Космическое Раскрытие – 16: Временные войны и прародитель инопланетных влияний - Божественный Космос

Интервью Эмери Смита с Тимом и Рэнди Крамером

Космическое Раскрытие – 16: Временные войны и прародитель инопланетных влияний

Интервью Эмери Смита с Тимом и Рэнди Крамером

Вторник, 22 февраля 2022 года

Э.С.: Сегодня в программе Космическое Раскрытие с нами Тим, советник по тактике из Германии. Он анализирует, прогнозирует и предлагает разные стратегии в связи с инопланетными группами, пребывающими в контакте с Землей. Также сегодня к нам присоединяется капитан Рэнди Крамер, утверждающий, что является публичным представителем Специального подразделения корпуса морской пехоты США. Джентльмены, добро пожаловать! Не очень часто на съемочной площадке мы имеем двух гостей одновременно, чтобы поговорить о такого рода вещах. Тим, не могли бы Вы подробнее остановиться на теме действий военных в глобальном масштабе?

[more]

Тим: С моей точки зрения руководство осознало намного большие преимущества увеличения успешного населения по сравнению с намного более центрированной на себе точки зрения, имевшей место десятилетие назад или около того. Поэтому сейчас я мыслю позитивнее о лидерах и мировых правительствах, чем те же самые 10 лет назад. Мы уже говорили о будущих событиях, которые могли бы произойти. Также мы обсуждали отколовшиеся ситуации. И причина, по которой они возникают в том, что что бы ни происходило на Земле, оно напрямую влияет на коллективную память целых видов.

Э.С.: Кто причастен к этим операциям?

Тим: Насколько я понимаю, это смесь глобальных групп, групп элиты, компаний, управления и правительств, а также армии.

Э.С.: А инопланетяне?

Тим: О, да. Определенно. На Земле имеются несколько групп, принимающих участие в стратегическом консультировании, а также, мы уже об этом говорили, разных видов, прямо сейчас имеющих в человечестве свои активы. У них тоже есть свои программы и мысли об эволюции человечества.

Э.С.: Верно. Рэнди, будучи военным человеком, какова Ваша точка зрения?

Р.К.: Ну, точка зрения армии довольно однозначна. Мы понимаем наличие двух выборов. Мы либо двигаемся вперед к цивилизации типа 1, либо скатываемся назад в Бронзовый век. Поэтому при рассмотрении всех различных проблем, связанных с достижением… движением к цивилизации типа 1… В общем, проблем много. Вся социальная структура, политическая структура, экономическая структура, не говоря уже обо всем том, что предстоит разрушить прежде, чем построить что-тот новое. Поэтому, чтобы двигаться по направлению к цивилизации типа 1, прежде всего следует заняться проблемами всех перечисленных структур. Я бы сказал, что армия работает над проблемой или проблемами, множественными проблемами одновременно, чтобы расчистить стол от того, что влияет на процесс движения вперед к цивилизации типа 1.

Э.С.: Каковы конкретные проблемы, о которых Вы упоминали?

Р.К.: Ну, у нас все еще много внутренних проблем, поскольку кое-какие представители наших собственных видов не хотят сотрудничать с моделью типа 1. Им все еще нравится модель феодализма, когда ряд людей наверху владеет всем, а все остальные являются крепостными или скотиной. Знаете, трудно убеждать людей, желающих быть феодалами. Я имею в виду, реально хотят быть феодалами. Так вот очень трудно убеждать их в том, что им следует перейти к чему-то другому, что пошло бы на благо другим людям. В цивилизациях типа 1 все устроено так, что каждый обитатель планеты является гражданином и имеет страховочную сетку и пол, с которых невозможно упасть. То есть, нет бездомности, нет бедности, нет преступности, посредством устранения всего, что создает подобные ситуации.

Э.С.: Как насчет внешнего инопланетного влияния, замедляющего наше движение вперед?

Р.К.: Я бы сказал, что всегда есть индивидуумы, имеющие свою программу, почему они не хотят, чтобы прогресс происходил быстро. Конечно, существуют и те, кого вполне устраивает быстрый прогресс.

Э.С.: Почему?

Р.К.: Разные миры имеют разные идеи по поводу того, хорошо ли нам быть сильными или нет. Некоторые виды вполне могут рассматривать нас как угрозу. Другие видят в нас потенциальный протекторат или покровителя. Поэтому думаю, существуют просто разные мотивации или точки зрения на то, успешны мы или нет, в зависимости от собственных программ других видов или цивилизаций.

Э.С.: Тим, мы уже говорили об аналогичной ситуации, в которой, возможно, нас подавляли. И в то же время Вы упоминали, что мы пребываем на траектории успеха. Не могли бы Вы пояснить?

Тим: Конечно. Рэнди абсолютно прав. Есть кое-какие виды… Знаете, человеческие существа, по крайней мере на Земле, обладают очень высоким потенциалом становления очень развитыми видами, поскольку опыты на Земле настолько разнообразны, что нахождение решений создает множество новых данных для вселенной. В свою очередь, это создает огромный потенциал. Имеются некоторые виды, которые не усматривают пользу в том, чтобы иметь довольно развитые воинственные виды.

И в то же время я полностью согласен с тем, что кое-какие виды пытаются сдерживать человечество. Насколько я знаю, такое предпринималось систематически посредством изменения языковых паттернов человечества, навязывания структуры образования на Земле, изменения временных линий или вовлечения во временные войны, как рассказывал об этом Рэнди, установления генетических блокад, а также введения социокультурной системы, создающей больше хаоса на планете, чем чего-то хорошего для каждого человека.

Э.С.: То есть, Вы хотите сказать, что они подавляли нас потому, что, если бы мы продвигались слишком быстро, мы могли бы стать суперугрозой?

Тим: Безусловно. Да. Что думаете Вы?

Р.К.: Хм, полагаю, для видов такие рассуждения не более, чем оправдание. Скорее они бы предлагали: “Давайте посадим мальца в камеру прежде, чем он вырастет и станет преступником”. Или: “Мы не знаем, что здесь произойдет”. Думаю, люди, которые чересчур нервничают или осуждают то, что мы делаем, возможно, забывают, как им пришлось развиваться посредством собственных проблем, принимать решения и немного больше доверять тому, что мы тоже принимаем правильные решения в долгосрочной перспективе.

Люди вообще нервничают по целому ряду причин, поскольку развивающиеся воинственные виды могут становиться сердечными друзьями или великими врагами. Поэтому естественно, что есть люди, которых беспокоит то, что мы можем пойти в другом направлении. Но полагаю, в настоящий момент во вселенной достаточно порядка, чтобы существовали многие власть имущие, склонные обеспечить то, чтобы все вышло по-другому, так, как надо.

Считаю, что временная линия, ведущая к тому, чтобы мы становились притеснителями в этом уголке галактики, закончилась где-то в середине или в конце 1980-х или в начале 1990-х годов. Это больше не вариант, поскольку мы совершили ряд серьезных изменений в том, кто контролирует, кто отвечает и от кого мы получаем приказы. Не стану утверждать, что риска больше нет. Меня это беспокоит меньше, чем, возможно, некоторых других видов. В конце концов, случится то, что должно случиться.

Мы будем расти и становиться взрослыми. А вот станем ли мы приятными взрослыми, примем ли на себя взрослую ответственность во вселенной, или будем вселенскими… (Все смеются) Я пытаюсь подобрать слова, чтобы вдруг не ляпнуть то, что не должен.

Э.С.: Ребята, если бы в союзе с нами пребывали инопланетные виды, какие виды первыми приходят на ум вам обоим?

Р.К.: Ох, для меня это расы прародителей. Я имею в виду кое-какие реально древние виды. Насколько я понимаю, именно они больше всех вовлечены в то, что здесь происходит. И все же, несмотря на это, я бы сказал, что они представляют собой скорее нежных “подталкивателей”; вряд ли они придут и начнут изменять все. Они просто станут подталкивать, подталкивать, подталкивать и подталкивать, оставаясь ценными подталкивателями. Когда они что-то подталкивают, они знают, что результат каждого конкретного подталкивания повлияет на очень многое и очень многих.

Должен признаться, что до того, как я пришел к пониманию, начал общаться с такими видами и имел с ними беседы, то, как все обернется, волновало меня намного больше. Сейчас, после общения с ними, меня намного меньше беспокоят негативные результаты, поскольку в настоящий момент не думаю, что они это позволят.

Э.С.: Здорово это слышать.

Р.К.: То, чтобы результат оказался позитивным, слишком важно, поскольку он потенциально повлияет не просто на миллиарды, а на триллионы, триллионы и триллионы жизней.

Э.С.: Под расами-прародителями Вы имеете в виду…

Р.К.: Лично я общался с двумя расами прародителей. Они живут миллионы лет. Это значит: если бы вы были индивидуумом из тех видов, продолжительность вашей жизни составляла бы миллионы и миллионы лет. Поэтому у них абсолютно другой взгляд на то, как все идет. Я не знаю, сколько их находится здесь. Думаю, не много. За всю мою карьеру лично я сталкивался с двумя. И из-за длительности времени, на протяжении которого они наблюдают над всем, полагаю… Вы просто начинаете видеть, что, даже если мы реально озабочены происходящим здесь, есть руки, которые сделают все, чтобы определенные вещи не произошли так, чтобы от них потребовалось больше работы.

Потому что весь смысл “ремонта” и попытки сделать так, чтобы виды развивались, это делать меньше работы; они не хотят кого-то нянчить. Они не хотят становиться полицией вселенной. Скорее они желают, чтобы сами виды дорастали до того, чтобы становится полицией в своих уголках вселенной, чтобы этим не нужно было заниматься им. Поэтому я считаю, это одна из тех ситуаций, когда для видов, думающих о том, сколько ресурсов и времени им пришлось затратить за миллионы и миллионы лет…

В общем, они не хотят тратить дополнительное время и ресурсы на то, чтобы кого-то нянчить. Честно говоря, они предпочитают, чтобы этим занимались мы сами. Полагаю, в их собственных интересах не желать тратить больше времени, ресурсов и персонала, чтобы опять же кого-то нянчить, когда вас можно вырастить, из детских видов превратить во взрослые и позволить делать все самим. Для них это имеет гораздо больший смысл.

Э.С.: И все же, кто они?

Р.К.: Когда речь идет о названиях, все становится забавным. Когда вы говорите о видах, возраст которых составляет миллионы лет, они отказались от языка давным-давно. Они перестали пользоваться словами и языком много-много лет назад. Поэтому, когда мы общаемся с ними и спрашиваем, кто они, чаще всего ответ таков: “А как вы хотите нас называть? Что вам хочется об этом думать?” Чаще всего они называют себя детьми света, очень расплывчатый термин. Это равносильно тому, что рассказывать такое младенцу, чтобы все упростить. Короче, мы называли их “бронзовыми”, поскольку таков цвет их кожи. У них нет названия, поскольку за миллионы и миллионы лет они отказались от слов.

Э.С.: Мне нравится, что Вы пользуетесь словом “прародитель”, так как это начало. Начало всего.

Р.К.: Насколько я понял из нашего с ними общения, когда они вышли во вселенную и начали путешествие в пространстве, они обнаружили, что вселенная – очень пустое место. Да, было много планет, которые в своем развитии просто не зашли слишком далеко. Они оказались там совершенно одни. Да и чувствовали себя очень одинокими. “Здесь так одиноко. Давайте создадим что-то еще, с чем можно делить пространство”. Да, когда они начинали, видов было еще не слишком много.

Э.С.: Тим, что Вы думаете об этом?

Тим: Во-первых, я согласен. Во-вторых, полагаю, есть нечто, что тоже важно иметь в виду, поскольку вселенная… Вселенная – это не единственная реальность и не единственный уровень сознания, которые мы имеем. Есть существа, которые, скажем, на своем пути развились в разные уровни сознания. И даже если они не материализованы на этой временной линии, в частоте, в которой мы пребываем прямо сейчас, они уже существуют. То есть, если у вас имеются виды, достигшие, по крайней мере, уровня сознания 6, тогда у них имеется свои воззрения и своя перспектива на вселенную, вне времени, откуда они способны сильно влиять на эволюцию всего.

Э.С.: Как Вы думаете, кто мог бы стать одним из наших первых партнеров в альянсе?

Тим: Я мог бы ответить так, как рассказывал Рэнди, но я намерен пойти другим путем и просто внести некоторое разнообразие. Думаю, поскольку это виды человекообразных приматов, у них имеются кое-какие паттерны, типичные для человекообразных приматов. То есть, есть нечто, что называется “совидовством”, то есть, похожие расы… Виды человекообразных приматов предпочитают работать с видами человекообразных приматов. Это значит, что те, кто пережил ситуацию, подобную той, что мы переживаем на Земле, и могут становиться теми, кто придет и даст совет. Также если мы думаем, например, о древних людях, тоже людях, или других людях, которые есть во вселенной, тогда они, благодаря специфике человекообразных приматов, и могли бы стать теми, кто сразу же приходит на ум, когда речь идет о совместной работе, или о том, чтобы во всем разобраться.

Э.С.: И кто же эти виды человекообразных приматов? Нас учили, что мы единственные в своем роде.

Тим: Ох, нет, безусловно нет. Во вселенной есть места, где человекообразные приматы развиваются и становятся, скажем, гуманоидами. Они могут иметь разный подход к эволюции, другую планету, а также разные варианты развития. И все же кое-какая генетика общая, разделяется.

Э.С.: Это имело бы большой смысл, поскольку ДНК одинаковая. Итак, на других планетах есть другие приматы, приматы-гуманоиды. Вы это хотите сказать?

Тим: Да, безусловно. Есть и другие виды человекообразных приматов, развившихся либо естественно, либо посредством манипулирования генетикой, в то, что мы могли бы считать людьми.

Э.С.: Рэнди, что Вы имеете сказать по этому поводу, поскольку есть так много гуманоидных видов, развившихся из чего-то другого?

Р.К.: Давайте посмотрим, смогу ли я выразиться так. Если мы говорим о ком-то, скажем, об инсектоидных видах, так их пруд пруди. Они могли развиться из жука, муравья или стрекозы. Все это очень разные подвиды. Нечто рептилоидное могло возникнуть от чего-то, больше похожего на крокодила, или ящерицы, или змеи, которые были бы очень разными видами рептилий. Мы думаем… Если вы хотите взять другую категорию, это были бы млекопитающие. И когда вы говорите о млекопитающих, ну, это могло быть что-то от лошади, собаки, кошки или примата. И еще, когда мы рассуждаем об обезьянах, мы имеет в виду не только обезьян. Мы говорим о приматах вообще.

В общем, вы имеете очень много разных типов эволюционных путей от всех разных видовых линий. Когда вы говорите о приматах, это могло быть много разных видов, развившихся от приматов. Я бы даже добавил, что одна из главных причин объединения подобных видов – это частично генетика, частично история и частично сходство. И еще, я бы сказал, что причина номер 1 – коммерция. Они покупают и продают схожие товары. 

Э.С.: Вы имеете в виду генетику и ДНК?

Р.К.: Нет, одежду, пищу, материалы…

Э.С.: Ох, ладно.

Р.К.: …из-за того, как они производятся, из чего сделаны; может у них одинаковые диеты, одинаковая пища и одинаковые вещи, которые им нравятся. На них одинаково влияет алкоголь. Им нравится носить похожую одежду. В общем, причины торговать друг с другом куда серьезнее, чем… Гораздо больше причин торговать с кем-то, кто похож на вас генетически, физиологически, чем с каменным человеком 4,5 м ростом. Итак, повторяю, большая часть причин, почему они хотят иметь дело с подобными видами – торговля. В конце концов это просто очень удобно; нам ведь тоже случается делиться опытами эволюционного роста и все такое.

Тим: К тому же кое-кто уже проходил через те же самые опыты и освободился, поэтому он может стать помощником.

Р.К.: Безусловно. Мы находим, что кривая роста как видов обладает множеством вариаций, но имеются и определенные вещи, которые будут повторяться снова, снова и снова, общие в данном процессе.

Тим: Безусловно.

Э.С.: Исправьте меня, если я не прав. В проектах нам давно известно… На протяжении многих, многих, многих лет вы представляете себе каждый вид и каждое насекомое на планете Земля и помещаете их на миллиарды лет вперед. Так вот, у всех у них пятиугольная структура: голова, две руки, две ноги, иногда даже больше. И все они посредством энергии развиваются, иногда сознательно иногда нет, в сознательное существо.

Р.К.: Да, безусловно. Полагаю, Вы хотите сказать, что в том-то и состоит причина существования всего. Не думаю, что кто-то осведомлен достаточно хорошо, чтобы утверждать наличие божественного источника, или бога, или настаивать на том, что это просто механическое развитие. Не думаю, что кто-то знает достаточно, чтобы настаивать на том, что это одно, другое или третье. Но какова бы ни была причина нашего существования, есть явные паттерны эволюции, паттерны роста, которые повторяются снова, снова и снова. Мы однозначно можем помогать и извлекать пользу из коллективных опытов роста.

Тим: Позвольте высказаться по поводу источника. Полагаю, это сверх интересно, по крайне мере я нахожу это сверх интересным. Видите ли, даже самые высокоразвитые виды не знают всего; они тоже совершают ошибки. Выяснилось, что даже виды, обладающие перспективой вне времени и знающие, какими могли бы быть… Так вот, даже они не знают, происходят ли все случайно или почему все оборачивается по-другому. Это было сверх интересно переживать.

Э.С.: То есть, Вы утверждаете, что даже очень продвинутые инопланетяне видят НЛО?

Тим: Нет. Я хочу сказать, что инопланетяне, которые живут миллионы и миллионы лет и владеют миллиардами данных о вселенной… Даже они тоже не знают, существует ли Бог или нет. Они имеют тенденцию называть его источником или как-то еще. Им известно о наличии жизненной формы, но тоже неизвестно… Они говорили, что один из все еще не решенных вопросов таков: бесконечна ли такая жизненная форма или нет? Перестанет ли вселенная существовать в какой-то момент или нет, или ее следует разыгрывать, на что потребуется время.

Р.К.: Ответы на эти вопросы не знает никто. В целях упрощения хотелось бы сказать: то, насколько большой ваш череп или мозг, и на сколько плотностей выше вы находитесь, значения не имеет. Как и любой другой, вы все еще можете облажаться и совершить ошибку.

Тим: Но чем больше вы развиты, тем легче становится получать ответы.

Р.К.: Они так и говорят.

Тим: Да неужели? (Все смеются)

Р.К.: Я все еще этого ожидаю. (Смеется)

Э.С.: Итак, у нас есть существа, возраст которых составляет миллиарды лет, то есть с нашей точки зрения они существуют вечно. Людей интересует… Ну, тогда они должны быть достаточно умными для того, чтобы знать, откуда они произошли и как защитить себя. Но, насколько мы знаем, это не настоящая правда. Почему так?

Р.К.: Ну, я бы сказал, что самым старым известным нам видам всего миллионы лет, не более того. Так вот, даже эти виды не знают, что происходило миллиарды лет назад. Конечно, у них есть теория, у них есть… Они могут смотреть на карты, движение звезд, на то, как формировались звезды, как разрушались и все такое, а потом выдвигать свои собственные теории и догадки. Но даже для них миллиард лет – это слишком долго, чтобы иметь хоть какой-то вид точного понимания.

Я бы сказал, что самое важное здесь то, чтобы ваша перспектива обеспечивала определенную точность информации. Также это способ создания другой информации, более теневой, сбивающей с толку или сложной. Как старые развитые виды вы можете иметь свою точку зрения. Вот откуда вы узнаете, как все работает. Значит ли это, что вы понимаете, как каждая планета, каждая цивилизация, каждый вид… Нет, нет и нет, поскольку вы копаетесь в своей собственной голове. Вы исходите из своей собственной перспективы.

Если вы рассматриваете развитие видов, возможно, вы смотрите на них таких образом, что реально не понимаете, где они находятся. Вы могли быть там очень-очень-очень давно. Но… Я бы озадачил человека в возрасте за 50, посмотреть на ребенка лет 5 и реально попытаться понять, через что проходит этот ребенок, поскольку, как вам кажется, вы можете точно помнить, что происходило с вами в 5 лет. Думаю, большинство людей чувствовало бы себя примерно так: “Я не… Помню ли я, что такое быть ребенком 5 лет?”

Такова перспектива изменения. Итак, как только вы выбираетесь из определенной перспективы, вы теряете понимание. Чем дальше вы удаляетесь от определенной перспективы, тем дальше уходит ваше понимание. Вы можете быть сверхразвитыми и просто не знать первый шаг, как сделать так, чтобы определенные виды росли, развивались или менялись, поскольку это не ваши виды. И даже если у вас имеется опыт с сотнями или тысячами других видов, ну, возможно, вы их не создавали.

Поэтому, думаю, не имеет значения насколько вы умны, не имеет значения насколько вы опытны. У вас нет всех перспектив вселенной. Происходят определенные вещи, которых вы не понимаете. Или у вас есть точка зрения, чтобы понять, что это правильно.

Э.С.: Отличный способ выражения.

Тим: Время тоже не является согласованным.

Р.К.: Верно.

Тим: Вот как работает временная динамика: когда временные линии терпят поражение, они сливаются. Поэтому у людей может быть разная история. Некоторые виды, если вы говорите о Серых или каких-то других видах, обладают совсем другой мировоззренческой информацией о том, что было в прошлом. Другие придерживаются абсолютно другой точки зрения. И что самое удивительное – и те и другие, возможно, правы. Просто то время, тем или иным образом, слилось и превратилось в то, что у вас есть сейчас.

Э.С.: Тим, следуя тому, что Вы только что сказали… Рэнди, как это связано с глобальной военной операций для человечества?

Р.К.: Я провожу много времени, беседуя со своим бригадным генералом. Я бы сказал, что в настоящий момент мы имеем очень неустойчивую, весьма динамичную ситуацию. Поэтому все может обернуться любым путем. Смотрите, я осознаю, что говорю. Я думаю, что она будет разворачиваться так, кто-то думает, что по-другому. То есть, я хочу сказать, что ситуация крайне нестабильна. Если все пойдет не так, как я говорю, не возлагайте на меня ответственность за то, что я якобы говорил, что это истина в последней инстанции, поскольку я так не говорил.

Но, думаю, это оставляет нас с тем, что кто-то пытается управлять лодкой и понять, что поставлено на карту, что важно. И люди, понимающие, что происходит, делают все, что только могут, чтобы обеспечить то, что все будет в порядке. Поэтому беседы между мной и им, имевшие место на ежедневной основе, о том, что он говорит или ему говорят… Я бы сказал, что, несмотря на людей, которые не хотят, чтобы все шло хорошо или желают, чтобы все оставалось как есть, есть большинство рационально мыслящих голосов, которые понимают: если мы не совершим необходимых позитивных изменений, нас просто не станет.

Будущее не наступит. Нечего будет сохранять. Полагаю, если бы я был азартным игроком, каковым не являюсь, я бы поставил на то, что все будет гораздо лучше, а не хуже. Поскольку над решением проблемы бьются наилучшие люди, самые блестящие умы, лучшие из лучших. Означает ли это, что все автоматически станет (взволновано) великолепно и потрясающе? Нет. Отнюдь нет. И над этим работают лучшие умы и лучшие тела. Поэтому если бы я намеревался вложить свою веру во что-то, я бы скорее поверил тем людям, чем горстке обезьян с гранатой, которые просто пытаются сбить нас с толку.

Э.С.: Вы получали разведывательную информацию многие-многие-многие годы. Вы видели завершение этой траектории.

Р.К.: О, да.

Э.С.: Возможно, ситуация меняется с каждым днем.

Р.К.: Она меняется регулярно. Да. Просто скажу, что получаемые мною сведения всегда оказывались точными, даже когда я обращался к источнику и проверял разные вещи. Видите ли, я никогда не принимал сообщения агентов за истину в последней инстанции. Всегда проверял. Всегда сопоставлял данные и информацию, чтобы убедиться в том, что они увязываются с известными параметрами или известными массивами данных. Вплоть до настоящего момента они никогда не были ошибочными, никогда не лгали, никогда не сбивали с толку, никогда не оказывались неверными.

Поэтому в настоящий момент у меня есть веская причина доверять моим источникам и верить, что они являются наилучшими специалистами в своей сфере, исходя из моего опыта общения с ними. Какой бы странной и хаотичной не казалась ситуация, я бы сказал, что все закончится скорее лучше, чем хуже. Мы реально пребываем в моменте, когда разыгрываются многие переменные. Все может пойти так, все может обернуться иначе. Люди хотят протолкнуть этот путь или тот.

Думаю, в момент хаоса вы могли бы выбрать смотреть на любой результат и рассматривать его вероятность. Вы могли бы сказать: “Ох, ну, возможно, все закончится так: плохо, как то, или хорошо, как это”. Все возможности и вероятности налицо, но мы выбираем только одну из них. Ну, я имею в виду, скорее всего вам хочется поговорить о параллелях… Я не… Я пытаюсь, чтобы все было изложено просто, не говорить о параллелях, разрывах, процессе расширения и сжатия времени. И как мы идем от большего к меньшему, от меньшего к большему и все такое. Я пытаюсь, чтобы все было просто. Но, учитывая момент, в котором мы пребываем сейчас, свершится лишь один из вариантов. Считаю, есть много людей, крайне мотивированных убедиться в том, что это будет наилучший вариант развития событий, а не наихудший.

Э.С.: Тим, что думаете об этом Вы?

Тим: И вновь, я полностью согласен. По-моему, еще в первом эпизоде, который мы делали, я говорил о том, что прямо сейчас ситуация крайне нестабильная. Мне известны многие сценарии, которые могли бы разыграться. Мне известен каждый возможный сценарий, о котором кто-либо мог бы подумать; имеются разные истории и разные стратегии. В зависимости от того, что представляют собой статистика и цифры, это как в реальном времени решить, что происходит… Как мы на это реагируем? Видите ли, в глобальную операцию вовлечено не только человечество. Есть и другие существа, другие виды, более высокочастотные виды, тоже участвующие во всем этом. Как и Рэнди, я еще больше убежден в том, что все обернется очень-очень хорошо.

Э.С.: Что ж, будем надеяться. В связи с нашей траекторией Вы полны оптимизма. Что заставляет Вас верить в это?

Тим: Ну, во-первых, как говорил Рэнди, люди осознали важность сдвига. Это естественный процесс. Его невозможно избежать. Он все равно произойдет, так или иначе. Люди… Специфика этой расы такова, что люди хотят попытаться придерживаться сценария как можно точнее. Полагаю, именно в этом причина того, что у нас проводится так много обсуждений, имеется так много вариантов, и каждый человек реагирует по-своему. В конце концов, умы, занятые такого рода операцией, это не только люди, не только человеческие мозги, вкладывающие в операцию свои данные и мастерство. Вовлечены разные другие виды и невероятно высокий потенциал разведки.

Я не имею в виду разведывательные агентства; я говорю о высшем разуме, которым обладает вселенная в целях сохранения своей здоровой эволюции. Это все еще вселенная, которая непрерывно развивается. Я не утверждаю, что все еще не может обернуться плохо, но убежден в наличии ответов на многие сценарии, которые, возможно, осуществятся. И это приносит мне кое-какое облегчение.

Э.С.: Фантастика. Спасибо, Тим. Рэнди и Тим, спасибо за участие в программе.

Р.К.: Спасибо за приглашение. Я очень признателен. Спасибо.

Тим: Просто здорово. Я ценю точки зрения и саму беседу.

Э.С.: Я Эмери Смит; это программа Космическое Раскрытие. До следующей встречи.



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (0)   Оценка:
Пока комментариев нет


Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio