Интервью Дэвида Уилкока с Питом Питерсоном


Сгибание ложек и ментальная активность

Интервью Дэвида Уилкока с Питом Питерсоном

Понедельник, 8. октября 2018 года

 

Д.У.: С возвращением на наше шоу. С нами Пит Питерсон, проделавший поистине невероятную работу в засекреченных программах. В данном эпизоде мы собираемся углубиться в некоторые необычные законы физики. Они работают и делают возможными некоторые необычные человеческие функции. Конкретно, мы поговорим о телекинезе – способности передвигать объекты с помощью ума. Это очень волнующая тема. Кое-что из рассказов Пита отличается от того, что я слышал раньше. Сведения действительно невероятные. Пит, с возвращением на программу.

[more]

П.П.: Спасибо.

Д.У.: Пит, помню, что много лет назад читал книгу о человеке по имени Дэниел Данглас Хоум (Хьюм).

Дэниел Данглас Хоум (Хьюм) (20 марта 1833 — 21 июня 1886 года) — шотландский медиум-спиритуалист, прославившийся феноменальными способностями к ясновидению, левитации и демонстрации других проявлений так называемого “психического феномена”

 

Он жил возле Великих Озер в штате Нью-Йорк. Это было в 1800-х годах. Посмотреть на него собирались сановники Европы. Он мог класть руки в огонь и не гореть. Также он был способен левитировать. Он мог вылетать через одно окно и влетать через другое.Он мог двигать аккордеон внутри клетки и играть на нем. Все это многократно наблюдалось в то время.

Мы слышали много подобных историй. Конечно, истории об Иисусе и что он мог делать. Есть истории об индийских и тибетских йогах, способных совершать потрясающие вещи. Поэтому мне интересен Ваш личный опыт с телекинезом и существует ли научное исследование подобного феномена.

П.П.: Ваш рассказ звучит очень волнующе. Я ничего об этом не слышал, и это потрясающе, поскольку я долго пытался изучать все в этой сфере. Я не слышал об этом парне. Я знаю об Антоне Месмере и месмеризме, но оно не имеет ничего общего с гипнозом, потому что Месмер гипнотизировал на расстоянии, а не глаза в глаза.

Демонстрация Месмера животного магнетизма 

Д.У.: Хм.

П.П.: Он мог находиться на расстоянии шести кварталов по улице, гипнотизировать кого-то и заставлять делать разные вещи.

Д.У.: Ему не нужно было находиться рядом, чтобы вводить кого-то в транс?

П.П.: Нет. Его вообще там не было. Вы читали об этом. Это похоже на сеанс гипноза, за исключением того, что сам Месмер мог находиться в 6, 9, 12 или 20 кварталах от места проведения сеанса.

Д.У.: Как он это делал?

П.П.: Он захватывал контроль над, если хотите, сознательным умом людей, а затем заставлял их делать то, что он говорил. Люди оказывались способными делать то, что не смогли бы сделать, находясь в обычном состоянии ментального бытия.

Д.У.: Пожалуйста, приведите пример.

П.П.: Ну, Месмер мог заставлять людей класть каблуки на… В общем, брали пару стульев и размещали их на расстоянии 1,5-1,8 м друг от друга. Люди клали каблуки туфель на один стул, а голову на другой, и лежали так же жестко, как железный стержень.

Д.У.: Вот это да!

П.П.: Также Месмер мог заставлять людей вести себя так, как им несвойственно. Если это женщина, она вела себя как мужчина. А если это мужчина, он вел себя как женщина. Он просил людей, скажем, выпить чашку чая. Ну, женщины делают это по-своему, а мужчины по-своему. Кроме того, повинуясь внушению, люди делали то, что вообще никогда не практиковали.

Д.У.: Я все еще не понимаю, как Месмер мог внушать людям сделать что-то, находясь на расстоянии 6-ти кварталов от них. Какой техникой он пользовался?

П.П.: Ну, сейчас мы называем подобные вещи “влиянием на расстоянии”.

Д.У.: Верно.

П.П.: То есть, это нечто совсем-совсем другое. Это не то, о чем мы читали. Когда вы копаетесь в том, что читали и что написано о Месмере в Америке, это совсем другая история, потому что, когда писать об этом люди приезжают из Нью-Йорка или из Соединенных Штатов… Это нечто совсем другое. В то время к месмеризму проявлялся огромный интерес в Японии, из-за воздействия ниндзя, того, что могли делать ниндзя. К той сфере проявлялся огромный интерес, поэтому из Токио приезжали многочисленные репортеры и писали об этом. Но мы ведь не можем читать по-японски. Поэтому мне пришлось прибегать к некоторым переводам с японского. Тогда-то я и обнаружил, что имело место намного большее, о чем я когда-либо читал в литературе на английском.

Д.У.: Вот это да!

П.П.: Затем я провел какое-то время в Париже, в разных местах, где обучал своей методике акупунктуры и восточной медицины. Там я обрел доступ к намного более обширным данным. Одной из групп оказалась группа под названием SMB.. Это была группа биотерапии, изучавшая психические аспекты восточной медицины.

Д.У.: Ну, давайте на секунду вернемся к вопросу. Не могли бы Вы объяснить, какова, по крайней мере, одна из техник, которой пользовался Месмер, чтобы добраться до людей, находясь на расстоянии шести кварталов от них? Мне все еще трудно это понять.

П.П.: Когда вы углубляетесь в то, что называется психотроникой, а это, конечно, наука, вы оказываетесь в существующей сфере, в которой нет такой вещи как расстояние.

Д.У.: Хорошо.

П.П.: Все существует везде и всегда.

Д.У.: Тогда как вообще можно работать на расстоянии? Если расстояния нет, что это за техника?

П.П.: Вам не нужна техника. Как таковой, техники не существует. Все просто работает на расстоянии.

Д.У.: Что делал Месмер на самом деле?

П.П.: Вы просто пользуетесь техникой гипноза, а расстояние само заботится о себе.

Д.У.: И все же, что это за техника?

П.П.: Это не физическая техника. Это ментальная техника. Вы позволяете себе быть связанным со всей вселенной. Это самое лучшее объяснение, которое у меня есть.

Д.У.: В этом присутствует телепатический компонент?

П.П.: Мы можем называть его телепатическим компонентом.

Д.У.: Понятно. Но ведь это не то, что способен делать любой человек? Полагаю, должна быть проекция силы воли индивидуума.

П.П.: Ну, это целая наука.

Д.У.: Ясно.

П.П.: Это наука, поэтому вы можете научиться делать это. Вы учитесь сдерживать свой ум. Я имею в виду, пойдите и понаблюдайте за любым мастером-умельцем. Понаблюдайте за ювелиром. Я имею в виду ювелира, чинящего дорогие часы. Вы видите… [Двигая пальцами, Пит высовывает кончик языка.]

Д.У.: Язык.

П.П.: Вы видите кончик языка. Чтобы это работало, им приходится держать язык в определенном месте и положении.

Д.У.: Ну, что-то вроде определенных индийских мудр,… определенных положений рук…

П.П.: Безусловно. Мудры и индийские прибамбасы.

Д.У.: То есть, это каким-то образом связано с потоком праны или ци?

П.П.: Не знаю. Я просто знаю, что имеется информационный поток. Вы прицепляетесь к этому информационному полю, и можете заставлять что-то происходить, чего не можете добиться другим способом.

Д.У.: Вы хотите сказать, что согласно некоторым знакомым Вам японским сообщениям, в результате люди способны левитировать сами или левитировать объекты?

П.П.: Особенно японцы. Этому учат в определенных тайных школах.

Д.У.: Хм.

П.П.: Все слышали о Шаолине, Монастыре Шаолинь…

Д.У.: Да.

П.П.: …и тому подобным местам. Есть кое-что, что вы делаете снова и снова, и ваши мысли о мире совсем другие, потому что вы смотрите на мир по-другому. Тогда вы и действуете в мире по-другому. Затем вы… Когда вы поступаете подобным образом, ваша система верований… Все основывается на вере.  .Имеется целый физический ряд вещей, происходящих в мире. Также есть и целый ряд верований, и это часть вашей вселенной. Этим пользуются лишь немногие люди. Возможно, одним из лучших примеров был бы кто-то играющий в теннис, кто-то, играющий в настольный теннис, кто-то, играющий в баскетбол. Вы видите, как они делают нечто необычное, и спрашиваете себя: “И как он это делает?” И всю оставшуюся часть игры вы полностью отключаетесь, потому что сидите и думаете: “А как бы СДЕЛАЛ это я?”

Д.У.: (Смеется)

П.П.: “Я тоже хочу так делать”. Но так это не работает. Это работает абсолютно с другой точки зрения. Поэтому вы можете сосредоточиться на чем-то, просто призывая его.

Д.У.: Не помните ли Вы каких-нибудь конкретных примеров из сообщений о Месмере в связи с чем-то необычном?  .Говорится ли о конкретном случае, когда кто-то левитирует объект или о чем-то подобном?

П.П.: Ну, есть сообщения о людях, которые реально левитируют объекты, левитируют сами или которых левитировали.

Д.У.: И что мы видим? Как долго они левитировали?

П.П.: Ну, например, человек с каблуками на спинке одного стула и затылком на спинке другого. Знаете, просто с физической точки зрения вы ведь не можете горизонтально поддерживать себя прямо, поскольку слишком большая сила тянет в другом направлении. В середине вы будете изгибаться. И все же, люди будут лежать между двумя стульями, и вы даже можете на них сесть. Сесть могут даже двое или трое людей. Никто в мире не настолько силен.

Д.У.: Верно.

П.П.: Затем вы можете встать, а лежащий человек подняться вверх, на 1 м в воздух, и все еще оставаться в таком же прямом положении.

Д.У.: Вот это да!

П.П.: То есть, это не стул, на котором он лежит.

Д.У.: Не думаете ли Вы, что популярность таких публичных демонстраций является частью того, что заставляет выступающих на сцене “магов” совершать трюки с левитацией с кольцом, когда сзади спрятано нечто, что отрывает фокусника от земли? Как Вы думаете, они копировали это?

П.П.: У одних действительно что-то спрятано, у других нет.

Д.У.: Ох!

П.П.: Кое-кто действительно либо обнаружил в себе такие способности… Полагаю, большинство открыло их сами. Фокусники смотрят. Видят, что такое происходит, не могут додуматься, как, затем пытаются сделать то же самое как-то по-другому, и, вдруг, смотрите, работает.

Д.У.: Хм.

П.П.: Они сами создают конкретный вид вселенной, которым пользуются для того, чтобы все работало. И если рядом нет 10000 человек, верящих в то, что такое не может работать, а есть люди, которые убеждены, что оно может сработать, тогда все работает. Это консенсус. Это часть реальности, в которой мы живем.

Д.У.: Почему кто-то в правительстве думает, что тут нечто другое, а не консенсус?

П.П.: Не знаю. Большинство думает, что это нонсенс. Я имею в виду, что если бы все было не так, мы могли бы находиться на расстоянии многих световых лет от того, где пребываем сегодня.

Д.У.: Представляется, что в каком-то смысле… Основываясь на кое-каких вещах, в которые мы собираемся углубиться, БЫЛО ведь даже какое-то исследование?

П.П.: Было выполнено множество исследований.

Д.У.: Какая идея стояла за тем исследованием? Что намеревались из него извлечь?

П.П.: Ну, наделись на то, что смогут получить результат, если сделают “что-то”.  .Поэтому испытывался целый ряд вещей. Но не понималось одно: для того, чтобы феномен работал, необходим определенный склад ума. На данную тему проводилось много сеансов ясновидения. Был даже создан прибор под названием “тренажер мозга”, который позволял… Брали людей, обладавшими такими способностями, и записывали их мозговые волны. Затем проигрывали мозговые волны назад таким образом, чтобы человек мог их слышать. Итак, люди слышали мозговые волны и пытались сделать так, что их собственные мозговые волны воспроизводили мозговые волны человека, способного это делать. То есть, мы учили людей генерировать определенные мозговые волны.

Смотрите, я могу пойти и создать лабораторию, включить проигрыватель мозговых волн и, черт возьми, удивлять подопытных, играя “янки-Дудл”.[1].... Затем я буду играть ее по кругу до тех пор, пока вы не начнете воспринимать ее другой стороной своего мозга.

Д.У.: То есть, Вы хотите сказать, что могли бы воспользоваться неким видом биологической обратной связи для генерирования музыкальных звуков?

П.П.: Да, пользоваться биологической обратной связью для генерирования музыкальных звуков. Вы могли бы научиться играть янки-Дудл, затем научиться работать одной стороной, а потом научиться действовать другой стороной. Потом вы можете научиться делать это вообще только одной стороной. Дальше вы можете научиться играть песню в режиме, который мы называем по кругу, и действовать другой стороной, но одна фраза могла бы отставать или опережать другую.

Д.У.: По-видимому, это не та технология, которую можно заказать в Интернете? Она все еще засекречена?

П.П.: Ах, не знаю. Не думаю, что она все еще засекречена, но не знаю, где ее можно заказать.

Д.У.: Понятно.

П.П.: Я думал выставить ее на рынок, но…

Д.У.: Ох, мы об этом говорили. Да.

П.П.: Возможно, делая это, я хлопал ушами…

Д.У.: (Смеется)

П.П.: …или чем-то еще.

Д.У.: Давайте поговорим о праздниках гнутых ложек, потому что это явный пример того, о чем Вы рассказывали мне раньше, о Вашем непосредственном вовлечении в исследование психокинеза. Не могли бы Вы начать с того, кто отвечал за вовлечение Вас в праздники гнутых ложек и почему? Что Вы делали?

П.П.: Ну, возможно, это нечто, о чем я не могу говорить.

Д.У.: Понятно.

П.П.: Это был джентльмен по имени Джек Хоук, инженер нескольких известных по слухам… Ходили слухи, что он был инженером в нескольких компаниях, одной из которых была компания Локхид.  .

Д.У.: Понятно.

П.П.: Компания Локхид известна своим мастерством в механической обработке скандия-алюминия или многих очень-очень-очень легких сплавов. Металлы не сплавлялись сами по себе. Это были типичные сплавы, полученные с помощью нагревания. Ну, как инжекционное формование, высокая температура или формование в виде расплавленного металла. Металлы нагревались, а затем штамповались. Они штамповались в разных конфигурациях, а не обрабатывались на станке. Сплавы заливались в литейную форму, почти такую, какая была нужна, а затем обрабатывались на станке до необходимой формы. Позже выяснилось, что их проще производить посредством более простого процесса. Вы могли ковать сплавы, сжимать и формовать в нужную форму. Это экономило много денег, много времени и много сил. Выяснилось, что это хорошо работало.  .

Д.У.: Итак, Вы упомянули Джека Хоука. Насколько я помню, я видел это имя в Интернете, как парня, организовывавшего праздники гнутых ложек.  

Праздник гнутых ложек Джека Хоука 

Вот что конкретно я помню: В качестве гостя меня приглашали на радио Лоры Ли. В конце 1990-х годов даже был сайт Lauralee.com. Это было мое первое радио шоу. Я был невероятно потрясен, когда она описывала… Она приглашала в качестве гостя Джека Хоука. Так вот, она описывала свое пребывание на празднике гнутых ложек, который организовал Джек Хоук, о нем Вы уже упоминали. На празднике человек держал вилку. Она наблюдала, как, один за одним, зубцы вилки плавились. Тот человек мог вообще не прикасаться к вилке. Он просто смотрел на нее, а зубцы плавились так, как будто пребывали под действием тепла.

П.П.: Верно.

Д.У.: То есть, это…

П.П.: Вы можете взять ложку или нож и скручивать их как рулетку.

Д.У.: С чего все начиналось? Кто делал это первым?

П.П.: Джек был знаком с группой людей. Некоторых из них я знал.

Д.У.: Понятно.

П.П.: У всех нас были свои идеи о том, как это происходит и что.

Д.У.: Вы знали людей, способных это делать, и могли наблюдать?

П.П.: О, да. Я имею в виду тысячи людей, а не просто несколько.

Д.У.: Ясно.

П.П.: Компания Локхид делала много денег на изготовлении деталей из титана, потому что могла делать это очень-очень хорошо и по очень низкой цене. Дело в том, что на нее работали 5-6 человек, которые просто находились рядом с пластиной титана или титанового сплава. Они располагались вокруг пластины, и титановый сплав, не становясь очень горячим, сразу же принимал точный вид теста для выпечки хлеба или пиццы. Затем начинал работать большой штамповочный пресс и превращал сплав в нужную деталь. Затем деталь высвобождали и оставляли в покое. Она просто немного охлаждалась. Так получалась фасонная деталь из различных материалов.

Д.У.: Или из титана, или…

П.П.: Титана.

Д.У.: …в зависимости от того, какой был сплав.

П.П.: Да.

Д.У.: То есть, Вы говорите, что люди, пользующиеся телекинезом, наподобие сгибания ложек, могут реально вынуждать титановый или магниевый сплав…

П.П.: Безусловно. Мы проводили праздники гнутых ложек по всему миру.

Д.У.: “Мы” означает, что и Вы были вовлечены в это?

П.П.: Временами. У нас была группа, которая делала такие вещи.

Д.У.: Но между тем, что Вы только что описывали, и сгибанием ложек большая разница.

П.П.: Вовсе никакой разницы. Это то же самое, что и ложки.

Д.У.: Большая разница в размере.

П.П.: Маленькая, крохотная разница.

Д.У.: Хорошо.

П.П.: То, что вы можете делать с ложками, вы можете делать и с глыбой размером с этот стол.

Д.У.: Ладно. Давайте проясним, поскольку это очень-очень важная вещь, которую Вы делали. Познакомьте нас с праздником гнутых ложек. Проведите нас через происходящее. Потому что Лора Ли, присутствовавшая на одном изпраздников Джека Хоука, видела, как этот человек как бы расплавлял зубья вилки.

П.П.: Хорошо.

Д.У.: Проведите нас через весь процесс.

П.П.: За период, возможно, 15 лет мы очень хорошо развили эту технологию.

Д.У.: Понятно.

П.П.: В начале процесс был очень грубым. Позже он значительно усложнился. Просто мы кое-что узнали и кое-чему научились.

Д.У.: Вы сказали, что развили технологию. Какую технологию?

П.П.: Нет, технологию развивал не я. Все…

Д.У.: Вы сказали: “Мы развили технологию”.

П.П.: Ее развивали все. В этом участвовали все. Люди говорили: “Ох, я проводил пару праздников, мы делали то-то и то-то, и это произошло”.

Д.У.: Постойте. То есть, когда Вы говорите “технология”, Вы имеете в виду не машину. Возможно, Вы подразумеваете технику…

П.П.: Технику.

Д.У.: …как это можно делать на праздниках гнутых ложек.

П.П.: Не требуется никакой машины.

Д.У.: Понятно.

П.П.: Все делается в уме.

Д.У.: Ладно. Мне просто хотелось прояснить.

П.П.: Да. Итак, когда мы проводим праздник гнутых ложек, первое… Мы обнаружили, что большинство людей не способны гнуть ложки потому, что не верят в свою способность это делать. Мы начинали со столового серебра по двум причинам. Вот одна из значимых причин. Мы спрашивали: “Эй, не хотели бы вы попытаться согнуть ложку с помощью своего ума?” Люди пытались, у кого-то получалось, у кого-то нет. Но даже те, у кого получалось, не знали, как они это делают. Они просто думали: “Мы делаем что-то забавное”. Мы всегда старались делать наши праздники забавными.  

 

Д.У.: Хм. Я помню, что читал о праздниках гнутых ложек Джека Хоука, что одной из определяющих характеристик всех их было то, что они очень веселые, позитивные, проходили в праздничном окружении. Ничего жуткого или мистического, большой праздник, много энергии.

П.П.: Нет, совсем нет. Мы никогда заранее не давали никаких обещаний. Люди не знали, что их ожидает.

Д.У.: Хм.

П.П.: Итак, мы не давали никаких предварительных обещаний. Поэтому они… Лично… Например, люди подобные Арту Беллу (люди его знают)… Он был очень испуган, потому что по своей природе был католиком. Он мог думать обо всем только с точки зрения ума католика. Поэтому он не мог определиться хорошо это или плохо, наложено ли на него проклятие или нет. Поэтому больше он никогда не принимал участия в таких праздниках.

Д.У.: Хм.

П.П.: Но многие его знакомые принимали активное участие, и это пугало его еще больше из-за количества знакомых. Он не знал, участвовал ли он в чем-то злом или добром. Таков мой взгляд.

Д.У.: Какими техниками пользовались вы, ребята, для создания позитивного окружения? Как проходил праздник?

П.П.: Во-первых, мы начинали с того, что делали праздник забавным – эка невидаль!

Д.У.: Понятно.

П.П.: Давайте посмотрим, сможем ли мы это сделать или нет. Многие соглашались, многие нет. “Давайте посмотрим, что можно сделать”. Затем мы рассказывали о том, что произойдет, и какая за этим стоит история. Затем мы демонстрировали людям серебряные столовые приборы. Если бы я знал, что мы собираемся с ними сделать, я бы принес целый ящик столовых приборов. Затем мы раскладывали приборы на столе, в положениях и формах, в которых было абсолютно нереально, чтобы люди делали это, просто держа их как лодку, вилку или нож. [Пит как будто держит серебряный прибор пальцами на одном конце, прибор указывает вверх.] Затее с приборами проделывали все виды вещей. Когда все заканчивалось, прибор выглядел как кусок переваренных высушенных спагетти.

Д.У.: Вы утверждаете, что к приборам даже не прикасались?

П.П.: Ну, их придерживали так, чтобы они не падали на землю.

Д.У.: Я имею в виду, ими не манипулировали рукой?

П.П.: Ох, нет, ими не манипулировали рукой. Да и как можно согнуть прибор, манипулируя им? Если вы думаете, что вилку нужно согнуть, тогда, черт возьми, сгибайте.

Д.У.: Понятно.

П.П.: Вот почему лучше всего это делали старенькие бабули и маленькие дети.  

Потому, что они не знали разницы. И именно поэтому у них все получалось. Им говорили: “Ну, вы можете согнуть вилку своим умом так же легко, как и руками, поэтому, зачем пользоваться руками? Положите их в карманы”.  

 

Д.У.: То есть, если в чьих-то руках находились, скажем, нож или ложка, что было самым странным из того, что видели лично Вы?

П.П.: Ну, хорошо. Представьте себе ложку.

Д.У.: Представил.

П.П.: А теперь представьте, что верхняя часть ложки начинает вращаться как свет полицейского автомобиля, она просто скручивается.

Д.У.: Вот это да!

П.П.: Теперь представьте ручку, сделанную из металла в форме шурупа, только короче. Ложка повернута к вам. Вдруг она начинает поворачиваться, и сейчас она повернута к вам задней стороной.

Д.У.: Вот это да!

П.П.: Иногда ложка немного разогревается. Вот почему это называется “горячей штамповкой”.

Д.У.: Понятно.

П.П.: Иногда людям приходится поглаживать ложку и говорить ей, что делать. А некоторые могут просто ее держать. Через какое-то время людям, которым необходимо говорить ложке, как себя вести, больше не нужно так поступать, поскольку они осознают, что это несущественно.

Д.У.: Хм.

П.П.: Другой способ? Иной мыслительный процесс? Сейчас все хорошо изучено. Поэтому довольно легко вы можете научить процессу людей.

Д.У.: Не могли бы Вы привести пример того, что вы говорите людям? Каковы реальные инструкции, которые вы даете людям, чтобы они могли делать это?

П.П.: До того, как предложить какие-либо инструкции, мы проводим людей через небольшое предварительное тестирование. Это способ предложения инструкций не думать умом. Вы не хотите вмешивать думающую часть ума, потому что люди намертво стоят на своем: “Я не могу”. “Это грешно”. “Если я так сделаю, я попаду в ад”.

Д.У.: Похоже на введение заданных ограничений.

П.П.: Да. Поэтому вместо того, чтобы говорить: “Нет, вы не сделаете…” Люди не собираются вам верить. А если люди не поверят, сначала ничего и не произойдет. Не произойдет и во второй раз. Поэтому вы просто показываете: “Ладно, вот что мы делаем”.  .Сначала мы знакомим людей с тем, что происходит. Мы показываем кое-что из того, что делаем. Мы раскладываем серебро на столе. Затем рассказываем следующее: мы обнаружили, что намного больше людей смогут сделать это, если поймут историю ножей, вилок и ложек. С нее-то мы и начинаем. Мы говорим: “Ох, вот один из приборов моей бабушки. Ее любимая вещь, и мне бы не хотелось изгибать нечто, потому что это чья-то любимая вещь”. Все присутствующие пытаются искать способ побега, потому что думают, что сталкиваются со злом.

Тогда мы переходим к следующему: “Вот как мы выбрали столовое серебро”. И рассказываем. Поймите, мы не рассказываем истории. Мы прибегаем к блошиным рынкам [к неформальному собранию, обычно на открытом воздухе, людей, которые арендуют торговое место и выставляют личное имущество, которое хотят продать людям, ищущим подобные вещи]. Частенько люди не продают старое изношенное столовое серебро, они его просто оставляют. Поэтому мы поясняем: “Люди не хотят тащить это серебро обратно домой, и оставляют его, потому что не смогли продать на блошином рынке”.  .

Д.У.: (Смеется)

П.П.: Затем мы пытаемся отделить серебро, которое могло быть любимой чайной ложкой бабушки. Такое серебро мы выбрасываем. Мы не берем его потому, что кто-то еще может подумать точно так же. То есть, мы выбираем просто старые ножи, вилки и ложки.

Д.У.: Думаю, что я все понял, но хотелось бы уточнить. Вы хотите сказать, что если люди чувствуют, что ложка кому-то дорога, ну, например, любимая бабушкина ложка, им не хочется ее ломать. И, следовательно, никакого сгибания не получится даже если обычно они способны это делать?

П.П.: Именно так.

Д.У.: Ясно. То есть, им нужно…

П.П.: Не то, чтобы ложка не изогнулась. Лично я могу изогнуть ее в любом случае. Дело в людях. У ЛЮДЕЙ может возникнуть эмоциональная привязка. Некоторые… Далее вы опрашиваете людей. Я имею в виду, нечто вроде исследовательского проекта. Вы спрашиваете людей: “Почему вы не хотите сгибать именно эту ложку?” “Потому что думаю, что она могла быть любимой ложечкой моей бабушки или любимым ножом моего дедушки. Они очень похожи. Возможно, для кого-то это настоящее сокровище и т.д. и т.д”. Поэтому мы не делаем таких вещей. Мы стараемся представить столовые приборы обычными. Мы пытаемся пользоваться серебром со штампом “нержавеющая сталь” или просто со штампом “столовая посуда”...  .

Д.У.: Понятно.

П.П.: …обычной, не волнующей столовой посудой.

Д.У.: То есть, не требуется никакого особого металла, например, серебра?

П.П.: Да-да. Может быть любой вид металла. МОЖЕТ быть (серебро), но не обязательно. Не что-то, представляющее собой чью-то фамильную ценность или бабушкин любимый нож для масла, ничего такого. Мы пытаемся делать все обычным.

Д.У.: Ясно.

П.П.: Мы узнавали об этом очень медленно, но зато, когда узнали, случаи наших попаданий в цель значительно умножились.

 

Д.У.: Итак, вы выявили эту часть техники, и теперь снабжаете каждого гостя ложкой, с которой они чувствуют себя комфортно?

П.П.: Нет. У нас есть способ выбора ложек, с которыми люди чувствуют себя комфортно. Мы немного учим их работе с маятником.

Д.У.: Ох, неужели?

П.П.: Мы даем людям большую гайку или болт, подвешенный на конце рыболовной лески, и говорим: “Возьмите этот нож и покачайте…” Обычно на полу мы оставляем большую кучу обычной столовой посуды.

Д.У.: Понятно.

П.П.: Мы говорим: “Выберите 4 или 5 приборов, которые лично вам кажутся хорошими кандидатами”. Обычно люди реагируют так: “Ну, вот этот и этот очень похожи на приборы моей бабушки”, их не выбирают. Люди предпочитают самые обычные вещи. “Хорошо, отложите выбранное сюда. Возьмите что-то одно. Спросите вилку, изогнется ли она для вас. Если она согласна, следуйте дальнейшим инструкциям.

Расположите гайку или болт отвесно или как маятник и смотрите…” Сначала мы просим, скажем, гайку: “Укажи на то, что хорошо. Как ты будешь выражать, что для меня хорошо”. Затем вы просто держите гайку над столовыми приборами. Очень быстро гайка начинает отклоняться влево, или вращаться против часовой стрелки, или по часовой стрелке, вперед и назад, вправо и влево.

А сейчас прервите поток мысли и попросите гайку указать на то, что плохо. Ох, гайка начинает двигаться вперед и назад. В общем, например, в случае “плохо” гайка движется вперед и назад, а в случае “хорошо” вверх и вниз или, соответственно, против или по часовой стрелке. “Теперь вы узнали, как она определяет “хорошо” и “плохо”. Запомните это. Сейчас возьмите эту вилку и спросите, изогнется ли она для вас этим вечером?” И вдруг, бам! Люди не двигают руками, а гайка вращается в виде большой петли…

Д.У.: Верно.

П.П.: …таща за собой руку. “Вот это хорошая вилка” “А теперь тем же способом выберите еще одну вилку”. Вилку из той же сваленной на полу кучи. Люди делают это, а гайка медленно движется, скажем, вперед и назад. “А теперь спросите гайку: “Есть ли какая-то причина, по которой вы не сможете изогнуть вилку?” Вы сразу же получите ответ “да” или “нет”. С какой вилкой “да”, с какой “нет”. Таким образом, люди будут выбирать себе 5 хороших вилок. Мы просим их вернуть оставшиеся приборы в кучу на полу.

Бывают случаи, когда люди выбирают что-то из отобранного другими. Кто знает почему, но мы знаем, что эти приборы ответили: “Я сделаю это”. Теперь у вас есть небольшая кучка. Я говорю: “Возьмите одну из вилок и держите ее вот так [Пит держит вилку за кончик так, чтобы она смотрела прямо вверх]. Я говорю “вилка”, потому что обычно это вилка, с ней легче работать.

Затем я говорю: “Я хочу, чтобы вы согнули ее для меня. Я сознательно требую и прошу, чтобы вы согнули ее уникальным образом”. Мы не ограничиваем людей в том, как они могут это сделать. Поэтому получаем любые комбинации изгибов. Некоторые люди [указывает на верх вилки] будут изгибать один зубец назад, один вперед, другие будут изгибать зубцы вправо или влево, третьи будут сгибать два зубца вправо или влево. В общем, как получится.

Д.У.: Вы говорили, что иногда люди даже не прикасаются к приборам?

П.П.: Это можно делать, разместив руку над, скажем, вилкой. Вы даже можете немного ее подтолкнуть. Вначале иногда требуется небольшой толчок. Я видел, как многие люди, сидели, сидели и пытались это сделать. “Нет, она не изогнется. Она не изогнется”. В таких случаях я говорил: “Придайте ей небольшой толчок”. Люди давали небольшой толчок, и она начинала “болтаться”…

Д.У.: Вот это да!

П.П.: …как будто становилась переваренной лапшой. Она болталась явно вниз от тыльной стороны руки и на ножке появлялись как бы складки…

Д.У.: Вот это да!

П.П.: …складки на ножках. “Ох, сработало!” Когда такое происходило, люди немного пугались. Им становилось трудно сделать это еще раз. Иногда люди делали такое три или четыре раза, а потом говорили: “Посмотрите сюда! Посмотрите, что со мной произошло”. И действительно, кто-то двигался вперед, кто-то назад, а кое-кто из стороны в сторону. Мы выяснили, что это типичные реакции – реакции, исходящие от вилки. Она ведь сделана человеком.

Д.У.: А есть ли люди, которым никогда не удавалось это сделать?

П.П.: Около 15%.

Д.У.: Которые так и не смогли?

П.П.: Я никогда не видел, чтобы они смогли.

Д.У.: Всего 15%?

П.П.: Да, но они…

Д.У.: А остальные 85% могут?

П.П.: Тогда вы спрашиваете их, почему. В среднем, за 30 лет, таких оказалось около 15%. И вы спрашиваете их, почему. Мы всегда обнаруживали что-то новое. В настоящее время вы можете наблюдать праздники гнутых ложек, на которых сделать это удается всего 10% людей, а 50% не способны. Смотрите, например, мы проводили такие праздники для Свидетелей Иеговы. И я никогда не видел, чтобы хотя бы один из них мог это сделать.

Д.У.: (Смеется) Это имеет смысл. Вы утверждаете, что заметили следующее: около 15% людей не могут делать это потому, что в их уме или системе верований присутствует сильная препятствующая блокировка?

П.П.: Ну, мы пытались с этим работать. Обычно всегда имеется мелочь, которую мы обнаруживаем. А кое-чего мы не обнаруживаем; люди просто не могут это делать. Есть много людей, которые считают, что это против их религии.

Д.У.: Хм.

П.П.: Это самое главное. Когда вам попадается человек, который попытается объяснить, почему он не может сгибать столовые приборы, чаще всего это человек, не уверенный в том, корректно ли это с точки зрения его религии.

Д.У.: Пит, если кто-то способен “подтолкнуть вилку”, и она просто болтается как мокрая лапша, значит ли это, что такие люди способны делать нечто большее, чем простосгибать ложки, вилки и ножи?

П.П.: Ну, вот почему мы организовывали такие праздники. Мы выявляли людей, способных делать горячую штамповку. Затем, после выявления, по прошествии определенного периода времени, обычно 3-х или 4-х месяцев, мы обращались к таким людям и говорили: “Эй, у нас намечается еще один праздник. Мы хотим научить, как работать с более крупными вещами, такими как полуосями, железнодорожными костылями и тому подобным. Потом мы обнаруживали, что определенный процент людей, способных делать первое, может работать и со вторым. Они брали торсионный вал Фольксвагена, вернее два небольших вала, имеющих полу-петлю, и делали из них нечто наподобие мозаики – сцепляли их вместе.

Д.У.: Неужели?

П.П.: Вы отправляетесь в компанию Фольксваген в Вольфсбург. Там вы обнаружите два торсионных вала от Фольксвагена, связанных вместе как мозаика, какую можно купить в любых магазинах.

Д.У.: Говорите, Вольфсбург, Германия?

П.П.: Да.

Д.У.: Здорово!

П.П.: Еще вы можете обнаружить, что такие люди способны соединять валы воедино. Есть даже пара валов, подвешенных на стене. Дело в том, что инженеры знают, что не способны изгибать такой материал. Это специальный закаленный материал. Если вы изгибаете его сверх определенной степени, он просто делает бам! и взрывается, превращаясь в небольшую шрапнель. Но такие вещи можно изгибать и дальше. “Ох, вы не можете доводить их до нужного состояния!” Нет, это возможно.

Д.У.: Итак, когда люди начинали совершать подобные вещи, о чем вы их просили, или что с ними делали дальше?

П.П.: Мы учили их делать большее. Такого человека мы могли учить, потому что их воля позволяет это делать.

Д.У.: Понятно.

П.П.: Мы тестировали их, чтобы посмотреть, будут ли они полезными. Итак, у вас есть горстка людей, они работают на компанию, выполняющую тестирование титана или других подобных вещей.

Д.У.: Ясно.

П.П.: Такие металлы формуются нелегко. Вам приходится отливать их, а затем вырезать из металла желаемую часть. Вокруг большого куска металла вы расставляете 5 или 6 таких людей. Металл находится под большим штамповальным прессом или любым видом пресса. Затем начинается обычная процедура: “Соглашается ли металл работать с вами? Хорошо ли это для вселенной? Хорошо ли это для умов людей? Да. Все хотят, чтобы это произошло, металл не возражает”. Затем мы прибегаем к засекреченной технологии. Затем, вдруг, люди говорят: “Хорошо, все готовы, и пусть это случится”. Штамповальный пресс опускается, и будет прессовать металл так, как будто это тесто для пиццы. Получается изготовленная металлическая часть. Ее не нужно отливать, а затем обрабатывать на станке.

Д.У.: Как работает штамповальный пресс? Создает шум?

П.П.: Ну, не больше и не меньше шума, чем он обычно создает. Никакого дополнительного шума. Никакого другого шума.

Д.У.: Когда пресс опускается вниз, это кого-то пугает?

П.П.: Первые несколько раз, а потом превращается в рутину. Люди способны делать это приблизительно около 4-х лет, а потом они утрачивают эту способность.

Д.У.: Неужели? Вы выяснили, почему?

П.П.: Да, потому что через 4 года люди начинают задумываться.

Д.У.: Что?

П.П.: Когда люди не задумываются об этом, делать это легче.

Д.У.: Ну, помню, в 1980-х годах я смотрел телевизионное шоу Это невероятно, в котором описывались матери, дети которых попадали под автомобиль, скажем, Фольксваген Жук. Так вот, мать могла поднять целый автомобиль.

П.П.: Верно.

Д.У.: Работает тот же самый принцип?

П.П.: Абсолютно другой принцип.

Д.У.: Другой?

П.П.: Да.

Д.У.: Тогда что происходит, когда человек может поднимать автомобиль?

П.П.: В таких случаях люди хотят сделать что-то для своей матери, отца, детей, соседа или кого-то еще. Они желают сделать что-то бескорыстное. Они слышали о таком. Они слышали, что такое происходит. Поэтому их ум работает так: если обстоятельства позволяют, это можно сделать. Они просят Бога о помощи, многие просят, очень многие. Они призывают на помощь и кое-что другое, что формирует их ум, – религию или какие-то тексты, в которых говорится, что такое возможно, что это можно сделать. Это нормально. В любом случае, на такое действие вам необходимо получить разрешение.

Д.У.: Понятно.

П.П.: Поэтому вы просите, а затем просто действуете. В таких случаях подъем машины равносилен подъему суфле.

Д.У.: Хм.

П.П.: Вы просто подбегаете, хватаетесь и поднимаете. Они знают, что в какой-то момент автомобиль опустится, поэтому не думают о том, сколько времени им удастся его удерживать. В некоторых случаях автомобиль удерживался часами…

Д.У.: Хм.

П.П.: …до тех пор, пока не приходила помощь. А вот если они начинали думать: “Ох, я не смогу…” Тогда они сразу же переключали мысли на другое. И вновь, если они начинали думать: “Ох, я знаю, что не смогу удерживать машину целый час…”

Д.У.: Хм.

П.П.: …тогда, в конце концов, автомобиль опускался. Видите ли, все открыто. Все доступно. Когда вы понимаете и достаточно тренируетесь, это ничто. Это очень легко делать.

Д.У.: Инсайдер, которого я называю Джейкоб… Когда мы сидели все вместе и беседовали, я вдруг услышал “динь”. Я спросил: “Вы слышали?” Вы не слышали, Джейкоб не слышал, и пригласившая нас женщина не слышала. Все продолжали разговаривать. Следующее, что я помню, я взял свою вилку, положил на тарелку, и тарелка развалилась на две части.

П.П.: Я хорошо это помню.

Д.У.: В таком случае, представляется, что… Я имею в виду… Я просто хочу спросить Вас напрямую. Не думаю, что совершил это посредством телекинеза. Скорее это был некий вид направленного энергетического оружия, угрожавшего нам из-за того, о чем мы говорили.  .Мне просто любопытно Ваше мнение о том, что это могло быть.

П.П.: Не думаю, что дело в этом. Полагаю, это весьма типично для многих феноменов.

Д.У.: Ох, неужели?

П.П.: Думаю, это произошло естественно… Вот что произошло… Когда вы смотрите на последовательность, на все, что я видел и с чем экспериментировал, представляется, что это естественно. Произошел просто небольшой психический сбой или щелчок, и в то время развалилась тарелка.

Д.У.: Ах.

П.П.: Когда вы кладете вилку на тарелку, она как бы проделывает остаток пути. Основываясь на том, что происходило, это был некий вид реакции. Кроме того, как Вы знаете, Джейкоб был уникальным человеком.

Д.У.: О, да.

П.П.: Он выступал против всего, что Вы думали о вселенной. Он не рассказывал всей правды. Он был мошенником… И вселенная восстала против него.

Д.У.: Хм.

П.П.: Таково мое мнение.

Д.У.: Понятно.

П.П.: Впрочем, я могу и ошибаться.

Д.У.: Конечно.

П.П.: Я многое повидал, и таково мое мнение.

Д.У.: Помню, я читал… По-моему это была книга Чарльза Берлица, но я не совсем уверен, потому что это было много-много лет назад. Тогда я читал сотни и сотни книг…

П.П.: Ну, когда речь заходит о психических исследованиях, Чарльз Берлиц был особым человеком.

Д.У.: Ох, неужели?

П.П.: Он был хорошо известным исследователем психики всех времен и народов.

Д.У.: Да, безусловно. Помню, я читал, что Ури Геллер сгибал ложки даже по радио. Это не было даже телевизионное шоу. Люди слышали волнение других людей, на глазах которых сгибались столовые приборы.

 А у детей всей страны снова пошли остановившиеся часы. Помню, что слышал, как маленькие дети начинали делать то же самое. В одном случае в буфете со столовым серебром одновременно изогнулись все ложки, ножи и вилки.

П.П.: Да, точно такая же проблема возникала у Джека Хоука, когда он проводил много праздников гнутых ложек в компании Локхид. После каждого такого праздника, люди, живущие по соседству, жаловались на то, что на следующий день все их вилки и ложки оказывались согнутыми и скрученными.

Д.У.: Не может быть?

П.П.: Да, такое происходило очень часто.

Д.У.: Вот это да!

П.П.: И нам приходилось учиться конкретике. “Эти вилки” и “эти ложки” не должны быть соседскими.

Д.У.: Вы шутите?

П.П.: Нам приходилось их выпрямлять. И тогда соседи, столовые приборы которых по какой-то причине оказывались согнутыми, приходили и говорили: “Все мои согнутые ложки и вилки сейчас выпрямились”.

Д.У.: Ох, вот это да!

П.П.: У нас было много подобных инцидентов, я имею в виду в процентном соотношении. Не стоит ожидать, что такое будет происходить с самого начала. Вдруг, 10% вилок соседей выпрямляются.

Д.У.: Здорово!

П.П.: Тогда нас очень заинтересовало исследование эффекта расстояния. Когда мы начали изучение действия на расстоянии, мы обнаружили, что такое происходит по всей стране. Причем происходило нечто намного большее, чем мы думали, не имеющее никакого отношения к действию на расстоянии. Вопрос стоял не “здесь и сейчас”, а “где и когда”. Так вот, мы обнаружили, что большая часть коммуникации… Мы изучали многое в связи с коммуникацией. Тогда одной из основных задач стала попытка обнаружить следующее: как “приказать” находящейся под водой подводной лодке запустить крылатые ракеты?   .

Д.У.: Хм.

П.П.: К этому проявлялся повышенный интерес. Оказалось, что самым лучшим способом общения было общение с помощью растительной жизни, реагировавшей на контроль человека.

Д.У.: Понятно.

П.П.: Если вы найдете растение, способное клонироваться… Одни способны, другие нет. Некоторые растения, очевидно, и разместили здесь для этого. Итак, если вы берете растения и разводите их отдельно одно от другого… Все растения очень чувствительны к склонности размножаться от… Есть растение, которое называется “адамово дерево”, оно растет в Китае. Китайцы отрубали руки всем, кто пытался украсть семена адамова дерева. Ну, вам и не нужно семя этого дерева, достаточно пары клеток, и дерево будет размножаться.

Вы можете взять растение и извлечь из него клетки. Тогда вы можете стимулировать одно растение, и где бы ни находилось другое растение – на расстоянии вселенной, звезды или планеты – вы можете сделать что-то здесь, и другое растение будет реагировать.  .

Д.У.: Да, во многом похоже на исследование д-ра Клива Бакстера.

П.П.: Именно. Клив – блестящий ученый.

Д.У.: Вы хотите сказать, что тем же видом коммуникации можно воспользоваться в случае общения с подводными лодками?

П.П.: Именно так это делается.

Д.У.: То есть, каким-то образом, когда люди выполняют телекинез, сгибание ложек, они генерируют тот же вид нелокального изгибающего ложки сигнала?

П.П.: Ну… Самое большее, что можно сказать, он нелокален.

Д.У.: Понятно.

П.П.: Я все еще думаю, что по какой-то причине… Не на основании моих экспериментов… Знаете, представляется, что это будет прекрасно работать весь путь до Плутона, но дальше за планетой это может работать не очень хорошо. Ну, да дело не в этом. Сигнал работает везде, лучше или хуже.

Д.У.: Также, Вы упоминали д-ра Руперта Шелдрейка. В ходе нашего с ним интервью я спрашивал его об исследовании определенных кристаллов, которые кристаллизуются очень долго. А потом, вдруг, во вселенной что-то меняется, и все они могут кристаллизоваться. Где бы они не находились во вселенной, кристаллизация одновременная. Происходит какое-то изменение в базовой физике, изменение того, как соединяются эти химические реагенты, эти кристаллы.

П.П.: Да, они здесь для того, чтобы подчиняться вам.

Д.У.: И это один из больших секретов.

П.П.: А мы до сих пор относимся к этому так: “Ох, те, кто сгибают ложки, совершают грех; они отправятся прямиком в ад. И т.д. и т.п. Они не должны так поступать, потому что мы этого не желаем или не позволяем”. Но вы можете научиться позволять. И тогда все будет прекрасно работать.

Д.У.: Ну, это было классно. И хотя мы существенно превысили время, отведенное на данный эпизод, все было потрясающе. Пит, огромное спасибо. А всех остальных благодарю за внимание.



[1].... Янки-Дудл – популярная песня среди американских солдат в годы Войны за независимость.



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (0)   Оценка:
Пока комментариев нет

Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio