Глава 4: Излучение - Божественный Космос


 Дьюи Б. Ларсон - Структура физической вселенной (том 1)

Ничего, кроме движения

Глава 4: Излучение

Базовый постулат СТОВ - это существование движения. Само по себе, без оговорки, это допускает наличие любого возможного вида движения. Но уточнения, включенные в постулаты, действуют как ограничения на виды возможных движений. Итоговый вид базовых постулатов плюс ограничения допускает существование любого вида движения, который не исключается их содержанием. Мы можем кратко выразить это положение так: в теоретической Вселенной Движения существует все, что может существовать. Дальнейший факт, что дозволенные теорией явления пункт за пунктом совпадают с наблюдаемыми явлениями в физической Вселенной, - и есть то, что шаг за шагом будет демонстрироваться по мере дальнейшего рассмотрения.

По поводу предшествующего вывода – существует все, что может существовать -  возникли возражения, связанные с тем, что за возможностью не обязательно следует реальность. Но никто не станет возражать против общего утверждения, что реальное существование является необходимым следствием возможного существования. Спорят с тем, что, по особым причинам, это справедливо в физической вселенной. Философы объясняют это как результат “принципа природы”. Например, Дэвид Хокинс говорит, что “принцип множественности… гласит, в природе реализовывается все, что возможно”.35 Это обсуждение объясняет, почему природа следует такому принципу. Наш вывод состоит в том, что базовые физические сущности являются скалярными движениями, и что существование разных наблюдаемых сущностей возможно за счет того, что эти движения обязательно допускают конкретные направления, если возникают в контексте трехмерного объема. Ввиду того, что направления определяются случаем, имеется конечная вероятность, соответствующая каждому возможному направлению. Следовательно, каждая возможность становится реальностью. Следует заметить, что именно тот же принцип использовался в главе 3 для объяснения, почему расширяющаяся сфера излучения испускается из каждого источника излучения (вывод, не оспариваемый никем). И в этом случае существуют скалярные движения, каждое из которых приобретает одно из допускаемых направлений (ограниченных поступательным характером движений). Эти движения распространяются во всех направлениях.

Ввиду постулирования того, что движение, как определено раньше, является единственной составляющей физической вселенной, мы склонны утверждать, что каждая физическая сущность или явление является проявлением движения. Таким образом, определение того, какие сущности, явления или процессы могут существовать в теоретической вселенной, сводится к выяснению, какие виды движения и комбинаций движений могут существовать в такой вселенной, и какие изменения могут иметь место в этих движениях. Аналогично, при соотнесении теоретической вселенной с наблюдаемой физической вселенной, никогда не возникает вопрос, что такое любая наблюдаемая сущность или явление. Мы всегда знаем, что это такое. Это движение, комбинация движений или связь между движениями. Единственный, проблематичный вопрос, – какие виды движения включены.

Среди тех, кто интересуется философскими аспектами науки, существует резкое расхождение во мнении, чем является процесс увеличения научного понимания: “открытием” или “изобретением”. Это соотносится с вопросом о появлении фундаментальных принципов науки, что обсуждалось в главе 1. Но существует более широкая проблема, относящаяся ко всему научному знанию и включающая неотъемлемую природу этого знания. Р. Б. Линдсей четко сформулировал конкретную проблему следующими словами:

“Использование термина “открытие” подразумевает существование внешнего мира “вне” абсолютно независимого наблюдателя, со встроенными правилами и законами, ожидающими своего обнаружения и открытия. Они всегда были там и, по-видимому, всегда будут. Наша задача: посредством упорного поиска обнаружить, что они такое. С другой стороны, термин “изобретение” подразумевает, что для формирования точки зрения, совпадающей с опытом, физик пользуется не только наблюдениями, но и творческими силами”.36

По словам Линдсея, концепция “открытия” подразумевает, что обретение научного знания накопительное, и что, в конце концов, наше понимание физического мира стало бы по сути завершенным. С другой стороны, “точка зрения изобретателя означает, что процесс сотворения нового опыта и выдвижение новых идей, связанных с опытом, идут рука об руку”. На этой основе, “вся деятельность не ограничена; в ней нет места идее завершения”.

СТОВ дает определенный ответ на этот вопрос. Она не только определяет научное исследование как процесс открытия, но и сводит открытие к логическому выводу и проверке логических выводов. Вся информация, необходимая для подхода к полному описанию любой теоретически возможной сущности или явления, скрыта в постулатах. Следовательно, полное извлечение следствий из постулатов определяет завершенное теоретическое мироздание.

Как будет видно на последующих страницах, физические процессы вселенной включают непрерывные серии взаимодействий векторных и скалярных движений. Во всех взаимодействиях сохраняется причинность: все движения любого вида совершаются как результат ранее существовавших движений. СТОВ чужда концепция событий, происходящих без причины, входящая  в некоторые интерпретации теорий, составляющих современную структуру физики. Но Вселенная Движения не детерминирована в строгом лапласовском смысле, потому что направления движений непрерывно переопределяются случайными процессами. Развивающее описание физической Вселенной, вытекающее из  следствий постулатов СТОВ, скорее определяет общие классы сущностей и явлений, существующих во вселенной, и связей между ними, чем конкретизирует точный результат каждого взаимодействия, как делала бы это аналогично завершенная детерминированная теория.

В начале нашего исследования физических сущностей и явлений, первым замеченным положением было, что постулаты требуют существования реальных единиц движения, единиц, подобных единицам движения, вовлеченным в последовательность естественной системы отсчета, за исключением того, что они скорее существуют реально, чем являются воображаемыми результатами движения, соотносящегося со случайной системой отсчета. Независимые единицы движения, как мы будем их называть, накладываются на движущийся фон так же, как, предполагается, материя существует в базовом пространстве предыдущей физической теории. Однако поскольку эти единицы являются единицами одного и того же вида, они скорее взаимодействуют с единицами фонового движения, чем отделяются и обосабливаются от него так же, как материя, предположительно, обосабливается от фона пространства-времени в теориях, основанных на концепции “материи”. Как мы вскоре увидим, некоторые независимые движения обладают компонентами, которые совпадают с фоновым движением, и эти компоненты не эффективны с физической точки зрения; то есть, их действующая физическая величина равна нулю.

Очень важное положение таково: хотя постулаты позволяют существование независимых движений, и, на основе ранее установленного принципа, последние должны существовать во вселенной движения, определенной постулатами, постулаты не обеспечивают никакого механизма для возникновения независимых движений. Из этого следует, что существующие сейчас независимые движения, возникшие случайно вместе с самой Вселенной или где-то еще, появились позже в результате какого-то внешнего фактора. Также, постулаты не обеспечивают механизма для устранения существования независимых движений. Следовательно, количество действующих единиц сейчас существующего движения не может ни увеличиваться, ни уменьшаться посредством любого процесса внутри физической системы.

Неспособность изменять существующее количество эффективных единиц независимого движения является основой того, что мы можем назвать общим законом сохранения и разных вспомогательных законов сохранения, применимых к конкретным физическим явлениям. Это предполагает, но не обязательно требует, ограничение независимых единиц движения до конечного числа. Проблема конечности Вселенной не входит ни в одно явление, которое будет исследоваться в настоящем томе, но она возникнет в связи с некоторыми темами позже, тогда же будет представлено дальнейшее обсуждение.

СТОВ имеет дело только с современной физической Вселенной, и не приходит ни к каким выводам относительно ее возникновения или конечной судьбы. Следовательно, теоретическая система полностью нейтральна к вопросу творения. Она совместима с любой гипотезой творения или гипотезой того, что вселенная существовала всегда. Непрерывное сотворение материи действием имманентного физического механизма, как постулируется теорией Устойчивого Состояния в космологии, исключается. В этом механизме нет ничего, что  позволит Вселенной прийти к любому виду завершения по собственному усмотрению. Вопрос творения или завершения в результате действия внешнего фактора выходит за рамки теории.

Возвращаясь к вопросу, какие виды движения возможны на базовом уровне, заметим, что скалярные величины могут быть либо положительными (вовне, как представлено в пространственной системе отсчета), либо отрицательными (вовнутрь). Но, когда мы рассматриваем движение в контексте фиксированной системы отсчета, последовательность вовне естественной системы отсчета присутствует всегда, поэтому каждое движение включает одноединичный наружный компонент. Постулат дискретной единицы препятствует любому добавлению к действующей единице, следовательно, независимое движение вовне невозможно. Все независимое движение должно обладать общей величиной, направленной вовнутрь или отрицательной. Более того, на этой стадии развития оно должно быть непрерывным и постоянным, потому что нет доступного механизма, способного создавать прерывность или изменчивость.

Поскольку последовательность вовне существует всегда, само по себе независимое непрерывное, отрицательное движение невозможно, но оно может иметь место в сочетании с существующей всегда последовательностью вовне. Результат сочетания единицы отрицательного и единицы положительного движения равен нулю относительно стационарной системы координат. Другой возможностью является простое гармоническое движение, при котором скалярное направление движения переворачивается в конце каждой единицы пространства или времени. При таком движении каждая единица пространства связана с единицей времени как при несимметричном поступательном движении, но в контексте стационарной трехмерной пространственной системы отсчета движение колеблется назад и вперед на одну единицу пространства (или времени) за определенный период времени (или пространства).

На первый взгляд, может показаться, что перевороты скалярного направления в конце каждой базовой единицы недопустимы в свете отсутствия любого механизма для совершения переворота. Однако изменения скалярного направления при простом гармоническом движении действительно непрерывны и постоянны, что можно видеть из того факта, что такое движение является проекцией кругового движения на диаметр. Суммарная скорость меняется непрерывно и постоянно, от +1 в средней точке движения вперед до нуля на положительном конце траектории движения, а затем до –1 в средней точке перевернутого движения и нуля на отрицательном конце траектории. Условия непрерывности и постоянства обеспечиваются как непрерывным постоянным изменением направления, так и непрерывным и постоянным изменением величины.

Как указывалось раньше, теоретическая структура, разработанная нами на основе фундаментальных постулатов, - это описание того, что может существовать в теоретической Вселенной Движения, определенной этими постулатами. Вопрос о том, соответствует ли определенная характеристика этой теоретической Вселенной чему-то в реальной физической Вселенной, - это отдельная проблема, она исследуется на следующей ступени проекта, когда теоретическая Вселенная пункт за пунктом сравнивается с наблюдаемой Вселенной. Сейчас же нас не волнует, существует ли в реальной физической Вселенной простое гармоническое движение или нет, почему оно существует (если существует) или как оно проявляет себя. Все, что нам нужно знать для нынешних целей, - это: ввиду того, что такой вид движения непрерывен и не исключается постулатами, он является одним из видов движения, существующим в теоретической Вселенной движения при самых общих условиях.

При этих условиях простое гармоническое движение ограничивается индивидуальными единицами. Когда движение прошло одну полную единицу, постулат дискретной единицы указывает на существование границы. Прерывания не существует, но на границе заканчивается одна единица и начинается другая. Какие бы процессы не происходили в первой единице, они не могут переноситься в следующую. Они не могут распространяться на две абсолютно независимые единицы. Отсюда, непрерывное изменение от положительного к отрицательному может происходить только в пределах одной единицы, либо единицы пространства, либо единицы времени.

Как объяснялось в главе 3, по определению, движение - это непрерывный процесс последовательности, а не последовательность скачков. Последовательность существует даже в пределах единиц, просто потому, что они являются единицами последовательности или скалярным движением. По этой причине внутри единицы могут распознаваться конкретные точки, такие как, например, средняя точка, даже если они не существуют независимо. То же справедливо и для цепи, используемой в качестве аналогии в предыдущем обсуждении. Хотя цепь существует лишь в виде отдельных единиц или звеньев, мы можем различать разные части звена. Например, если мы пользуемся цепью как средством измерения, мы можем измерить 10½ звена, хотя половинка звена не считается частью цепи. Вследствие способности распознавать разные части единицы, мы рассматриваем вибрирующую единицу как единицу, движущуюся по определенной траектории.

Для определения этой траектории нам понадобиться детально рассмотреть понятия направление. В первом издании термин “направление” использовался в четырех разных смыслах. Исправление было сделано по просьбе ряда читателей, предложивших следующее: было бы полезно, чтобы слово “направление” имело лишь одно значение, а три другие смысла получили бы другие наименования. Если рассматривать с чисто технической точки зрения, прежняя терминология не открыта обоснованной критике, поскольку в английском языке использование слов больше, чем в одном значении, неизбежно. Однако все, что можно сделать для лучшего понимания представляемого материала, заслуживает серьезного рассмотрения. К сожалению, в большинстве случаев подходящей замены слову “направление” не существует.

Некоторые критические замечания в адрес предыдущей терминологии основывались на том, что, по определению, скалярные качества не обладают направлением, и что использование термина “направление” в связи с этими качествами, как и векторными качествами, противоречиво и приводит к путанице. От такой критики есть польза: в любом случае, когда мы имеем дело со скалярными качествами, их следует рассматривать просто как положительные и отрицательные величины. Но как только мы рассматриваем скалярные движения в контексте фиксированной пространственной системы отсчета и начинаем говорить о направлении “вовне ” или “вовнутрь” (что приходится делать в этой работе), мы имеем дело не с самими скалярными величинами, а с представлением этих величин в стационарной пространственной системе отсчета. А такое представление всегда обязательно направленно. Следовательно, думается, что в данном случае использование слова “направление” неминуемо.

Некоторые объективные причины имеются и для продолжения использования термина “направление во времени” в связи со свойством времени и термина “направление в пространстве” в связи со свойством пространства. Конечно, для этой цели мы могли бы придумать новое слово, и оно имело бы некоторые преимущества. Но использование слова “направление” в связи со временем, как и с пространством, тоже обладает определенными преимуществами. Потому что симметрия пространства и времени, свойство времени, соответствующее знакомому свойству пространства, которое мы называем “направлением”, обладает точно такими же характеристиками, что и свойство пространства. И посредством использования термина “направление во времени” или “временное направление” в качестве названия этого свойства мы передаем непосредственное понимание его природы и характеристик, которое, в противном случае, потребовало бы обширного обсуждения и объяснения. Тогда, все, что нужно, - это иметь в виду следующее: хотя направление во времени похоже на направление в пространстве, оно не является направлением в пространстве.

На самом деле, когда мы имеем дело с движением, совсем не трудно отказаться от привычки всегда интерпретировать “направление” в значении “направление в пространстве”. Мы уже осознаем, что пространственного подтекста, связанного с этим термином, не существует, если он используется где-то в другом месте. Говоря о скалярных качествах или даже о понятиях, которые совсем не могут выражаться в физическом представлении, мы привычно пользуемся “направлением” или терминами направленности того или иного вида. Мы говорим о зарплатах и ценах, движущихся в одном и том же направлении, о температуре, которая скачет вверх и вниз, об изменении в направлении нашего мышления и так далее. Здесь мы осознаем, что пользуемся словом “направление” без какого-либо пространственного значения. Следовательно, нет серьезного препятствия и на пути подобного концептуального использования “направления во времени”.

В этом издании термин “направление” не будет использоваться в связи с отклонениями больше или меньше от единицы скорости. В других смыслах, в которых изначально использовался этот термин, представляется существенным, продолжать пользоваться словом “направление”. Но в качестве альтернативы дальнейшим предложенным ограничениям в применении этого термина мы будем пользоваться уточняющими прилагательными, если значение термина не очевидно из контекста.

На этом основании векторное направление – это определенное направление, которое полностью может быть представлено в стационарной системе координат. Скалярное направление – это направление вовне и вовнутрь, пространственное представление соответственно положительных или отрицательных скалярных величин. Там, где термин “направление” используется без уточнения, он будет относиться к векторному направлению. Если возникнет любой вопрос, касающийся отношения рассматриваемого направления (скалярного или векторного) к направлению в пространстве или направлению во времени, такая информация тоже будет представлена.

Векторное движение – это движение с неотъемлемым векторным направлением. Скалярное движение – это движение вовне или вовнутрь, не обладающее векторной направленностью, но с направлением приданном факторами, включающими связь направления с системой отсчета. Приписанное векторное направление не зависит от скалярного направления, за исключением случаев, в некоторых примерах - те же факторы могут влиять на оба направления. В качестве аналогии можно рассмотреть автомобиль. Движение автомобиля обладает направленностью в трехмерном пространстве - векторным направлением, одновременно оно обладает и скалярной направленностью - движется вперед или назад. Предположение общего характера - векторное направление автомобиля не зависит от скалярного направления. Автомобиль может двигаться вперед или назад в любом векторном направлении.

Если автомобиль сконструирован симметрично, так, что его передняя и задняя части ничем не отличаются друг от друга, то путем непосредственного наблюдения мы не можем сказать, движется он вперед или назад. То же справедливо и в случае простых скалярных движений. Например, на последующих страницах мы обнаружим, что скалярное направление падающего объекта – вовнутрь, а скалярное направление луча света – вовне. Если оба они движутся по одинаковой траектории в одинаковом векторном направлении (что они могут делать весьма успешно), мы не можем наблюдать ничего, что будет указывать на разницу между движением вовнутрь или вовне. В обыденной ситуации скалярное направление должно определяться сопутствующей информацией, независимо от наблюдаемого векторного направления.

Как и в любом другом движении, величина простого гармонического движения определяется скоростью - отношением количества единиц пространства к количеству единиц времени, участвующих в движении. Базовое отношение, одна единица пространства за одну единицу времени, остается постоянным. Но из-за переворотов направления, которые непрерывно происходят при завершении прохождения одной и той же единицы одного компонента, скорость простого гармонического движения, каким оно представляется в фиксированной системе отсчета, равна 1/x (или x/1). Это значит, что каждое перемещение одной единицы в пространстве (или времени) сопровождается рядом переворотов скалярного направления. При этом количество единиц времени (или пространства) увеличивается по отношению к х до того, как имеет место передвижение в пространстве (или времени). Скалярное движение остается постоянным для одной единицы, после чего происходит ряд других переворотов.

Обычно векторное направление переворачивается в унисон со скалярным, но конец каждой единицы является точкой отсчета для положения следующей единицы в системе отсчета. Поэтому согласование со скалярными переворотами не обязательно.

Следовательно, для поддержания непрерывности векторного движения в фиксированной системе отсчета, векторное направление совершает регулярные перевороты в тех точках, где скалярное движение переходит в новую единицу пространства (или времени). Связь между скалярным и векторным направлением демонстрируется в нижеприведенной таблице, которая представляет два сегмента ⅓ простого гармонического движения. Векторные направления выражаются в терминах того, как движение появлялось бы в какой-то точке, а не на линии движения.

 

 

Номер единицы

НАПРАВЛЕНИЕ

 

Скалярное

Векторное

 

1

вовнутрь

вправо

2

вовне

влево

3

вовнутрь

вправо

4

вовнутрь

влево

5

вовне

вправо

6

вовнутрь

влево

  

Таким образом, в измерении движения простое гармоническое движение остается постоянно в фиксированном положении, если рассматривается в контексте стационарной системы отсчета; то есть, это колебательное или вибрационное движение. Альтернатива такому паттерну переворотов будет обсуждаться в главе 8.

Подобно всем другим абсолютным положениям, абсолютное положение, занимаемое вибрирующей единицей, единицей простого гармонического движения, определяется последовательностью (движением) вовне естественной системы отсчета. И поскольку линейное движение вибрирующей единицы не обладает компонентом в измерениях, перпендикулярных к линии колебания, последовательность вовне с единицей скорости происходит в одном из трех измерений. Ввиду того, что последовательность вовне непрерывна в пределах одной единицы, и от одной единицы системы отсчета к следующей, совокупность вибрационного и линейного движений, перпендикулярная к линии вибрации, образует определенную траекторию. Она имеет форму синусоиды.

Из-за пространственной связи между колебанием и линейной последовательностью, между векторными направлениями этих двух компонентов общего движения имеется определенная связь, если они рассматриваются в контексте стационарной системы отсчета. Но такая связь фиксирована лишь между этими двумя компонентами. Положение плоскости вибрации в стационарной пространственной системе отсчета определяется случаем или характеристиками возникающего объекта.

Хотя в простом гармоническом движении базовое отношение пространства-времени (один к одному) сохраняется, и единственное изменение происходит за счет перехода от положительного к отрицательному и наоборот, суммарный эффект с точки зрения фиксированной системы отсчета ограничивается сведением одного компонента (либо пространства, либо времени) к одной единице, в то время как другой компонент растягивается на n единиц. Таким образом, движение может измеряться в терминах числа колебаний за единицу времени, частотой, хотя из последующего объяснения вытекает, что на самом деле оно измеряется в терминах скорости. Традиционное измерение в терминах частоты возможно лишь потому, что величина единицы пространства (или времени) остается постоянной (единицей).

В колеблющейся единице, первое проявление независимого движения (то есть, движения, отделенного и отличного от движения вовне естественной системы отсчета), появившееся в теории, - первый физический объект. Движение этого объекта - первый пример “чего-то движущегося”. Вплоть до настоящего момента мы рассматривали лишь базовые движения - отношения между пространством и временем, в которые не вовлекалось движение какой-то “вещи”. Опыт представления теории студентам колледжа показал, что многие люди не способны постичь существование движения без чего-то движущегося. Они склонны возражать, что такое невозможно. Однако следует осознать, что мы представили эту концепцию только после того, как постулировали мироздание, целиком и полностью состоящее из движения. В таком мироздании “вещи” являются комбинациями движений, то есть, движение логически предшествует “вещам”.

В общем и целом, концепция мироздания движения считается здравой и рациональной. Длинный список известных и менее известных ученых и философов, пробовавших исследовать следствия из этой концепции, является достаточным подтверждением этого положения. До тех пор пока не выявится действительный конфликт со здравым смыслом или экспериментом, обязательные следствия этой концепции следует считать здравыми и рациональными, даже не смотря на то, что некоторые их них могут конфликтовать с какими-то давнишними убеждениями.

Для описания этого неизвестного вида движения не существует математического препятствия. В целях теории мироздания движения мы определили движение посредством отношения, выраженного уравнением движения: v = s/t. Это уравнение не требует существования никакого движущегося объекта. Даже если движение является движением чего-то, это “что-то” не входит ни в один из членов уравнения – математического представления движения. Единственная цель, которой служит это уравнение, - определение конкретного рассматриваемого движения. Но определение возможно и в том случае, если нет ничего движущегося. Например, если мы заявляем, что движение, о котором мы говорим, является движением атома А, мы определяем конкретное движение и выделяем его из всех других движений. Но если мы говорим о движении, которое составляет атом А, мы определяем это движение (или комбинацию движений) на равнозначно конкретной основе, хотя оно и не является движением чего-либо.

Скрупулезное рассмотрение конкретики в последующем обсуждении прояснит, что возражения против концепции движения без чего-то движущегося не базируются на логической основе. Они произрастают из факта, что идея простого движения такого вида – просто отношения между пространством и временем – новая и незнакомая. Никому не нравится отказываться от знакомых идей и заменять их чем-то новым и другим, но это часть цены, которую мы платим за прогресс.

Здесь будет уместно подчеркнуть, что комбинации или другие модификации существующих движений можно получить с помощью прибавления или удаления единиц движения. Как указано в главе 2, ни пространство, ни время не существуют независимо друг от друга. Каждое из них существует лишь в связи с другим , в виде движения. Следовательно, скорость 1/а нельзя изменить на скорость 1/b посредством прибавления b-a единиц времени. Такое изменение можно совершить только посредством наложения нового движения на движение, которое желательно изменить.

Изначально можно было опереться на два введенных постулата,  развить теорию, насколько позволили бы обстоятельства, а затем сравнить эту теорию с наблюдаемыми характеристиками физической Вселенной. Однако на практике, по мере продолжения работы, оказалось удобнее отождествлять разные теоретические характеристики с соответствующими физическими характеристиками так, чтобы корреляции служили текущей проверкой теоретических выводов. Кроме того, такая политика устраняла необходимость в отдельной системе терминологии, которая, в противном случае, потребовалась бы для соотнесения с разными характеристиками теоретической Вселенной во время создания теории.

Те же подходы используются и для представления результатов. Поэтому мы будем идентифицировать каждую теоретическую характеристику, возникающую в результате развития теории, и соотносить ее с названием, которое привычно относится к соответствующей физической характеристике. Однако следует подчеркнуть, что такой способ представления  - просто помощь в понимании. Он не меняет того факта, что теоретическая вселенная развивается лишь с помощью логического вывода из постулатов. В теоретическую структуру не вводится никакая эмпирическая информация. Все теоретические характеристики – чисто теоретические, без какого-либо эмпирического содержания. Соответствие между теорией и наблюдением, которое мы будем обнаруживать в ходе дальнейшего обсуждения, является результатом базирования теоретических выводов на надлежащих эмпирических допущениях; оно возникает потому, что теоретическая система – это истинное и точное представление реальной физической ситуации.

Идентификация теоретической единицы простого гармонического движения, которое мы рассмотрели, не представляет проблемы. Очевидно, что каждая из этих единиц – фотон. Процесс испускания и движения фотонов – это излучение. Отношение пространства-времени вибрации – это частота излучения, а единица скорости последовательности вовне – это скорость излучения, больше известная как скорость света.

Если рассматривать фотоны просто как вибрирующие единицы, между одним фотоном и другим нет никакой разницы, за исключением скорости вибрации или частоты. Единичный уровень, когда скорость 1/n меняется на n/1, не может определяться никаким непосредственным наблюдением. Однако мы обнаружим, что между способом, которым фотоны со скоростью вибрации 1/n входят в комбинации движений, и соответствующим поведением фотонов со скоростью вибрации больше единицы, имеется значимое различие. Это различие будет исследоваться детально в последующих главах.

Одним из того, что мы можем ожидать от корректной теории структуры Вселенной, является объяснение расхождений и “парадоксов” в традиционном научном мышлении. В объяснении природы излучения, проистекающем из развития теории, мы обнаруживаем, что ожидание полностью оправдывается. В традиционном мышлении концепции “волна” и “частица” исключают друг друга, и эмпирическое открытие, что в одних случаях излучение выступает как волновое явление, а в других – как группа частиц, привело физическую науку к очень волнующему парадоксу. Почти с самого начала развития следствий из постулатов, определяющих Вселенную Движения, мы обнаруживаем, что в такой Вселенной имеется очень простое объяснение. При испускании и поглощении фотон действует как частица потому, что обладает определенной характеристикой частицы - является дискретной единицей. При передаче он ведет себя как волна, потому что сочетание его собственного неотъемлемого вибрационного движения с поступательным движением последовательности естественной системы отсчета вынуждает его двигаться как волну. В этом случае проблема, которую, казалось, невозможно решить, поскольку излучение рассматривалось как единичная сущность, теряет все озадачивающие характеристики сразу же, как только распознается как сочетание двух разных вещей.

Еще одна трудная проблема в связи с излучением - объяснить, как оно распространяется в пространстве при отсутствии какого-либо вида среды. Это проблема так и не была решена иначе, чем описывалась Р. Х. Дикке в виде “семантического трюка”; то есть, введенным исключительно для этой цели допущением, что пространство обладает свойствами среды.

“Предполагается, что при наличии пустого пространства, обладающего многими свойствами, все, что было достигнуто развенчанием теории эфира, - это семантический трюк. Эфир был переименован в вакуум”.5

Эйнштейн не оспаривал вывода, выраженного Дикке. Напротив, “он свободно признавал” не только то, что его теория пользовалась средой, но и что эта среда неотличима (иначе, чем семантически) от “эфира” предшествующих теорий. Нижеприведенные утверждения из его трудов типичны:

“Мы можем сказать, что, согласно общей теории относительности, пространство наделяется физическими качествами; следовательно, в этом смысле эфир существует”.37

“Скажем, наше пространство обладает физическим свойством передачи волн, поэтому мы решили уклониться и не использовать слово (эфир)”.38

Таким образом, теория относительности проблему не решила. Не существует свидетельства, поддерживающего предположение Эйнштейна, что пространство обладает свойствами среды, или что оно вообще обладает какими-то физическими свойствами. Факт, что способ распространения излучения в пространстве при отсутствии среды никогда не постигался, не уживается с отсутствием любого свидетельства существования среды. В теоретической Вселенной СТОВ проблема не возникает, поскольку фотон остается в том же абсолютном положении, в котором возникает, что и надлежит делать любому объекту, не обладающему независимым движением. По отношению к естественной системе отсчета он не двигается вообще, а в контексте стационарной системы отсчета наблюдаемое движение является движением естественной системы отсчета относительно стационарной системы, а вовсе не движением самого фотона.

И в вопросе о распространении, и в проблеме волна-частица решение достигается одним и тем же способом. Вместо объяснения, почему кажущийся сложным феномен является сложным и озадачивающим, СТОВ устраняет сложность и сводит явление к простым терминам. Когда в ходе последующего рассмотрения будут исследоваться и другие давнишние проблемы, мы будем обнаруживать, что такая концептуальная простота является общей характеристикой новой теоретической структуры.


35 Hawkins, David, The Language of Nature, W. H. Freeman & Co., San Fracisco, 1966, page 183.

36 Lindsay, R. B., Physics Today, Dec. 1967.

5 Dicke, R. H., American Scientist, March 1959.

37 Einstein, Albert, Sidelights on Relativity, E. P. Dutton & Co., New York, 1922, page 23.

38 Einstein and Infeld, op. cit., page 185.



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (0)   Оценка:
Пока комментариев нет


Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio