09-Глава 9: Герой и его история - Божественный Космос




Глава 9

Герой и его история

Наконец-то, наука и дух догнали друг друга. И неизвестно, кто правит бал! Жизнь на Земле совсем не такая случайная или бессистемная, как думает большинство людей. Синхронизм – это мощные обыденные средства пробуждения нас к нашей истинной личности. В циклах истории он происходит в намного большем масштабе, что мы вскоре будем обсуждать. Если исследование д-ра Ньютона корректно, большая часть наших опытов координируется из жизни после жизни. В координацию могут входить очень точные циклы времени, в которых события нашей истории повторяются с невероятной точностью. Эта информация может стать мощным инструментом пробуждения к намного большей окружающей реальности, чем та, в которой мы живем, особенно для тех, кто жаждет физического доказательства. Продолжительность циклов может исчисляться сотнями или даже тысячами лет; они могут работать с потрясающей точностью и эффективностью.

[more]

Согласно новой науке, все – живое, включая планеты, звезды и галактики. Каждый уровень вселенной, от кванта до галактики, обладает скрытой энергетической структурой, управляемой пульсирующим сердцебиением, которое самым непосредственным образом влияет на нашу свободную волю. Согласно сериям Закон Одного, биение сердец в физическом теле является голографическим зеркалом окружающей большей реальности. Когда мы как планета проходим через разные энергетические регионы, каждый человек подвергается разнообразным влияниям. Мысли, которые мы думаем, и действия, которые мы предпринимаем – даже у самых негативных людей – управляются скрытой архитектурой времени. Вот где синхронизм становится наукой, переходя из сферы личного и субъективного в сферу глобального и доказуемого.

Чтобы понять циклы истории, сначала нужно усвоить, что они рассказывают историю, также называемую Книгой Жизни. Как мы уже говорили вначале, каждая душа проходит через циклы радости и отчаяния. Колесо Кармы вовсе не случайно. Есть очень точные наборы опытов, – великая история – которые мы продолжаем повторять вновь и вновь, из жизни в жизнь, до тех пор, пока мы не овладеем ею. Эта история вписана во все величайшие мифологии мира, также она появляется в циклах исторических событий. Каждый фильм и телевизионное шоу, которые вы когда-либо видели, основывается на этой истории, что я в конечном итоге и обнаружил ценой крайне тяжелого личного опыта. И если мы понимаем структуру и функцию глобального Колеса Кармы, мы может прийти к выводу, что оно обладает могуществом сотворить полное духовное просветление и Золотой Век для человечества.

Школа тяжелых ударов

В 2005 году я проводил первую лекцию в задающем быстрый темп мире Лос-Анджелеса, на выставке Conscious Life Expo. Вскоре ко мне подошел голливудский продюсер, работавший с актерами, входящими в список А, такими как Барт Рейнольдс, Долли Партон и Сильвестр Сталлоне. Он сказал, что если бы мы сделали документальный фильм на все затронутые темы, включая концепцию формирования ДНК квантовой энергетической волной, это помогло бы другим и потенциально имело бы огромный коммерческий успех. Честно говоря, я никогда и не помышлял о создании фильма о моей работе. В то время я жил в Милтоне, Кентукки, и снимал трехкомнатный дом всего в четырех километрах от замечательного участка земли, принадлежащего L/L Research – авторам серии Закон Одного. Добровольцы, работавшие на земле, пользовались моим домом как местом для жилья или, по крайней мере, для посещения душа и бесед. Милтон был спокойным захолустным городишкой, не больше полосы шоссе, вокруг которой он построен. Если вы заходили в один из магазинов на той стороне моста Кентукки, которая ведет в Мэдисон, Индиана, сигаретный дым был настолько плотным, что кружился вокруг вас пока вы пробирались между полками.

Самыми крупными событиями, происходящими рядом с моим домом, были чересчур громкий лай собак и соседские коровы, прорывающиеся сквозь ограду с соседнего пастбища. Мое общение с людьми сводилось к почтальону, продавцам магазина, добровольцам или клиентам, звонившим для проведения чтений, что было моим единственным источником дохода в то время. Я обнаружил, что кроме способности интуитивного чтения в состоянии глубокого транса в стиле Кейси, я также вижу о них сны в день, когда они приходят для проведения сеанса. Во сне я проходил через их самые глубинные и темные теневые опыты, как будто все происходило со мной. Обычно когда я описывал клиентам свой сон, они начинали плакать, поскольку почти в каждом случае прослеживались удивительно точные связи с их личными жизнями. С 1998 по 2005 годы я сделал 500 чтений, а степень удовлетворенности клиентов составляла 99%. Однако поскольку у меня не было помощников, присутствующих на сеансах, сеансы становились все более и более изнуряющими. У меня образовался огромный лист ожидания, вынуждавший работать намного больше, чем мне было удобно. Некоторые сны о клиентах были настолько насыщенными, что я начинал ощущать потерю собственной личности; я не мог отличить, были ли они предостережениями мне или просто относились к моим клиентам. Я знал, что ради собственной пользы нуждался в отдыхе и фокусировании на вещах, которые могли бы помочь многим людям одновременно – и фильм был ключом.

В таком аскетическом сельском окружении я прочел двухметровую стопку распечатанных и переплетенных книг, собранных с разных сайтов в Интернете. Также я прошелся по ссылкам и отрывкам, которые хранились в ежедневнике. К началу сентября 2005 года, после упорных занятий по 14 часов в день, все, что я исследовал о живой вселенной, вылилось в набор данных, которыми затем я воспользовался для создания нового документального фильма. Я намеревался назвать фильм Сближение; такое название впервые появилось во сне еще в 1996 году. В конечном итоге эти материалы вошли в книгу Исследования Поля Источника, а также в книгу, которую вы сейчас читаете.

В том же сентябре мы привлекли к работе над проектом известную женщину-режиссера, потенциально имевшую связи в актерами списка А и работавшую профессором Института Кинематографии в Лос-Анджелесе. Она сочла, что художественный фильм, построенный на вымышленной исторической линии, был бы намного эффективнее, чем документальный. Конечно, в то время я ничего не знал о написании сценариев, и первые 15 месяцев работы над проектом был слишком занят, чтобы рыться в куче книг на эту тему. Мы собрали достаточно денег, чтобы на год я мог “удалиться на покой” от чтений, и в январе 2006 года я переехал в шумную полуподвальную квартиру в Лос-Анджелесе, где мог быть “при делах”. Целый год я вкладывал сердце и душу в написание того, что считал хорошими сценариями. Я работал с соавторами, включая первого режиссера, но тогда ни один из работников не был специалистом в искусстве написания сценариев; у каждого была своя работа в фильме.

Вновь и вновь консультанты открыто насмехались и потешались над представленными сценариями, которые их просили читать мои коллеги по фильму. Хотя такой вид отношения, по-видимому, стандартен в данной индустрии, жестокость и сарказм, которым я подвергался, шокировали; и после посещения одной из таких встреч моя мать была ужасно расстроена. Наш новоиспеченный режиссер продержалась лишь два цикла написания сценариев прежде, чем мы расстались и вновь начали с наброска. Другие продержались всего одну версию сценария прежде, чем мы были вынуждены начинать все с начала. Такой повторяющийся цикл боли оказался для меня ценным личным опытом, поскольку я осознал, что настолько привязался к творческой работе, что начал воспринимать любую критику как грубые личные нападки. Мне пришлось учиться строго отделять себя и свою самооценку от творческого результата. И все же приходилось работать под сокрушительным давлением. Как я рассказывал в публичных лекциях, которые начал проводить в следующем году, каждый день раздавался звонок примерно следующего содержания: “Что ты делаешь, и что сделал? Сколько страниц?” Мы даже шутили, что вместо того, чтобы отвечать на звонок, я мог бы пользоваться кнопочным телефоном и просто нажимать на число страниц, которые писал каждый день.

Такое немыслимое давление провоцировало приступы сильного беспокойства, глубокую депрессию и даже паранойю и безнадежность. Каждый день мне приходилось заново убеждать себя, что мне есть что сказать и как напряженно я работаю, чтобы закончить сценарий – мне не хотелось лгать, учитывая то, что я знал о карме. Я ничего не писал на сайте и ничем не помогал жизням других людей, по крайней мере, посредством Интернета. Я чувствовал себя очень одиноким. Все, чем я был как личность, вращалось вокруг того, смогу ли я написать сценарий или нет, а все инвесторы рассчитывали на то, что я выполню работу. Цикл за циклом я проходил через то, что считал предательством и унижением. Бывало, неделями или месяцами, под сокрушительным давлением и при физическом и эмоциональном утомлении, я неустанно работал, чтобы закончить или переписать сценарий. И все для того, чтобы услышать одну и ту же реакцию, вновь и вновь: “Ужасно. Нелепо. Ребячество. Смешно. Кто это писал?” Или “Ну, на этот раз всего лишь плохо, а не ужасно”. “С таким сценарием вам следовало бы побороться на вступительных экзаменах в киношколу”. Возможно.

В процессе такого мучительного посвящения я начал считать, что в написании сценария есть нечто очень загадочное. Даже с моим уровнем интеллекта и предварительными знаниями о писательском труде я не мог создать ничего, что рассматривалось бы как зрелый эффективный сценарий. Казалось, я не мог контролировать, понравится ли он кому-нибудь или нет – либо да, либо нет. Несколько раз я был вынужден начинать все с нуля, с новыми персонажами, новыми идеями и новыми соавторами. В конце концов, я сказал, что если кто-то из профессоров колледжа кино больше всех критикует мой сценарий и его мнение имеет самый больший вес, давайте наймем его в качестве соавтора следующей версии.

Положение спасает синхронизм

Сразу же после этого, в начале 2007 года, из шумной и грязной Санта-Моники я переехал в расслабляющие и безмятежные горы Топанги. Посредством синхронизма и снов, руководство подвигло меня на переезд в новое место, где я живу и по сей день. Еще с 1999 года, до переезда, синхронизм и сны поощряли меня записывать сны и глубокие трансовые чтения. Годами я был настолько занят, что никогда не расшифровывал старые пленки и не мог себе позволить заплатить кому-то, кто бы это сделал. Сейчас я проделал всю работу сам. И к своему удивлению обнаружил очень много конкретных указаний на то, что делал именно сейчас. Мне снились сны, явно говорящие о том, что я буду жить в Лос-Анджелесе и работать над фильмом. Выразительно и конкретно описывались люди, с которыми я имел дело, включая сочувствующих мне женщин. Говорилось и о боли, которую я испытаю от неудач в написании сценария. Один сон даже показывал, что сладкий картофель, горшок с которым будет стоять у меня на холодильнике, прорастет и пустит высокие побеги. Впервые эта сцена появилась в записи сна восьмилетней давности, и я был потрясен, осознав, что горшок действительно стоит на холодильнике в моей квартире.

Прежде чем осознать, где мне предписано жить, мне прошлось основательно поработать со многими разочарованиями и тупиками. Я был абсолютно убежден, что хотел жить в Санта-Монике, рядом с океаном, но каждый раз, когда я думал, что все уже в порядке, происходили какие-то беды. Агенты по недвижимости сдавали жилье буквально за десять минут до того, как я собирался его смотреть. Линии электропередач проходили всего в 60 см от окна, и мне это не подходило. Мне никогда не перезванивали, даже после того, как владелец и я были почти готовы подписать договор. Однажды, когда я думал, что нашел совершенное место и буквально поднимал трубку для финального звонка, птица ударилась в окно с такой силой, что сломала шею и умерла еще до удара о землю. Я отчаялся и проклинал вселенную, говоря, что мне нужно хорошее место для жизни, что я теряю время и что мне ненавистна сама мысль о том, чтобы подписать контракт еще на один год жизни в том бедламе, в котором живу сейчас.

В конце концов, я осознал, что в мои планы вмешался синхронизм. Я обратился за вдохновением к серии Закон Одного и вспомнил: группе говорили, что “лесная атмосфера” – среди деревьев – была бы наилучшим местом проживания для духовной работы.[331] Только что друг рассказал мне о программе Google Earth, посредством которой вы можете увеличивать карту земли, сделанную со спутника, в трех измерениях, и вскоре я изучал окрестности Лос-Анджелеса в поисках лесистой местности. Я сразу же увидел, что самым лучшим местом была бы Топанга. Я сильно колебался, но знал, что так будет правильно. Еще когда я жил в Виржинии Бич, с начала 2000-го до конца 2001 года, бывшая подруга часто настаивала на том, чтобы мы переехали в Лос-Анджелес, конкретно в район Каньона Топанга. В те годы, вновь и вновь, я повторял: “Забудь! Я никогда не перееду в Лос-Анджелес, и никогда не буду жить в Каньоне Топанга!” А сейчас все складывалось так, что именно Топанга оказалась местом, куда следовало переезжать. Я осознал, что через подругу работал синхронизм, хотя в то время это очень сильно осложняло наши отношения.

Я сразу же начал искать места в Топанге и нашел несколько вариантов. Мне хотелось уединенного пространства по доступной цене, и сначала я решил проверить дом, предлагавший в аренду однокомнатную квартиру на нижнем этаже. Прошлой ночью, когда я шел спать, я надеялся увидеть во сне дом. Я уже было решил даже не ехать и не смотреть. Я слишком устал и не мог выносить мысли о том, чтобы снова жить на нижнем этаже. Весь год я терпел музыку, вечеринки, детский плач, автомобильные гудки, шум от автобусов, дизельные выхлопы, сигаретный дым, лай собак, людей, ломившихся мне в окна и хаос пребывания на нижнем этаже, включая женщину, топавшую ногами, когда я говорил по телефону, и каждое утро ровно в восемь часов утра запускавшую посудомоечную машину у меня над головой. Мне нужно было убираться, но никак не хотелось снова оказаться на нижнем этаже. Лучше поспать, чем тратить время на поездку и смотреть квартиру. Той же ночью, хотя я быстро уснул, я сильно ударился рукой об изголовье кровами, что причинило сильную боль и сразу же разбудило. Никогда раньше не происходило ничего подобного, и никогда не случалось снова. На суставах пальцев выступила кровь и была немного повреждена кожа, но мне все же удалось уснуть. Тем же утром мне показалось, что звонит телефон, а я ждал звонка о нескольких потенциальных квартирах. Я бросился к телефону и уже занес руку, чтобы ответить на звонок, только чтобы понять, что это мне приснилось.

Однако сейчас сердце бодрствовало, я окончательно проснулся и сказал: “Ладно, прекрасно, поеду и посмотрю дом в Топанге”. Всю поездку меня терзал пессимизм: “Я просто разрулю ситуацию и полюбуюсь окрестностями”. Поездка заняла намного больше времени, чем я думал, и я впал в полный пессимизм по поводу удаленности этого места от цивилизации. И когда я, наконец, подъехал к подъездной дорожке, дальше пришлось идти пешком, поскольку с холма спускался джип, и мы никак не смогли бы разъехаться. Джип принадлежал агенту по недвижимости, уезжавшему, поскольку я сильно опоздал. Когда я подъехал, владелец еще был там, и мы прекрасно поговорили. Дом оказался потрясающим, и я полностью отказался от негативного мышления, подумав: “Боже, я сделаю все, лишь бы заполучить это место”. Чтобы припарковаться в Санта-Монике, люди шли на любые жестокости. На самых больших улицах вы получали штрафную квитанцию буквально через секунды после просрочки счетчика. В жизни я никогда не получал так много штрафных квитанций. Если вы парковали машину на улице без счетчиков, над вами висела постоянная неминуемая угроза эвакуации автомобиля, особенно в день уборки этой стороны улицы, или угроза заплатить еще один заоблачный штраф. Сейчас же я видел огромную подъездную площадку, где можно запарковать двадцать пять машин. И я попался на крючок.

Войдя в дом, я почувствовал себя намного лучше. Я снимал однокомнатную квартиру в красивом доме, с прекрасным видом, а сосед отсутствовал дома две-три недели в месяц. Наконец-то, я смог воссоздать сельскую безмятежность Милтона, Кентукки, в графстве Лос-Анджелес. Только на этот раз все оказалось намного лучше, поскольку сейчас я жил в мировой столице развлечений и мог фокусироваться на работе с намного большей аудиторией. Я вновь начал вести свой сайт, активнее, чем раньше, и обновил коллектив, работавший над фильмом. Буквально за несколько дней после переезда я написал новую музыку под названием Путешествие, выразив в музыкальной форме циклы радости и несчастья, через которые мы проходим. Я продолжил расшифровывать кассеты восьмилетней давности с записями снов и чтений, и был просто потрясен, обнаружив множество конкретных деталей о доме, включая наклонную подъездную дорожку, вид на горы, парящих соколов и личностей людей, с которыми сейчас общался. И все это содержалось в записях, которые (просто так случилось) я забыл расшифровать. Какая-то часть меня способна читать будущее так же ясно, как это делает дорожная карта, и мне было очень любопытно, к чему это приведет.

Структура: Самый большой секрет шоу бизнеса

Тогда же мы наняли главного консультанта – ведущего профессора самой лучшей киношколы в Лос-Анджелесе – чтобы раз в неделю он сидел и писал сценарий вместе с нашей группой. Он не мог бы ненавидеть сценарий, который сам же и писал. Я быстро понял, что его любимым жанром был психологический шпионский триллер, в котором разворачивалась сложная история с крутым поворотом в конце. Поворот могли предвидеть лишь самые проницательные зрители, но он явно имел смысл. Профессор начал говорить с моим партнером по фильму о чем-то загадочном, что называл “структурой”, которая, по-видимому, являлась основой всех сценариев. Сначала я понятия не имел, о чем они говорят. Этого никогда не было раньше. Я не понимал, что они имели в виду, когда говорили, что фильм разбивается на три акта. Присутствовало много технического жаргона, и временами казалось, что беседа ведется на иностранном языке. Тем не менее, вскоре я обнаружил, что написание сценариев – это целая наука. Она не была случайной и не требовала никакой таинственной силы, которой могли обладать лишь определенные талантливые писатели.

Индустрия хранила тщательно оберегаемый секрет. Написание сценариев оказалось намного более формальным, чем я когда-либо осознавал все те годы, когда смотрел фильмы, но вам запрещалось называть это формулой. Это было бы кощунством. СМИ никогда не говорили о структуре, присущей фильмам, телевизионным шоу, журналам или газетным статьям, как о чем-то, предлагающем ключи в царство кино. Великий секрет раскрывался во множестве книг о написании сценариев. Меня глубоко ранила критика предыдущих сценариев, мне очень хотелось, чтобы меня уважали. Я начал проглатывать все самые лучшие книги о написании сценариев, которые смог найти, и делать заметки. Так прошел весь 2007 год. Мне удалось овладеть содержанием 13-ти самых лучших книг, которые я смог найти, и каждая книга предлагала новые точки зрения на одни и те же лежащие в основе концепции.

К концу года я научился скрытому языку Голливуда, что позволило говорить с большими “шишками” на их языке, и я, наконец, снискал уважение. Я поделился этим знанием в видео 2008 года Загадка 2012 года, на той же выставке в том же отеле, где меня впервые пригласили в индустрию кино. Я и понятия не имел, что в декабре 2009 года фильм посмотрит Джим Харт – основной автор фильма Контакт. Фильм Контакт стал № 1 из самых популярных фильмов дня на Google благодаря публичности фильма 2012. Джим Харт работал со Стивеном Спилбергом, Френсисом Фордом Копполой и другими авторами списка А, и я всегда пользовался Контактом как моделью в ранних попытках написать сценарий. Я был потрясен, получив электронное письмо от Джима, в котором он интересовался, не хочу ли я нанять его в качестве соавтора фильма Сближение. В начале 2010 года мы собрали достаточно денег, чтобы пригласить его на борт, и вновь начали с чистого листа. Пока я завершаю эту книгу, он работает над финальным вариантом сценария, основываясь на замечаниях, полученных от ведущей кинокомпании. Он считает, что это будет один из самых лучших фильмов, которые он когда-либо писал.

Постигая искусство написания сценариев, я был шокирован, обнаружив, что почти каждый фильм, который мы знаем и любим, будь-то комедия, драма, триллер, ужастик, научная фантастика или мелодрама, рассказывает одну и ту же историю. Это потрясающе, и в это невозможно поверить, пока вы не понимаете, что сама история является больше набором инструкций, а не конкретным рядом персонажей, мест и деталей, которые должны использоваться надлежащим образом. Предполагается, что каждый фильм берет главного героя с очевидными недостатками и посылает его или ее на поиск чего-то, чего они глубоко и страстно желают. Главный герой должен пройти через трудности к достижению цели, даже если это комедия. Конечно, есть фильмы, отходящие от подобной структуры, но все руководство Голливуда ожидает, что она все-таки будет. Они точно знают, чего хотят. Они даже знают, на каких страницах появятся элементы истории. Если вы не “играете по правилам”, не похоже, что они профинансируют ваш сценарий. По существу, он даже не пройдет читателей, которых студии и инвесторы нанимают для оценки вашей работы. Возможно, самой лучшей книгой на рынке о структуре и ее связи с древней мифологией является книга Кристофера Воглера Путь писателя.[332] Кстати, автор оказался старым другом и коллегой Джима Харта. Книга Воглера создавалась на основе сокращенной версии, подготовленной для руководства студии Дисней.

Время показало, что публика голосует кошельками. Они хотят видеть одну и ту же историю, пересказываемую вновь и вновь, ну, с несколькими новые поворотами или дозами визуального волнения. Конечно, вы можете вводить новшества, но если вы хотите, чтобы фильм имел коммерческий успех, вы должны умещать свое творчество в русло инструкций. То же самое справедливо для любого романа, особенно если вы надеетесь сделать по нему фильм. Как только вы понимаете структуру, вы легко увидите, что фильм Камерона Аватар, самый коммерчески успешный фильм всех времен, положение за положением иллюстрирует ее. Поскольку сейчас я понял основу создания истории, когда я смотрел Аватар, структура была настолько очевидной, что полностью отвлекала меня от фильма. Два других классических примера фильмов, скрупулезно следующих структуре, описанной в книге Воглера, – это Звездные войны и трилогия Матрица. Диснеевский Король Лев тоже сделан по шаблону Воглера. Многие люди заметили, что историческая линия Аватара похожа на Танцы с волками и Покахонтас, не осознавая, что это лишь два из многих очевидных сравнений, которые можно было сделать.

Джозеф Кэмпбелл демонстрирует архетипы во всей мифологии

Как Голливуд достиг такого понимания? Все истории должны делиться на три акта – начало, середина и конец. Эта базовая структура была впервые изложена Аристотелем. В традиционных театральных постановках между актами опускается занавес, давая публике время встать и воспользоваться туалетом, позволяя расслабиться актерам, а рабочим сцены установить новые декорации. Однако более полно скрытая структура пересказа истории начала демонстрироваться в 1856 году, когда в своей классической книге Сравнительная мифология, впервые опубликованной в Oxford Essays, Макс Мюллер подметил сходства между античными эпическими историями. Другие исследователи последовательно изучали эту идею. Изучение сравнительной мифологии достигло пика в 1949 году, когда Джозеф Кэмпбелл впервые опубликовал книгу Тысячеликий герой[333] – замечательную научную работу. В книге автор исчерпывающе анализирует мифы всего мира, в разные периоды времени, и обнаруживает, что они демонстрируют заметные сходства. Кэмпбелл назвал всю историю Путешествием героя. Именно так мы работаем со своими страхами, слабостями и ограничениями, каждый и каждый день. Это шаблон нашей эволюции – и дорога в Золотой Век. Каждый, кто пишет захватывающий достоверный сценарий, неизменно попадает в ловушку структуры истории Путешествия героя, осознает он это или нет. Те же, кто знают, имеют намного больше шансов на успех.

Кэмпбелла сильно привлекал легендарный труд д-ра Карла Юнга, обнаружившего, что разные древние мифы продолжают повторяться в наших снах с определенными постоянными темами, которые он назвал архетипами.[334] Архетипы могут быть настолько специфическими, что люди будут писать картины о том, что видели во снах, не осознавая, что иллюстрируют древние мифологические произведения искусства. Хотя это очень сложное обсуждение и выходит за рамки данной книги, один читатель Amazon прекрасно подвел итог: “Представляется, самыми важными архетипами являются Тень (низшие аспекты я, которые мы скрываем от других), Анима (душа по Юнгу) (объект(ы) желания) и Мудрый Старый Человек [или Ментор] (например, учитель, медик). Также [Юнг] обсуждает архетип Матери и архетип Ребенка и указывает на существование многих других. Сильное отождествление с архетипом приводит к психозам”.

Еще один ключевой архетип, упущенный рецензентом, – это Блудный сын. Герой убегает из дома, думая, что не сможет вернуться, но, в конце концов, возвращается, боясь самого худшего… только чтобы обнаружить, что его всегда любили, полностью простили и встретили с распростертыми объятиями. Серии Закон Одного входят в намного большую специфику, раскрывая, что все 22 архетипа вместе – семь для эволюции ума, семь для эволюции тела и семь для эволюции духа и один отдельно стоящий архетип (представляющий Блудного сына), также известный как Дурак – это герой, начинающий свой поиск.[335] Этим 22-м архетипам были приданы символические изображения, и они стали Главными Арканами карт Таро. Со временем архетипы развивались, поскольку ум нашей галактики все больше и больше осознавал, как создавать для нас наилучшее духовное обучение.

“Архетипы развивались не одновременно, а постепенно, и не том порядке, как вы воспринимаете порядок в этом пространстве-времени, то есть, в других порядках”.[336]

Джордж Лукас весьма обязан Джозефу Кэмпбеллу вдохновением, которое помогло консолидировать мир, построенный Лукасом для Звездных войн: “Все тридцать лет, с тех пор, как я открыл книгу Тысячеликий герой, она не перестает восхищать и вдохновлять меня. Джозеф Кэмпбелл вглядывается в века и показывает, что всех нас связывает базовая потребность слушать истории и понимать себя. Как книгу, читать ее просто чудесно; в смысле толкования человеческого состояния – это откровение”.[337]

Что именно имел в виду Лукас, когда говорил, что книга Кэмпбелла – это “толкование человеческого состояния” и “откровение”? Сейчас мы будем цитировать Фредерика Л. Райса, хозяина сайта, иронически названного Скептический Танк. Статья Райса находится в подразделе, названном Атеист2, поэтому его взгляды предельно ясны. Тем не менее, даже такой прожженный скептик и атеист честно признает масштаб и важность работы Кэмпбелла и ее влияние на современное общество. Он делает ряд удивительно объективных признаний. Райс считает, что по прошествии времен Тысячеликий герой легко станет самой влияющей книгой XX века. Также он признает, что труд Кэмпбелла оказал огромное влияние на киноиндустрию в целом. Создатели фильмов, такие как Джордж Лукас, Стивен Спилберг и Фрэнсис Форд Коппола, в большом долгу перед древним историческим паттерном, открытым Джозефом Кэмпбеллом.

“Идеи [в книге Кэмпбелла] старше, чем Пирамиды, старше, чем Стоунхендж, старше, чем самая ранняя наскальная живопись. Вклад Кэмпбелла состоит в том, что он собрал идеи, осознал их, сформулировал и назвал. Он первым показал паттерн, стоящий за каждой когда-либо рассказанной историей. В результате изучения мифов мира он открыл, что ВСЕ ОНИ ПРЕДСТАВЛЯЮТ СОБОЙ ОДНУ И ТУ ЖЕ ИСТОРИЮ, бесконечно пересказываемую в разных вариантах…

Кэмпбелл был учеником швейцарского психолога Карла Юнга, и идеи в книге Тысячеликий герой часто описывались как юнговские. Книга основана на юнговской идее “Архетипов” – постоянно повторяющихся персонажах, появляющихся во снах всех людей и мифах всех культур. Юнг верил, что архетипы являются отражениями человеческого ума, и что сами умы делятся на этих персонажей, чтобы сыграть драму наших жизней. Повторяющиеся персонажи в мифах о герое, такие как молодой герой, мудрый старый человек, женщина-оборотень и теневые соперники, идентичны человеческому уму, как показано во снах… [Определение “оборотень” относится к внезапно меняющимся эмоциональным состояниям, которые в мистической истории изображаются как физические изменения формы.]

Истории, построенные на модели ТЫСЯЧЕЛИКОГО ГЕРОЯ, притягательны тем, что могут переживаться каждым, поскольку бьют ключом из универсального источника коллективного бессознательного и отражают универсальные проблемы. Они имеют дело с такими универсальными вопросами как: “Зачем я родился?”, “Что случится, когда я умру?” и “Как справиться с жизненными проблемами и стать счастливым?”[338]

Удивительно видеть, как прожженный скептик и атеист описывает “универсальный источник коллективного бессознательного”, вынуждающий каждое человеческое существо обожать и видеть во снах одну и ту же историю. Хотя он объясняет это как биологический феномен – результат наличия человеческого тела и ума – тем не менее, это революционная идея. Подсознательные умы влияют на нас достаточно сильно для того, чтобы мы продолжали ожидать одну и ту же историю, вновь и вновь. Использование труда Кэмпбелла как скрытой структуры в написании голливудских сценариев можно проследить, по крайней мере, до 26 сентября 1964 года, когда Стэнли Кубрик посоветовал Артуру Кларку изучить Тысячеликого героя, когда последний работал над сценарием фильма 2001 Космическая Одиссея. Кларк нашел книгу Кэмпбелла “очень стимулирующей”.[339] Чтобы далее исследовать труд Джозефа Кэмпбелла, и как он влияет на нас, Кристен Бреннан подводит итоги многолетнего исследования на сайте Star Wars Origins (История создания Звездных войн).

“В 1949 году своей книгой Тысячеликий герой Джозеф Кэмпбелл (1904-1987) произвел большую сенсацию в сфере мифологии. Книга построена на новаторской работе немецкого антрополога Адольфа Бастиана (1826-1905), первым выдвинувшего идею, что мифы всего мира строились на одних и тех же “элементарных идеях”. Швейцарский психиатр Карл Юнг (1875-1961) назвал элементарные идеи “архетипами”. Он считал, что они являются строительными блоками не только подсознательного ума, но и коллективного бессознательного. Иными словами, Юнг верил, что каждый человек в мире рождается с одной и той же базовой подсознательной моделью “героя”, “ментора” или “поиска”. Вот почему люди, даже не говорящие на одном языке, могут наслаждаться одними и теми же историями.

Юнг развивал идею архетипов как способа нахождения значения снов и видений ментально больных: если человек верит, что за ним гонится огромный яблочный пирог, ему трудно осмысленно помочь. Но если понимать, что гигантский яблочный пирог представляет теневое я человека, воплощение всех его страхов, тогда психиатр может помочь провести через этот страх, как Йода руководил Люком на Дагобе. Если вы думаете о человеке как о компьютере, а о наших телах как о “железках”, тогда язык и культура были бы “программным обеспечением”. Внутреннее безмолвие, по-видимому, общее для всех homo sapiens, – это вид встроенной “операционной системы”, которая интерпретирует мир, относя людей, места, объекты и опыты к определенным архетипам”.[340]

Большинство людей не осознают, что у нас имеется встроенная “операционная система” и глубокая неумирающая потребность слышать одну и ту же историю, повторяющуюся вновь и вновь. Сами того не ведая, мы хотим слышать одну и ту же историю в бесконечных вариантах, часто каждый день, пока рутинно смотрим телевизор или ходим в кинотеатр. Именно великий вклад Кэмпбелла привел скептика Фредерика Л. Райса к выводу, что книга Тысячеликий герой со временем будет рассматриваться как самая влиятельная книга XX века.

Точное вычисление с помощью структуры, сколько денег сделает фильм

Голливуд, конечно, не афиширует, насколько широко он пользуется этой структурой в пересказе истории, поскольку если бы это было широко известно, все стало бы слишком очевидным. Тем не менее, скрытая структура оказала настолько большое влияние на то, сколько людей заплатят за просмотр фильма, что сейчас даже написана компьютерная программа, способная предсказать, сколько денег сделает фильм, и она удивительно точна. Метод был разработан Диком Копакеном и его другом Ником Мини, создавшими на основе данной концепции компанию Эпагогикс.[341] Для анализа сценариев они воспользовались мощными компьютерами – формой искусственного разума, называемой “нейронной сетью”. В данном процессе изучалось множество разных характеристик сценариев, о чем рассказывается в журнале Экономист: Разумная жизнь, выпуск май/июнь 2013 года:

“Когда студия предложила Мини работу, первое, что он сделал, - количественно оценил тысячи факторов, извлеченных из сценария. Есть ли в нем явно плохие парни? Сколько симпатии вызывает главный герой? Есть ли у него закадычный друг? Затем компьютер сравнивал сложное переплетение этих факторов с переплетением аналогичных факторов в предыдущих фильмах, имеющих коммерческий успех. Последним вычислялся ожидаемый кассовый сбор. В 80% случаев прогноз определялся в пределах $10 млн. общей суммы. Практически, у Мини есть алгоритм оценки стоимости или, по крайней мере, рентабельности искусства”.[342]

Некоторые критики считают эту идею сумасшедшей, а Копакена и его коллег – жуликами.[343] Они не могут поверить, что это работает. Однако истина всегда проста. Как открыли Кэмпбелл и другие, все мы делим одну и ту же “операционную систему”, и чем ближе фильм к ее раскрытию, тем более успешным будет фильм. Тогда финансовый успех фильма можно вычислить наперед, да еще и с потрясающей точностью. В 2006 году нижеприведенная цитата Малкольма Гладуэлла замечательно раскрыла это в статье в New Yorker.

“Летом 2003 года Копакен пришел к Джошу Бергеру, главному исполнительному директору Уорнер Бразерс в Европе. Они прогнали через нейронную четь 16 телевизионных проектов и попытались предсказать размер аудитории каждого проекта. В шести случаях Эпагогикс предсказала количество американских домов, которые настроятся на шоу, в пределах 0,06%. В 13-ти из 16-ти случаев ее предсказания оказались в пределах 2%. Бергер был сражен. “Невероятно, - воскликнул он. – Это все равно, что кто-то говорит: “Мы собираемся показать тебе, как считать карты в Вегасе”. То же самое”.[344]

Такая изначальная точность оценки, 99,94%, весьма впечатляет, и по обычным стандартам кажется невозможной. И это еще не все.

“После этого Копакен работал еще с одной из голливудской студий, которая хотела знать судьбу девяти фильмов. В шести случаях, в том числе в двух самых дорогих постановках, Эпагогикс абсолютно точно предсказала кассовые сборы и лишь в одном случае ошиблась на $1,2 млн. По ряду фильмов прогнозы оказались удивительно близкими к реальности. “Они пребывали в пределах нескольких миллионов, – сказал главный исполнительный директор студии. – Это шокировало. Это было нечто сверхъестественное”. Если бы студия воспользовалась Эпагогикс до начала съемок 9-ти картин, это сэкономило бы десятки миллионов долларов”.[345]

Итак, в чем же был главный трюк? Давайте узнаем.

“Это стало шоком, - признался потом менеджер студии. – Меня особенно впечатлило то, что авторы формулы считали важным для успеха фильма. Это были совсем не те вещи, на которые мы обычно обращаем внимание. Например, речь шла о месте действия, об очень специфических моментах фабулы, которые, с их точки зрения, были наиболее важны для исхода действия или является ли сюжет историей любви. При этом им было совершенно безразлично, исполняют ли главные роли Том Круз или Том Джонс. Всегда есть паттерн”, – продолжил он. – Есть определенные истории, которые возвращаются, вновь и вновь, и всегда работают, и я нахожу это забавным”.[346]

Вот вам и ключ! Определенные истории возвращаются. Насколько успешным будет фильм, определяют весьма специфические моменты фабулы. Ответ раскрывает сравнительная мифология и конкретно работа Джозефа Кэмпбелла. Голливуд уже делает все возможное, чтобы следовать данным указаниям, но возможно не совсем осознал, что самый важный элемент – сама история.

Как мы рассказываем историю?

Итак, как мы рассказываем историю? Представляется, большинство книг о написании сценариев соглашаются с главными положениями. Некоторые концепции крайне важны. У вас есть начало, середина и конец – ситуация, конфликт и разрешение. Эти фазы называются первым актом, вторым актом и третьим актом. Как я уже говорил, все восходит к Аристотелю, который первым выделил данные сегменты. И вновь, в старомодных постановках между актами у вас имеется антракт, когда занавес опускается, зрители встают и идут в туалет, рабочие сцены меняют декорации, а актеры могут слоняться и расслабляться за сценой. Затем зрители усаживаются на места, гаснет свет, занавес поднимается, и начинается следующий акт. Конечно, современные фильмы больше этого не делают, но даже в современных сценариях имеются перерывы между актами.

Если вы хотите написать сценарий, который потом сможете продать, ожидается, что в нем будет ровно 120 страниц, хотя сейчас некоторые студии хотят, чтобы та же последовательность событий укладывалась в 110 страниц, как указывалось в книге Блейка Снайдера Спасти кошку! [347] Каждая страница занимает приблизительно минуту экранного времени, обычно немного меньше. Первый акт занимает 30 страниц. Второй акт укладывается в 60 страниц. И третий акт – оставшиеся 30 страниц. В каждом акте должны содержаться очень конкретные положения истории. Также в каждом акте мы видим общее изменение пейзажа и скорости событий.

Рисунок 9: Схема голливудского сценария: Структура из трех актов

За редкими исключениями из правил успешных фильмов, каждый коммерческий сценарий должен начинаться с главного персонажа – героя, – обладающего очевидными недостатками. А вся история – об изменениях, через которые проходит герой, пока он или она работает над личными слабостями для достижения одной цели, которую он или она желают больше всего на свете. Все мы инстинктивно резонируем с данной концепцией. Представляется, это коллективная подсознательная память о целях, которые мы ставим перед собой между физическими воплощениями. Присутствует глубокое подсознательное знание, что мы здесь, чтобы расти, развиваться и двигаться через слабости для достижения больших уровней духовной зрелости.

Если вы пытаетесь написать сценарий с более чем одним главным героем, следовать истории труднее. И если он не написан гениально, вы никогда его не продадите. В случае телевидения, вы можете написать то, что называется повестью в эпизодах, где множество главных персонажей имеют сходные судьбы, проводящие каждого из них через собственную версию истории, но это очень трудно втиснуть в двухчасовой фильм. Одна из главных причин, почему это так проблематично, – развитие характера героя. Вот что отделяет любителей от профессионалов. Любой может научиться основам, как оперировать количеством героев в структуре истории, и многие пытаются, но в целях оживления истории “шишки” индустрии хотят видеть неотразимых достоверных героев. Одним из классических недостатков, выдающих сценариста-любителя (на котором я обжигался несколько раз раньше), является то, что реплики каждого персонажа читаются так, как будто написаны одним и тем же человеком.

Когда мы смотрим фильм, мы сразу же пытаемся вычислить, кто главный герой. Обычно это первый человек, с которым мы встречаемся, и который говорит или делает что-то интересное. Вначале мы бессознательно ищем недостатки в характере героя. Буквально это означает, что на 90 минут или пока мы “вовлечены в историю”, мы перенесли свою личность в персонажа. Если же мы не вовлекаемся в историю (или не отождествились с героем, если не соблюдена структура), тогда мы просто перестаем смотреть фильм. Это поцелуй смерти. Магия исчезает. Мы осознаем, что смотрим кино. Мы начинаем анализировать, что нам не нравится. Моментами мы даже смеемся над фильмом в тех местах, где этого не предусматривалось. Зрители вытаскивают смартфоны и посылают эсэмэски друзьям, чтобы они его не смотрели. Критики разносят ленту в пух и прах. Фильм терпит неудачу.

Грандиозное путешествие посвящения – индивидуально и глобально

Мы уже знаем, что в фильме герой пройдет через посвящение, когда ему придется напрямую столкнуться со своими недостатками. В фильмах со счастливым концом герой побеждает; в жанре кинематографической “чернухи” побеждают недостатки. Но в любом случае герой проходит через преобразование. История всегда будет сказкой об изменении героя. Это об эволюции, даже если это значит, что мы проходим через цикл, в котором потерпели неудачу, все кончается очень плохо, и мы вынуждены начинать все сначала. В наших жизнях это буквально означает смерть и новое воплощение, только чтобы еще раз повторить те же самые уроки. Циклы, через которые проходят персонажи в фильмах и телевизионных шоу, – это опыты, на овладение которыми у нас уходят многие жизни. Наблюдая за развертыванием истории (посредством целого ряда событий), мы пребываем с обновленным ощущением мудрости и вдохновения, которые затем вносятся в повседневные жизни. Мы выявляем те же циклы в личных взаимоотношениях и обретаем новые точки зрения на то, как с ними работать.

Когда мы сравниваем классическую голливудскую историю с подъемом и падением народов в разных циклах, четко прослеживаются параллели. Народы появляются, вначале имеют очевидные недостатки, наживают очевидных недругов, проходят через все более и более смертельных схватки с врагами, их часто одолевают недостатки, и они погибают. Классическим примером был бы народ, который процветает, но не знает, как сохранить свои ресурсы. Противником может быть всего лишь группа жадных людей, которые воруют богатство народа. Как только ресурсы истощаются, возникает экономический коллапс. Очевидно, это была бы история с “плохим” концом. Однако если коррумпированное правительство свергается посредством переворота, его место занимает более позитивное правительство. Тогда это будет “хороший” конец. Идея “четвертой плотности” или Золотого Века на Земле была бы глобальным “хорошим” концом, когда мы, наконец, пройдем через циклы достаточное число раз, и обретем знание и мужество, достаточные для совершения изменений, которые создадут желаемый результат.


[331] Закон Одного. Книга 2. Сеанс 43, вопрос 31

[332] Christopher Vogler. The Writer’s Journey: Mystic Structure for Writers. 3rd ed. Studio City, CA, Michael Wiese Productions, 2007

[333] Джозеф Кэмпбелл. Тысячеликий герой. Киев, Рефл-бук, 1997

[334] Карл Густав Юнг. Архетипы коллективного бессознательного. http://pryahi.indeep.ru/psychology/jungian/jung_01.html

[335] Закон Одного. Книга 4. Сеанс 77, вопрос 12

[336] Там же. Сеанс 91, вопрос 18

[337] George Lucas, review of Joseph Campbell, The Hero with a Thousand Faces. Novato, CA, New World Library, 2008

[338] Fredric I. Rice. A Practical Guide to The Hero With a Thousand Faces by Joseph Campbell. Skeptic Tank, 2003. http://web.archive.org/web/20090219134358 http://skepticfiles.org/atheist2/hero.htm

[339] “Arthur Clarke’s 2001 Diary”, extracted from Arthur c. Clarke Lost Worlds’ of 2001. New York, New American Library, 1972. http://www.visual-memory.co.uk/amk/doc/0073.html

[340] Kristen Brennan. “Joseph Campbell”, Star Wars Origins, 2006. http://www.moongadget.com/origins/myth.html

[344] Malcolm Gladwell. “The Formula: What If You Built a Machine to Predict Hit Movies?” The New Yorker. October 16, 2006. http://www.newyorker.com/archive/2006/10/16/061016fa_fact6?currentPage=all

[345] Там же

[347] Блейк Снайдер. Спасти кошку! http://coollib.com/b/232730



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (0)   Оценка:
Пока комментариев нет


Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio