видно пятно, которое, по моему ощущению, было похоже на очень сильный ожог и появилось, когда я стояла у трапецеидального блока. После того, как мы ушли с восточной стороны пирамиды, жжение прекратилось. Это позволяет мне предположить, что работа энергетического источника, находящегося за упомянутым выше блоком и вызвавшего интерференционную картину (рис. 8 – 2), воздействовала каким-то образом на мое биополе и, возможно, активизировала третий глаз.

Таким образом, напрашивается вывод, что те снимки, что сделали мы почти одновременно, фотографируя друг друга на примитивных аппаратах разного типа, фиксируют проявления тонкого плана и, соответственно, дают пищу для размышлений. 

Сюрприз №2.

Для меня, когда я это увидела, действительно был сюрприз: с северной стороны на ровной поверхности вокруг входа сохранились иероглифы (рис. 10)!!!

Рис. 10. Место и пример сохранившихся иероглифов

Пусть неважно сохранились, пусть их мало осталось, но они были! И нигде в литературе (а я вполне серьезно изучала литературу по Египту) мне не встречалось, что на третьей пирамиде надписи есть. Они явно не «новье», как «пирамидион» Красной пирамиды, и не «проделки» исторических фараонов. А все ортодоксальные египтологи и даже неортодоксальные исследователи единогласно утверждают, что никаких надписей ни внутри, ни снаружи в пирамидах Гизы нет! А я их нашла, потому что искала. И именно на северной грани.

Кое-что, из того, что осталось на пирамиде Менкаура (Микерина), можно попытаться осмыслить по значению, т.е. как идеограммы. Дело в том, что самые древние тексты читать в буквенном варианте бессмысленно. Это появилось позднее. Разобраться в том, что осталось, я попытаюсь. Во всяком случае, сразу могу сказать, что даже намека на картуши или имя Менкаура (Микерина) в оставшихся вокруг входа иероглифах нет. Картуш – это увеличенный знак «шен», обозначающий Вечность, в него вписывались имена фараона, и без картуша (т.е. в знаке «шен») с конца III-й династии имя фараона не писалось никогда (до этого имя фараона писалось в прямоугольнике, на котором сверху сидит сокол). Схематически имена династических фараонов писались так, как показано на рис. 11.

Рис. 11. Картуши фараонов

Имя Менкаура состоит из иероглифов написанных один под другим в такой последовательности: Ра (Солнце), Мен (человек), Ка (душа человека, его астральный двойник, повторенный три раза). Больше того, никто не может быть уверен, что мы правильно произносим эти имена. Порядок изображения иероглифов при чтении особой роли не играет, т.к. древние египтяне часто жертвовали порядком написания ради красоты изображения, соблюдения симметрии. Они-то знали, как это произносится, и воспринимали слово образно, т.е. целиком.

Кроме того, в письменном египетском языке (как и во многих восточных языках) не было гласных. Поскольку язык мертв, и никто не знает, как он звучал, египтологи между собой договорились для удобства при произнесении между согласными вставлять гласный звук «е». Но все равно получилась разноголосица: мы, например, говорим и пишем «Ра», а немцы – «Ре». Остальные буквы-звуки при написании и произнесении египетских слов, в том числе и имен, – наш произвол. Поэтому имя Менкаура может звучать и не как Менкаура, но уж, во всяком случае, не как греками выдуманный Микерин. 

И наконец: в оставшихся надписях у самого входа в пирамиду Менкаура не только картушей, но и ни одного иероглифа из имени этого фараона нет! На северной стороне пирамиды, мы имеем парадный вход – место особой важности. Если есть надписи, то неужели Менкаура на месте своего погребения не оставил бы своих картушей с именем, причем у самого-самого входа? Такого в династическом Египте просто не бывало. Более того, ответственные надписи, прежде всего картуши, делались обычно симметрично и обязательно повторялись у самого входа справа и слева несколько раз, да еще и над ним.

У меня закралась крамольная мысль: почему египтология молчит об этих уцелевших надписях? В наше время в арсенале науки есть множество способов для прочтения текстов, которые в силу времени или условий хранения утратили свою четкость: всевозможные оптические методы – косое освещение, поляризованный свет, ультрафиолет, инфракрасные и рентгеновские лучи, дифракционные и интерференционные методы. Да, мало ли еще! А у нас, кроме бутылки с водой и фотоаппаратов-«мыльниц», ничего не было. Мы просто полили камень водой – и то есть разница в четкости (фотографии на рис. 10). Контраст, естественно, усилен компьютерными методами.

А не нужны египтологам эти надписи. Глядишь, поломают принятую концепцию, а она уже въелась в плоть и кровь. Они с нею срослись. Если окажется, что Менкаура (Микерин) не при чем, то встанет вопрос о Хафра (Хефрене), Хуфу (Хеопсе), Снофру… А если вдруг из-за этого зашатается вся их историческая концепция? Как бы ни рухнул весь карточный домик современной египтологии, а, может быть, и не только ее! Потому и не видят надписей. Ах, если бы их сфотографировать или хотя бы зарисовать лет 100 назад! Сейчас все памятники в Египте быстро разрушаются, что связано с резким ухудшением экологии и большим потоком туристов. О Гизе вообще больно думать. Когда смотришь со смотровой площадки на Каир, то кроме плотной дымки сизого смога, почти ничего не видишь. С севера и востока Каир уже вплотную подобрался к пирамидам.

Меня не покидает уверенность, что на восточной стороне на выравненном участке облицовки тоже были надписи. Почему хоть что-то сохранилось с северной стороны, а с восточной нет? Ответ достаточно очевиден: на северную сторону никогда не попадает прямое солнце, да и его утренние косые лучи бывают недолго, раскалить камень не успевают. Кроме того, северные ветры дуют редко, и песка с северной стороны мало. На востоке солнце прожаривает поверхность грани основательно, ветер с песком тоже делают свое черное дело. И нельзя забывать, что в Египте очень резко различаются ночные и дневные температуры, даже летом. На восточной стороне температурные скачки значительно больше, чем на северной. Это тоже способствует разрушению поверхностей. Если на восточной грани был вход, то и надписи вполне могли быть. Если вход был…

Хочу обратить Ваше внимание на характер разрушения поверхностей гранитной облицовки, вскользь я уже упоминала об этом. В куче осыпавшихся блоков с бугристой лицевой стороной есть очень любопытные поверхности. Гранит – материал очень прочный и в то же время хрупкий. Когда вся эта облицовка сыпалась сверху, от многочисленных ударов некоторые блоки, естественно, разрушались. Нормальный характер разрушения для такого материала – грубый, зернистый. Происходит разрушение по границам отдельных зерен (мелких кристаллов). А теперь посмотрите снова на рис. 2 (б), 5, 9. Сохранившиеся и не разрушенные боковые поверхности блоков имеют поверхность ровную и гладкую, какая, видимо, и была при укладке облицовки. И то, и другое для гранита нормально.

На выравненных шлифованных поверхностях характер разрушения в корне другой – слоистый. Аргументом в пользу машинной шлифовки слоистое скалывание поверхности гранита и на северной (рис. 4 а) и на восточной стороне (рис. 5) являться не может. Не тот характер разрушения у гранита, которое может быть вызвано механическими напряжениями при шлифовании и последующим ежедневным интенсивным разогревом под жгучим солнцем днем и охлаждением ночью в течение многих тысячелетий. Гранит хрупкий, тем более нагартованный. Он бы выкрашивался, но неровно. А с каких это пор гранит разрушается, как графит или слюда? На то должны быть особые причины.

Значит, там, где гранит слоится, технология была какая-то другая. Какая? Попробую высказать собственные соображения. Я вступаю на зыбкую почву предположений. Как изображались иероглифы на твердом граните? С известняком проще – можно выбить, вырезать, процарапать. Известняк мягкий. Но во времена Менкаура выбить иероглифы на граните медью или, в лучшем случае, бронзой, да так, чтобы сохранилось в течение 4,5 тысяч лет? Не верится мне в это. Даже инструмент из железа (не из современных инструментальных сплавов) на граните будет тупиться и терять режущую кромку после нескольких ударов молотком, а ведь в египтологии считается, что при IV-й династии и железа-то еще не было. На пирамиде Менкаура остались только жалкие следы надписей, то, что было, как бы это назвать получше, «донышком» иероглифов. А вот на многих других памятниках более позднего периода иероглифы сохранились прекрасно. Посмотрите на ювелирную точность и одинаковость иероглифов именно на граните. Я имею в виду иероглифические надписи, сделанные, например, на обелисках.

Для этого мне придется воспользоваться примерами памятников, относящихся по времени, примерно, этак лет на тысячу или даже еще ближе к нам, чем пирамиды Гизы (по официальной хронологии).

Перед Вами фрагмент иероглифической надписи на обелиске с картушами Рамзеса II (рис. 13). Надпись выполнена в три вертикальных ряда. Обратите внимание, что правый и левый ряды совершенно идентичны и находятся по обе стороны от центрального. Выше я уже писала о том, что важные надписи с картушами фараонов или изображениями богов в Египте было принято повторять, причем четко соблюдая симметрию. Но не это главное в данном примере. Все изображения очень глубоко врезаны в гранит, настолько глубоко, что от левой и верхней сторон иероглифов на внутреннюю часть изображения падает густая тень. Значит, солнце при съемке находилось слева и довольно высоко. При внимательном рассмотрении кажется, что изображения не вырезаны (или выдолблены) в граните, а вдавлены, словно во что-то достаточно мягкое, чем-то, вроде штампов из твердого материала.

Рис. 13. Фрагмент надписи на обелиске Рамзеса II

Мне доводилось читать, что одинаковые иероглифы в таких текстах одинаковы абсолютно по исполнению. Их изучали очень внимательно. Но даже под мощной лупой идентичность полная. И внутри одинаковых иероглифов (в данном примере – гусь, солнце в нижнем ряду) поверхность идеально гладкая и имеет совершенную идентичность. Ни один мастер не сможет сделать вручную двух, тем более, многих не отличимых друг от друга изображений. Остаются индивидуальные шероховатости, следы инструмента и т.д. Ну, не могла рука хоть где-нибудь да не соскользнуть, пусть чуть-чуть, или не измениться угол инструмента. Но этого нет. К тому же, любой контур иероглифа, даже со сложной кривизной рисунка, выполнен единой сплошной линией, что вручную да еще на граните невозможно. Причем края иероглифов имеют очень четкие и резкие границы. Любая поверхностная ручная дошлифовка внутренних и внешних ручных же огрехов эти линии, как говорят в механике, «завалила» бы. Все это гораздо больше похоже на нанесение надписи с помощью штампов. Но тогда возникает вопрос: а как вдавливался штамп? Ведь гранит – не масло, не глина и не пластилин.

В литературе изредка мелькает мысль, что в Древнем Египте владели уникальными технологиями, в том числе технологией получения гибкого стекла, размягчения камня и рядом других для нас столь же экзотических. Потом эти, как и многие другие знания и технологии, были утрачены. А возможно ли размягчить камень? Почему нет? Потому, что мы этого не умеем? Но и сегодня могут камень делать мягким некоторые птицы из семейства орлов в Южной Америке (по-моему, кондоры). Спросить бы у них! Умели и инки.

Это не кажется столь уж невероятным, если вспомнить, как, например, в пирамидах меняются свойства материалов. За подробностями отсылаю к моей статье под названием «Божий дар и яичница или не в свои сани не садись». Если в пирамидах понижается температура плавления платино-иридиевых тиглей, кристаллов граната, становится более текучей нефть и не замерзает вода, то совершенно ясно, что уменьшается сила межатомной связи. Ничего другого быть не может. С уменьшением межатомной связи уменьшается и твердость. До каких пределов? А это уже варьировали мудрецы-технологи Древнего Египта. Но гранит – тоже кристалл, вернее, он состоит из многих сросшихся кристаллов. Почему бы и ему не сделаться помягче? Я вовсе не хочу сказать, что подобного рода технологические процессы осуществлялись именно и только в пирамидах. И в какую пирамиду засунешь обелиск? Вполне возможно, что способ получения мягкого камня был совершенно другим, даже, скорее всего, так. Здесь важен принцип: возможно или нет. Возможно. Не для нас. Для них было возможно. Было…

Так вот, если поверхность камня размягчалась, на нее значительно проще было с помощью штампов, например, наносить любые надписи и изображения. И, судя по виду некоторых (не всех!) надписей и изображений, так оно и должно было быть. Если поверхность делали мягкой, то потом, чтобы она сохранилась долгое время (на многие тысячелетия!), ее должны были уметь и упрочнять.

А теперь представьте себе гранит поверхностного слоя после размягчения-упрочнения и гранит основного тела камня. Это же два разных гранита! Разные и по строению и по свойствам. И уж если такая слоеная конструкция начнет разрушаться, то она будет отслаиваться, а не крошиться. Что мы и имеем на пирамиде Менкаура (Микерина) в середине северной и восточной граней. Вместе с наружным слоем пропадали и надписи. Как жаль!

Когда информацию, подобную приведенной в этих статьях, осмысливаешь, становится очень грустно от того, сколько же знаний и умений человечество утратило! И каких!



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (1)   Оценка:
1.   Разместил Теософ   2021-05-08 10:37    

Сильная инфрмация. Автор — настоящий ученый. Павлова С. еще раз доказала лживость официальной истории.

Честь и слава автору, Павловой С.  за пытливый и аналитический ум!!!



Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio