Космическое Раскрытие – 13: Институт прогрессивных исследований - Божественный Космос

Интервью Эмери Смита с Ричардом Доти

Космическое Раскрытие – 13: Институт прогрессивных исследований

Интервью Эмери Смита с Ричардом Доти

Вторник, 11 мая 2021 года

Э.С.:Сегодня в программе Космическое Раскрытие мы вновь беседуем с Ричардом Доти, отставным специальным агентом, служившим в Управлении Специальных Расследований (УСР) ВВС и непосредственно вовлеченным в дела, связанные с НЛО и инопланетянами. Сейчас мы обсуждаем Вашу работу в Институте прогрессивных исследований (ИПИ) и другие взаимоотношения. Ричард, добро пожаловать на программу!

[more]

Р.Д.: Спасибо, Эмери. Рад быть здесь.

Э.С.: Возвращаясь в 1994 год… Вы ведь тогда работали в Институте прогрессивных исследований, не так ли?

Р.Д.: На семинаре я встретился с д-ром Хэлом Путхоффом, который был директором ИПИ в Остине.

Д-р Хэл Путхофф, Директор Института прогрессивных исследований

Он знал меня и раньше через “Кита” Грина, с которым я работал в разведывательном сообществе.

 

Кристофер “Кит” Грин, врач, доктор наук, сотрудник ЦРУ (1969-1985) 

“Кит” и представил меня Хэлу.

Э.С.: Какие громкие имена, верно?

Р.Д.: Да уж. В итоге Хэл попросил меня поработать для него. Поэтому в 1994 году я принял решение начать работать с д-ром ХэломПутхоффом, сначала неполный рабочий день.

Э.С.: Д-р Хэл Путхофф был вовлечен в работу многих, конечно, высокоуровневых программ и изучение неопознанных воздушных феноменов. Что бы Вы могли рассказать об этом? Какова Ваша роль во всем этом?

Р.Д.: В Институте д-р Путхофф занимался непосредственно проектами Управления перспективного планирования научно-исследовательских работ Министерства Обороны США (DARPA) и другими проектами, преимущественно связанными с энергией. У него была теория, что энергетические устройства, как инопланетные, так и, возможно, наши, в будущем могли бы работать на том, что он называл энергией нулевой точки. Этим он и занимался. Д-р Путхофф просил меня заниматься расследованием на местах, идти и собирать данные, необходимые для продвижения его исследования в лабораториях. Также он просил меня быть связующим звеном с разведывательными агентствами США и другими агентствами внутри правительства США. Я согласился это делать.

Э.С.: Рик, с какими именно трехбуквенными агентствами Вы реально работали как посредник?

Р.Д.: Я работал с ЦРУ, как с нынешними работниками, так и бывшими. Об этом я и собираюсь поговорить. Моим по-настоящему… первым проектом было взаимодействие с одним из бывших директоров ЦРУ. Также я имел дело с Управлением военной разведки (DIA). У меня был налажен контакт внутри Управления. Кроме того в этих агентствах, ЦРУ, DARPA и DIA, были люди, которых Хэл знал лично; Он и представил меня им. В общем, у меня появились контакты в разных агентствах, а также в DARPA.

Я поддерживал контакты, узнавал и заводил новые контакты в разведывательных агентствах, пытаясь получить информацию, которой они могли бы поделиться со мной и которая помогла бы д-ру Путхоффу в его исследовании.

Э.С.: Кто был Директором ЦРУ в то время?

Р.Д.: В 1994 году ЦРУ пребывало в ведении администрации Клинтона. И у меня не было контакта с тем конкретным человеком.

Э.С.: Понятно.

Р.Д.: Моим первым проектом было налаживание контакта и получение информации от Ричарда Хелмса, бывшего Директором ЦРУ несколько лет назад.

 

Ричард Хелмс, бывший Директор ЦРУ (1966-1973) 

Впервые я познакомился с Ричардом Хелмсом на встрече группы Вольер. Думаю, я упоминал о нем в одном из эпизодов программы Космическое Раскрытие.[1] Это случилось примерно в 1980 году. Он приходил на встречу. Хелмс больше не был Директором ЦРУ, но, знаете, стоит вам раз связаться с разведывательным сообществом, и вы останетесь связанным с ним навсегда, особенно если вы были Директором.

Я встретился с ним; мы стали друзьями. Казалось, он просто взял меня под свое крыло. С тех пор он делился со мной большими массивами сведений. В общем, я созвонился с Ричардом Хелмсом и наладил с ним контакт. В следующие несколько месяцев он познакомил меня с некоторыми другими людьми. Хелмс делился со мной многими сведениями в связи с ролью ЦРУ в исследовании и категоризации информации, а также в связи с инопланетянами и НЛО.

Э.С.: Что рассказывал Вам м-р Хелмс относительно инопланетян и НЛО?

Р.Д.: В 1959 году, когда он был молодым офицером разведки, его посвятили в тему НЛО. На его глазах произошел инцидент… Тогда он был главой подразделения. Инцидент, включавший инопланетный контакт. Тогда-то его и осведомили о программе. Он получил почти те же сведения, что и я.

Первая часть брифинга включала информацию о наших первых контактах с инопланетной расой. Речь идет об инциденте в Розуэлле. Хелмс рассказывал мне все о том, как его посвятили в инцидент в Розуэлле, о местах крушения в Короне и Магдалене. В общем, те же сведения, что и переданные мне.

 

Затем, конечно, он приводил подробности и детали о роли ЦРУ в сборе информации, хотя ЦРУ играло намного большую роль в сборе сведений за рубежом, чем внутри страны. Еще он рассказывал о других контактах с инопланетянами, в которые было вовлечено ЦРУ. Повторяю, большая часть контактов имела место за океаном.

В частности, он поведал об инциденте, произошедшем в Норвегии, на севере Норвегии. Там находится база НАТО. Вот там-то и состоялся контакт, о котором рассказывал Хелмс. Полагаю, это было в 1956 или 1957 году, вовлечение ЦРУ. Оперативники пошли и вступили в контакт с людьми, наблюдавшими приземление на севере Норвегии.

Возвращаясь в те дни, тогда в воздухе всегда витала угроза того, что НЛО окажется советским летательным аппаратом, возможно, нового дизайна, или экспериментальным самолетом, на котором летали Советы. В тот период времени ЦРУ было относительным новичком, поскольку появилось в 1947 году. Если можно так выразиться, новыми людьми в квартале. В те дни они пытались собрать как можно больше разведывательных данных, особенно в связи с угрозой инопланетного контакта или с тем, что большинство ученых в ЦРУ считали вероятными советскими космическими кораблями.

Со временем Хелмс посвятил меня во многие другие разные инциденты, которые происходили… одни в Советском Союзе, другие в странах Восточного блока, третьи в Китае. Сведения, собранные ЦРУ.

Э.С.: Не могли бы Вы рассказать подробнее, что происходило на встрече в северной Норвегии?

Р.Д.: Ну, единственное, что поведал Хелмс, это приземление НЛО на базе НАТО в северной Норвегии. Там имел место контакт с одним инопланетянином, вышедшим из корабля. Хелмс не описывал никаких других конкретных деталей, кроме взаимодействия между инопланетянином и членом НАТО.  Полагаю, представителем НАТО оказался служащий ВВС Норвегии. В общем, состоялся контакт, и ЦРУ его расследовал. Никакие другие детали мне неизвестны. В больших или меньших подробностях Хелмс предлагал обобщения того, что в те времена ЦРУ знало о феномене НЛО.

Э.С.: Делился ли он с Вами большим объемом информации, которая Вам была неизвестна?

Р.Д.: О, да. Почти все, что он рассказывал, связано с контактами ЦРУ с инопланетными расами и инцидентами в Восточной Германии, в Лейпциге, внутри России, рядом с конкретным местом в Латвии и так далее. Я ничего не знал об этих наблюдениях. Меня никогда в них не посвящали. Поэтому я был очень заинтересован слушать то, что он мог поведать. Конечно, в 1994 году, когда я впервые вступил в контакт с Хелмсом, я не имел никакого отношения к разведке. Но меня очень интересовало все, что он знал. Короче, он поделился со мной огромным объемом сведений, правда не во многих деталях, но он говорил, что во время его работы в ЦРУ агентство было сильно вовлечено в тему феномена НЛО.

Э.С.: Тогда каким образом… ЦРУ и ИПИ, какая связь? В чем состояла основная роль?

Р.Д.: Ну, д-р Путхофф занимался многими вещами, о которых я не был осведомлен и в которые меня не посвящали. Он общался со множеством разных агентств по поводу технологии и исследования. Моей работой было идти, общаться и пытаться наладить контакты в разных агентствах. Например, Хэл хотел, чтобы я общался с определенным человеком внутри ЦРУ, который, кстати, и сейчас работает в ЦРУ, поэтому я не могу назвать его имя, поскольку тот человек был полевым оперативником и обладал обширной информацией о технологии.

А самым изначальным интересом д-ра Путхоффа была технология, или сведения о технологии, а также продвинутое исследование, которое, возможно, проводило ЦРУ. Конечно, Хэл не хотел, чтобы я пытался шпионить за ЦРУ или делал нечто подобное. Все, что я хотел делать, это быть приятным с человеком, с которым вступал в контакт.

Э.С.: Когда Путхофф получал всю информацию от всех агентств обо всех событиях, что он делал со всеми этими сведениями? Куда они переправлялись из Института?

Р.Д.: Хороший вопрос. Я не был посвящен в это. Полагаю, что д-р Путхофф работал рука об руку с DARPA.

Э.С.: Понятно.

Р.Д.: В DARPA был специальный отдел, имевший дело с экзотической технологией.

Управление перспективного планирования научно-исследовательских работ Министерства Обороны США

Они не называли ее НЛО или инопланетной, просто экзотической технологией. У них были разные компании. DARPA, о котором я собираюсь поговорить позже, было агентством, контролирующим продвинутое исследование и развитие. Они хотели, чтобы другие места – поскольку у них не было ученых, а только компании, другие сущности внутри исследовательского сообщества – изучали то, что у них есть, и подкидывали идеи относительно того, что это, или как исследование можно развивать и понимать.

Именно тогда и появлялся Институт д-ра Путхоффа. Поэтому я реально не уверен в том, как все взаимодействовало. Я имею в виду, что меня не посвящали во все, чем занимался д-р Хэл Путхофф. Я уверен лишь в том, что было место, куда он отсылал свою информацию, свое исследование. Многие сведения оставались в лаборатории. Также в ИПИ Хэл пытался обратно восстанавливать все, что только можно.

Э.С.: Могло ли быть так, что Хэл Путхофф получал устройства, части корабля или чем бы это ни было, а затем именно он выносил вердикт: “Это мы оставляем и изучаем, это нужно отправить в DARPA, это в компанию Рейтеон, а это в другие корпорации”?

Р.Д.: Да. Знаете, возможно, он так и поступал. Есть много коммерческой информации, которой я не могу делиться, хотя и посвящен в нее. Поэтому да, в некоторых смыслах это правда. Большая часть того, что получал Путхофф… Он заключал контракты на определенные вещи, но не занимался ничем вне сферы своей работы. Я имею в виду, он не был, скажем, индивидуалистом. Хэл заключал контракты и так далее с компаниями за пределами моего знания об этом.

Э.С.: Что рассказывал Вам Хелмс об обратном восстановлении инопланетных кораблей, разных инопланетных инструментов?

Р.Д.: Ну, он обладал многими сведениями о том, что знало ЦРУ. Конечно, речь идет о 1960-70-х годах. У них определенно были… Знаете, Хелмс называл их “безделушками”. Он говорил: “Мы получаем безделушки”. Это его любимый термин. Он всегда пользовался словом “безделушки”. И чем больше я его узнавал, тем больше убеждался в том, что слово “безделушки” означало “полученное от инопланетян”. У них были…

ЦРУ имело контакты, которыми не делилось ни с какими другими агентствами. Они получали сведения и “безделушки”, которыми опять же не делились ни с какими другими агентствами. Я всегда надеялся, что Хелмс откроется мне и расскажет, чем были “безделушки”.

Э.С.: Пожалуйста, расскажите подробнее о том, что означают “безделушки”.

Р.Д.: Хорошо, но знаете, есть вещи, о которых он не хотел или не мог говорить.

Э.С.: Естественно.

Р.Д.: Я действительно не уверен в том, чем были “безделушки” и для чего они использовались. И вот одна интересная вещь о Ричарде Хелмсе… Я уже упоминал об этом раньше, в одном из эпизодов: в группеВольер Хелмс изначально имел псевдоним Ястреб. Об этом знали всего несколько людей. Д-р Хэл Путхофф тоже был членом группы Вольер; он знал о положении Ричарда Хелмса в группе, и какВольер вписывается в его лабораторию.

Э.С.: Можно ли сказать, что захваченные инопланетяне тоже подпадали под категорию “безделушек”?

Р.Д.: По-моему, некоторые ссылки на “безделушки”, используемые Ричардом Хелмсом, означали захваченных инопланетян, а не то, что было оставлено как подарок. Много раз он упоминал о том, что при контакте с инопланетянами всегда превалирует враждебность. В подробности он не вдавался. И я понимал это так, что были инциденты с захватом инопланетян. Но учтите, что это говорю я, а не он.

Э.С.: Конечно.

Р.Д.: Повторяю, я понял это так, что были инциденты, в ходе которых либо ЦРУ, либо какая-то другая военная организация захватывала инопланетян, а затем каким-то образом опеку над ними получало ЦРУ.

Э.С.: Что они делали с захваченными инопланетянами? Куда забирали инопланетян, где их допрашивали или сажали в камеры? Что с ними делали?

Р.Д.: Ну, все, что говорил Хелмс… Как-то раз я спросил: “Если вы захватываете инопланетянина, что вы с ним делаете?” Он ответил, что у них есть специальные места. Я не знаю, были ли они внеЗоны 51. Поскольку с начала 1950-х и до 1975 или 1976 года Зоной 51 владело ЦРУ. Я имею в виду, что ВВС пользовались ею, но самим сооружением владело ЦРУ.

Э.С.: Интересно, оказывались ли захваченные инопланетяне в лаборатории д-ра Хэла Путхоффа?

Р.Д.: Я никогда не видел там ни одного из них, но осведомлен об инциденте, когда ученые, работавшие в лаборатории д-ра Путхоффа, отправлялись в другие места, чтобы исследовать не только инопланетян (в тот раз это было тело), но и все то, что инопланетяне имели в своем распоряжении. Меня там не было, поэтому я не знаю, что это, и я не ездил с учеными, но знал, чем они занимались. Они ездили что-то исследовать в 1990-х годах. Думаю, они изучали артефакты или объекты, устройства, которые инопланетяне… которые они получили от инопланетянина.

Э.С.: То, что подтвердили двое Ваших коллег?

Р.Д.: Да.

Э.С.: Частью каких других проектов Вы были в Институте?

Р.Д.: Я участвовал в поездке в Южную Дакоту, чтобы поговорить с ранчеро о возможных обломках, которые он извлек с места крушения НЛО. Из разных источников внутри разведывательного сообщества я узнал, что в 1970 году над ранчо или рядом с ним приземлился или потерпел крушение объект. Это было в Spearfish, Южная Дакота. В 1970 году, зимой 1970 года. Полагаю, в декабре 1970 года. Персонал базы ВВС Элсуорт послал туда специальную команду для обнаружения и изъятия обломков на месте крушения. Дело было зимой. На земле много снега.

Весной ранчеро и другой работник отправились на место крушения. Снег растаял, и они нашли кое-какие обломки. Ранчеро их сохранил. Позже репортер из газеты – я занимался этим в 1994 году – разговаривал с ранчеро о месте крушения.

Э.С.: А как об этом узнал репортер?

Р.Д.: Ну, что-то потерпело крушение. Тут же ВВС сочинили ложную историю, запустили дезинформацию.

Э.С.: Ну, что Вы; они никогда так не поступают. (Смеется)

Р.Д.: Они послали… В 1970-х годах они сочинили историю о том, что из бомбардировщика Б-52 выпала какая-то капсула. Бомбардировщики Б-52 дислоцировались на базе Элсуорт. Капсула выпала возле фермы ранчеро. Вот такая история. Репортер подумал, что здесь кроется нечто большее, но сам ранчеро никогда не рассказывал репортеру о чем-то другом. Я не знаю, что это было; меня там не было. Появились ВВС, все подчистили и ушли. Вот и все.

Потом появился исследователь MUFON из Южной Дакоты, с которым я вступил в контакт через Билла Мора. Он думал… Поговорив с другими очевидцами, он обрел основание полагать, что возле Spearfish произошло крушение НЛО. В общем, разведывательное агентство, Управление военной разведки (DIA)… Из источника в DIA я узнал, что на самом деле это был НЛО, и что они думали, что там должны были остаться обломки. Так я отправился в Южную Дакоту, на место крушения, поскольку у меня были координаты GPS.

Там ничего не осталось, что я мог бы видеть. Тогда я пошел и связался с ранчеро. Он был очень старым. В основном, я имел дело с его сыном. Я спрашивал, не находили ли они когда-нибудь чего-то на месте крушения. Сын ответил, что у них есть сувенир. “Ох, вы храните сувенир?” “Да, но я не сказал об этом ВВС. Это наша собственность, и все земли здесь наши”. Знаете, я с этим не согласился. Я больше не работаю ни на правительство, ни на федеральное агентство, ни на что-либо другое.

Я поинтересовался: “Вы никогда не думали, что сувенир может оказаться опасным, радиоактивным или чем-то в этом роде?” Сын сказал, что они не держат его в доме. Я спросил, не мог бы я на него взглянуть? У меня был документ, удостоверяющий, что я работаю на ИПИ. Я объяснил сыну, что мы очень заинтересованы в этой вещи, в любом виде обломков, и мы бы хотели просто посмотреть на них и, возможно, исследовать их, если они найдены на месте крушения.

Сын сказал: “ВВС говорят, что это выпало из бомбардировщика Б-52”. “Я бывал на базах ВВС, и, если бы это выпало из Б-52…” Большая часть сказанного далее была неправдой, тем не менее я предложил: “Возможно, я мог бы опознать предмет и сказать да, это из Б-52 или не из Б-52”. Сын возразил: “Они утверждали, что это капсула на Б-52, которой летчики пользуются как системой наведения; именно она и выпала”. Я подтвердил, что знаком с нею. И это так и было. “Это то, что называется системой MSQ-81. Место взрыва. Система наведения”.

Сын согласился: “Ох, ладно”. Постепенно он начинал верить тому, что я говорил, большая часть которого была правдой, а кое-что я просто придумал на ходу, поскольку пытался заполучить сувенир. Сын предложил показать мне сувенир. Он перешел в другую часть дома и спустился в подвал. Я не пошел вместе с ним. Он принес ящик и открыл его. И, как и следовало ожидать, он вынул объект, а я знал, что это такое. Объект был 60 см длиной, 15 см шириной и 5 см толщиной. Прозрачный и твердый, как кусок плексигласа, с ободком, твердым, толстым черным ободком вокруг.

Я видел такие раньше, поскольку это было энергетическое устройство, найденное в инопланетном космическом корабле в 1947 году. Я видел его в ИПИ, когда Хэл Путхофф пытался выяснить, что это такое. Хэл был уверен в том, что это устройство энергии нулевой точки. Я посмотрел на вещь и сказал: “Знаете, думаю, это энергетическое устройство”. В тот момент сын мне не поверил: “Вы пускаете мне пыль в глаза, я не верю”. Я сказал: “Нет-нет, я серьезно. Полагаю, это некий вид инопланетного энергетического устройства Нам бы хотелось его исследовать”.

Я начал говорить, что представители ИПИ могли бы приехать и исследовать сувенир. Или: “Если бы Вы позволили мне его забрать, я бы непременно, вернул его Вам. Мы могли бы даже заплатить за него”. Я не был уполномочен предлагать такое. Но я подумал: если бы д-р Путхофф знал, что это энергетическое устройство, он бы сказал: “Мы бы изыскали какую-то сумму или, возможно, обратились бы к DARPA или кому-то еще, чтобы изыскать деньги”.

В общем, сын подумал-подумал и сказал: “Забирать Вы его не заберете, но можете исследовать его здесь. Вы можете делать с ним все, что захотите”. Я сделал фотографии, много фотографий. И даже попытался соскрести немного материала, но не смог. Ничего не соскреблось. В итоге сын произнес: “Я соглашусь, если смогу присутствовать. Если вы, ребята, хотите прислать ваших ученых, я буду сидеть с ними и позволю им делать с сувениром все, что нужно, но я намерен при сем присутствовать”. Я ответил: “Ладно, это справедливо”. С тем я улетел обратно в ИПИ. Они согласились и послали туда ученых. Я с ними не ездил.

Э.С.: Понятно.

Р.Д.: Ученые отправились на ранчо и, конечно, обнаружили то, что очевидно уже запатентовано с того момента.

Э.С.: Как Вы думаете, почему такие артефакты настолько значимы для агентств?

Р.Д.: Потому что они обладают инопланетной природой. Агентства пытаются продвигать нашу технологию, пытаются понять, увидеть, сможем ли мы что-то обратно восстановить. Я имею в виду, ЦРУ нанимало ученых, особенно на начальных стадиях, преимущественно связанных с иностранной разведкой, иностранной технологией, которую они пытались понять, а именно, технологии Советов, стран Восточного блока, Китая. Если бы они смогли заполучить нечто инопланетное, обратно восстановить, и воспользоваться им против своих врагов, это был бы шаг вперед.

Э.С.: Такое происходило?

Р.Д.: Убежден, что да. Я видел многое, о чем не могу говорить. И это убедило меня в том, что, без тени сомнения, мы обратно восстановили кое-что и сейчас имеем это в своем арсенале.

Э.С.: Рик, я с Вами согласен. Мы так быстро перешли с лошади и повозки к приземлению на Луне. Посмотрите на экран плазменного телевизора и на инфракрасные очки; мы ведь не такие умные, не так ли?

Р.Д.: Нет. Полагаю, что лейтенант-полковник Фил Корсо был абсолютно на 100% прав в том, что делал. Сейчас, к сожалению, он уже умер. Но с тех пор вперед вышли другие люди, более низкого уровня, которые заявляют: “Я работал с полковником Корсо в Пентагоне” или “Я ездил с ним в определенное место”. В общем, я думаю, что вскоре мы обнаружим следующее: все, что рассказывал лейтенант-полковник об обратном восстановлении, за которое отвечал, правда.

Э.С.: Как Вы считаете, есть ли у нас корабли, способные летать на энергии нулевой точки?

Р.Д.: Я думаю, что у нас есть корабли, которые пользуются энергией нулевой точки для получения электричества или работы силовой установки.

Э.С.: Для антигравитационного двигателя?

Р.Д.: Да, но я не уверен, является ли он реальной силовой установкой, которая пользуется энергией нулевой точки. Но я почти убежден, что он входит в силовую установку. Поскольку энергетическое устройство, полученное от инопланетян и с других мест крушения представляет собой силовую установку. Скажем, ну как электрический генератор. Он обеспечивает энергией все, начиная с маленькой лампы накаливания и кончая целым городом и его окрестностями.

Именно он обеспечивает энергией космический корабль, инопланетный космический корабль. Силовая установка – это нечто другое. Вообще-то я не технарь; меня никогда не посвящали во все это. Но я знаю, что силовая установка… Они находятся в кораблях.

Э.С.: Есть ли у нас корабли, способные летать с использованием обратно восстановленных технологий?

Р.Д.: Я бы не стал официально утверждать, что мой прошлый опыт или прошлая работа, в ходе которой я видел кое-что или имел доступ к чему-то… А вот мое неофициальное мнение, что да. У нас имеются корабли, способные летать либо с использованием антиматерии, либо кое-каких экзотических… Не знаю, что это такое, но какая-то экзотическая обратно восстановленная инопланетная технология. Я видел полет космического корабля, когда был в Зоне 51. Это не был обычный корабль. Он мог делать то, чего не могли делать F-117 или F-22 или У-2, или любой другой самолет, имевшийся в нашем арсенале.

Хотя мне никто и ничего не говорил, я мог сложить два и два и понять, что это обратное восстановление. Хотя мне говорили, что это один из наших кораблей. Я спрашивал, какой системой он пользовался? Мне отвечали, что полученной от друга и это все. Поэтому, повторяю, сложив два и два, можно ответить “да”. Я видел, как летает что-то, чего я не мог понять. О таких вещах говорил Боб Лазар. Я считаю… Очевидно, это было в S-2. Лазар называл это S-4.S-4 – это подземное сооружение, а S-2 – весь комплекс. Я имею в виду, разница просто в названии. И когда Боб говорил со мной и рассказывал о том, чем занимался, и как именно вы попадали в сооружение, я понимал, что он действительно там бывал.

Э.С.: Есть ли у Вас коллеги, согласные с Вашим мнением, которое Вы только что выразили?

Р.Д.: Есть и много, включая ученых и персонал ИПИ, обладающих знанием гораздо шире моего, техническим знанием и опытом, которых не было у меня. Все они говорили: “Да, у нас имеются корабли, способные делать подобные вещи”.

Э.С.: Рик, и вновь это потрясающая информация. Как всегда, Вы просто кладезь сведений. Большое спасибо за участие в программе.

Р.Д.: Благодарю, Эмери.

Э.С.: Меня зовут Эмери Смит; это программа Космическое Раскрытие. До следующей встречи.





Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (0)   Оценка:
Пока комментариев нет


Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio