Глава 6

Цикл карликовой звезды

При очень высоких температурах, преобладающих внутри звезд на верхнем конце главной последовательности, температурные скорости приближаются к уровню единицы; и когда эти уже высокие скорости далее увеличиваются за счет энергии, высвобожденной при взрыве сверхновых звезд, скорость многих внутренних атомов становится выше единицы. Результаты скоростей выше уровня единицы кратко обсуждались в томе 1. Сейчас требуется более детальное рассмотрение, поскольку скорости выше единицы, не играющие роли в физической активности нашего земного окружения, вовлекаются в широкое разнообразие астрономических феноменов.

[more]

Открытие существования скоростей выше скорости света является самыми значимыми результатами развития теории вселенной движения. Оно распахивает двери к пониманию многих ранее малопонятных или сбивающих с толку феноменов и соотношений. Некоторые концепции, вовлеченные в работу с очень высокими скоростями, новые и незнакомые. Именно по этой причине многим людям трудно принять их лишь на основе теоретических умозаключений, какой бы прочной ни была основа умозаключений. Таким людям очень помогут результаты последнего исследования, изложенные в книге Факты, которыми пренебрегла наука, опубликованной в 1982 году. Исследование показало, что многие новые открытия, выведенные из теории вселенной движения, можно вывести и из чисто фактических предпосылок, независимо от любой теории, обеспечивая эмпирическое подтверждение теоретических результатов. Среди теоретических выводов, сейчас обеспечивших фактическое доказательство, имеются пункты, которые нас сейчас интересуют. Это наличие скоростей больше единицы и характеристики движения на данных скоростях. Чтобы выделить положение, что теоретические открытия, какими странными они бы не казались в свете ранее принятых теорий, полностью подтверждаются наблюдаемыми фактами и логическими заключениями, сделанными на основе фактов, в целях теоретического развития данной работы описание базовых движений выполнено на основании часто теоретического вывода, представленного в публикации 1982 года.

Основанное на фактах развитие стало возможным путем осознания физической очевидности наличия скалярных движений и детального анализа свойств движения такой природы. Скалярная природа базовых движений является существенной характеристикой СТОВ, что подчеркивалось с момента ее первой презентации. Теоретические положения, приведенные в выдержке из книги 1982 года – просто необходимые следствия наличия базовых скалярных движений. Однако чтобы следовать развитию мысли, понадобится иметь в виду некоторые особые характеристики скалярного движения, приведенные в предыдущих томах данной работы. Хотя по определению скалярное движение не обладает направлением в обычном смысле этого термина, оно может быть либо положительным, либо отрицательным. Когда такие движения представляются в системе отсчета, положительные и отрицательные величины выступают как соответственно направления наружу и вовнутрь. В целях удобства они обозначаются как “скалярные направления”. Поскольку скалярное движение – это просто отношение между величиной пространства и величиной времени, его можно измерять либо как скорость (отношение пространства ко времени), либо как обратная скорость (отношение времени к пространству). В томе I обратная скорость определялась как энергия. Обратное соотношение, такое как между пространством и временем в движении, симметрично величине единицы; то есть скорости 1/n (которые мы определили как движение в пространстве) эквивалентны обратным скоростям или энергиям n/1, в то время как энергии 1/n (которые мы определили как движение во времени) эквивалентны скоростям n/1. Пользуясь преимуществом понимания этих релевантных факторов, которые могут быть незнакомыми, теперь мы можем начать выдержку из опубликованного описания регионов высоких скоростей.

Фотоны излучения не обладают способностью независимого движения и уносятся наружу с единицей скорости последовательностью естественной системы отсчета, как показано в (1) на рисунке 7. Все физические объекты точно таким же образом, но те объекты, которые одновременно подвергаются действию гравитации, одновременно движутся вовнутрь противоположно последовательности наружу. Когда гравитационная скорость объекта равна единице и равна скорости последовательности естественной системы отсчета, итоговая скорость относительно фиксированной пространственной системы отсчета равна нулю, как указано в (2). В (3) мы видим ситуацию, когда максимальная гравитационная скорость равна двум единицам. Здесь итоговая скорость достигла -1, которая по причине ограничения дискретной единицей является максимумом в отрицательном направлении.

Объект, движущийся с комбинацией скорости (2) и (3), может обретать поступательное движение в скалярном направлении наружу. Одна единица поступательного движения наружу, прибавленная к комбинации (3), сводит итоговую скорость относительно фиксированной системы отсчета (комбинация (4) к нулю. Прибавление еще одной поступательной единицы, как в комбинации (5), достигает максимальной скорости +1 в положительном скалярном направлении. Таким образом, максимальный диапазон эквивалентной поступательной скорости в одном любом скалярном измерении составляет две единицы.

Как указано на рисунке 7, независимые поступательные движения, которые сейчас нас интересуют, представляют собой прибавления к двум базовым скалярным движениям: движению гравитации вовнутрь и движению последовательности естественной системы отсчета наружу. Следовательно, итоговая скорость после данного поступательного прибавления зависит от относительной силы двух исходных компонентов и от количества прибавления. Относительная сила является функцией расстояния. Зависимость гравитационного влияния от расстояния хорошо известна. Но до сих пор не осознавалось то, что имеется противоположное движение (последовательность естественной системы отсчета наружу), превалирующее на больших расстояниях и в результате приводящее к итоговому движению наружу.

Движение наружу (рецессия) отдаленных галактик ныне приписывается другой причине – гипотетическому Большому Взрыву, но такой вид специально выдуманного допущения больше не нужен. Прояснение свойств скалярного движения сделало очевидным, что движение наружу является чем-то, в чем принимают участие все физические объекты. Например, движение фотонов излучения наружу происходит именно по этой причине. Объекты, такие как галактики, подвергающиеся действию гравитации, обретают полную единицу итоговой скорости тогда, когда гравитация ослабляется до отрицательных уровней огромными расстояниями. Итоговая скорость на небольших расстояниях – это результирующая двух противоположных движений. Если расстояние уменьшается с огромных величин, итоговое движение наружу тоже уменьшается, и в какой-то момент (гравитационный предел) два движения достигают равенства, и итоговая скорость равна нулю. Внутри гравитационного предела итоговое движение – это движение вовнутрь со скоростью, которая увеличивается при уменьшении действующего расстояния. Независимые поступательные движения, если таковые присутствуют, изменяют результирующую двух базовых движений.

Единицы поступательного движения, которые используются для создания скоростей в более высоких диапазонах, являются скалярными единицами наружу, наложенными на движение равновесий, существующее на скоростях ниже единицы, как показано в комбинации (5) рисунка. Максимальный диапазон двух единиц в одном измерении включает одну единицу скорости, s/t, от нулевой скорости до скорости равной единице, и одну единицу обратной скорости, t/s, от единицы скорости до нулевой обратной скорости. Единица скорости и единица энергии (обратная скорость) эквивалентны, поскольку в обоих случаях отношение пространства-времени равно 1/1 и естественное направление одно и то же; то есть оба направлены к единице – исходному уровню скалярного движения. Но они направлены противоположно, если за уровень отсчета принимается либо нулевая скорость, либо нулевая энергия. Как указано на рисунке 8, нулевая скорость и нулевая энергия в одном измерении отделены друг от друга эквивалентом двух полных единиц скорости (или энергии).

В предыдущих параграфах мы имели дело с целыми единицами. Однако в реальной практике большинство скоростей пребывает где-то между величинами единицы. Поскольку дробных единиц не существует, скорости возможны лишь за счет обратного отношения между скоростью и энергией, что делает энергию n/1 эквивалентной скорости 1/n. Хотя простая скорость меньше единицы невозможна, скорость в диапазоне ниже единицы можно создать прибавлением к единице скорости единиц энергии. Величина 1/n меняется из-за условий, при которых она существует в пространственной системе отсчета (по причинам, объясненным в предыдущих томах), и появляется в разной математической форме, обычно 1/n2.

Если за уровень отсчета принимается либо нулевая скорость, либо нулевая энергия (единица скорости и единица энергии направлены противоположно), скалярное направление эквивалента скорости 1/n2, созданное прибавлением энергии, противоположно скалярному направлению реальной скорости. И итоговая скорость в регионе ниже уровня единицы после такого прибавления равна 1 - 1/n2. Движение с данной скоростью часто появляется в комбинации с движением 1 – 1/m2, обладающим противоположным векторным направлением. Тогда итоговый результат составляет 1/n2 - 1/m2, выражение, которое будет пониматься как отношение Ридберга, отношение, определяющее спектральные частоты атома водорода – возможные скорости атома водорода.

При увеличении прикладываемой энергии n итоговая действующая скорость 1 - 1/n2 возрастает. Но поскольку предельная величина этого количества равна единице, с помощью обратного процесса прибавления энергии превысить единицу скорости (скорость света) невозможно. В этом смысле мы можем согласиться с выводом Эйнштейна. Однако его допущение, что скорости больше скорости света невозможны, ошибочно, поскольку нет ничего, что препятствовало бы непосредственному прибавлению одной или двух полных единиц  скорости в других скалярных измерениях. Это значит, что имеются три диапазона скорости. Благодаря наличию трех диапазонов с разными соотношениями пространства и времени представляется удобным иметь конкретную терминологию, позволяющую их различать. В последующем обсуждении мы будем пользоваться терминами низкая скорость и высокая скорость в их обычном значении, но будем относить их только к региону трехмерного пространства – региону, в котором скорости равны 1 - 1/n2. Регион, в котором скорости составляют 2 - 1/n2, то есть больше единицы, но меньше двух, будет называться промежуточным регионом, а соответствующие скорости будут обозначаться как промежуточные скорости. Скорости в диапазоне 3 - 1/n2 будут называться сверхвысокими скоростями.

 Последующие параграфы включают части текста из книги Факты, которыми пренебрегла наука, относящиеся к промежуточному диапазону скорости. Обсуждение скоростей в сверхвысоком диапазоне будет отложено до последующих разделов данного тома, поскольку рассматриваемые сейчас феномены ограничены скоростями меньше двух единиц. Однако имеется одно положение, упомянутое в выдержке из публикации 1982 года, которое следует подчеркнуть в свете важности в нынешней связи – статус единицы скорости. Единицей скорости является истинный начальный уровень скалярного движения – физический нуль, как мы называли его в предыдущих томах, а не любые положения математического нуля. Это значимо потому, что вторая единица движения, измеренная от нулевой скорости, не прибавляется к первой единице. Она заменяет эту единицу. Хотя использование нулевой скорости в качестве уровня отсчета проясняет, что последовательность единиц представляет собой 0, 1, 2, статус единицы скорости как истинного физического нуля означает, что правильная последовательность – это -1, 0, +1. Важность данного положения в его влиянии на вторую единицу движения. Вторая единица движения – это не пространственное движение (скорость) первой единицы плюс единица движения во времени (энергия), а единица движения только во времени.

Скорости быстродвижущихся продуктов взрывов сверхновых звезд, попытку исследования которых мы сейчас предпринимаем, пребывают в промежуточном диапазоне, где движение происходит во времени. Вместо того, чтобы уноситься наружу в пространстве, как это делают продукты, испускаемые со скоростями меньше единицы, продукты с промежуточной скоростью уносятся наружу во времени. В обоих случаях в продукте взрыва атомы, пребывающие в относительно близком контакте в горячей массивной звезде широко разделены в пространстве, а у продуктов с промежуточной скоростью разделение происходит во времени, а не в пространстве. Это не меняет ни массы, ни объемных характеристик атомов материи. Но когда мы изменяем плотность, m/V, гигантских звезд, мы включаем ее в V, потому что наш метод измерения включает не только реальный равновесный объем атомов, но и пустое трехмерное пространство между атомами. Плотность звезды, вычисленная на этом основании, сильно отличается от реальной плотности материи, из которой она состоит.

Аналогично, если атомы разделяются пустым временем, а не пустым пространством, объем, полученный с помощью наших методов измерения, включает эффект пустого трехмерного времени между атомами, уменьшающий эквивалентное пространство (видимый объем). Тогда плотность, вычисленная обычным способом, не имеет ничего общего с реальной плотностью звездного материала. В гигантских звездах пустое пространство между атомами (или молекулами) уменьшает измеренную плотность на коэффициент, который может быть таким большим как 105 или 106. Разделение во времени создает подобный эффект, но в противоположном направлении, поэтому вторичный продукт взрыва является объектом малого объема, но крайне высокой плотности – звездой белый карлик.

Сразу же после обнаружения, когда были известны всего несколько таких звезд, их назвали “белыми карликами”. Они обладали температурами, находящимися в белой части спектра и данное название предназначалось для отделения их от красных карликов в более низких областях главной последовательности. Тем временем обнаружили, что температурный диапазон этих звезд занимает все более нижние уровни, что привело к использованию такого выражения как “красный белый карлик”. Но к тому времени уже закрепилось название “белый карлик”, оно будет постоянным, хотя больше неприемлемым.

Если судить по земным стандартам, вычисленные плотности белых карликов фантастичны. Вначале вычисления принимались с большим сопротивлением, и лишь после того, как по тем или иным причинам были отвергнуты все другие альтернативы. Например, определенная плотность Сириуса Б составляет около 130.000 г/см2, Проциона – 900.000 г/см2, а другие звезды такого типа обладают еще большими плотностями. В свете соотношений, развитых в данной работе, ясно, что такая высокая плотность есть ни что иное, как очень низкая плотность гигантских звезд. Каждый из этих феноменов – просто обратная сторона другого феномена. Дональд Линден-Белл выражает традиционную мудрость на эту тему так:

“Мы уже знаем, что некоторые звезды схлопывались до размера в десять раз больше, чем размер, при котором они бы становились черными дырами”.[16]

В свете вышеприведенного допущенного “знания” не легко принять идею, что на самом деле эти объекты расширились до нынешнего размера; то есть их компоненты двигались наружу друг от друга во времени, и маленький размер, который мы наблюдаем – это просто результат того, как расширение во времени появляется в пространственной системе отсчета. Такой вывод – необходимое следствие базовых физических принципов, правомочность которых демонстрировалась в предыдущих томах данной серии. Как мы увидим на последующих страницах, он предлагает объяснения свойств белых карликов, полностью согласованные со всей твердо установленной наблюдаемой информацией.

К сожалению, объем наблюдаемой информации в связи с белыми карликами, накопленный до сих пор, сильно ограничен, а точность большей части доступных сведений сомнительна. Дефицит надежной информации возникает за счет комбинации причин. Белые карлики известны лишь относительно недавно. Первый видимый белый карлик – “детеныш” Сириуса – наблюдался в 1862 году. Особые характеристики свойств данной звезды были осознаны лишь в 1915 году. Теории, рассматривающие такие звезды, появились значительно позже. Вторая причина отсутствия информации – тусклость этих объектов, их очень трудно увидеть. Это ограничивает и количество наблюдаемых звезд, и объем информации, который можно получить от каждой.

Третий фактор, приведший к путанице в данной сфере – отсутствие корректного теоретического объяснения структуры белых карликов. Как указывалось в вышеприведенной цитате, ныне принятая теория предусматривает коллапс атомов. Допускалось, что запас энергии звезды постепенно истощается, и когда выработка энергии прекращается, звезды схлопываются в гипотетическое состояние, названное “дегенеративной материей”, в которой пространство между гипотетическими составляющими атомов исчезает, и составляющие переходят в плотно упакованное состояние. Как объяснял Роберт Джастроу:

“Когда топливо исчезает, она (звезда) больше не может вырабатывать давления, необходимые для поддержания себя на фоне разрушающей силы гравитации. Она начинает схлопываться под действием своего собственного веса”.[17]

Объяснение Джозефа Силка по существу такое же:

“Давление создает внешнюю силу, которая противостоит гравитации звезды до тех пор, пока в сердцевине звезды имеется достаточно водорода для производства гелия… Когда запас ядерной энергии иссякает и не может обеспечивать адекватное тепло и давление, обязательно следует гравитационное схлопывание”.[18]

Это удивительный вывод. Чтобы рассматривать его с надлежащей перспективы, следует осознать, что гипотетическое схлопывание – это нечто, что, как ожидается, имеет место внутри атома; то есть давление, действующее на атомы, оказывается таким большим, что они не способны ему противостоять. Но на самом деле, давление, которому подвергаются атомы сжатого газа, незначительно меняется при охлаждении, происходящем, когда выработка энергии прекращается и если подобный процесс имеет место. В любом случае каждый атом подвергается давлению за счет веса всей вышележащей материи независимо от того, горячая ли это материя или холодная. Давление за счет теплового движения не имеет ничего общего с условиями внутри атома; оно просто вводит дополнительное пространство между атомами. Конечно, дополнительное пространство исчезало бы, если бы звезда охлаждалась по причине истощения энергетического запаса, но это не меняло бы условий, действию которых подвергаются атомы.

Книги, по которым училось читать предыдущее поколение американцев, содержали рассказ, возвращавшимся домой из города с тяжелым мешком муки, которую он купил. Он опасался, что вес муки окажется слишком тяжелым для лошади, на которой он ехал. Чтобы облегчить нагрузку на лошадь, он взял мешок в руки. В те времена дети, читавшие этот рассказ, находили его веселым. Сейчас мы сталкиваемся приблизительно с тем же самым, только высказанным другим языком; при этом ожидается, что мы все воспримем серьезно.

Некоторые авторы предлагают кинетический компонент, который прибавлялся бы к статическому давлению, оказываемому на атомы в центре. Паоло Мафффеи предлагает свою версию “схлопывания”:

“В конце концов, когда все более легкие создающие энергию элементы иссякли, внутри солнца больше не вырабатывается энергия. При отсутствии внешнего давления, поддерживающего их, внешние оболочки будут быстро стягиваться в центр за счет гравитационного притяжения. В ходе такого быстрого схлопывания атомы будут теснее связываться друг с другом, а электроны отделяться от ядер”.[19]

Но допущение, что звезда могла бы охлаждаться достаточно быстро для того, чтобы значительно увеличивать общее давление, вопиюще. Нет оснований полагать, что процесс передачи тепла внутри звезды будет быстрее в период процесса охлаждения, чем при обычном потоке наружу. Конечно, охлаждение значительно замедляется высвобождением гравитационной энергии, когда внешние части движутся вовнутрь. Кроме того, даже при самых крайних допущениях критическое давление, при котором происходило бы предполагаемое схлопывание, могло бы достигаться лишь в очень больших звездах, поскольку атомы в центре меньших звезд, очевидно, способны противостоять давлениям больше статического давления, которому они подвергаются обычно. Мы знаем, что это так, поскольку атомы одного и того же вида противостоят большим давлениям в больших звездах. Таким образом, схлопывание, если оно вообще происходит, могло бы происходить только в звездах, которые, как утверждает современная теория, не схлопываются, а взрываются. И никто не заботится о том, чтобы объяснить, как слои материи вне центральных регионов звезды, которые определенно не подвергаются никакому избыточному давлению, принуждаются к участию в дегенерации.

Истина же состоит в следующем. Вопросу о том, как материя переходит из обычного состояния в гипотетическое дегенеративное состояние, уделяется недостаточное внимание. Астрономы пришли к объяснению крайне высокой плотности белых карликов, которое представляется логичным в контексте ныне принятой теории атомной структуры. Их теория представляет атомы в терминах отдельных составляющих, разделенных большими количествами пространства. Устранение пространства кажется логическим способом рассмотрения огромного повышения плотности. Никакого свидетельства обратного пока не существует, поэтому гипотеза свободна от любого прямого конфликта с наблюдением. Имея такое (для них) удовлетворительное объяснение плотности белых карликов, астрономы сочли очевидным, что звезды каким-то образом должны переходить из нормального состояния в состояние белого карлика. Следовательно, они не сочли нужным рассмотреть вопрос, как достигается схлопывание.

“Объяснение” белых карликов часто приписывается Эддингтону.[20] Но исследование одного из обсуждений темы, такого как в главе “Состав звезд” в книге Новые направления в науке,[21] раскрывает, что все обсуждение сводится к демонстрации того, что наличие дегенеративной материи согласуется с принятой атомной теорией. Оно не рассматривает вопрос, как достигается дегенерация кроме замечания, что она создается давлением, которое никуда нас не ведет, поскольку он не освещает, как создается необходимое давление – тот же пробел, так очевидный в более поздних обсуждениях темы. Когда предлагается подобное рассмотрение, оно обычно является очевидным абсурдом. Вот пример:

“Гравитация стремится сжимать звезду до все меньших и меньших размеров, но каждое сжатие лишь увеличивает силу, вызывая дальнейшее сжатие… Сжатие звезды все время ускоряется по только что объясненным причинам. И если бы не создавалась сила, противодействующая гравитации, звезда тотчас бы схлопывалась в черную дыру. Такая сила – это температурное давление газа,… давление постепенно начинает балансировать гравитацию”.[22]

Это конфликтует не только с уже отмеченным фактом, что температурное давление не меняет давления, оказываемого на атомы, но и особенно противоречит непосредственному наблюдению, поскольку из опыта мы знаем следующее. Материя, в которой температурное давление не вырабатывается в целях противостояния “гравитационному сжатию” (то есть материя при температуре абсолютного нуля) не “схлопывается в черную дыру”. Она остается в состоянии, которое мы называем твердым, в котором между атомами имеется определенное минимальное расстояние. Это и есть состояние равновесия; его можно уменьшить с помощью давления. Но нет никакого наблюдательного указания на какой-либо предел, хотя в ходе экспериментов достигались давления в пять миллионов атмосфер.

Дело в том, что отсутствует какое-либо эмпирическое свидетельство, которое поддерживало бы допущение, что гравитация работает внутри атомов. Наблюдения демонстрируют лишь то, что между атомами (и другими отдельными частицами) имеется гравитационное влияние. Более того, поведение материи при сжатии указывает на наличие противодействующей силы, врага гравитации (той же силы, с которой мы сталкивались раньше в исследовании структуры глобулярных кластеров), которая ограничивает степень, в какой гравитационная сила может уменьшать внутриатомное расстояние.

Точка зрения Плавека, что схлопывание в черную дыру не будет иметь места до тех пор, пока не выработаются силы, такие как температурное давление, способные противостоять гравитации, противоречит наблюдаемому поведению материи. Поведение материи показывает, что необходимая контр сила присуща самой структуре материи и не нуждается в выработке посредством дополнительного процесса.

Чтобы расчистить путь для гипотезы “схлопывания”, во-первых, необходимо допустить наличие предела силы контр силы – специально выдуманное допущение, поскольку современная наука не в состоянии даже определить природу этой силы, не говоря уже об установлении ее пределов, если таковые существуют. Далее необходимо допустить, что гравитационная сила работает внутри атома и что противоположная сила не оперативна в любой значимой степени. Комбинация последних допущений невозможна, и в свете отсутствия любого указания на предел сопротивления сжатию первое допущение больше не может претендовать на достоверность.  Следовательно, теория атомного схлопывания – просто экскурс в сферу воображения.

Во вселенной движения звезды не могут и не схлопываются. Результаты, ныне приписываемые гипотетическому схлопыванию, создаются расширением во времени самых быстрых продуктов взрыва сверхновой звезды. Фактор, контролирующий ход развития звезд белых карликов – это инверсия физических свойств в регионе промежуточной скорости. Как мы видели, расширение во времени увеличивает количество трехмерного времени, занятого белым карликом. Оно эквивалентно уменьшения объема пространства; то есть эквивалент пространственных измерений уменьшается, вызывая повышение плотности, измеряемой как масса на единицу объема.

Сжатие материи звезды белый карлик под давлением оказывает противоположное влияние, как это происходит в случае обычной материи. Поэтому давление уменьшает плотность, измеренную на той же основе. Как и составляющие любой другой звезды, составляющие звезды белый карлик повергаются гравитационному влиянию структуры в целом, следовательно, атомы внутри тоже пребывают под давлением. Естественное направление гравитации – всегда в сторону единицы. В промежуточном регионе (скорости больше единицы), как и в регионе времени (расстояния меньше единицы), который мы исследовали в предыдущих томах, направление к единице – это направление наружу в контексте фиксированной пространственной системы отсчета, исходным уровнем которой является нуль. Следовательно, гравитационная сила в звезде белый карлик обратная относительно фиксированной системы отсчета. Она работает на более тесное сближение атомов во времени, что эквивалентно удалению в пространстве. Там, где давление за счет гравитационной силы самое сильное (центр звезды), сжатие во времени самое большее. И поскольку сжатие во времени является эквивалентом расширения в пространстве, центр белого карлика – это область самой низкой плотности. Как мы увидим позже, градиент обратной плотности играет важную роль в определении свойств белых карликов.

Еще одно влияние инверсии на уровне единицы можно видеть в соотношении размера белого карлика с его массой. В астрономической литературе встречаются ссылки на “любопытный” факт: “Чем массивнее белый карлик, тем меньше его радиус”.[23] Когда понимается истинная природа белого карлика, этот факт больше не любопытный. Массивное облако материи, расширяющееся в пространстве, занимает больше места, чем облако с меньшей массой, поэтому радиус массивного облака больше. Аналогично, массивное облако материи, расширяющееся во времени, занимает больше времени, чем облако с меньшей массой, поэтому радиус массивного облака (измеренный как пространственная величина) меньше ввиду того, что большее время эквивалентно меньшему пространству.

Астрономические наблюдения предлагают лишь случайные обрывочные сведения о белых карликах, когда они проходят через разные стадии своего существования. Но мы можем прийти к теоретической картине эволюции, которая целиком и полностью согласуется с тем немногим, что нам известно из наблюдений. Последующие параграфы будут раскрывать общую природу эволюционного развития, которая будет описываться детально в главах 11, 12 и 13.

В том, что можно назвать стадией 1 – незамедлительным периодом выброса, следующим за взрывом сверхновой, когда формируется белый карлик – эта звезда расширяется во времени. Это значит, что с пространственной точки зрения она сжимается в эквивалентном пространстве. На этой стадии составляющие частицы, вновь разогнанные до промежуточных скоростей, испускают излучение на радиочастотах, пока движутся к изотопной устойчивости на данных скоростях. (Процесс создания излучения будет исследоваться в главе 18.) Такая звезда наблюдается лишь как не идентифицированный источник радиоизлучения. Обнаружили огромное множество таких источников, “глухих полей”, как они известны наблюдателям, и многие из них, по-видимому, являются белыми карликами.

В период стадии расширения энергия рассеивается и пространстве, но ее вырабатывается слишком мало, чтобы восполнять потерю. Производство энергии путем атомной дезинтеграции уменьшается по мере повышения температуры в диапазоне больше единицы, поскольку понижает обратную температуру, определяющую пределы разрушения элементов в промежуточном диапазоне скоростей. Поскольку единица является естественным исходным уровнем для физической активности, критический уровень, при котором имеет место дезинтеграция атома, соответствует скорости света, независимо от того, была ли температуры до дезинтеграции выше или ниже уровня единицы. Отклонение вверх от единицы (уменьшение обратной скорости) оказывает то же влияние на процесс, что и отклонение вниз той же самой величины (уменьшение скорости). Ввиду того, что максимальная скорость намного больше единицы, сначала в качестве топлива доступны лишь очень тяжелые элементы.

Когда потери энергии в окружение становится достаточно для устранения сжатия в эквивалентном пространстве, начинается процесс повторного расширения. На этой второй стадии эволюционного развития потеря энергии продолжается. Поскольку расширение продолжается и температура падает до единицы, производство энергии увеличивается за счет того, что более легкие элементы достигают пределов разрушения тем же способом, что и в обратной ситуации на противоположной стороне уровня единицы температуры. Но до взрыва сверхновой звезды запас элементов тяжелее железа сводится почти к нулю, поэтому у белого карлика имеется лишь немного топлива для выработки энергии. Процесс построения атомов и наращивания материи из окружения постепенно начинает восполнять запас, но это происходит в относительно медленном темпе. Кроме того, белый карлик не обладает преимуществом гравитационной энергии, высвобождающейся при сжатии гигантских звезд, поскольку влияние гравитации во времени обратно влиянию гравитации в пространстве.

За счет потерь энергии температуры составляющий белого карлика непрерывно понижаются; постепенно они начинают падать ниже уровня единицы. Поскольку возвращение в диапазон более низкой скорости продолжается, звезда постепенно переходит из статуса белого карлика (звезды, составляющие которой движутся с промежуточными скоростями) в статус обычной звезды в главной последовательности (звезды, составляющие которой движутся со скоростями ниже уровня единицы). Таким образом, эволюция белого карлика направлена туда же, куда и эволюция гигантских звезд; то есть к восстановлению состояния гравитационного и температурного равновесия, нарушенного взрывом сверхновой. В случае красного гиганта взрыв создает холодную и разреженную совокупность, вынужденную сжиматься и нагреваться для достижения состояния равновесия. В случае белого карлика взрыв создает плотную горячую совокупность, вынужденную расширяться и охлаждаться для достижения того же состояния равновесия.

Поскольку астрономы не осознают истинную природу белого карлика, они испытывают огромное затруднение в схематическом изображении хода эволюции данных объектов. Как отмечалось раньше, они разработали теорию эволюции звезд, рассматривающую звезды на стадиях красных гигантов. Они считают, что белые карлики пребывают в последней стадии на пути к звездному забвению. Отсюда они делают вывод, что звезда должна каким-то образом проходить путь от красного гиганта к белому карлику. За последние 20 лет успех, достигнутый в превращении чего-то вещественного в чистое допущение. Можно видеть посредством сравнения двух следующих утверждений:

“Об эволюции в популяции I красных гигантов мы знаем слишком мало”.[24] (Дж. Л. Гринстейн, 1960 год)

“Плохо поняты детали процесса, посредством которого красные гиганты эволюционируют в белых карликов”.[25]

Но когда чистое допущение такого вида повторяется вновь и вновь, его вызывающее сомнение прошлое со временем забывается, и оно начинает приниматься как установленное знание. Способ, посредством которого статус допущения поднимается до эволюционного пути лишь повторением без какой-либо поддержки со стороны наблюдения, можно видеть из следующей цитаты из учебника астрономии, в которой “плохо понятый” и чисто гипотетический ход эволюции становится несомненным фактом:

“Мы точно не знаем, что происходит (в красных гигантах) в этот момент, но уверены, что звезда сразу же быстро движется влево на диаграмме Г-Р, а затем вниз, постепенно исчезая в медленной смерти белого карлика”.[26]

Даже в свете традиционной теории гипотеза, что звезды “быстро движутся влево на диаграмме Г-Р (из области красных гигантов), а затем вниз”, тем временем быстро теряя массу, несостоятельна. Движение влево из области красных гигантов включает увеличение массы звезды класса I, и либо увеличение, либо постоянную массу у ряда одного из последующих классов. Звезды наверху слева диаграммы – самые массивные из всех известных звезд. Потеря массы, которая, как предполагается, имеет место в период гипотетического движения влево, не совпадает с наблюдаемыми соотношениями массы.  Отсутствует и объяснение, как могла бы происходить предполагаемая потеря массы. Например, Шкловский считает, что “мы просто точно не понимаем, как испускается материал из оболочек таких (красных гигантских) звезд”.[27]

Кроме того, даже если из звезды действительно испускается материя, это не обязательно означает, что она покидает систему. Если прямо взглянуть на проблему, представляется, что отсутствует свидетельство любой значимой потери массы из любой звездной системы кроме звезд, взрывающихся как сверхновые. Бесспорно, имеется много видов звезд, испускающих массу либо периодически, либо почти на непрерывной основе, но они не придают испусканию достаточной скорости для достижения гравитационного предела и выхода из-под контроля исходной звезды. Поэтому испускаемая материя постепенно возвращается к тому статусу, от которого произошла.

В этой связи следует заметить: Хотя соотношение звездной массы и переменных диаграммы ЦВ разное у разных классов звезд, наши открытия демонстрируют, что оно фиксированное у любого из этих классов. Звезды, следующие эволюционному пути, включающему увеличение массы, не могут терять массу и оставаться на пути. Это не только исключает теоретическую потерю массы звезд, таких как красные гиганты, не демонстрирующие свидетельство любого значительного вытекания материи, а означает, что наблюдаемое испускание массы звездами (такими как звезды Вольфа-Рейе) является циклическим процессом типа, обсужденного в предыдущем параграфе. Мы встретимся с тем же типом циклического процесса испускания подробнее в случае планетарных туманностей, которые будут обсуждаться в главе 11.

Настоящая глава – первая в данном томе, включающая крупномасштабное применение обратной взаимообусловленности пространства и времени – самого значимого следствия постулата вселенной, составленной только из движения. Некоторые выводы предыдущих глав частично зависят от этого принципа, но все содержание данной главы базируется на обратном соотношении между эффектами расширения в пространстве и эффектами расширения во времени. Бесспорно, концепция объекта, становящегося компактным (с пространственной точки зрения) по мере расширения, будет трудной для многих людей. Хотя по какой-то причине большинство людей чувствуют себя комфортно с фантастическими “дырами” в пространстве – черными дырами, белыми дырами, пространственно-временными туннелями – которые так заметно фигурируют в современных космологических теориях. Но в предыдущих томах правомочность обратной взаимообусловленности пространства и времени продемонстрирована во многих сотнях применений. Она предлагает полное и согласованное объяснение белых карликов, которое не способна обеспечить традиционная астрономическая теория.

Теория белых карликов во вселенной движения не содержит ни одного неуклюжего пробела, который так бросается в глаза в ныне принятой астрономической теории. В контексте новой теории и природа и свойства белых карликов, которые так отличаются от свойств знакомых объектов повседневной жизни, являются необходимыми следствиями события, в результате которого они возникли – взрыва сверхновых. Эти свойства определяют судьбу данных объектов. Нет нужды допускать звездную “смерть”, не подтверждающуюся наблюдениями. Удел белого карлика – постепенное возвращение к главной последовательности – подразумевается физическими характеристиками, которые делают его тем видом звезды, коим он является.


[16] Lynden-Bell, Donald, Cosmology Now, op. cit., p. 50.

[17] Jastrow, Robert, Red Giants and White Dwarfs, Harper & Row, New York, 1967, p. 41 .

[18] Silk, Joseph, op. cit., p. 257.

[19] Maffei, Paolo, op. cit., p. 205.

[20] See, for instance, Hartmann, op. cit., p. 295.

[21] Eddington, Arthur, New Pathways in Science, University of Michigan Press, 1959, Chapter VII.

[22] Plavec, M. J., McGraw-Hill Encyclopedia, p. 13-118.

[23] Shklovskii, I. S., op. cit., p. 165.

[24] Greenstein, J. L., Stellar Atmospheres, University of Chicago Press, 1960, p. 676.

[25] Bohlin, R. C., et al., Astrophysical Journal, Jan. 15, 1982.

[26] Jastrow and Thompson, op. cit., p. 182.

[27] Shklovskii, I. S., op. cit., p. 194.



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (0)   Оценка:
Пока комментариев нет

Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio