Космическое Раскрытие – 16: Рептилоиды и ящеры: Дипломатические и военные перспективы - Божественный Космос

Интервью Эмери Смита с Тимом и Рэнди Крамером

Космическое Раскрытие – 16:

Рептилоиды и ящеры:  Дипломатические и военные перспективы

Интервью Эмери Смита с Тимом и Рэнди Крамером

Вторник, 15 февраля 2022 года

Э.С.: Сегодня в программе Космическое Раскрытие с нами Тим, советник по тактике из Германии. Он анализирует, прогнозирует и предлагает разные стратегии в связи с инопланетными группами, пребывающими в контакте с Землей. Также сегодня к нам присоединяется капитан Рэнди Крамер, утверждающий, что является публичным представителем Специального подразделения корпуса морской пехоты США. Джентльмены, добро пожаловать!

Тим: Спасибо за приглашение!

Р.К.: Рад быть здесь!

[more]

Э.С.: Не очень часто на съемочной площадке мы имеем двух гостей одновременно, поэтому это будет очень волнующий день. И я хочу начать с разговора о Драконийцах-рептилоидах, с которыми у Вас, Рэнди, имеется огромный опыт работы!

Р.К.: Ну, возможно, когда я узнал о них впервые, это были просто слухи, сплетни и все такое. А вот первый опыт общения с ними состоялся тогда, когда я служил в СЗМ, когда мы реально пытались завоевать Марс. Нам пришлось ввязаться в крупное сражение между группой земных людей, группой коренных рептоидов и группой коренных инсектоидов. Приземлился посадочный модуль, и это оказалось весьма драматическим событием. Тогда я впервые почувствовал и увидел их!

Э.С.: Для аудитории, СЗМ – это… !

Р.К.: Сила защиты Марса!

Э.С.: Понятно!

Тим: Знаете, моя функция – относиться ко всему более дипломатично. А вот Вы служили в армии и все еще служите. Вы все еще служите?!

Р.К.: Безусловно, да, все еще имею служебное звание и допуск. Вы правы!

Тим: Здорово. Как Вы думаете, прямо сейчас каковы реальные взаимоотношения Драконийцев и земных людей?!

Р.К.: Прямо сейчас минимальные. Я бы сказал, что, возможно, в конце 1990-х или начале 2000-х годов мы начали выгонять Драконийцев из земного пространства. Насколько мне известно, прямо сейчас на поверхности Земли их осталось менее 100. За ними охотились, поэтому я считаю их старой проблемой. Чаще всего, когда люди хотят говорить о них или их влиянии, вы реально рассуждаете о прошлом, и совсем немного относящемся к будущему. Однако это не означает, что они не являются проблемой в большей вселенной. Поскольку они все еще там, но мы выгнали их из нашего первичного пространства. Сейчас они и близко не представляют собой такую большую проблему, как было в прошлом. В этом можете быть уверены!

Тим: То есть, как я понимаю, и исходя из того, что я слышал, Драконийцы все еще активны во вселенной и все еще пытаются насадить свою систему на определенных планетах!

Р.К.: Безусловно!

Тим: Вы с этим согласны?!

Р.К.: Конечно. Я бы сказал, что если рассматривать их в качестве большей межгалактической угрозы, то да, они входят в первую десятку. В смысле межгалактической угрозы кому-либо и где-либо они входят в первую десятку. Поэтому я бы сказал, что да!

Тим: Понятно. Я узнал многое о них с точки зрения Серых. Также из разных источников я слышал, что именно они установили некий вид инсталляции на Земле. А это значит, что они влияют на систему, имеющуюся на Земле. Есть ли у Вас какая-нибудь информация об этом!?

Р.К.: Ну, Вам бы следовало привести немного больше деталей, чтобы попытаться сосредоточиться именно на этом. К сожалению, у меня нет ничего конкретного, чтобы ответить на Ваш вопрос!

Тим: Серые обвиняли их… ну, или, по крайней мере, с точки зрения Серых, в структуре социальной системы Земли происходили кое-какие модификации!

Р.К.: Вы правы. Да, время от времени. Я имею в виду, есть определенные люди, которые рассказывали об истории влияния Драконийцев на человеческую культуру. Это самая настоящая правда. Полагаю, что…

Тим: Они давно друг друга знают.

Р.К.: Да, очень давно. Влияние или скрещивание с голубой кровью или королевскими фамилиями. Насколько я понимаю, это правда. В общем, они оказывали влияние, определенно негативное социальное влияние, которое, с моей точки зрения, является весьма далеким от межгалактической нормы движения в направлении к цивилизации типа 1. Драконийцы делали все возможное, чтобы мешать нам становиться цивилизацией типа 1, поскольку это делало виды более контролируемыми.

Повторяю, да, такова история и определенно то, что влияло на нас все время. И даже несмотря на то, что физически они не были большой проблемой, они бесспорно оставляли свои отпечатки пальцев. Многое из того, с чем нам приходится иметь дело, финансы, банковское дело, иерархические структуры, военные правительственные структуры… Нам определенно все еще приходится иметь дело с путаницей, которую они оставили после себя.

Тим: С точки зрения Серых, способных путешествовать во времени и двигаться через временные аспекты измерений… Серые говорят, что Драконийцы тоже способны делать это, и этим пользуются.

Р.К.: Да, они определенно пользовались путешествиями во времени, чтобы время от времени влиять. Сейчас мне следует набраться смелости и признаться, что механика времени явно не мой конек. Однако я беседовал с некоторыми умными парнями из Корпусов Времени. Поэтому надеюсь, что иногда я даже кое-что понимаю. (Смеется) Так вот, насколько я понимаю, в прошлом были конкретные окна, представлявшие собой уязвимые точки. Если вы хотите создать путаницу во времени, вы не можете просто физически взять с собой человека или корабль. И все же существуют конкретные окна, через которые вы могли бы приходить в очень конкретное место. Поэтому, где бы ни находилось такое место, кто-то может прийти и слегка повозиться.

Кроме того, имеются и межгалактические Владыки Времени или как вам хочется их называть. Сейчас, когда у нас имеются полностью сформированные Земные Корпуса Времени, временные войны становятся проблемой. В настоящий момент, полагаю… Не знаю, не забегаю ли я вперед, но я бы сказал, что прямо сейчас у нас есть достаточно хороший замок, чтобы люди не вмешивались в поток времени. Скрестим пальцы. Но будь уверены, что такое определенно имело место в прошлом.

Тим: Я уже указывал на то, что такое происходило, по крайней мере, 15000 лет назад.

Р.К.: Да, по крайней мере. Давным-давно.

Тим: В общем, у Вас такая же информация.

Р.К.: Я не знаю, как именно долго Драконийцы были здесь, но я бы сказал, очень долго. Должно быть я просто болван, но я имею в виду ближе к 40000, 50000 или, возможно, 100000 лет назад. Насколько я понимаю, когда вы имеете дело с конкретно большими историческими числами… Сегодня существуют цивилизации, которые не помнят, что происходило 400000 лет назад. Но какое-то понимание той истории имеется.

Хроновизоры предлагают определенное количество точной информации, но здесь есть одна проблема. Чем дальше вы хотите заглянуть, тем более расплывчатыми становятся сведения. Поэтому хроновизоры реально могут уходить назад на определенное количество тысячелетий прежде, чем изображение не станет полностью размытым, поскольку тахионы слишком слабые или что-то вроде того. Поэтому есть кое-какие вещи, происходившие полмиллиона лет назад, о которых мы думаем, что они происходили именно так. Но до тех пор, пока не появится кто-то, достаточно старый, чтобы в то время находиться там, мы имеем лишь археологические или исторические труды, полные предположений обо всем этом.

Тим: Осведомлены ли Вы о том, что Серые чинили или влияли на временные линии человечества?

Р.К.: Поскольку мы знаем, по крайней мере, о пяти группировках Дзета или Серых, одни определенно пытались делать вредные вещи, другие полезные. Повторяю, я не эксперт в подобного рода делах, но поскольку существуют пять разных группировок, то… Кто делает хорошие вещи? Кто совершает плохие поступки? Знаете, представьте, кто-то говорит, что он ваш друг. А на другой день вы узнаете, что он вам вовсе не друг. В основном, в последние 50-60 лет наши взаимоотношения с Серыми по большей части таковы: “Ох, вы друзья. Ох, нет, постойте, сейчас вы нам не друзья. Эти парни наши друзья. Ох, стойте, они нам не друзья".

В первую очередь, они очень эгоистичные. Давайте просто будем честными. Они очень корыстные. Поэтому неимоверно трудно заставлять их делать то, что мы считаем “держать слово", если речь идет о договоре. Они придерживаются соглашений, руководствуясь больше практичностью, чем чем-то другим. Но нам нравится думать так: “Я дал слово. Поэтому я намерен его сдержать". Они же не обязательно поступают так же. Им плевать.

Э.С.:

Тим, Вы бы с этим согласились?

Тим: В смысле контрактов и разных взаимоотношений, безусловно. Я на 100% согласен с Рэнди, с тем, что он уже сказал. Вот почему мне чрезвычайно интересно исследовать эту сторону, особенно потому, что Рэнди выражает точку зрения военных. Я имею в виду, что сам я больше компетентен в дипломатических вопросах. Я нахожу весь сценарий немного проблематичным, поскольку меня готовили к нахождению стратегий выхода из подобных ситуаций. Но я знаю, что военные обладают немного более активным способом добиваться успеха.

Э.С.: Только что Рэнди упоминал взаимоотношения между аристократией с голубой кровью и рептилоидами. Вы осведомлены о чем-то подобном?

Тим: Конечно. По-моему, по крайней мере некоторые виды рептилоидов влияли на социальные структуры людей. На этой планете некоторые добивались этого посредством влияния на очень элитные группы. И вновь, представляется, что не все рептилоиды плохие. По крайней мере, таков мой опыт.

Р.К.: Ох, не заставляйте меня говорить об этом. Это видовая дискриминация. Не все виды плохие.

Тим: Ладно, согласен. Все в порядке?

Р.К.: Да, о да.

Тим: Представляется, рептилоидные виды стремятся сохранять свои преимущества перед людьми на этой планете путем удерживания людей в неведении. Стараются изо всех сил. Не знаю, хотите ли Вы что-нибудь добавить.

Р.К.: Нет, но я очень рад, что Вы реально подняли этот вопрос. Поскольку согласно моему опыту, существует тенденция относиться к рептилоидным видам так, как будто все они не так уж хороши или откровенно не дружественны. Но утверждать, что все они плохие, это дискриминация видов. И меня очень сердит то, когда я слышу, как многие люди говорят: “Нет, все рептилоиды плохие". Думаю, это просто бред. По существу, мой личный опыт пребывания почти 6 месяцев с коренными рептоидами на Марсе таков: они самые потрясающие существа во вселенной, с которыми я когда-либо встречался. Они не похожи ни на кого из других рептоидов, с которыми я сталкивался.

Во многом это связано с их культурой, с их эволюцией, со всем, что произошло с их обществом, со всем, что произошло, когда планета взорвала свою атмосферу, и с тем, как они восстанавливались после того. До того они были невероятно воинственными. И, честно говоря, им пришлось расти как видам, чтобы восстановить и приспособить для жизни свою планету. Поэтому я думаю так: говорить, что любые млекопитающие, амфибии и рептоиды хорошие или плохие – это выражение дискриминации видов.

Полагаю, истина в том, что вселенная… Она переживает все. Да она сама – это все. Это каждый тип видов, каждый тип цивилизации, каждый вид технологии, который вы только способны себе представить. Это невероятный спектр разных видов, возникших в результате разных типов эволюционного развития. Они так же разнообразны, как прожитые нами дни. Полагаю, людям свойственно так думать потому, что большинство рептилоидов не очень эмоциональны. Да, эмоций у них мало, но они есть. Скорее они более расчетливые, немного более холодные и. честно говоря, едят почти все. Поэтому я думаю…

Э.С.: Вы правы.

Р.К.: Мы уже говорили об этом раньше. В их меню есть все. Где-то в список блюд можете попасть и вы. Я в меню! Да, для некоторых из них мы очень вкусные, и это создает негативные взаимоотношения. И все же нет, я не думаю, что правомерно утверждать, что весь один вид существ хорош, а другой плох. В общем, все это так же сложно, как и любая геополитика здесь на Земле. Я имею в виду, что никого не хочу обидеть. Давайте посмотрим смогу ли я найти случайную страну, которой раньше никто не пользовался в качестве примера.

Ладно, поговорим о Бразилии, поскольку я люблю эту страну, и у меня там много друзей. Если вы утверждаете, что все люди из Бразилии хорошие или все люди из Бразилии плохие, или все они продажные, вы не можете так говорить. То же самое вы не можете сказать ни о каких других людях, ни о каких других видах, ни о какой другой планете. Каждый реально отличается от другого.

Э.С.: Раньше Вы упоминали о существовании множественных видов рептилоидов.

Р.К.: Я лично осведомлен о десятках. И я бы сказал, что только в нашей собственной галактике мы имеем тысячи и тысячи цивилизованных видов, являющихся рептилоидами.

Тим: В связи с тем, что Вы говорили о дискриминации видов, хотелось бы добавить, что есть виды со своей собственной программой.

Р.К.: Безусловно.

Тим: Я имею в виду, программы существуют повсеместно, не так ли?

Р.К.: Конечно. Да, полагаю, ненавидеть Драконийцев – это здорово, а вот ненавидеть рептилоидов – с этим все не так просто. Позвольте конкретизировать. Итак, да, вам хочется ненавидеть Драконийцев, прекрасно. Они – это отстой, а вот ненавидеть рептилоидов просто потому, что они принадлежат к тому же виду?

Тим: С Вашей точки зрения как военного, что Драконийцы сделали Земле? Какие насадили системы? Какова конкретика?

Р.К.: Ну, корпоративная структура… Давайте начнем с этого. Это ведь структура Драконийцев. Вся их цивилизация – это, по существу, корпоративная модель. У них не обязательно имеются конгресс, сенат или совет. У них есть исполнительный совет, а исполнительный совет – это прежде всего прибыли и получение прибыли. Поэтому, по существу, если мы посмотрим на корпоративную структуру, то скажем: “Вот это да, иногда все выглядит немного психопатически и социопатически, а все потому, что это структура Драконийцев, а не наш собственный проект".

Э.С.: А еще тайный контроль.

Р.К.: Всегда. Да, тайный контроль. Это когда небольшое число людей контролирует все, что происходит ниже их. Это пирамида с крошечным количеством людей на верху.

Э.С.: Вы рассказывали о некоторых структурах Серых, существующих здесь. Как это соотносится с кое-какими структурами, связанными с Драконийцами, о которых только что говорил Рэнди?

Тим: Полагаю, Земля не является улицей с односторонним движением. Думаю, все согласятся с тем, что на этой планете действуют несколько программ и влияний, пришедших на Землю со всей вселенной. Также я упоминал, по крайней мере, о 12-ти видах, влиявших на генетику людей. Возможно, Вы знаете об этом.

Р.К.: Да. Я бы сказал, что, насколько мы понимаем, прямо сейчас число тех, кого мы считаем главными генетическими прародителями, составляет где-то между 25 и 28 видами.

Тим: Ох, вот это да.

Р.К.: К тому же, те, кто возился с генетической системой… Это, по крайней мере, еще 100 видов. Поэтому если вы хотите думать о тех, кто пришел, чтобы возиться и манипулировать, то в этом смысле нашими главными прародителями можно считать свыше 100 и, по крайней мере, еще пару дюжин видов. Главные прародители означает, что они просто приходили и возились. Они возвращались. Они здесь жили. Они скрещивались. Они реально подбрасывали в бассейн свою ДНК на протяжении веков или сотен лет, пока жили здесь.

Тим: Кто-то меня спрашивал: “Если рептилоиды возились с генетикой людей, почему мы совсем не похожи на рептилий?" Я предположил, что, возможно, части генетики внедрялись в код людей. Также у нас имеются разные части, на которых влияли по-разному. Что Вы на это скажете?

Р.К.: Согласен. Я имею в виду, что мы все еще сидим здесь, несмотря на то, какие ДНК были добавлены, поскольку инопланетяне создавали гибридную ДНК. Мы ведь на 99% шимпанзе, не так ли? На 99% шимпанзе. Ну, внешне мы не похожи на шимпанзе, поскольку все же мы не одно и то же. То есть, вы можете быть на 99% кем-то, а физически не выглядеть одинаково. В общем, какие бы рептилодные ДНК или кодоны не включались и выключались, это никак не влияет на то, как мы выглядим физически. В противном случае мы бы выглядели не как люди или кто-то еще.

Э.С.: Есть более биологические вещи, происходящие внутри тела и мозга; вот почему мы всегда ссылаемся на рептилоидную часть мозга.

Р.К.: Вы правы.

Э.С.: Это могло быть не просто нечто физическое, а внутреннее.

Р.К.: Естественно, это могло быть нечто, абсолютно невидимое в качестве внешнего визуального признака, но вы также могли… Если вы опытный умелец, вы могли уменьшить количество физически выявляемых результатов, поскольку вы ведь не хотите, чтобы люди выглядели подозрительно, имели, скажем, чешую или что-то еще.

Э.С.: Рэнди, и кое-что еще, о чем мы говорили давным-давно. Вы рассказывали о ДНК и как она была изменена в той или иной форме или тем или иным образом; и вы тоже об этом знали. Имеется ли способ, посредством которого они могли, скажем, включать циферблат, и вдруг мы делали то, что они говорят?

Р.К.: Не так, как я это понимаю. Полагаю, это работа генетического кода… Это карта физического развития, которая не всегда следует совершенному паттерну. Поэтому если вы пытаетесь создать клона человека, вы могли бы сделать дюжину разных клонов и выращивать их. Затем вам приходится выбирать одного, наименее мутировавшего и деформированного.

Э.С.: Безусловно.

Р.К.: То есть, вы пользуетесь абсолютно одинаковым шаблоном и получаете десяток разных вариантов. Вот почему я не думаю, что механизм ДНК работает таким образом. Полагаю, должен существовать какой-то другой технологический механизм или что-то еще, который игнорирует контроль мозга, механизм сверхтрудоемкий и сверхсложный. Представляете, насколько это сложно посредством электроники или компьютера контролировать 9 миллиардов человек или сколько-то там, с которыми нам приходится иметь дело в настоящий момент. В общем, меня это волнует меньше. На мой взгляд, это не очень-то осуществимо, впрочем, я не эксперт.

Тим: В какой-то другой беседе я высказывал предположение, что усилия по модификации человеческой генетики предпринимались для того, чтобы удерживать уровень эволюции…

Р.К.: Ох, даже не сомневайтесь.

Тим: …очень низким.

Р.К.: Да, определенно имелось нечто, что мы называем ограничителями, введенными в систему, чтобы удерживать нас от того, чтобы мы жили больше 50-80 лет. Подразумевалось, что мы могли бы жить, по крайней мере, 300, 400, 500, 600 лет. И все для того, чтобы мы не могли дорасти до взрослого состояния. По существу, все мы умираем, будучи детьми, если вы хотите представлять это таким образом. Сокращение продолжительности нашей жизни, уменьшение определенных амбиций в области развития, приспособление мозга к тому, чтобы он хотел, чтобы мы занимались тем, к чему более склонны и что нас лично больше удовлетворяет, – вот краткий перечень того, что может использоваться в качестве механизма контроля. И в любом случае, основываясь на тех результатах, которые мы видим, думаю, это вещи, которые проделывались с течением времени.

Тим: Как человеку, вышедшему из сферы управления, мне действительно интересно узнать, что собираются с этим делать военные. И вообще, намерены ли они как-то действовать?

Р.К.: Ну, это сложная тема, которая реально могла бы включать слишком много разговоров о слишком многих нюансах, если входить в большие детали. Я бы выразился так. На протяжении, скажем, последних 20 лет, военные, особенно подразделения тайных военных операций, начали понимать наличие определенных вещей, которые традиционно не рассматривались как проблемы национальной безопасности и угрозы национальной безопасности. Но сейчас, когда мы смотрим на определенные вещи, угрожающие благополучию всех, всей цивилизованной жизни и социальной стабильности…

Тим: Всей вселенной.

Р.К.: Да. Тогда мы могли бы сказать, знаете что? Есть нетрадиционные вещи, которые мы относим к категории национальной безопасности. И если мы смотрим на результаты, нам следует рассматривать их как национальную безопасность. Поэтому мы принимаем немного другую точку зрения и сейчас общаемся с разными мировыми лидерами, персоналом военной разведки, избранными официальными лицами, чтобы говорить: “Смотрите, мы не можем допустить, чтобы вы продолжали это делать. “Мы предупреждаем, что это угроза национальной безопасности. Поэтому либо вы с нами, либо против нас". Никому не хочется оказаться за бортом, когда вы сообщаете, что им нужно быть на борту.

То есть, в настоящий момент есть определенные… Я не знаю, о сколь многих вещах я могу конкретно говорить в кратком разговоре, но существуют определенные вещи, которые следует изменить по причинам именно национальной безопасности, а не причинам политики, экономики или по социальным причинам, исходя из того, как они влияют на национальную и глобальную безопасность. Мы не намерены позволить волнам раздора разрушить цивилизацию, обладающую таким огромным потенциалом, только из-за того, что кое-какие люди не хотят принимать на себя взрослую ответственность.

Поэтому давайте просто скажем, что кое-кому придется оказаться под домашним арестом или стоящим в углу, как мы делаем это здесь в США, когда вы попадаете в беду, если они не хотят принимать на себя взрослую ответственность. В настоящий момент мы склоняемся к тому, чтобы все ответственно выполняли свои обязанности не просто потому, что так диктуем мы, а потому, что кое-что представляет собой угрозу национальной безопасности. И если вы этого не делаете, вы сильно затрудняете нашу работу. Вы делаете ее труднее, принимая незрелые решения.

Тим: Кроме того, на всех влияет эволюция вселенной.

Р.К.: Определенно все происходит и в большем масштабе, но некоторые люди не могут этого понять. Поэтому мы просто пытаемся объяснить. Вот что имеет значение, и мы определенно понимаем, что… Наше взаимодействие с межгалактическим сообществом очень значимо. Возможно, я уже говорил об этом один или два раза. Сейчас, как воинственные виды, мы понимаем, что таковыми и являемся. На протяжении десятилетий другие виды хотели вести более честную игру и говорили: “Вы слишком агрессивны. Вы слишком жестоки". До тех пор, пока не появлялись другие воинственные виды и не заявляли: “Нет, мы думаем, что вы умные. Вы самостоятельные и не хотите, чтобы кто-то решал ваши проблемы. Вы не хотите ждать появления полиции на дорогах, чтобы регулировать движение. Поэтому мы думаем, что у вас хватит ума, чтобы делать это самим".

Сейчас, когда мы это приняли, мы согласились с тем, что наша роль в этом уголке галактики состоит в том, чтобы развиваться и расти дальше, насколько это зависит от нас. А это означает не только глобальную безопасность планеты, на которой мы живем, но и глобальную безопасность нашего уголка галактики, которая зависит от того, успешно ли мы выполняем свою работу или нет. Если мы не выполняем свою работу надлежащим образом, тогда да, это могло бы повлиять на десятки, сотни и тысячи миров. Но если мы успешны, такое же количество миров будут развиваться позитивным образом.

Тим: Безусловно. Потрясающе. Всего лишь один дополнительный вопрос. Как Вы думаете, насколько важны путешествия во времени или опыт из будущего в осознании того, насколько значимо Раскрытие прямо сейчас?

Р.К.: Основываясь на том, что мне говорили ребята из Корпусов Времени, я бы сказал, что путешествия во времени очень важны, а их работа – это как бы подталкивать нас в направлении позитивных результатов. Они бы сказали: “Да, есть два пути. Один, на котором вы пребываете сейчас, если не изменитесь, и другой, на котором вам следует быть, если вы не хотите умереть".

Тим: Провалившаяся временная линия.

Р.К.: Да. В общем, либо вы идете одним путем и умираете, либо другим и выживаете. Вот где мы на самом деле.

Тим: Безусловно.

Э.С.: Только что Рэнди объяснил нам точку зрения военных на то, как это работает.

Тим, как бы Вы объяснили это с перспективы дипломатии?

Тим: Я полностью согласен. Полагаю, привнесение перспективы будущего, а также наличие непосредственного опыта того, что могло бы произойти в будущем, сверх-сверх важно. Видите ли, глобальному управлению следует осознать, что изменения должны быть сделаны. Думаю, вовлечение будущего… Давайте назовем их “единицы времени". Я не знаю, как это называется по-английски, но представляется, что вовлечение единиц времени сверхважно для того, чтобы стимулировать осознание в политическом и правительственном секторе. Поэтому я полностью согласен.

Э.С.: То есть, это будет удерживать нас на пути с позитивным результатом?

Тим: Да, безусловно. Полагаю, виды… Кажется, вовлечение будущего и будет одной из характеристик того, что все движется в определенном направлении, которое могло быть плохим. Но им требуется достичь момента саморазрушения, появления катализатора или чего-то еще, чтобы это предотвратить. Помните, я говорил, что вся эволюция всего во вселенной зависит от того, что происходит прямо сейчас. В общем, чтобы предотвратить катастрофу сверхважно иметь перспективы на будущее.

Э.С.: По сравнению с другими планетами, на этой планете мы имеем огромное множество рас, и это сильно затрудняет общение и, конечно, провоцирует войны. Рэнди, что должно произойти, чтобы направить нас на правильный путь?

Р.К.: (Смеется) Ох, хороший вопрос. Ну, полагаю, в долгосрочной перспективе это сотрудничество в достижении взаимовыгодных целей и соблюдение коллективных интересов. В настоящий момент, думаю, нам приходится считаться с тем, что кое-какие очень уродливые конфликты усугубляются, и мы пытаемся разрешить их тоже посредством конфликта. Хотя я не считаю, что кто-то тормозит любые конфликты, которые мы видим глобально в настоящий момент. Они просто как бы подливают масло в огонь. Поэтому в смысле тактики я бы сказал, что такие вещи не произойдут или не сработают до тех пор, пока кое-какие люди, которые реально хотят расквасить носы друг другу, не начнут лезть с кулаками.

Э.С.: Как Вы думаете, если произойдет катастрофа или случится война, это нас сблизит?

Р.К.: Именно на это надеются все эксперты. Я бы сказал, что надеюсь на то же самое. Представляется, у нас есть паттерн объединения перед лицом внешних угроз или того, что представляется уравнением не в пользу американцев, если вы хотите говорить о нас и их. Поэтому мы надеемся на то, что, если каким-то образом сможем добиться того, чтобы каждый сказал: “Ладно, это они, здесь, не здесь" и кто, как мы считаем, сходит с ума в настоящий момент… Возможно нас это остановит, и мы перестанет швырять камни друг в друга. Скрестим пальцы. Будем надеяться.

Э.С.:

Тим, что Вы могли бы добавить, исходя из знания дипломатии?

Тим: Ну, у меня просто немного другая точка зрения, поскольку я настаиваю на переговорах и не считаю, что конфликты могли бы объединять людей. И все же, повторяю, были проведены многочисленные исследования, выявившие, что нечто под названием глобальный коллективный психоз было бы самым худшим сценарием.

Р.К.: Вы не ошибаетесь. Да, я бы выразился так: когда мы смотрим на непредвиденные обстоятельства того, что все могло бы становиться очень-очень плохо, тогда психологический, психотический водопад мог вынудить каждого реально сойти с ума больше, чем на 5 минут. Тогда прежде, чем все разрешилось, пролилось бы много крови и слез.

Э.С.: И что должны делать власть имущие в подобные времена?

Р.К.: Честно говоря, возможно, прятаться в своих бункерах. Я не знаю, как бы они себя чувствовали, если бы в такие смутные времена сохраняли больший контроль. Возможно, вы бы остались лишь с местными правоохранительными органами штата или федеральными правоохранительными органами, а армия пыталась бы лишь поддерживать минимальный порядок, когда могла бы задействовать более эффективные ресурсы. Но прямо сейчас, если вы зададите вопрос, что произойдет в случае глобального психологического, психопатического эпизода…

Тим: Держитесь подальше, да?

Р.К.: …так вот, у нас просто нет достаточно полицейских, аварийной техники, пожарных, сотрудников скорой помощи, хирургов, персонала больниц или солдат, чтобы иметь дело с 8-9 миллиардами людей, у которых едет крыша.

Э.С.:

Тим, какой могла бы быть одна возможная временная линия? Верите ли Вы в существование других временных линий или других сценариев, более позитивных?

Тим: Ну, я бы сказал, что такой наихудший потенциальный сценарий мог бы состояться не только на другой временной линии. Это была бы неудачная временная линия, и насколько мы понимаем, это бы оказало катастрофический эффект потенциально на все во вселенной, поскольку каждое сознание связано со всеми другими. Всемирный психоз мог бы привести к сдвигам реальности, в сторону других реально катастрофических событий. И учитывая вышесказанное… Это была бы неудачная временная линия. Она бы не работала. Насколько я понимаю, не все, кто был на Земле 10 или 20 лет назад, вступали в контакт с внеземными существами.

И конечно же я понимаю, что на Земле имеются неразрешенные паттерны. И что в таких случаях делает вселенная? Математически привносит в систему большее количество опыта. Для чего? Чтобы мы могли находить наилучшие практики сотрудничества друг с другом. Рэнди, как Вы и говорили. Люди могли бы переживать сдвиг по-разному. Например, активировать сознание улья, сознание, когда все мы связаны. А это значит, что неземные существа… они просто больше не были бы нужны, так как все мы согласились бы с тем, что являемся, скажем, одним существом.

Э.С.: Не могло ли это быть связано с генетической родословной тех людей, которые бы хотели, чтобы такое произошло?

Тим: В этом я не совсем уверен, но думаю, это больше связано со свободной волей и решением, которое принимает душа с целью выяснения, на какой временной линии вам следует находиться. Люди, которые переживают такой вид сдвига реальности, в каком мы пребываем прямо сейчас, поскольку Земля направляется прямиком к такому сдвигу, прямо сейчас могут переживать совсем другую реальность, мирную и в которой все мы связаны воедино. Пожалуй, я бы согласился с Рэнди в том, что имеет место быть множество и множество нерешенных проблем. Тогда объединение – это шанс найти решения.

Э.С.: Рэнди, раньше Вы говорили, что Драконийцы возились с нашей ДНК. Скажите, почему инопланетяне позволяли им приходить сюда и вмешиваться в нашу ДНК?

Р.К.: Я бы сказал, что по двум самым простым причинам. Первая – самая простая военная тактическая причина: парень с большими мускулами всегда становится победителем. С этой точки зрения Драконийцы обладают огромной устрашающей армией. И есть многие виды, которые просто не могут ответить, поскольку у них нет силы, способной противостоять. Вторая причина – время. Видите ли, некоторые виды ощущают время немного по-другому, поэтому для них десятки, сотни и тысячи лет не то же самое, что для нас. Часто, особенно более старые виды…

Они рассматривают генетические проекты как садовые проекты. Они говорят: “Ладно, минуту мы ухаживали за садом. Теперь мы собираемся уйти, а еще через минуту вернуться и проверить". Но их минута для нас может оказаться веком или 1500 годами. Поэтому они возвращаются, а за это время могло произойти что-то еще. Тогда они говорят: “Ох, сейчас нам придется приспосабливаться к этому", что, впрочем, не означает, что они намерены сразу же возмутиться: “Ох, как вы посмели прийти и вмешаться в нашу систему". Скорее всего они скажут: “Ну, что случилось, то случилось. Вместо того, что проявить жестокость, мы просто попробуем другой план, вмешаемся так или по-другому".

В одних случаях у них просто нет выбора. В других случаях речь идет о ком-то ином, у кого совсем другое ощущение тактического времени, периода 10, 20, 30, 40, 50 лет. Тут они сталкиваются с теми, кто пытается растянуть развитие на века или даже тысячелетия. То есть, если кто-то желает прийти и вмешаться, он вмешивается, особенно если подопытные не обладают способностью военного противостояния.

Или альтернатива такова: “Ну, пожалуй мы бы могли прийти и захватить их, но сколько людей мы при этом намерены убить? Скольким представителям нашей собственной цивилизации, которых мы пытаемся вырастить здесь, мы намереваемся причинить вред?"

В общем, вопрос стоит так: вырезаете ли вы рак, который может убить пациента, или пытаетесь лечить раковых пациентов?

Э.С.: Понятно. Тим, не могли бы Вы это прокомментировать?

Тим: Я полностью согласен, на 100%. Единственное, что можно было бы добавить: некоторые виды стремятся все делать тайно; и на то, чтобы узнать об этом, требуется время. Особенно когда речь идет о конкретных рептилоидных расах, которые пользуются преимуществом определенных вещей. Они не совершают своих деяний прямо перед глазами и не выставляют напоказ. Они все делают скрытно. Насколько я понимаю, многие виды какое-то время вообще не осознавали, что происходит на Земле.

Р.К.: Это очень хороший аргумент. Должен признаться, что, когда мы общаемся с другими видами по поводу того, что, они думают, происходит на Земле, разговор обычно заканчивается тем, что мы говорим: “Да, в этом вы не ошибаетесь. Но мы знаем наш народ немного лучше, чем вы. Поэтому мы думаем, что это как бы не самый лучший способ смотреть на это, поскольку мы понимаем намного лучше".

В общем, да, другие виды часто могут быть очень умными, очень развитыми. Но это не значит, что они понимают кого-то другого так же хорошо, как себя. Поэтому нам трудно понимать другие виды так, как мы понимаем себя. Почему у других видов все должно быть по-другому? Мы очень сложные. Нас трудно понять. Полагаю, многие виды нас просто недооценивают. Они не полностью понимают нашу психологию или наше эмоциональное развитие. Поэтому иногда, когда они думают: “Ну, нам следует поступить так или этак", они рассуждают со своей перспективы, что бы они сделали со своими собственными видами.

И поскольку мы обретаем все больший и больший контроль над шоу, мы можем говорить: “В этом вы не ошибаетесь, но нам кажется, что лучше все сделать по-другому, так как мы понимаем свой народ лучше, чем вы.

Тим: 100%.

Р.К.: К тому же большая часть того – просто разговоры. Это не то, что мы вопим, кричим и орем: “Не делайте этого". Все более дипломатично: “Идея, конечно, хорошая, но мы думаем, что, возможно, нам следует поступить так-то и так-то, поскольку наш народ отреагирует на ваши действия по-другому".

Э.С.: Вы правы.

Тим: Превосходно.

Э.С.: Друзья, так же вероятно, что имеются виды, которые тайно разделяют с нами свои собственные дела и часто не знают, что делают другие?

Р.К.: Ох, это на самом деле очень верно. Я рад, что Вы спросили об этом. Нет, мы определенно сделали… Я сталкиваюсь со многими случаями. Люди приходят ко мне со своими проблемами, будь то похищение, импланты и все такое. Некоторым я не могу помочь. Я пытаюсь. Что касается других людей, если они предлагают конкретную информацию или вносят определенную ясность в свой опыт так, что мы можем получить данные, тогда мы можем отвечать на вопросы.

Так вот, выполняя это исследование, я обнаружил множество разбросанных программ других видов, занимающихся тем, что, если бы вы обратились к ним путем обычной цепочки бюрократического общения и сказали: “Эй, мы думаем, ваши виды делают то-то и то-то", они бы ответили: “Мы ничего не делаем". “Смотрите, мы знаем, что делаете. Мы это видим". “ Эй, парни не должны этого делать". Затем вы даете им знать, что у них есть программа или что-то еще, что осуществляется тайно, и что им даже неизвестно, что происходит.

Э.С.: Все так и есть.

Р.К.: Да, все так и происходит.

Э.С.: Да.

Тим, слышали ли Вы об этом раньше?

Тим: Безусловно. Я имею в виду, что вся информация о Драконийцах, которая у меня есть, приходит от Серых, пребывающих в конфликте с ними. Поэтому для меня это сведения из вторых рук, а также тема, которую мне кажется не совсем удобно обсуждать. Поэтому я счастлив или, по крайней взволнован, обсуждать ее с Вами.

Э.С.: И все же, Тим, как Вы думаете, что можно на это ответить? Это ведь не смерть и не отчаяние? Я имею в виду, должен же быть кто-то, кто присматривает за нами?

Тим: Да, это так, безусловно. Вот почему я не слишком счастлив, и мне не очень удобно говорить обо всех конфликтах, поскольку, повторяю, я сверх заинтересован в нахождении стратегий выхода. Я настойчиво сражаюсь за вселенную, где все сотрудничают на основе взаимной выгоды. Полагаю, все больше и больше людей осознают, как важно то, что все мы связаны, что нам нужно объединяться, общаться и обсуждать темы, о которых говорил Рэнди. Я испытываю огромное облегчение от того, что это волнует людей, а также чувствую ответственность за исцеление всего и за то, чтобы мы пребывали на правильной временной линии.

Э.С.: Ох, Тим, красиво сказано. Спасибо, Тим, и спасибо, Рэнди, за участие в программе.

Тим: Спасибо, Эмери.

Р.К.: Спасибо за приглашение.

Э.С.: Я – Эмери Смит; это программа Космическое Раскрытие. До следующей встречи.



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (1)   Оценка:
1.   Разместил Олеган   2022-04-19 17:58    
Вода водой, похоже они ничего не знают или не хотят делится, толкут воду в ступе. Смысл их приглашать…


Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio