Ричард Колфилд Хоагленд - Хаббл: Новая “беглая планета” - уникальная возможность проверки гипотезы взрывающейся планеты и… гиперпространственной физики (часть 2)

 Часть 2 

 Лейтенант-полковник Томас И. Бирден, отставной армейский офицер и физик по специальности, по-видимому, является самым ярым защитником восстановления целостности научного и исторического наследия Джеймса Клерка Максвелла посредством широкого распространения оригинальных уравнений. За двадцать лет, в ряде тщательно документированных статей на эту тему, Бирден лично выполнил объективное исследование того, на что реально претендовал Максвелл. Буквально тысячи часов старательной работы с оригинальным источником привели Бирдена к следующему потрясающему выводу:

По существу, оригинальная теория Максвелла – это воистину так называемый Святой Грааль физики, первая успешная попытка создания единой теории поля в истории Науки – факт, абсолютно неизвестный нынешним защитникам идей “Калуцы-Клейна”, “Супергравитации” и “Суперструны”.

Насколько успешная, Бирден поясняет ниже:

“Избавляясь от скалярного компонента кватерниона, Хэвисайд и Гиббс невольно избавились от части теории Максвелла, объединяющей электромагнетизм и гравитацию. Эта часть появляется тогда, когда поступательные/направленные компоненты двух взаимодействующих кватернионов сводятся к нулю, но скалярная результирующая остается и сворачивается в детерминистическую динамическую структуру, являющуюся функцией противоположных направленных/поступательных компонентов. При сворачивании электромагнитной энергии внутри скалярного потенциала возникает структурированный скалярный потенциал, почти такой же, как позже показал Уиттекер, но незамеченный научным сообществом. Простые векторные уравнения, созданные Хэвисайдом и Гиббсом, затрагивали лишь то подмножество теории Максвелла, где электромагнетизм и гравитация взаимно уничтожаются. В таком подмножестве электромагнитные цепи и оборудование никогда не будут и не могут оказывать гравитационные или инерционные влияния на материалы и оборудование.

Отвратительно, но ни одно из уравнений Хэвисайда/Гиббса никогда не появлялось в статье или книге Джеймса Клерка Максвелла, хотя обучение во всех западных университетах ошибочно преподносит сильно ограниченную интерпретацию Хэвисайда/Гиббса, выдавая ее за теорию Максвелла.

В результате такого искусственного ограничения теории Максвелла, Эйнштейн тоже неумышленно ограничил теорию общей относительности, навсегда лишившись возможности объединения электромагнетизма и относительности. По существу, он воспрепятствовал и тому, чтобы нынешняя ограниченная общая относительность когда-либо стала экспериментальной инженерной наукой на лабораторном столе, поскольку был удален скрытый внутренний электромагнетизм, создающий детерминистически структурированное локальное искривление пространства-времени.

Квантовая механика пользовалась лишь внешним электромагнетизмом и полностью упустила внутренний и упорядоченный электромагнетизм Масквелла, свернутый внутри структурированного скалярного потенциала. Соответственно, квантовая механика придерживалась статистики Гиббса квантового заряда, который не хаотичен априори. Квантовые физики, в общем, и целом, исключили теорию скрытой вариантности Бома, которая, по-видимому, могла бы предложить потенциал технического квантового заряда - самой технической физической реальности.

Каждая из этих трех основных научных дисциплин упустила и исключила подмножество своей дисциплинарной области, потому что они не захотели ввести скалярный компонент кватерниона. Более того, они полностью упустили значение подхода Уиттекера, уже показавшего, как применять и пользоваться исключенными подмножествами.

Именно поэтому сейчас в этих областях имеются три отдельные несовместимые дисциплины. Каждая из них исключила важную часть, которая являлась частью единого поля. Затем, по иронии судьбы, нынешние физики продолжают затрачивать большие усилия на поиски упущенного ключа к объединению трех дисциплин, но считают это безнадежным, поскольку эти особые подмножества уже противоречат один другому, что хорошо известно физикам.

Очевидно, если кто-то хочет объединить физику, ему придется вернуть каждой дисциплине невольно исключенные объединяющие подмножества. Интересно, что все три необходимых подмножества оказываются одними и теми же”.

Т. И. Бирден “Возможное объединение Уиттекера электромагнетизма, общей относительности и квантовой механики

Учитывая анализ Бирдена, что мы реально утратили, когда наука “неумышленно потеряла Максвелла”?

*******

Если две ключевые физические статьи, появившиеся через десятилетия после смерти Максвелла и часто цитируемые Бирденом, точны, мы потеряли ни больше, ни меньше, чем

электро-гравитационный” контроль над самой гравитацией!!

Очень важное исследование, цитируемое Бирденом, впервые было опубликовано Сэром Эдмундом Уитеккером еще в 1903 году.

Уитеккер, сам ведущий физик мирового класса, единолично заново открыл “упущенные” скалярные компоненты оригинальных кватернионов Максвелла, распространив их (в то время) невидимые следствия на окончательное объединение “гравитации” с более очевидными электрическими и магнитными компонентами, известными как “свет”. Как описывает Бирден, в первой статье Уиттекер теоретически исследовал существование “скрытого” набора электромагнитных волн, движущихся в двух одновременных направлениях в скалярном потенциале вакуума. Он продемонстрировал, как пользоваться ими для искривления локального и/или отдаленного “пространства-времени” посредством электромагнитного излучения так, как это позже сделал Эйнштейн в уравнениях “массы, искривляющей пространство”. Таким образом, эта ключевая статья Уиттекера служит непосредственной математической основой для электро-гравитационной теории/технологии контроля над гравитацией. Во второй статье Уиттекер продемонстрировал, как два “скалярных потенциала вакуума Максвелла”, гравитационно искривляющих пространство-время, можно превратить в обнаруживаемое “обычное” электромагнитное поле посредством двух взаимодействующих друг с другом “скалярных электромагнитных волн”, даже на расстоянии.

Уиттекер достиг этого, математически демонстрируя, что “силовое поле от притягивающегося тела можно анализировать так, как будто оно состоит из бесконечного числа составляющих полей. И хотя все силовое поле не меняется со временем, каждое из составляющих полей носит волновой характер, состоящий из простого распределения, распространяющегося с постоянной скоростью, а волны будут продольными. Эти результаты ассимилируют распространение гравитации до распространения света и требуют, чтобы гравитация распространялась с конечной скоростью, которой, впрочем, не обязательно быть скоростью света, а, возможно, намного больше.

 Заметим, что четырьмя годами раньше теоретического анализа Уиттекера этих потенциалов, вечером 3-4 июля 1899 года, Никола Тесла (изобретатель современной цивилизации посредством новой всемирной технологии “переменного тока”) экспериментально предварил “взаимодействующие скалярные волны Уиттекера” обнаружением их в природе. С помощью огромных экспериментальных радиопередатчиков, построенных на вершине горы в Колорадо, он передавал и принимал (по его определению) “продольные напряжения” (в противоположность традиционным электромагнитным “поперечным волнам”) через вакуум. Он достиг этого с помощью собранного вручную оборудования (созданного в соответствии с оригинальными уравнениями кватернионов), когда обнаружил интерференцию “возврата” от проносящихся бурь. Тесла назвал этот феномен “стоячей столбовидной волной” и следил за электромагнетизмом часами, пока холодный фронт двигался на запад.

[Многие пришли к выводу, что многочисленные другие удивительные (на тот период времени) технические достижения Теслы, которые, по-видимому, “были утеряны” после его смерти в 1942 году, основывались на истинном понимании оригинальных “гиперпространственных” электромагнитных идеях Максвелла.]

Несмотря на предварительное экспериментальное обнаружение Теслы, через четыре года Уиттекер теоретически продемонстрировал, что будущие инженеры-электрики могли бы взять оригинальное четырехмерное кватернионное описание электромагнитных волн Максвелла (реальные “Уравнения Максвелла”), прибавить его (Уиттекера) анализ специального гравитационного потенциала (вытекающий из возвращения скалярных кватернионов Максвелла в версию Хэвисайда “Уравнений Максвелла”) и создать рабочую “единую теорию поля” (если не технологию!), позволяющую осуществлять контроль над гравитацией.

Что они уже и сделали в некоторых правительственных “строго засекреченных” проектах

 А та информация, которой намеренно позволили “утекать” за последние семь лет, в виде повторяющихся видеоизображений “экзотических летательных аппаратов”, совершающих невозможные не ньютоновские маневры на сделанных со спутников официальных снимках NASA, - просто результат!

Теория (Максвелла или Уиттекера) – это одно, а Судьей Научной Истины являются экспериментальные результаты. Еще забавнее то, что четырехлетнее наблюдаемое предвосхищение Теслы удивительного анализа Уиттекера теории Максвелла – экспериментальное подтверждение электромагнитной “столбовидной волны” во время бури – полностью игнорировалось и физиками, и инженерами-электриками целых сто лет. Пока подтверждения NASA не показали “нечто”, свободно маневрирующее на орбите Земли.

*******

Для нового поколения физиков, воспитанного в великом заблуждении, что “Уравнения Хэвисайда” – это на самом деле “Уравнения Максвелла”, все вдруг резко закончилось в 1959 году вследствие другого замечательного и одинаково элегантного эксперимента. Этот эксперимент, наконец, продемонстрировал в лаборатории безоговорочную реальность “надоедливых скалярных потенциалов” Максвелла, тех самых “мистических” потенциалов, так эффективно изгнанных Хэвисайдом из нынешней электромагнитной теории, которой обучают в Университетах.

В том году два физика, Якир Агаронов и Дэвид Бом, провели плодотворный “электродинамический” лабораторный эксперимент. Почти через сто лет после того, как Максвелл впервые предсказал их существование, Агаронов и Бом преуспели в реальном измерении “скрытого потенциала” свободного пространства, таившегося в оригинальных скалярных уравнениях кватернионов Максвелла. Чтобы сделать это, им пришлось охладить эксперимент до 9º выше абсолютного нуля, что создало полное экранирование вокруг сверхпроводящего магнитного кольца (на схеме немного другая версия того же эксперимента). Колебание электрического сопротивления в кольце (нижний график) возникает вследствие изменения “волновых функций” электронов, запускаемого “скрытым скалярным потенциалом Максвелла”, который создается экранированным магнитом (см. текст ниже).

Успешно создав эту нетривиальную лабораторную установку, они непосредственно наблюдали “невозможный” феномен.

Полностью экранированный (согласно всем замерам) от магнитного влияния самого кольца, исследуемый поток электронов, созданный Агароновым и Бомом в сверхпроводящем “бублике”, тем не менее, изменял их электронное состояние (“волновые функции”), пока они проходили через “свободную от поля” область отверстия. Это указывает на то, что они что-то “ощущали”, хотя это НЕ могло быть магнитное поле кольца. Подтвержденный десятилетиями экспериментов других физиков, “эффект Агаронова-Бома” обеспечивает исчерпывающее доказательство более глубокого “пространственного напряжения” – скалярного потенциала – лежащего в основе самого магнитного “силового поля”. (Последующие эксперименты обнаружили подобный эффект и в экранированных электростатических полях.)

Все это обеспечивает исчерпывающее доказательство существования “чего-то еще”, лежащего в основе всей реальности и способного передавать энергию и информацию в пространстве и времени даже при полном отсутствии электромагнитно обнаруживаемого трехмерного “поля”:

кватерниона Максвелла – гиперпространственного “потенциала”.

*******

Итак, какое отношение имеет все это к заявлению NASA об обнаружении “новой планеты”?

Если в пространстве может существовать “потенциал” без поля (что впервые предположил анализ кватернионов Максвелла, а потом обнаружили Агаронов-Бом “всего” через сто лет), тогда, по определению Максвелла (при сравнении эфира с определенными свойствами лабораторных “твердых тел”), такой потенциал эквивалентен невидимому, вращающемуся “напряжению” в пространстве. Или, по словам Максвелла (впервые написанным в 1873 году):

“[В эфире] имеются физические величины другого вида, связанные с направлением в пространстве, но не являющиеся векторами. Примеры – стрессы и напряжения в твердых телах и некоторые свойства твердых тел, рассматриваемые в теории эластичности и теории двойного (вращающегося) отражения. Величины такого класса требуют для своего определения девять (часть “27-линии”) числовых спецификаций. Они выражаются на языке кватернионов, посредством линейных и векторных функций вектора”.

                       Дж. К. Максвелл. “Трактат об Электричестве и магнетизме

И напряжения, когда они ослабляются, должны высвобождать энергию в окружение.Сейчас среди физиков происходит лихорадочное обсуждение (почти через сто лет после Максвелла) Квантовой Электродинамики Энергии Нулевой Точки (ЭНТ) пространства или “энергии вакуума”. Для многих знакомых с оригинальными трудами Максвелла, Кельвина и т.д. это звучит как когда-то известный “эфир”, просто обновленный и обретший “другое название”. Таким образом, создание, а затем ослабление “напряжения” во вращающемся эфире Максвелла эквивалентно вытягиванию “энергии вакуума”, которая, согласно нынешним моделям “квантовой механики”, обладает ошеломляющим количеством энергии на кубический сантиметр пространства. Даже неэффективное высвобождение крошечного процента “энергии напряжения” в наши три измерения или в тело, существующее в трехмерном пространстве, может выглядеть так, как будто энергия приходит из ниоткуда – “что-то из ничего”. Иными словами, для целого поколения студентов и астрофизиков, прискорбно невежественных в реальных уравнениях Максвелла, такая энергия появлялась бы как:

“Вечное движение!”

Учитывая огромное количество “энергии вакуума”, вычисленное современными физиками (эквивалент триллионов атомных бомб в кубическом сантиметре), даже относительно малое, но внезапное высвобождение потенциала напряжения в обширном вакууме (эфире) внутри планеты может сразу же ее разрушить:

Наконец, отвечая на важное астрофизическое возражение против “модели взорвавшейся планеты”, выдвинутой Ван Флендерном.

“Но Том, как ты взрываешь весь мир?!”

Сейчас ответ очевиден: посредством гиперпространственной “энергии напряжения вакуума”… а ля Уиттекер и Максвелл.

Как мы будем демонстрировать, именно этот “новый” источник энергии (в намного более “контролируемом” контексте) ответственен не только за “аномальные избытки инфракрасного излучения”, наблюдаемые на так называемых “гигантских внешних планетах” этой Солнечной системы.

Согласно нашему анализу, тот же источник энергии (в Модели Гиперпространственной Физики) должен отвечать и за излучаемые энергии звезд, включая само Солнце.

Поскольку в трех измерениях вся энергия со временем “деградирует” в случайные движения (согласно Законам Термодинамики 19-го века Кельвина и Гиббса – так называемое “возрастание энтропии”), “энергия напряжения” эфира (вакуума), высвобожденная внутри материального объекта (даже если она вначале появляется в когерентной форме, создавая, например, движущиеся с аномально высокой скоростью (2.253 км в час) “реактивные потоки” экваториальных ветров на далеком Нептуне), в конце концов, деградирует до простого случайного тепла, по-видимому, излучающегося в виде “избыточных инфракрасных излучений” в пространство. Это и есть первичные астрофизические условия, при которых внутри планеты (или звезды) могут высвобождаться “потенциалы пространства” Максвелла, что и было центральным фокусом наших усилий в течение 10 лет:

Создать предсказывающую, математическую  гиперпространственную модель” такой физики.

Весь вопрос сводится к следующему:

“Какой набор известных параметров пространства будет медленно, предсказуемо высвобождать потенциальные напряжения четырехмерного пространства в трехмерное внутри огромного мира так, чтобы когда энергия неминуемо деградирует в тепло, ее изучаемая подпись определит исходный гиперпространственный источник?”

К счастью, мы окружены почти полудюжиной примеров, имеющихся под рукой: гигантские “аномально излучающие” планеты этой Солнечной системы (и некоторые основные спутники). За последнее десятилетие, пока мы пытались понять аномальное инфракрасное излучение, стала очевидной одна вещь: представляется, что “инфракрасные избытки” гигантских планет очень тесно связаны с одним общим параметром, независимо от индивидуальных масс, состава элементов или расстояния от Солнца:

“Угловым моментом” всей системы.

В классической физике “угловой момент” объекта определяется его массой и скоростью вращения. В нашей Гиперпространственной Модели (ГМ) все немного сложнее, поскольку объекты, мнимо разделенные расстоянием в трехмерном пространстве, в более высоком четырехмерном пространстве, на самом деле, связаны. Поэтому в ГМ прибавляется орбитальный момент гравитационно-привязанных  спутников объекта: спутников в случае планет, планет в случае Солнца или соседние звезды в случае других звезд.

Когда общий угловой момент ряда объектов, таких как излучающие внешние планеты этой Солнечной системы (плюс Земля и Солнце), изображается относительно общего количества внутренней энергии каждого объекта, излучающего в пространство, результаты потрясающие:

Чем большим общим угловым моментом обладает система планеты (или любого звездного тела) (по определению: объект плюс спутники), тем больше ее внутренняя “яркость”. То есть, тем больше “аномальной энергии” она способна “генерировать”.

И, как можно видеть из приведенного ключевого графика, именно эта потрясающая линейная зависимость определяет область светимости и момент, в терминах величин почти третьего порядка, почти 1.000:1!

Особенно следует заметить, что Земля (не “коллапсирующий газовый гигант”) тоже точно удовлетворяет этому эмпирическому энергетическому отношению: Когда угловой момент Луны прибавляется к “моменту вращения” родительской планеты, результирующее соответствие с измерениями, выведенное из изучения внутреннего “теплового бюджета” Земли, совершенно увязывается с эмпирическим отношением Солнечной системы, хотя внутренняя энергия Земли, предположительно, выводится из “радиоактивных источников”.

И, как можно видеть из сопровождающего исторического сравнения, это поразительное линейное отношение Солнечной системы, на самом деле, важнее (даже на этой ранее стадии), чем оригинальные данные “красного смещения” Хаббла, поддерживающие теорию Большого Взрыва!

Это открытие имеет важные следствия, не только для прошлой геофизической и земной эволюции, но и для будущих геологических и климатических событий – “Изменений Земли”, как их называют некоторые. Изменения Земли запускаются не растущими солнечными взаимодействиями или побочными продуктами земной цивилизации (“парниковый эффект” от сжигания ископаемого топлива), а той же “гиперпространственной физикой”. Если это так, тогда интенсивное изучение механизма гиперпространственной физики (и быстрое!) – это важный шаг на пути к влиянию и, со временем, контролированию нашего будущего благополучия, если не нашей судьбы на (и вне!) этой планете. 

В модели “Гиперпространственной Физики” это простое, но мощное отношение эквивалентно уравнению Относительности E = mC2: представляется, что общая внутренняя светимость звездного объекта зависит лишь от одного физического параметра:

L = mr2 = общий угловой момент системы (объект плюс все спутники) 

*******

В науке есть хорошо известное “правило большого пальца”. Самым лучшим образом его выразил Лауреат Нобелевской премии физик Ричард Фейнман:

“Вы можете распознать истину по ее красоте и простоте. Если вы считаете, что это правильно, очевидно, что это правильно, по крайней мере, если у вас есть некоторый опыт, потому что обычно происходит следующее: выходит больше, чем входит. Неопытные, сумасшедшие, чокнутые люди могут думать, что все просто, но вы сразу же можете видеть, что они не правы, поэтому это не считается. Другие, неопытные студенты, могут думать, что все очень сложно, и хотя может казаться, что все в порядке, я знаю, что это не так, поскольку истина всегда проще, чем вы думаете”.

Это волнующее отношение – наше открытие простой зависимости внутренней светимости объекта от общего углового момента системы – “ощущается” именно таким: простым, элегантным, и, по существу могло бы даже быть истинным. Но, как вновь можно видеть из исследования графика светимости/углового момента, представляется, что из этого потрясающего линейного отношения имеется одно исключение:

Само Солнце.

Независимое исследование, включающее тридцатилетние попытки подтверждения базового энергетического источника Солнца, в виде солнечных/земных наблюдений за крошечными атомными частицами, называемыми нейтрино, приходящими из центра Солнца, оставило физикам-экспериментаторам и астрофизикам главную астрономическую загадку:

В наблюдаемых излучениях энергии Солнце не испускает ничего похожего на ряд испусканий нейтрино, что требуется в “Стандартной Солнечной Модели”. Если эта энергия возникает за счет “термоядерных реакций” (чего требует Стандартная Модель), тогда наблюдаемый “дефицит нейтрино” достигает 60%: некоторые виды первичных нейтрино (вычисленные с целью объяснения множества внутренних, солнечных реакций слияния и основанные на лабораторных измерениях) просто оказываются упущенными!

Итак, что действительно снабжает Солнце топливом?

По иронии судьбы, ответ на кажущееся нарушение Солнцем Стандартной Солнечной Модели содержится в самом “нарушении” нашего ключевого графика углового момента/светимости:

Согласно Гиперпространственной Модели, как и у планет, первичный энергетический источник Солнца должен запускаться общим угловым моментом – собственным “моментом вращения”, плюс общим угловым моментом планетарных масс, вращающихся вокруг него. Любой стандартный астрономический текст раскрывает: хотя Солнце обладает более 98% массы Солнечной системы, оно обладает менее 2% общего углового момента. Остальной угловой момент приходится на планеты. Таким образом, прибавляя общий вклад планет к бюджету углового момента Солнца (если гиперпространственная модель корректна), нам следует увидеть, что Солнце следует той же линии на схеме, что и планеты, от Земли до Нептуна.

Однако оно не следует.

Очевидный ответ на эту дилемму – гиперпространственная модель,

попросту, неверна.

Менее очевидно то, что мы что-то упускаем.

Что-то похожее на дополнительные планеты!

Прибавляя одну большую планету (или пару маленьких) после Плутона (несколько сотен раз больше расстояния Земли от Солнца), мы можем сдвигать общий угловой момент Солнца в надлежащее место на схеме до тех пор, пока оно не пересечет линию (позволяя ожидать от термоядерных реакций около 30% внутренней энергии). Это позволяет высказать особое “гиперпространственное предсказание”, что “нынешний учебник определяет угловой момент Солнца как недостаточный потому, что…”

Мы еще не открыли всех оставшихся членов Солнечной системы!

В качестве награды, это одаривает нас первым ключевым тестом Гиперпространственной Модели:

1) Найти те планеты! 

Второй тест Гиперпространственной Модели таков: в отличие от других усилий объяснить аномальные испускания планетарной энергии с помощью “планетарного коллапса” или “накопленного первичного тепла”, подход гиперпространственной модели конкретно предсказывает одно важное определенное наблюдаемое отличие от всех других имеющихся объяснений: 

2) Выработка гиперпространственной энергии в планетах и звездах должна быть изменчивой.

Это просто изначально заложено в механизм, вырабатывающий гиперпространственную энергию: изменяющаяся гиперпространственная геометрия.

******

Если непосредственным источником планетарной (или звездной) энергии является “вращающееся пространственное напряжение между измерениями” (а ля Максвелл), тогда постоянно меняющийся (и гравитационно и пространственно) паттерн взаимодействующих спутников, вращающихся вокруг основной планеты/звезды должен модулировать паттерн напряжения в непрерывно меняющемся, геометрически изогнутом “эфире” (а ля расширение Максвелла Уиттекером). В нашей Гиперпространственной Модели, именно эта “постоянно меняющаяся гиперпространственная геометрия способна (посредством резонансных вращений с массами, либо в виде вращения, либо в виде круговых орбитальных движений) извлекать энергию из лежащего в основе “вращающегося, кружащегося эфира”, а затем высвобождать ее внутри материальных объектов.

Сначала, эта “избыточная энергия может появляться во многих разных формах: дующих с высокой скоростью ветров, необычной электрической активности и даже усиленных ядерных реакций. Но, в конце концов, все они должны деградировать до простого “избыточного тепла”. Из-за базового физического требования резонанса для эффективного объединения планетарной (или звездной) “вращающейся трехмерной массы с лежащим в основе вращением четырехмерного эфира”, выработка избыточной энергии тоже должна, неминуемо, меняться со временем. Поскольку изменяющаяся геометрия орбиты “спутников” взаимодействует с вращением первичного (и лежащего в основе “вращающегося эфира”), совпадая и не совпадая по фазе.

Как констатировалось раньше, именно по этим причинам изменчивость в зависимости от времени непрерывного энергетического обмена должна быть центральным признаком всего “гиперпространственного процесса”.

[Между прочим, понимание базового “механизма гиперпространственной передачи” в терминах оригинальных кватернионов Максвелла (описывающих “вращающийся четырехмерный похожий на губку эфир”) сразу же приспосабливается к созданию “Гиперпространственной Технологии”, основанной на том же механизме.

Фундаментальные “нарушения” нынешней физики, демонстрируемые так называемыми машинами для получения “свободной энергии” (от эксплицитно вращающейся N-машины до поначалу смущающих меняющихся в зависимости от времени аспектов “электро-химического холодного слияния”), сейчас элегантно объясняются надлежащим применением оригинальных идей Максвелла.

А вот нечто еще более необычное: недавняя, удивительная демонстрация в прошлом году, передававшаяся в национальной программе канала ABC “С добрым утром, Америка”. В передаче демонстрировалось “физически невозможное” ускорение (буквально за несколько минут!) долговременного распада радиоактивных изотопов урана. Обычно для этого требуются процессы, длящиеся миллиарды лет. Сейчас это тоже элегантно объясняется Гиперпространственной Моделью как “индуцированное гиперпространственное напряжение”, создаваемое машиной. То же напряжение, которое в начале (в Модели) индуцирует “нестабильные изотопы”. Посредством технологически усиленного напряжения вакуума в ядрах урана (с помощью возвращения “скалярных потенциалов” Масквелла), нормальный процесс радиоактивного распада ускоряется, буквально в миллиарды раз.

Применения всей технологии “быстрого уменьшения радиоактивности ядерных отходов” – достижение в течение часов того, что обычно требует эонов – это еще одно широкое применение “Гиперпространственных Технологий”, в которых отчаянно нуждается весь мир.]

*******

В нашей планетарной системе все “гигантские” планеты обладают свитой, по крайней мере, из дюжины спутников: одним или двумя основными (размером приблизительно с планету Меркурий) и несколькими другими, размерами и массой меньше нашей Луны. Кроме того, имеется и ряд более мелких объектов. Из-за “эффекта рычага” в вычислениях углового момента, даже маленький спутник, вращающийся вдалеке (или под острым углом к плоскости вращения планеты) может оказывать непропорциональное влияние на уравнение “общего углового момента”. Посмотрите на Плутон и Солнце.

Сейчас исторически известно, что четыре главных спутника Юпитера (обладающие коллективной массой приблизительно 1/10.000 самого Юпитера), в результате сложных орбитальных взаимодействий, оказывают непропорциональные влияния на поведение разнообразных хорошо известных юпитерианских феноменов, меняющихся в зависимости от времени –  включая “аномальные” движения Огромного Красного Пятна по широте и долготе.

Как мы представляли в ООН в 1992 году, Огромное Красное Пятно (загадочный вихрь, вот уже 300 лет расположенный на “неизвестных” 19,5º южной широты, что обусловлено геометрией вписанного тетраэдра одинаково неизвестной “проблемы 27 линий”) – это классическая “гиперпространственная подпись” гиперпространственной физики, работающей внутри Юпитера.

Наличие десятилетий зарегистрированных “аномальных движений” Пятна, четко синхронизированных с высоко предсказуемыми движениями спутников Юпитера, явно НЕ являются результатами традиционных  “гравитационных” или “приливных” взаимодействий с точки зрения относительно незначительных масс спутников по сравнению массой самого Юпитера. Однако, следуя Максвеллу и Уиттекеру, гиперпространственные влияния тех же спутников (посредством длинного “рычага” углового момента, влияющего на непрерывно меняющееся напряжение вращающихся скалярных потенциалов внутри Юпитера) – это совсем другая история.

Отсюда Гиперпространственный Тест номер три:

3) Искать маленькие кратковременные изменения амплитуды на уровнях инфракрасного излучения всех гигантских планет, синхронизированные (как все еще загадочные перемещения Огромного Красного пятна на Юпитере) с орбитальными движениями и соединениями их спутников.

Все модели NASA “аномальных испусканий энергии” этих планет предполагали постоянный выход; “моментальные” величины, выведенные на основании нескольких часов пролета Вояджера  в 1980-х годах, сейчас приводятся в астрономических текстах как новые “планетарные константы”. По мнению NASA, причина испускания - либо “первичное тепло”, копившееся эоны времени, либо небольшие осадки частей всей планеты, еще высвобождающие потенциальную энергию гравитации. Все эти процессы не будут значимо меняться даже за тысячи лет!

Подтвержденные кратковременные изменения в нынешних испусканиях инфракрасного излучения, продолжительностью “несколько часов (или даже несколько часов), и синхронизированные с периодами обращения орбит планетарных спутников были бы убедительным свидетельством того, что все “традиционные” объяснения сталкиваются с проблемами, и что Гиперпространственная Модель заслуживает намного большего внимания.

В этом же русле: в отличие от всех “традиционных объяснений NASA” в связи с таким феноменом, как “гиперпространственная астрология”, гиперпространственная модель также конкретно предсказывает значительно большую долговременную изменчивость основных планетарных испусканий инфракрасной энергии, продолжительностью в несколько лет.  Такие изменения (как и более кратковременные изменения, запускаемые изменяющейся геометрией между спутниками) должны вызываться непрерывно меняющимися гиперпространственными (пространственное напряжение) взаимодействиями между самими главными планетами, поскольку они постоянно меняют свою геометрию относительно друг друга и вращаются вокруг Солнца со своей относительной скоростью каждая.

Представляется, что изменяющиеся интерактивные напряжения на “границе между гиперпространством и реальным пространством” (в Гиперпространственной Модели) могли бы быть ответом на загадочные “бури”, которые время от времени вдруг появляются в атмосферах нескольких внешних планет. Замечательный пример: буквальное “исчезновение” в конце 1980-х годов Огромного Красного пятна Юпитера. Еще один пример: внезапное планетарное событие на Сатурне – появление сияющего облака на 19,5º северной долготы (а где же еще?), сфотографированное телескопом Хаббл в 1994 году.

Поскольку согласно превалирующему мнению NASA, “избыточное” испускание инфракрасной энергии должно быть постоянным во времени, никто не удосужился поискать дальнейшие корреляции между увеличением или уменьшением испускания внутренней энергии и (сейчас хорошо исторически задокументированными) полу-периодическими возникновениями таких “бурь”.

А следовало бы.



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (0)   Оценка:
Пока комментариев нет

Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio