Глава 26

Радиогалактики

Как предсказывалось в первом издании данного труда, быстродвижущиеся продукты галактических взрывов, сейчас известные как квазары, были открыты в ходе наблюдений излучения на радиоволнах. Примерно за десять лет до этого  выявлена первая радиогалактика Лебедь А. Было обнаружено, что оптический объект, соответствующий этому радиоисточнику, имеет вид двух галактик в столкновении. Когда был открыт еще один очень сильный радио эмиттер Центавр А и найден оптический объект NGC 5128, тоже выглядевший как пара сталкивающихся галактик, гипотеза столкновения галактик стала предпочтительным объяснением происхождения внегалактического радио испускания, хотя никто не мог объяснить, как столкновения могут создавать наблюдаемое излучение.

[more]

По мере накопления радио наблюдений, выяснилось, что громадное большинство радио источников не являются сталкивающимися галактиками. Необходимость какого-то другого объяснения для большинства источников породила сомнения в надежности гипотезы столкновения, и “к 1960-м годам теория радио источников как сталкивающихся галактик, полностью себя исчерпала”. Через 10-12 лет маятник качнулся в другом направлении. В 1973 году авторы вышеприведенного комментария рассматривали ситуацию 1960 года так:

“Мы подозреваем, что у NGC 3921 и подобных объектов наблюдается сильное стремление друг к другу или слияние того, что недавно было двумя абсолютно отдельными галактиками”.[253]

Осознание, что столкновения галактик, когда-то считавшиеся редкими явлениями, на самом деле довольно обыденны, оказалось значимым фактором в изменении подхода к ситуации. Имеется много галактик с искривленными формами, и обнаружили, что значительное их количество обладает или, по крайней мере, кажется, что обладает, некоего вида двойными структурами, что позволяет допускать взаимодействие двух галактик в настоящем или в прошлом. В случае NGC S 128, представляется, мы видим спиралевидную галактику, врезающуюся в гигантскую эллиптическую галактику. Такое впечатление поддерживается наблюдением, что “по-видимому, газообразный диск вращается намного быстрее, чем эллиптический компонент”.[254] Сообщалось, что галактика NGC 4650A имеет подобную структуру, с эллиптическим ядром и внешней спиралевидной галактикой, вращающейся вокруг ядра.

При рассмотрении ситуации с теоретической точки зрения, первое, что следует отметить, – сталкивающиеся галактики производят радиоизлучение посредством того же процесса, что и любой другой сильный радио эмиттер; то есть, излучение исходит из частиц, ускоренных до верхнего диапазона скоростей. Ускорение может создаваться любым из ряда способов. Следовательно, вполне возможно, что часть наблюдаемого радиоизлучения могла стать результатом столкновений галактик, даже хотя у большинства радио эмиттеров оно возникает за счет работы процессов взрыва. Однако следовало бы ожидать, что взрывы, самый мощный из двух процессов, создавали бы более сильное излучение.

Тогда вот что понадобилось бы объяснить в случае двух источников, Лебедь A и Центавр A: особую силу их радиоизлучений. Ответ, который мы получаем из теории, таков: сильное излучение является не прямым результатом столкновения, а лишь косвенным, когда высвобождаются уже имеющиеся источники излучения. Из наблюдения, очевидно, что в каждом случае одна из двух сталкивающихся галактик – гигант. Мы уже установили, что внутренние части гигантских галактик содержат концентрации материи, движущейся на промежуточных и ультравысоких скоростях, достаточных для того, чтобы сделать такие галактики сильными источниками радиоизлучения, даже когда их структуры не задействованы, и лишь небольшая часть создающегося излучения способна пройти через материал, налегающий на продуктивную зону. Эти гигантские галактики достаточно большие и стабильные, чтобы поглощать шаровые скопления или мелкие галактики без какого-либо значимого нарушения собственных структур. Но в случае больших спиралей можно ожидать некоего нарушения внешней структуры гиганта, позволяющего уход из внутренних частей больших количеств продуктов взрыва. Это и есть источник излучения, способный объяснить сильное испускание из двух интересующих объектов.

Не похоже, что изменение обычного паттерна развития внутренней активности за счет выхода материи и излучения во время взрывов имеет какую-либо долговременную значимость. Этого и следовало ожидать, когда столкновение двух галактик завершается формированием новой галактической структуры, способной содержать материал, движущийся в верхнем диапазоне скоростей. Наращивание материала будет продолжаться до предела обычной материи.  Однако, если крупномасштабная взрывная активность преждевременна, это может выливаться в радикальные изменения в паттерне эволюции галактики. Такая возможность будет исследоваться в следующей главе.

В случае гипотезы столкновения в применении к NGC 5128, возникают два возражения: (1) “темная полоса шире обычной для диска в спиралевидной галактике”; (2) темная полоса распределена больше, чем должна быть распределена материя в диске спиралевидной галактики”.[255] Ни одно из возражений неразумно, как только понимается, что звезды галактики занимают положения равновесия. Нарушение равновесия посредством контакта с другой галактикой создает влияния, распространяющиеся на огромные расстояния.

Недавнее открытие, что NGC 5128 является мощным источником рентгеновского излучения, подтверждает вывод, что столкновение нарушает структуру гигантской галактики, поскольку компонент материи, движущейся с промежуточной скоростью при выходе из центрального региона галактики, начинает испускать рентгеновские лучи сразу же, как только его температура падает ниже уровня единицы. Ввиду того, что рентгеновское излучение исходит из материи, движущейся со скоростью меньше единицы, оно испускается в основном из оптического расположения, а не радио расположений. Этот теоретический вывод подтверждается наблюдением.[256] 

Ныне доступная информация определенно не указывает на то, создаются ли частично столкновением галактик скорости, ответственные за радиоизлучение, или является ли быстродвижущаяся материя, высвобожденная разрывом внешних слоев большей галактики, единственным источником этого излучения. Но имеются указания на то, что вклад столкновения минимален. Нарушение внешней структуры гигантской сфероидальной галактики – это процесс, приводящий к наибольшему высвобождению радио испускающего материала, и объясняющий, почему такие объекты, как Лебедь A, являются крайне сильными радио эмиттерами.

При определенных условиях меньшие количества такого материала выбрасываются из других галактик и из квазаров. Например, во внешней структуре гигантской галактики М 87, по-видимому, имеется дыра, через которую материя, движущаяся с ультравысокой скоростью, выходит в виде струи. У другого класса радио испускающих галактик, галактик Сейферта, содержимое довольно ограничено, и материал, движущийся с ультравысокой скоростью, выходит непрерывно или с короткими интервалами. Дальнейшее рассмотрение этих двух классов объектов будет предлагаться в следующей главе.

Еще один особый вид радиогалактики известен как галактика N. Большинство подобных объектов удалено от нас на огромные расстояния. Соответственно, они изучались не настолько интенсивно, как более доступные наблюдению, и имеющиеся данные довольно ограничены. По этой причине, к каким бы выводам мы не пришли в связи с ними, они будут чисто умозрительными. Однако теория, развитая из постулатов вселенной движения, требует существования класса объектов с теми же характеристиками, что и у отдаленных галактик N. На основании ныне доступной информации представляется вероятным, что галактики N являются именно теми объектами, которых требует теория.

Ввиду того, что за пределами расстояния квазаров 1,00 гравитационное влияние отсутствует, скорость взрыва не имеет компонента в измерении системы отсчета в диапазоне от 1,00 до 2,00. Поэтому с нашей точки зрения, квазар, возникающий за пределами q = 1,00, остается в своем изначальном местонахождении  (подвергается обычной рецессии) на протяжении всей своей жизни. Обычно испускание из квазара превосходит испускание из галактики его происхождения, и наблюдается только квазар. Однако в некоторых обстоятельствах можно обнаружить наличие галактики. Более того, исходя из соображений вероятности, можно прийти к выводу, что некоторые квазары находятся прямо позади густо населенных галактических центров, из которых, согласно теории, они происходят. В таком случае излучение квазара поглощается и излучается как вторичное.

Это значит, что существует класс галактик, галактические ядра которых необычно яркие и испускают излучение, с характеристиками, отличными от характеристик излучения квазаров. Отличительной характеристикой N галактик является ядро именно такой природы; и сейчас признается, что “спектры и цвета квазаров похожи на цвета и спектры ядер N галактик”.[257] И действительно, сходства между этими галактиками и квазарами настолько очевидны, что предполагается, что все квазары могут быть галактиками N с весьма заметными ядрами.

Одно конкретное наблюдение, интерпретированное как свидетельство в пользу этой гипотезы, – изменение трех величин (коэффициент около 16) в испускании из галактики X Comae. Наблюдатели приходят к выводу, что это “объект, который, по-видимому, может временно меняться от галактики типа N до квазара”. Они говорят, что это “явно защищает гипотезу”, что квазары – это просто очень яркие галактические ядра.[258] Однако толкование, представленное теорией, изложенной в данной работе, не только соответствует наблюдениям, но и объясняет, как и почему изменения имеют место. А ведь именно это отсутствует у гипотезы “яркого ядра”. Если квазар находится позади галактики, из которой он выброшен, а именно такими мы считаем галактики M, тогда, поскольку галактика вращается, весьма вероятно, что в количестве материи, через которую приходится проходить излучению квазара, происходят изменения. Возможно, что в обычном случае такие изменения минимальны, но они, очевидно, могут увеличиваться все время, пока все излучение от квазара поглощается и излучается повторно. Поэтому у нас имеется ни что иное, как галактика N, в состоянии, при котором излучение остается, по существу, неизменным, и мы видим только квазар.

Также сообщалось,[259] что у некоторых объектов данного класса квазарный компонент находится “вне центра” налегающей галактики. Это очень трудно объяснить на основе гипотезы, что N галактика – это галактика с ядром в виде квазара, но легко понимается, если наблюдаемое является галактикой с квазаром, находящимся прямо позади галактического центра. Еще одно значимое наблюдение: “налегающая галактика (из системы N) обладает теми же цветами, что и гигантская эллиптическая галактика (Е)”.[260] Это подтверждает теоретическое открытие, что налегающая галактика в системе N является галактикой максимального размера (и возраста), взорвавшейся и выбросившей квазар.

Дальнейшее подтверждение данной трактовки приходит из наблюдения, что N галактики являются эмиттерами рентгеновского излучения. Поднявшись до уровня скорости радио испускания посредством сильного излучения от квазара, часть газа и пыли N галактики теряет энергию при взаимодействии с другими составляющими галактики и возвращается в диапазон более низкой скорости. Это инициирует испускание рентгеновских лучей. “Все оптически известные N галактики с красным смещением 0,06 наблюдаются как эмиттеры рентгеновских лучей”.[261]

Все радиогалактики, не являющиеся членами отдельных вышеописанных классов, – продукты взрыва. Как мы уже видели, обычно радиогалактика создается вместе с каждым квазаром. Также возможно, что у некоторых галактик крупномасштабная активность сверхновых может начинаться до того, как галактика достигла размера, необходимого для сопротивления внутренним давлениям в ультравысоком диапазоне. В таком случае галактический взрыв будет менее сильным, а главный продукт не достигнет ультравысокой скорости, характерной для квазара. Вместо этого появится радиогалактика. Однако во всех случаях, радиогалактика – это обычная галактика, отличающаяся от других членов своего класса лишь тем, что содержит газ и пыль, ускоренные до скоростей больше скорости света и, следовательно, подверженные перегруппировкам изотопов, создающим излучение на радиочастотах.

Многие квазары являются сильными радиоисточниками, чего и следовало ожидать, потому что вторичные взрывы имеют место у более старых квазаров, обеспечивая источник замены рассеянных частиц и энергии. Как мы видели при исследовании спектров поглощения, на самом деле, у более старых квазаров скорости частиц возрастают. С другой стороны, радиогалактики ограничены исходным запасом материи и энергии, который обретается в результате взрыва. Однако следует заметить, что в современной практике сила излучения из отдаленных квазаров сильно преувеличивается, поскольку абсолютная величина испускания вычисляется на основе трехмерного распределения. Как уже объяснялось, реальное распределение двумерно.

В тех сферах науки, где данные наблюдений и экспериментов скудны и подвергаются разнообразным интерпретациям, выбор общепринятых альтернатив часто колеблется в зависимости от моды. Представляется, сейчас изменение отношения к процессу, ответственному за создание излучения из радиогалактик, упомянутому в начале этой главы, входит в новую фазу. “Высокая мода” в современной астрофизической теории – это черная дыра. С какой бы проблемой не столкнулась астрофизика, в поисках ответа нынешняя практика прибегает к черной дыре. И конечно неминуемо, черные дыры проложили свой путь и в теорию радиогалактик.

Как черная дыра достигает наблюдаемых результатов, не объясняется. Нам говорят “черная дыра” в смысле “сезам, откройся” и призывают верить, что это и есть ответ. Например, К. Келлерман сообщает о свидетельстве, подтверждающем “умозаключение, что эффективная транспортировка энергии от черной дыры до протяженных радио долей происходит посредством того, что обычно считается релятивистским лучом или струей (джет)”.[262] Главные вопросы, как и почему черная дыра создает “релятивистский луч”, остаются без комментариев.

Поскольку астрономы не знают никакого другого способа создания мощного радиоизлучения, кроме синхротронного процесса, они полагают, что процесс должен работать, хотя и осознают, что, как сейчас обстоят дела, правдоподобное объяснение того, как условия, необходимые для работы данного процесса, могут создаваться в таком огромном масштабе, отсутствует. Как выражает это Дж. С. Хей:

“Синхротронная теория оставалась неоспоримой в качестве главного процесса радио испускания. Но проблемы создания релятивистских частиц и их пополнение повторной активностью подсказано по большей части умозрительным построением. Существует столько же теорий, сколько астрономов-теоретиков”.[263]

Как указывает это утверждение, взгляд астрономов на феномен не продвинулся дальше стадии умозрительных построений. Г. Шипмен суммирует ситуацию следующим образом:

“У нас нет определенного объяснения появления даже самой обычной формы радиогалактики или двойной радиогалактики”.[264]

Здесь, вновь, теория вселенной движения предлагает ответы на проблемы в ходе систематического и упорядоченного развития следствий своих базовых постулатов, без необходимости в каких-либо дальнейших допущениях и без призыва на помощь каких-то черных дыр или других фрагментов воображения. Теория говорит, что за исключением некоторых мелких вкладов таких процессов, как столкновения галактик, энергия радиоизлучения создается взрывами. Частицы газа и пыли, ускоренные до верхнего диапазона скоростей, и последующее излучение радиочастот создаются так, как описано в главе 18. Там, где условия таковы, что скорость определенных частиц падает ниже уровня единицы на какой-то стадии эволюции продуктов взрыва, имеет место рентгеновское излучение, что тоже объяснялось в предыдущей главе.

Там, где максимальные скорости взрыва пребывают в промежуточном диапазоне, ниже двух единиц, расширяющиеся во времени продукты взрыва не имеют никаких других движений. Поэтому радио испускание имеет место из начального пространственного расположения, то есть, оптического расположения взрывающегося объекта, за исключением степени, в которой материя, движущаяся с промежуточной скоростью, может увлекаться продуктами, движущимися наружу с низкой скоростью. Следовательно, все белые карлики и многие другие радио эмиттеры являются единичными радио источниками. Объяснение этих источников – не проблема, за исключением базового требования рассмотрения создания сильного радиоизлучения. Современной астрономической теории нечего предложить в качестве удовлетворения этому требованию, кроме синхротронного процесса, который, как уже указывалось, целиком и полностью неадекватен. А процесс перегруппировки изотопов, обсужденный в главе 18, предлагает объяснение в полном согласовании с наблюдением.

Самым потрясающим недостатком современных астрономических взглядов в связи с радиоизлучением является то, что такие авторы, как Шипмен, признают в своих обсуждениях темы: отсутствие любого правдоподобного объяснения структуры расширенных источников. Наше открытие таково: такие источники являются расширенными облаками материи, не существенно отличающимися друг от друга, за исключением распределения компонентов их движений от других сильных радио источников, которые мы исследовали.

При всех взрывах в рамках нашего обычного опыта мы наблюдем, что из взрывающегося объекта испускается расширяющееся облако материала. таким облаком и является остаток сверхновой. Одним из довольно удивительных результатов развития следствий постулатов теории вселенной движения является открытие, что белый карлик, маленький компактный объект, тоже похож на расширяющееся облако материала. По существу, оно такое же, как и облако, расширяющееся во времени, отличаясь лишь тем, что расширяется во времени и, следовательно, сжимается, если рассматривается с пространственной точки зрения. Разница в поведении легко понимается, когда принимается в расчет инверсная природа движения во времени (по сравнению с движением в пространстве). Расширение в пространстве увеличивает пространственный размер одного облака продуктов взрыва. Расширение во времени уменьшает размер другого облака.

“Загадочные” пульсары тоже имеют одинаково простое объяснение. Они просто движущиеся белые карлики. Как мы видели, обычный белый карлик – это стационарно расширяющийся объект, стационарный в пространстве (помимо обычного векторного движения) и расширяющийся во времени. Следовательно, такой объект прибавляет еще одно движение, расширяющееся во времени, как и у любого другого белого карлика, и поступательно движущееся в измерении пространства, отличающегося от движения, представленного в традиционной пространственной системе отсчета.

Квазары обладают тем же видом комбинации движений, что и пульсары. Поэтому мы можем описывать оба класса объектов как стационарные в измерении системы отсчета (кроме обычной рецессии и возможного случайного движения в пространстве), расширяющиеся во времени (эквивалентном пространстве) и имеющие линейное движение во втором пространственном измерении. Здесь в результате взрыва увеличение скорости в ультравысокий диапазон выливается в дополнение к изначальному пространственному движению двух или более компонентов движения – расширения и поступательного движения. Из-за чередования пространства и времени в базовом движении, один из дополнительных компонентов должен быть движением во времени, в другой – движением в пространстве. В случае квазаров и пульсаров, расширение происходит во времени, а поступательное движение – в пространстве. Но, как мы видели в главе 15, где исследовалась теоретическая ситуация, при определенных обстоятельствах уместны расширение в пространстве (то есть, во втором пространственном измерении) и поступательное движение во времени. Это ведет к одним и тем же результатам, кроме того, что пространство и время меняются местами. Здесь мы имеем расширение в пространстве и поступательное движение во времени.

Хотя комбинация движений, по существу, одна и та же в обоих случаях, наблюдаемые феномены абсолютно разные из-за ограничений пространственной системы отсчета. С точки зрения наблюдения, квазары и пульсары – это маленькие, очень компактные, сжимающиеся объекты. Переворачивая роли пространства и времени в этом описании, мы находим, что продукты взрыва инверсного типа – большие, очень рассеянные, расширяющиеся объекты.

В обоих случаях движение на ранних стадиях, следующих за взрывом, модифицируется гравитацией. Как мы видели в случае с квазарами, движение в пространстве во втором скалярном измерении обычно не наблюдаемо, но в период, следующий за взрывом, не наблюдаемое скалярное движение работает против гравитации. Постепенное устранение гравитационного влияния позволяет последовательность естественной системы отсчета, которая, чтобы быть действующей, уравновешивается гравитацией, переворачивая изменение положения в системе отсчета, возникшее изначально за счет гравитации. В главе 22 отмечалось, что этот процесс приводит к наблюдаемому движению в пространстве на раннем этапе жизни квазара, которое постепенно уменьшается и исчезает при скорости квазара 1,00.

В данном примере, назовем его случай 1, объект, расширяющийся во времени и, следовательно, компактный в пространстве, подвергается линейному движению наружу в пространстве. В обратной ситуации, случай 2, объект, расширяющийся в пространстве и, следовательно, выходящий за рамки большого пространственного объема, подвергается линейному движению наружу во времени (не наблюдаемому). В обоих случаях, первая часть движения в пространстве работает против гравитации, и наблюдается устраняемое гравитационное изменение положения. Следовательно, в случае 1 имеется наблюдаемое линейное поступательное движение, которое устраняется на расстоянии квазара 1,00, где результирующее гравитационное движение достигает нуля. В случае 2, имеется наблюдаемое линейное расширение, устраняющееся на том же расстоянии 1,00. За пределами этой точки расширение принимает обычную сферическую форму в результате случайного распределения направлений.

Поток быстродвижущихся частиц обычно называется струей (джет). Расширение в пространстве на ультравысоких скоростях принимает форму комбинации струи и сферы. Как мы уже видели, скалярные движения между направлением AB и противоположным направлением BA ничем не отличаются друг от друга. Отсюда следует, что если на пути расширения нет препятствия, на месте каждого взрыва возникают две противоположно направленные комбинации струи и сферы. Поэтому объекты, обратно связанные с квазарами и пульсарами, проявляют себя паттерном излучения, который можно описать как форма гантели.

Такая широко рассеянная материя обычно не рассматривается как “объект” в том смысле, в котором термин применяется к квазару, но на самом деле оба идентичны по форме, кроме переворота пространства и времени. Квазары и пульсары компактны в пространстве и подвергаются очень большому расширению во времени. Оба вида объектов, по существу, являются ни чем иным, как расширяющимися облаками продуктов взрыва. Разница между ними, какими они предстают нашему наблюдению, возникает за счет способа наблюдения; то есть, мы способны обнаруживать изменения положения в трех измерениях пространства, но понимание времени ограничено скалярной последовательностью. Мы обнаруживаем движение во времени лишь благодаря его влиянию (если таковое имеется) на пространственные положения.

Отклонения от паттерна гантели создаются препятствиями на пути движения продуктов взрыва. Таковыми могут быть дополнительная взрывная активность, векторное движение родительской галактики в период расширения или взаимодействие с соседними галактиками. Следовательно, структура радио испускающего облака обладает значительным разнообразием, но обычно присутствует деление на два симметричных региона, за исключением того, когда при прохождении через единичное отверстие в движение продуктов взрыва вмешивается конкретное направление.

Отдаленные радиогалактики подвергаются тому же перпендикулярному перемещению радио изображения, что и квазары, но такое перемещение невелико по сравнению с результирующим перемещением за счет линейного расширения продуктов взрыва, и обычно затеняется элементами структуры из-за расширения. Однако, как отмечалось в главе 22, в некоторых случаях наблюдаются и крупномасштабная структура, и мелкомасштабные перемещения.

Движение с ультравысокими скоростями во внутренних частях гигантских галактик – это тепловое движение, при котором направления движений отдельных частиц непрерывно меняются из-за неоднократных контактов движущихся частиц. Когда происходит галактический взрыв, частицы, движущиеся с ультравысокой скоростью, убегающие из галактики, смешиваются с двумя основными продуктами взрыва. Здесь, силы, стремящиеся удерживать этот материал, не адекватны для полного удерживания, поэтому тепловое движение с ультравысокой скоростью постепенно превращается в линейное движение наружу с ультравысокой скоростью. Поэтому оба основных продукта галактического взрыва, квазар и радиогалактика, извергают радио испускающие облака в виде гантелей.

Как указывалось в теоретическом обсуждении в главе 15, частицы, движущиеся с ультравысокими скоростями в пространстве в виде комбинированного паттерна струи и сферы, перемещаются с той же общей скоростью, что и пульсары. Следовательно, их судьба такая же. За исключением небольшого количества, которое значительно замедляется факторами окружающей среды в целях уменьшения скорости ниже уровня двух единиц, отдельные частицы расширяющегося облака материи со временем пересекают границу и уходят в космический сектор, так же, как пульсары и квазары. Рентгеновское излучение от относительно небольшого числа частиц, возвращающихся в диапазоны низких скоростей, слишком рассеянно, чтобы наблюдаться. Оптическое излучение принимается только из материала, запертого на ранней стадии струи. Поэтому расширение на ультравысокой скорости  – это преимущественно радио феномен.

Кроме компонентов, движущихся со скоростью меньше единицы, и компонентов, движущихся с ультравысокой скоростью, которые мы только что обсуждали, продукты самых сильных взрывов включают и частицы, движущиеся с промежуточными скоростями. Как мы видели на предыдущих страницах, движение в данном диапазоне скорости (скорости компонентов белых карликов) не меняет положения в пространстве. С пространственной точки зрения, частицы, составляющие компонент с промежуточной скоростью, не обладают движением. Пространственные плотности движущегося наружу материала достаточно высоки, чтобы вносить в потоки наибольшую часть в противном случае неподвижной материи, но какая-то часть остается на месте взрыва. В таких случаях, когда размер остатка значителен, паттерн испускания имеет три главных центра, а не два. Также часть материи, запертой в промежуточной скорости, может выпадать из потока на стадии струи, что ведет к локальным концентрациям, часто называемым “узлами” в струе.

Обсуждение облака материи, движущейся с ультравысокой скоростью, которое создает радио испускающую структуру в форме гантели, завершает определение разных типов комбинаций движений, вовлеченных в феномены диапазонов высших скоростей. Подводя итог всем открытиям, можно сказать, что, хотя вовлеченные в эту категорию объекты демонстрируют широкое разнообразие форм и размеров, от крошечных, но крайне плотных совокупностей до сильно рассеянных облаков материала, расширяющихся в обширных регионах пространства, их все можно описать как облака быстродвижущейся материи, облака частиц или облака звезд. Сильно рассеянные объекты являются облаками материи, широко рассеянной в пространстве силами взрыва. Очень компактные объекты – это облака материи, широко рассеянные во времени силами того же вида.

Разнообразие способов, какими облака предстают наблюдению, возникает  за счет различий между движением в пространстве и движением во времени, и за счет разных способов, как эти многие движения распределяются среди трех уровней скорости материального сектора вселенной. Соотношения между разными видами наблюдаемых объектов явно видны посредством сравнения в Таблице XVIII.

Здесь мы видим, что все новые типы объектов, открытые астрономами за последние несколько десятилетий, от довольно обычных остатков сверхновых до “загадочных” квазаров, являются продуктами взрыва. Они отличаются друг от друга тем, как появляются наблюдению, поскольку одни являются совокупностями частиц, а другие – совокупностями звезд, а также разницей двух свойств движений их компонентов; а именно, уровнем скорости (который определяется тем, является ли движение движением в пространстве или движением во времени) и видом движения (распределено-ненаправленное (линейное) или случайное (расширение или сжатие). Дополнительное разнообразие возникает за счет того, что одни объекты (например, белые карлики) являются единичными сущностями, а другие – комбинациями, у которых относительно компактный объект, такой как радиогалактика, связан с расширенным облаком материала.

В этой связи следует понять, что расширение во времени, как и любое движение во времени, действует как модификатор пространственного измерения облака; то есть, как сжатие в эквивалентном пространстве, до тех пор, пока общее движение объекта обладает итоговой пространственной результирующей. Поэтому хотя движение во времени само по себе не наблюдаемо, его можно видеть как уменьшение размера астрономического объекта.

Таблица XVIII

Комбинации движений в верхнем диапазоне скоростей

Совокупности частиц

Уровень скорости

 

 

1

2

3

Белый карлик – ранний

 

ET

 

Белый карлик – поздний

 

CT

 

Белый карлик – остающийся

ES

 

 

Пульсар – уходящий

 

ET

LS

Пульсар – входящий

 

CT

LS

Пульсар – остающийся

Компонент A

ES

 

 

Компонент B

 

LT

ES

Совокупности звезд

Квазар

 

ET

LS

Радиогалактика

LS

 

 

Компонент газа, движущегося с промежуточной скоростью

 

ET

 

Связанное радио облако

 

LT

ES

Условные обозначения:

E – расширение 

S – движение в пространстве

 

 

C – сжатие

T – движение во времени

 

 

L – линейное движение

Уместно подчеркнуть, что объяснения, появившиеся в результате применения теории Обратной Системы к крайне компактным объектам и связанным с ними феноменами, и приведенные в соответствие с астрономическим наблюдением за последние годы, появились не как фантазия наподобие “черных дыр”, “дегенеративной материи” и тому подобному. Это простые и непосредственные результаты двух аспектов движения, не осознанных предыдущими исследователями: движения во времени и движения в пространстве на скоростях выше скорости света.

Когда осознается весь диапазон движений, объяснения вновь открытых объектов и феноменов появляются легко и естественно, каждое занимает свое конкретное место в эволюционном паттерне материального сектора вселенной. Такая характеристика теоретического развития углубляет то, что было одной из выдающихся черт ранее описанных результатов применения теории вселенной движения к астрономической сфере. Вместо того, чтобы быть набором несвязанных классов сущностей, каждый возникающий при особых обстоятельствах, все наблюдаемые астрономические объекты обретают определенные места в эволюционном пути, начинающемся с совокупности, находящейся под влиянием гравитации.

Например, мы видели, что формирование звезд и галактик – это не результат гипотетических процессов, работающих лишь в очень специфических обстоятельствах, как полагает современная астрономия. Напротив, формирование каждого класса объектов имеет место в надлежащий момент эволюционного пути как непосредственный результат гравитационного объединения; процесса, который, как известно, существует и работает при условиях, имеющихся в момент образования конкретного объекта. Ситуация в связи с другими феноменами, исследованными на предыдущих страницах, аналогичная. Не было никакой необходимости в процессах, требующих существования особых условий необычной природы для объяснения радио и рентгеновского излучения, получаемого от определенных классов объектов. Здесь, вновь, наблюдаемые феномены объясняются посредством процессов, обязательно имеющих место на определенных стадиях эволюционного развития. Нам не понадобилось и следование астрономической практике избегания рассмотрения таких феноменов, как разрушительные переменные, называя их “причудами”. Эти феномены имеют свои места на эволюционном пути, такие же конкретные, как и места лучше известных астрономических объектов.

Мнение о вновь открытых компактных объектах и других “таинственных” характеристиках крупномасштабной активности вселенной, которое мы получили посредством применения физических принципов, развитых в двух предыдущих томах данного труда, радикально отличается от способа, как эти феномены отображаются в современной астрономической теории. Но когда осознается, что астрономические теории в этих сферах почти полностью базируются на специально выдуманных допущениях, должно быть очевидным, что конфликт неминуем. Потрясающая степень превращения астрономической науки в научную фантастику будет описана в главе 29. В промежутке мы исследуем несколько феноменов, не обсужденных раньше потому, что сочли более удобных рассматривать их после четко установленной роли квазаров и связанных с ними феноменов.


[253] Toomre and Toomre, Scientific American, Dec. 1973.

[254] Dufour and Van den Bergh, Sky and Telescope, Nov. 1978.

[255] Jastrow and Thompson, op. cit., p. 240.

[256] Gursky and Schwartz, Annual Review of Astronomy and Astrophysics, 1977.

[257] Metz, William D., Science, Sept. 2l, 1973.

[258] Bond and Sargent, Astrophysical Journal Letters, Nov. I, 1973.

[259] Kristian, Jerome, Astrophysical Journal, Jan. 15, 1973.

[260] Metz, William D., Science, Sept. 2l, 1973.

[261] Kristian, Jerome, Astrophysical Journal, Jan. 15, 1973.

[262] Kellerman, K. I., Annals of the New York Academy of Sciences, Feb. 15, 1980.

[263] Hey, J. S., The Evolution of Radio Astronomy, Neale Watson Academic Publications, New York, 1973, p. 169.

[264] Shipman, H. L., Black Holes, op. cit., p. 204.



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (0)   Оценка:
Пока комментариев нет

Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio