Глава 29

Несуществующая вселенная

Глава 28 завершает описание нового вида астрономических феноменов, полученное из развития теории вселенной движения, выполненного до сих пор. Прежде чем начать рассмотрение другого аспекта физической вселенной в последних двух главах, будет уместно бросить еще один взгляд на вселенную, которую заменяет новое развитие, – несуществующую вселенную теоретиков с богатым воображением, играющим такую важную роль в современной физике и астрономии. Несуществующие сущности и феномены, составляющие фантомную вселенную, детально обсуждались на предыдущих страницах, но поскольку обсуждение растянулось на три тома, было бы полезно краткое повторение, сводящее воедино все основные астрономические положения так, чтобы осознавались связи между ними. Также чтобы полностью оценивалась степень сферы фантазии, выросшей внутри границ научных дисциплин.

[more]

Конструкция искусно сплетенной паутины из нитей воображения была бы невозможна в прозаической и консервативной науке Галилея и Ньютона. Но когда прогресс в экспериментальной и наблюдательной сфере вывел эмпирическое знание за рамки теорий Ньютона и подорвал их авторитет, Эйнштейну удалось добиться признания его точки зрения, что все выдающиеся предшественники ошибались, считая, что “базовые концепции и законы физики выводятся из эксперимента, посредством абстракции, логического процесса”.[302] Общее непротивление его сентенции, что “аксиоматическая основа теоретической физики не может выводиться из опыта, а должна быть свободным изобретением”, распахнуло врата для свободного и неограниченного разгула воображения. А затем Бор выдвинул идею изобретения новых физических законов для использования в тех сферах, где имелись проблемы в применении установленных законов и принципов. Эйнштейн ввел концепцию гибких величин, Гейзенберг провозгласил принцип неопределенности в целях узаконивания расхождений; и вскоре эра научного изобретательства развернулась во всей своей красе.

Сейчас мы намерены исследовать структуру фантазии, возведенную теми, кто воспользовался преимуществом позволения простора воображению под флагом науки. Мы сделаем это так, чтобы увидеть, насколько вселенная современной астрономии отличается от вселенной физической реальности. Будучи фантазией, воображаемая вселенная обладает логической структурой. Она старательно выстроена на конкретных допущениях. Но некоторые допущения включают уходы от реальности. Это допущения (свободные изобретения) в сферах, где истинные факты неизвестны или еще не осознаны, по крайней мере, до исследования, изложенного в данном труде. С помощью подобных допущений, придуманных для завершения основ, изобретательным астрономам удалось построить разработанную структуру теории, уходящую далеко за пределы ограничений реальной вселенной в страну фантазий.

Как указывалось в главе 28, изначально уход от реальности произошел потому, что не предпринималось никаких попыток усомниться в изобретениях и основанных на них теоретических выводах, вплоть до стандартных проверок на обоснованность. Ввиду того, что связи, объединяющие структуру выдуманной теории с твердым фундаментом наблюдаемых и измеренных фактов, жесткие лишь в связи с некоторыми конкретными положениями, посредством исследования  какой-то одной конкретной физической ситуации трудно определить, сколько там фактов, а сколько фантазии. Но мы можем провести явную демаркационную линию между реальностью и фантазией, выявляя положения, в которых сделаны ложные допущения, и прослеживая линии аргументации, основанные на этих допущениях  и приведшие к несуществующим феноменам, сущностям и связям, популяризирующим фантомную вселенную в современной науке.

Нас будут волновать в основном астрономические фантазии, не только потому, что это главная тема данного тома, но и потому, что астрономия имеет дело с физическими крайностями и, следовательно, влияет на степень ухода от реальности. Именно в сфере астрономии мы находим черные дыры, дегенеративную материю, сингулярности и другие излишества плодотворного воображения. Но исходные положения ухода от реального мира пребывают на более фундаментальном уровне. Физики первыми свернули с прямого и узкого пути. Астрономия пострадала от последствий.

Конечно, астрономы не осознают степени, в какой их дисциплина приняла фантастический характер, но, по крайней мере, некоторые понимают, как мало связи между теоретической вселенной и реальными наблюдениями. Как выражает это Харуит: “Между теоретиками и наблюдателями лежит пропасть”. Он отмечает “заметное разделение” между наблюдением и теорией и продолжает говорить:

“Астрофизические концепции, ведущие нас к пониманию космических феноменов, имеют историю, почти не связанную с реальным открытием феномена. Теория и наблюдение следуют своими отдельными путями, и главные космические феномены продолжают открываться по большей части случайно”.[303]

Также начинает осознаваться, что, в конце концов, пропасть придется заполнять посредством реконструкции базовой теории. Как отмечалось везде в данном томе, в астрономических кругах преобладает тенденция ждать, что реконструкция произойдет в фундаментальных физических законах, а не в самой астрономии. Как демонстрировалось в данном труде, требуется радикальный пересмотр физических основ, но подобный пересмотр обязательно окажет значительные влияния на сверхструктуру, возведенную астрономами на физических основах, которые следует пересмотреть. По крайней мере, некоторые члены астрономического сообщества начинают осознавать такое положение. Например, Джеффри Бербидж, Директор Национальной Обсерватории Китт Пик, в последнем интервью (1983 год) делает следующий комментарий:

“Подозреваю, что Обсерватории Mount Willson и Las Campanas правы, и некоторые главные колонны внегалактической астрономии вот-вот рухнут”.[304]

В конце концов, астрономия – это просто крупномасштабная физика, и астрономы пребывают в неловком положении, вынужденные возводить основы своей теоретической структуры на том, что Пол Дэвиес (один из самых преданных энтузиастов нынешнего поколения фантазеров) описывает как “новую физику мира Алисы в стране чудес, мира, живущего парадоксами, загадками и неоднородностями”.[305] Как и следовало ожидать в мире Алисы в стране чудес, уход от реальности начинается с самой основы теоретической структуры. Это можно видеть в следующем сравнении:

1. В воображаемой вселенной: Фундаментальными составляющими

    вселенной являются элементарные единицы материи.

   В реальной вселенной: Элементарные единицы материи не существуют.

В данном контексте слово “элементарный” означает “не уменьшаемый”. В стародавние времена в этом смысле материя считалась элементарной, поскольку было известно, что она состоит из отдельных единиц, и существование элементарной единицы материи принималось на веру. Одной из главных целей исследователей в физической сфере было определение элементарной единицы. Однако, тем временем, открытие процессов, в ходе которых материя могла преобразовываться в не-материю и наоборот, обеспечило убедительное доказательство, что материя не элементарна. Например, поскольку материя и излучение взаимозаменяемы, они обязательно должны быть разными формами одного и того же. И поскольку материю нельзя квалифицировать как излучение, а излучение как материю, отсюда следует, что ни одно из них не может быть элементарным. Оба должны быть формами элементарной сущности. Следовательно, в реальной вселенной нет элементарных частиц материи.

2. В воображаемой вселенной: Элементарными единицами материи

    являются кварки.

    В реальной вселенной: Кварков не существует.

Очевидно, несуществующие частицы нельзя обнаружить посредством обычного научного процесса открытия. Их следует изобретать. Могло бы создаваться впечатление, что если в любом конкретном случае изобретения сводятся к минимуму, развитие мысли еще научно; то есть, оно продолжает быть учением о природе. Но такая точка зрения сильно недооценивает влияние единственного отклонения от реальности. Первый шаг в фантомный мир мог быть относительно безвредным. Сама по себе проблема наличия или отсутствия неделимой единицы материи не оказывает значительного влияния на общую физическую ситуацию. Но один ложный шаг ведет к другому, и вскоре развитие мышления даже отдаленно перестает соприкасаться с реальностью.

Никакое изобретение не может предвидеть будущие эмпирические открытия. Соответственно, история изобретенных теорий – это никогда не прекращающиеся модификации и приспособления, обычно все дальше и дальше уходящие от изначальной точки соприкосновения с эмпирическими фактами. Гипотеза кварков – это (пока) конечный результат усилия найти несуществующую элементарную частицу или частицы материи, и это доводит процесс до абсурда. Кварк – чистая гипотеза. Отсутствует реальное свидетельство существования чего-то такого рода. Конечно, одно из главных занятий “физики элементарных частиц” – выдумывание правдоподобных причин, почему такое свидетельство не может быть обнаружено.

3. В воображаемой вселенной: Атом состоит из частиц, составленных из кварков.

    В реальной вселенной: Атом – это целостная единица, не имеющая частей.

Кварки – не единственные постулированные частицы, которые исследователи не могут найти в реальном мире. Они даже не могут найти частицы, предположительно состоящие из кварков. Ученые еще больше запутывают проблему, приписывая воображаемым частицам, гипотетическим составляющим атомов, те же названия, что и наблюдаемым частицам, такие как электроны и нейтроны. Но нарекание разных объектов одинаковыми именами не делает их одним и тем же видом объектов. Как бы вы их не называли, объекты принадлежат к одной и той же категории, только если обладают одинаковыми свойствами. Свойства, которые следует приписывать гипотетическим субатомным частицам, чтобы сделать их составляющими атомов, сильно отличаются от свойств наблюдаемых частиц, нареченных теми же именами.

Например, стабильность – это существенное свойство любой атомной составляющей, включая гипотетическую частицу, ныне называющуюся “нейтроном”. Наблюдаемый нейтрон нестабилен. Он живет всего 15 минут. Аналогично, свойства, которыми должен обладать гипотетический компонент атома под названием “электрон”, чтобы укладываться в отведенное ему место в атомной структуре, очень отличаются  от свойств наблюдаемого электрона. Мы можем иметь дело с воображаемыми электронами только на статистической основе. И как указывает Герберт Дингл, мы можем считать статистические методы эффективными, “только приписывая частицам свойства, которыми не обладают никакие воображаемые объекты”.[306] Более того, как утверждают многие теоретики, атомный электрон не может рассматриваться как “реальная” частица. Они говорят, что он не “существует объективно”.[307] Идея, что реальный мир может строиться из элементарных частиц, не реальных и даже не “существующих объективно”, – это вид абсурда, характеризующего мир чудес воображаемой вселенной.

4. В воображаемой вселенной: Атом обладает “ядерной” структурой, в состав которой входит положительно заряженное ядро, содержащее большую часть массы. Оно окружено отрицательно заряженными электронами.

    В реальной вселенной: Атом – это единая целостная единица, а не набор частиц. Экспериментальное ядро – это на самом деле сам атом, содержащий всю массу.

Хотя “элементарных” частиц материи не существует, “мельчайшие” или “простейшие” частицы материи можно определить. И если бы эти мелкие или простые частицы обладали свойствами, квалифицирующими их как составляющие больших частиц, было бы в порядке вещей постулировать, что большие частицы тоже являются составляющими. Но поскольку мы знаем, что материя не состоит из элементарных единиц, нет оправдания допущению, что атомы обязательно должны состоять из более мелких частиц материи. Отсюда следует, что наличию атомных составляющих нет причины. Это выбивает из-под ног любую почву, существующую для измышления воображаемых составляющих, таких как кварки, или для изобретения модификаций известных частиц, чтобы сделать их пригодными в качестве строительных блоков. Поскольку не может быть найдено никаких реальных частиц, способных удовлетворять требованиям, предъявляющимся к составляющим атомов, логический вывод (достигнутый в данном труде из разных допущений) таков: атом не состоит из вспомогательных единиц. Превалирующая концепция “ядерной” структуры – это гипотетическое сборище частиц; допущение, нагроможденное на допущение.

5. В воображаемой вселенной: Поведение атома управляется рядом законов, во многих отношениях отличающихся от законов, управляющих поведением макроскопической материи.

    В реальной вселенной: Все управляется одними и теми же физическими законами.

Изобретательные теоретики считают необходимым изобретать новые законы, чтобы (а) рассматривать гипотетическое поведение несуществующих составляющих атома и (б) рассматривать феномены региона внутри единицы расстояния, где инверсия, происходящая на всех уровнях единицы (еще не осознанная традиционной наукой), меняет способ применения физических законов. Даже при безграничном разрешении на специально придуманные допущения, строители воображаемой вселенной не способны вывести ряд логичных и не противоречивых законов для своих атомов. В целях оправдания приверженности к концепции природы атомной структуры, они выдвинули странный довод, что их атом обладает непостижимыми характеристиками потому, что в сфере очень маленького сама природа нелогична и непостижима.

6. В воображаемой вселенной: На атомном уровне вселенная нелогична и не постижима.

    В реальной вселенной: Феномены на атомном уровне обладают теми же характеристиками, что и на макроскопическом уровне.

Атом физиков – не реальная физическая сущность:

“Современный атом – это решение волнового уравнения и ничего больше”.[308] Это “лишь символ”.[309] Гипотетический электрон, составляющий атом, – это абстракция, не постижимая в терминах знакомых аспектов повседневного опыта”.[310]

Теория атома (квантовая теория) не постижима:

“Думаю, могу со всей ответственностью сказать, что никто не понимает квантовую механику”.[311] “Понимание ‘первого порядка’ почти по определению невозможно для мира атомов”.[312]

Как демонстрируют утверждения известных ученых, современная наука даже не претендует на то, что ее атомы принадлежат миру реальности. Но она просит нас верить нелепому допущению, что реальность, не существующая на атомном уровне, каким-то образом обретается в ходе комбинирования фантомных атомов в макроскопические структуры. Вот что говорит об этом П. Бриджмен:

“По существу, мир не рационален и не понимаем; он обретает эти свойства во все большей степени, пока мы поднимаемся из сферы очень маленького в сферу повседневности”.[313]

Это полнейшая чепуха, весьма не характерная для Бриджмена, одного из самых проницательных аналитиков в научной профессии. Реальная структура может строиться из реальных кирпичиков. Воображаемая структура может строиться из воображаемых кирпичиков. Но реальная структура не может строиться из воображаемых кирпичиков. То, что описывает Бриджмен, – это не мир, как он реально существует, а физическое понимание этого мира. Реальный мир может строиться из реальных сущностей, которых физики не понимают. Бриджмен воспользовался термином “не понимаемый”, когда правильным был бы термин “не понятый”. Практика обращения с “не понятым” как с “не понимаемым” довольно обыденна, но не имеет оправдания. Если из утверждения Бриджмена убрать необоснованный перенос, оно бы звучало примерно так:

“Мир понят не до конца. Он все больше и больше понимается, когда мы поднимаемся из сферы очень маленького в сферу повседневности”.

Здесь у нас есть корректное описание ситуации, как обстояли дела до развития теории вселенной движения, описанной в этом и предыдущих томах. Положение, рассматриваемое в этой главе таково: из-за непонимания “феноменов сферы очень маленького”, теоретики изобрели вселенную, которой могут манипулировать так, чтобы предлагать воображаемые решения всех проблем, с которыми могут столкнуться. Таким образом, до настоящего момента, в нашем исследовании структуры несуществующей вселенной мы отслеживали умозаключения физиков, основанные на допущении (сейчас известно, что оно противоречит фактам), что базовые сущности вселенной – это элементарные единицы материи. Развитие этой мысли приводит к воображаемой структуре атома материи. Далее мы будем отслеживать похожие умозаключения, основанные на противоречащем фактам допущении в связи с природой процесса генерирования энергии в звездах. Мы изучим фантастические характеристики воображаемого мира, появившиеся в результате слияния этих двух линий мышления.

7. В воображаемой вселенной: Топливом для генерирования энергии звезд служат легкие элементы.

    В реальной вселенной: Звездное топливо – тяжелые элементы.

Как и ядро атома, процесс превращения водорода представлялся правдоподобным с момента первого предложения. Непосредственное наблюдение производства энергии невозможно, но допущение, что энергия создается лишь одним известным процессом, способным удовлетворять всем требованиям, в то время казалось резонным. Однако как только исследуются астрономические следствия создания энергии посредством данного процесса, становится ясно, что в реальном мире звезды им не пользуются. Множество астрономических наблюдений пребывает в конфликте со следствиями этого допущения.

8. В воображаемой вселенной: Горячие массивные звезды – молодые.

    Звезды шаровых скоплений – старые.

    В реальной вселенной: Горячие массивные звезды – это самые старые звезды своих поколений. Звезды шаровых скоплений относительно молодые.

Последовательность возраста звезд в воображаемой вселенной современной астрономии – одно из непосредственных следствий допущения в связи с природой процесса генерирования энергии. Это классический пример того, как ошибочное допущение в одной ограниченной сфере может иметь последствия далеко идущей природы. Пока нас интересует  сам процесс генерирования энергии, вопрос о том, какие составляющие звезд обеспечивают энергию, не является главной проблемой, пока источник энергии адекватен и поддается контролю. Но косвенный результат этой ошибки оказался катастрофическим. Всеобщее признание процесса конверсии водорода как источника звездной энергии вынудило астрономов поставить с ног на голову весь эволюционный процесс. Если бы им представили его в виде пакета в целом, и они бы осознавали, что все зависит от допущения, связанного с природой ненаблюдаемого процесса, вряд когда-либо был бы принят весь пакет. Но здесь, как и во многих других случаях, большая часть воображаемых компонентов является результатами расширенных линий умозаключений, посредством которых затеняется важная роль ошибочных базовых допущений. Многим астрономам очень не легко в такой ситуации; они осознают, что в астрономию вкрался воображаемый элемент. Вот что говорит об этом Маффеи:

“Сейчас мы выходим за рамки концепций и знания, известного нам в первой половине этого века. Мы входим в мир сплетения науки и фантазии”.[314]

Однако очевидно, это не общее понимание того, насколько далеко удалилось от реальности современное астрономическое мышление, или с чего начались экскурсы в землю фантазии. Положение № 8 – одно из главных положений ухода. Еще одно следствие ошибочного допущения в связи с природой процесса выработки звездной энергии, сыгравшее важную роль в уходе астрономической теории в область фантазии, – вывод, что со временем звездное топливо выгорает.

9. В воображаемой вселенной: Легкие элементы в качестве звездного топлива со временем исчерпываются, звезда охлаждается до температуры межзвездного пространства.

    В реальной вселенной: Запас топлива непрерывно пополняется наращиванием материи из окружения.

Сейчас к этой линии развития базовых продуктов воображения, которые мы определили до сих пор, присоединяется еще один несуществующий феномен.

10. В воображаемой вселенной: “Звезда с истощившимся запасом топлива больше не может создавать давление, необходимое для поддержания себя против сокрушительной силы гравитации”.[315]

 В реальной вселенной: Давление газа одинаково работает во всех направлениях – как вниз, так и вверх. Следовательно, силы гравитации остаются постоянными, не взирая на величину давления газа.

Структура материи при температуре абсолютного нуля, когда тепловые силы отсутствуют, достигает положения равновесия, при котором сила гравитации уравновешивается противоположной силой, определенной традиционной наукой ни чем иным, как “антагонистом”.[316] Нет никакого наблюдаемого указания на то, что эта сила подвергается любому виду ограничения; и сейчас мы находим, что во вселенной движения такого предела не существует. “Антагонист” – это сила, создаваемая последовательностью естественной системы отсчета относительно традиционной системы отсчета; ее нельзя преодолеть силой гравитации, какой бы большой она не была.

11. В воображаемой вселенной: “Сокрушительная сила гравитации”, направленная против атомов внутри звезды, после устранения давления газа, разрушает их структуру.

 В реальной вселенной: (а) Устранение давления газа, если оно происходит, не увеличивает силу, действующую на центральные атомы.

 (б) Структура атома не разрушается под давлением.

“Коллапс” – это воображаемый разрыв структуры воображаемого ядра атома. В этой гипотетической атомной структуре, воображаемые положительно и отрицательно заряженные составляющие  широко разделены (в масштабах атома), оставляя пустое пространство в большей части объема, занимаемого атомом. Допускается, что коллапс убирает большую часть пустого пространства и приводит к контакту составляющих атома. Имеется изобильное свидетельство наблюдения, поддерживающее теоретический вывод невозможности коллапса. Одно лишь существование звезд в 50 или 100 раз массивнее Солнца служит доказательством того, что межатомное равновесие способно противостоять самым большим давлениям, которые, как мы определенно, знаем, имеются в центре такой звезды. Сентенция, что давление растет, когда и если звезда охлаждается из-за выгорания запаса топлива, – чистый нонсенс. Материя в центре звезды подвергается полному давлению веса налегающего материала, холодный ли это материал или горячий.

12. В воображаемой вселенной: Коллапс атомной структуры приводит материю звезды в странное гипотетическое состояние, называемое “дегенеративной материей”.

 В реальной вселенной: Нет никакой дегенеративной материи.

В этой связи следует осознавать, что “коллапс” – это не просто допущение, не имеющее поддержки наблюдением. Это допущение, конкретно противоречащее наблюдаемым фактам. Как указывалось выше, существование очень массивных звезд – и есть определенное доказательство того, что межатомное равновесие поддерживается при наибольших давлениях, известных и действующих против него; оно несоизмеримо больше чем максимальные давления, достигнутые в более мелких звездах, звездах, которые предположительно коллапсируют в дегенеративное состояние. Истина в том, что коллапс – это просто  еще одно звено в цепи изобретений. Это мифический коллапс гипотетического объединения воображаемых частиц. Дегенеративная материя – просто воображаемый продукт мифического коллапса.

13. В воображаемой вселенной: Скорость света – абсолютный предел скорости материальных объектов.

 В реальной вселенной: Скорость света – это предел скорости в одном из трех скалярных измерений, в которых имеет место движение.

Здесь, вновь, продукт воображения конкретно противоречит наблюдению и измерению. Как детально рассматривалось в томе I и других предыдущих публикациях, Доплеровские смещения квазаров – это непосредственные измерения скорости, и величины, превышающие 1,00, указывают на скорости больше скорости света. Традиционное применение математики относительности Эйнштейна для понижения скоростей ниже уровня 1,00 – неверное использование соотношения, разработанного и оправданного в абсолютно другом виде ситуации.

В данном случае, сделанное ошибочное допущение – инверсия результатов других уже обсужденных базовых ошибок. Тех, которые открывают дверь воображаемым идеям, не имеющим связи с реальностью; то есть, они выливаются в распространение физической и астрономической теории в несуществующие сферы. Всеобщее признание допущения абсолютного предела скорости света помешало распространению теории в некоторые реально существующие сферы вселенной. Оно блокировало любое исследование феноменов сферы очень быстрого и позволило фантазиям типа “дегенеративной материи” восприниматься серьезно, поскольку у них не оказалось конкурентов.

14. В воображаемой вселенной: Белый карлик – это совокупность дегенеративной материи, созданной коллапсом звезды небольшого или умеренного размера.

 В реальной вселенной: Белый карлик  – это один из продуктов взрыва сверхновых. Он состоит из обычной материи, разогнанной до скоростей выше скорости света, и, следовательно, расширяющейся наружу во времени (эквивалентно расширению вовнутрь в пространстве).

Белый карлик – это совокупность обычной материи, возникшей из другой совокупности такой же материи (звезды) посредством одного из процессов, которым подвергается обычная материя; он обладает свойствами обычной материи. Единственная наблюдаемая отличительная характеристика – величина одного из свойств, а именно, плотности. Традиционная наука не имеет объяснения плотностям в диапазоне плотностей белого карлика, поскольку подчиняется диктату изобретателей воображаемой вселенной: скоростей больше скорости света (скоростей, ответственных за высокую плотность) не существует.

15. В воображаемой вселенной: Обычный белый карлик со временем охлаждается и становится черным карликом: мертвой звездой.

 В реальной вселенной: Белый карлик отдает энергию окружению. В случаях белых карликов, созданных взрывом сверхновой Типа I или относительно небольшим взрывом сверхновой Типа II, потеря энергии со временем переворачивает процесс, ответственный за небольшой размер и высокую плотность белых карликов, и возвращает их назад в звезды главной последовательности. Мертвых звезд не бывает.

Черный карлик – нечто чисто гипотетическое. Нет никакого наблюдаемого свидетельства существования таких объектов. Подобно многим другим характеристикам несуществующей вселенной современной астрономии, гипотеза черных карликов выживает лишь потому, что имеющийся астрономический инструментарий не способен предоставить физическое свидетельство, которое продемонстрировало бы, что таких объектов не существует.

Одна из проблем, с которой сталкиваются астрономы при построении своей воображаемой вселенной, такова: следствия одних базовых допущений не согласуются со следствиями других. Белый карлик – как раз такой случай. Это результат умозаключений, основанных на ошибочных допущениях, представленных в предыдущих параграфах. А еще одно допущение, тоже принимаемое большинством астрономов, ведет к прямо противоположному результату.

“Согласно традиционной физике, нам следовало ожидать, что звезды в конце жизни сжимаются под действием собственной гравитации до тех пор, пока их гравитационные поля не становятся такими сильными, что они перестают испускать свет и становятся невидимыми”.[317]

Характеристика традиционной физики, к которой относится вышеприведенное утверждение, – допущение Эйнштейна, что гравитация – это искажение пространства-времени из-за присутствия материи.

16. В воображаемой вселенной: Гравитация – это искажение пространства-времени. Следовательно, она работает как внутри атомов, так и между ними.

В реальной вселенной: Гравитация – это движение отдельных единиц (атомов и субатомных частиц). Следовательно, она работает только между единицами.

Это еще один главный отход от реальности, уводящий восприятие вселенной астрономами в землю фантазий.  На основе гипотезы искажения пространства теоретики вывели концепцию самогравитации атома. Допускается, что применение достаточной внешней силы доведет материю до такого критического состояния, когда самогравитация становится действующей. За пределами этой точки атомы продолжают сжиматься посредством своей собственной гравитации.

Описанный процесс сильно отличается от “коллапса”, предусмотренного другой теорией, которая, в свою очередь, ведет к концепции белого карлика. Итак, в данной сфере у нас имеется две соперничающие теории. И для дальнейшего усугубления ситуации, результаты наблюдений не согласуются ни с одной из этих теорий. Вышеприведенное утверждение в связи с выводами “традиционной физики” продолжается: “По существу, мы наблюдаем обратное. Звезды обычно взрываются в некоей критической фазе своих жизней”. Столкнувшись с реальным наблюдением, которое нельзя игнорировать, астрономы пошли на компромисс между наблюдениями и двумя теориями. Как оказалось, им никогда не удавалось удостовериться, что звезды взрываются или почему происходят взрывы. При отсутствии подобной информации, широта специально выдуманных допущений почти безгранична, и теоретики смогли воспользоваться этим для построения объяснения, удовлетворяющего нынешним либеральным стандартам приемлемости; то есть, нет информации для опровержения. По какой-то неясной причине, допускается, что большие звезды не способны просто спокойно сжиматься в белых карликов так, как это делают их более мелкие собратья, и вместо этого кончают жизни взрывами. Затем считается, что только продукты взрыва достигают стадии самогравитации.

 17. В воображаемой вселенной: Звезды, превышающие определенный предел массы, кончают свое существование взрывами, оставляя остатки плотнее, чем белые карлики.

  В реальной вселенной: Со временем каждая звезда достигает либо предела массы, либо предела возраста, и взрывается, создавая белого карлика или его инверсный эквивалент, либо и то, и другое.

По-видимому, гипотетическая критическая плотность – это нечто выше гипотетической дегенеративной материи. Как замечает один исследователь в данной сфере: “Точность невозможна, поскольку мы мало знаем о свойствах материи при ‘сверхядерных плотностях’ белого карлика”. Но согласно теории астрономов, должно быть состояние, промежуточное между белым карликом и самогравитирующим объектом. Чтобы соответствовать этому требованию, теоретики вновь прибегают к замечательному свойству воображаемого нейтрона: он становится устойчивым, когда стабильность требуется теорией.

18. В воображаемой вселенной: Высокоплотные продукты взрывов звезд в промежуточном диапазоне размеров являются нейтронными звездами.

 Они наблюдаются как пульсары.

 В реальной вселенной: Пульсары – это быстродвижущиеся белые карлики. Нейтронных звезд не существует.

Сегодня, общее впечатление таково, что статус пульсаров как нейтронных звезд – это установленный факт, хотя в ранее цитируемом утверждении Мартен Харуит признает, что у астрономов “нет теорий, удовлетворительно объясняющих, как массивная звезда сжимается, чтобы стать нейтронной звездой”.[318] Проблемы, вовлеченные в объяснение свойств пульсаров в терминах нейтронных звезд, тоже непослушные. Ф. Смит, один из ведущих исследователей в этой сфере, в одном из ранних комментариев приходит к следующему выводу: “О происхождении и механизме пульсаров известно очень мало”.[319] Наше развитие демонстрирует, что нейтронная звезда – это типичный продукт воображения. Неспособность определить ее свойства не удивляет. Всегда трудно определить свойства несуществующих сущностей. На самом деле, пульсары – это белые карлики, создаваемые взрывами сверхновых, достаточно сильными для того, чтобы придавать своим продуктам скорости в ультравысоком диапазоне. Это приводит к поступательному движению наружу, а также к расширению во времени, что характерно для всех белых карликов.

 19. В воображаемой вселенной: Конечные события в жизнях самых  больших звезд создают компактные объекты, плотность которых выше критического уровня. Это черные дыры.

  В реальной вселенной: Размер белых карликов не имеет никаких пределов, кроме пределов, относящихся ко всем звездам. Черных дыр не существует.

“Возможно, из всех концепций человеческого ума, от единорогов до горгулий и водородной бомбы, самая фантастическая – это черная дыра. Представляется, подобно единорогу и горгулье, место черной дыры, скорее в научной фантастике или древнем мифе, а не в реальной вселенной”.[320] Этот комментарий К. Торна, одного из энтузиастов-исследователей свидетельства таких “фантастических” феноменов, – в высшей степени корректная оценка ситуации. Автор продолжает: “Тем не менее, законы современной физики буквально требуют существования черных дыр”. Это тоже верно, но лишь потому, что конкретные “законы современной физики”, на которые он ссылается, не являются законами твердых и устойчивых сфер физики. Они – законы фантомной вселенной.

Без концепции самогравитации, теоретики не знают способа создания крайних плотностей черных дыр. Но как только они прибегают к помощи этой концепции, они уже не могут остановиться. Конечно, наука должна идти вперед. Поэтому тот же воображаемый процесс, ответственный за существование черных дыр в воображаемой вселенной, ограничивает эти сущности до кратковременного существования. Черная дыра сжимается в точку.

20. В воображаемой вселенной: Процессу сжатия под действием  самогравитации нет предела. Следовательно, он продолжается до тех пор, пока вся звезды не превратится в точку: сингулярность.

 В реальной вселенной: Сингулярностей не существует.

Один из осознанных принципов логики, отрасли науки о мышлении, на котором строится научная процедура, – доведение до абсурда. Согласно ему, ложность предложения устанавливается демонстрацией того, что развитие следствий ведет к абсурду. Сингулярность – это абсурд. Она полностью чужда всему, что мы на самом деле знаем о физической вселенной. Отсюда следует, что где-то в линии мышления совершена ошибка, приведшая к абсурдному результату. Открытия настоящего исследования выявили множество таких ошибок, но даже без новой информации должно быть ясно, что каждое допущение в линиях мышления, ведущее к сингулярности, открыто для сомнений до прояснения ситуации.

Само допущение, что существование черных дыр, по крайней мере, квази перманентное, – это по существу отрицание правомочности гипотезы сингулярности. Но те, у кого есть многое, что сказать о необычных свойствах черных дыр, молчат по поводу того, почему или как процесс сжатия заканчивается на стадии черной дыры. Представляется, в воображаемой вселенной такие детали не важны.

21. В воображаемой вселенной: Существующая физическая вселенная возникла в результате гигантского взрыва: Большого Взрыва.

 В реальной вселенной: Не было никакого Большого Взрыва. Ныне доступная информация не указывает на то, как возникла вселенная, или имеет ли она вообще какое-то происхождение.

Гипотеза сингулярности игнорирует наблюдаемые пределы гравитационного сжатия, и эта концепция доходит до абсурда. В гипотезе Большого Взрыва то же отношение проявляется и в подходе к концентрации энергии. Из наблюдения мы находим, что наибольшая концентрация энергии (материи и движения материи) в материальном секторе вселенной  сосредоточена в гигантской сфероидальной галактике, содержащей где-то около 10¹² звезд. И у нас есть основания полагать, даже без информации, выведенной из теории вселенной движения, что ограничение концентрации обуславливается законами природы. Теория Большого Взрыва игнорирует ограничение, и, вновь, результат – полный абсурд: гипотетическое событие, прошлое которого абсолютно неизвестно, механизм не объясним, а результаты, как мы увидим в главе 30, не согласуются с тем, что мы наблюдаем на самом деле.

Сравнение теории Большого Взрыва (описывающей теоретические результаты очень сильного взрыва) с астрономической теорией происхождения черных дыр посредством сильных взрывов сверхновых (описывающей теоретические результаты сильных взрывов) предлагает хорошую иллюстрацию несоответствий, превалирующих в воображаемой вселенной. В результате изучения конечной судьбы больших звезд, теоретики выдвинули гипотезу, основанную на концепции самогравитации, в свою очередь, выведенную из теорий Эйнштейна, которая детально излагает результаты взрыва сверхновой. Если ту же гипотезу применить к Большому Взрыву тогда его результатом будет черная дыра или сингулярность, окруженная относительно небольшим количеством материала, расширяющимся в пространстве. Очевидно, это не та вселенная, которую мы наблюдаем. Поэтому астрономы просто отрекаются от Эйнштейна и его теорий гравитации, пока их интересует Большой Взрыв, и изобретают другую теорию для данной конкретной ситуации.

На этом мы завершаем описание главных характеристик воображаемой вселенной, построенной современными теоретиками в целях объяснения феноменов, не укладывающихся в рамки нынешнего понимания физической реальности. Невозможно исследовать все детали развития воображаемой вселенной, например, компьютерные выдуманные эволюционные пути звезд, удивительно детальные (но противоречивые) рассуждения, что происходит в первые несколько секунд после гипотетического Большого Взрыва, исчерпывающее описание внутренних частей черных дыр и так далее. Но положений, освещенных на предыдущих страницах, должно быть достаточно для указания степени изобретательства воображаемой вселенной и главной роли, которую она играет в современной физике и астрономии.

Также следует отметить, что приведенное описание ограничивается теми положениями, с которыми соглашается большинство астрономов, как сейчас обстоят дела. Воображение теоретиков отнюдь не ограничивается освещенными сферами. Масса книг и статей детально объясняет гипотетические свойства других несуществующих сущностей и процессов. “Дыры” – это современная прихоть, и новые причуды появляются как из рога изобилия. Одни – это просто вариации пресловутой черной дыры – мини черные дыры, сверх дыры, вращающиеся черные дыры, расширяющиеся черные дыры и так далее, другие представляют собой новые концепции: белые дыры или даже “кротовые норы”. Гипотетические условия, существующие в первые минуты после воображаемого Большого Взрыва, сейчас очень модны и призваны служить объяснениями формирования галактик, возникновения фонового излучения, создания химических элементов и многих других положений.

Конечно, какое благодатное время для теоретиков! Они живут в эру, когда воображаемая вселенная становится преобладающей ортодоксией, и культивируют  плодотворную почву, с которой можно работать, где имеется лишь минимум неудобных наблюдаемых или измеренных фактов, способствующих падению многих перезревших плодов их менее удачливых предшественников. Аргументы в пользу самых типичных характеристик воображаемой вселенной, таких как дегенеративная материя или сингулярности, абсолютно негативны; то есть, они покоятся на отсутствии какого-либо наблюдаемого свидетельства, опровергающего конкретные гипотезы. Поэтому чем дальше продукты воображения уходят от реальности, тем легче они удовлетворяют требованиям быть принятыми научным сообществом.

Одна из самых странных характеристик ситуации в целом такова: пока теоретики позволяют себе безудержное воображение и потворствуют умозаключениям самого фантастического характера, все во имя науки, они религиозно следуют табу, мешающему им исследовать ныне неизученную сферу реальной вселенной, в которой можно найти ответы на многие проблемы: регион скоростей больше скорости света. В таких скоростях нет ничего иррационального или нелогичного. Конечно, вплоть до начала нынешнего века ограничение скорости даже не предполагалось. Но Эйнштейн наложил запрет на исследование следствий движения на скоростях больше скорости света. И до тех пор, пока нарушение указа кажется немыслимым современному астрономическому сообществу, астрономы избегают даже размышлений о сфере физического существования на скоростях больше скорости света, сфере, которой посвящена вторая половина данного тома. В связи со скоростью света современная физическая и астрономическая теория зашла в тупик. Индуктивное размышление или упражнение в воображении выше скорости света, по сути, запрещено. 

Построение воображаемой вселенной было гигантской задачей, поскольку бесконечные пересмотры, приспособления и корректировки, требуемые новой информацией, постоянно создаются трудом наблюдателей и экспериментаторов. Участники подобных предприятий очень гордятся своими достижениями. И те, кто сейчас описывают свои предприятия в самых превосходных степенях (такие, как Пол Дэвиес), конкретно ссылаются на разъяснения гипотетических деталей эпохи, следующей сразу же за воображаемым Большим Взрывом:

“Изучение этой жестокой первобытной эпохи должно рассматриваться как одно из самых волнующих интеллектуальных приключений современной науки”.[321]

Бесспорно, такая задача была волнующей для тех, кто оказался вовлеченным в ее выполнение, и в этом смысле это “приключение”. Но главная цель науки – увеличение нашего знания о природе, и с научной точки зрения психологические реакции исследователей значения не имеют. Единственный приемлемый научный критерий, посредством которого можно судить подвиги воображения, вовлеченные в построение воображаемой вселенной, прибавляются ли они к нашему знанию природы или нет. Конечно, они не делали этого напрямую, поскольку ложная информация не прибавляется к знанию. Возможно, экскурсы в страну фантазии стимулировали мышление, способствующее реальному знанию. Однако более вероятно, что итоговый результат усилий, приложенных к исследованию свойств несуществующих сущностей и феноменов, препятствовал продвижению знания, а не способствовал ему. Как указывалось в обсуждении этой темы в книге Факты, которыми пренебрегла наука: “Представляется, главная цель изобретения теории – позволить научному сообществу избежать болезненной необходимости признать, что у них нет ответа на важную проблему”.[322]

В любом случае, астрономии больше нет нужды прибегать к научной фантастике. Развитие теории вселенной движения обеспечило прочный фундамент позитивного знания и исчерпывающий теоретический каркас, позволяющий поместить все наблюдаемые феномены в надлежащие места в грандиозном замысле.


[302] Einstein, Albert, The Structure of Scienlific Thought, edited by E. H. Madden, Houghton Mifflin Co., Boston, 1960, p. 82.

[303] Harwit, Martin, Cosmic Discovery, op. cit., p. 244.

[304] Burbidge, Geoffrey, Sky and Telescope, Sept. 1983.

[305] Davies, Paul, Science Digest, Sept. 1983.

[306] Dingle, Herbert, A Century of Science, Hutchinson’s Publications, London, 1951 , p. 315.

[307] Heisenberg, Werner, Physics and Philosophy, Harper & Bros., New York, 1958, p. 129.

[308] Andrade, E. N. DaC., An Approach ro Modern Physics, G. Bell & Sons, London, 1959, p. 134.

[309] Heisenberg, Werner, Philosophic Problems of Nuclear Science, Pantheon Books, New York, 1952, p. 55.

[310] Margenau, Henry, Quantum Theory. Vol. I, edited by D. R. Bates, Academic Press, New York, 1961 , p. 6.

[311] Feynman, Richard, op. cit., p. 129.

[312] Heisenberg, Werner, op. cit., p. 38.

[313] Bridgman, P. W., Reflections of a Physicist, Philosophical Library, New York, 1955, p. 186.

[314] Maffei, Paolo, Beyond rhe Moon, MIT Press, Cambridge, Mass., 1978, p. 301.

[315] Jastrow, Robert, Red Giants and White Dwarfs, Harper & Row, New York, 1967, p. 41 .

[316] Datrow, Karl, Scientific Monthly, Mar. 1942.

[317] News item, New Scientist, Oct. 17, 1968.

[318] Harwit, Martin, Cosmic Discovery, op. cit,. p. 243.

[319] Smith, F. G., Pulsars, Cambridge University Press, 1977, p. 9.

[320] Thome, Kip S., Scientific American, Dec. 1974.

[321] Davies, Paul, The Runaway Universe, op. cit., p. 33.

[322] Larson, Dewey B., The Neglected Facts of Science, North Pacific Publishers, 1982, p. 58.



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (0)   Оценка:
Пока комментариев нет

Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio