09-Глава 9. Газовые и пылевые облака - Божественный Космос




Глава 9

Газовые и пылевые облака

Как объяснялось в главе 1, предшественниками шаровых звездных скоплений являются первичные совокупности, на которые разделяется примитивная разбросанная материя. Сначала они представляют собой просто массы примитивной материи, пребывающие в гравитационном равновесии. Но по уже описанным причинам они вынуждены сжиматься и, в конце концов, достигают плотности, достаточной для того, чтобы оправдывать название пылевых и газовых облаков. Как указывалось в предыдущих главах, если они остаются ненарушенными достаточный промежуток времени, они сжимаются в шаровые звездные скопления.

[more]

Хотя протоскопления, возможно, имеют почти одинаковый размер, они пребывают в разных условиях из-за таких факторов как количество фрагментарного старого материала и положения протоскопления в том, что мы назвали группой. Следовательно, скорость, с которой происходит конденсация в звезды, подвергается значимому изменению. На предыдущих страницах мы проследили развитие более резвых совокупностей, а сейчас достигли положения, когда в эволюционный процесс значимым образом входит более медленная группа. Поэтому нам захочется посмотреть, что происходило с более медленными совокупностями, пока продолжалось развитие более быстрых.

Более медленные совокупности подвергаются действию тех же внешних гравитационным сил, что и более быстрая группа. То есть они подвергаются тому же виду процесса комбинации и захвата, что и их более продвинутые компаньоны. Возможно, некоторые из них могут оставаться изолированными достаточно долго для того, чтобы завершить процесс консолидации в скопления звезд. Тогда они следуют описанному нами пути. Но из-за разницы в количестве времени, требующемся для завершения процесса конденсации, многие из более медленных совокупностей захватываются еще тогда, когда пребывают на стадии газового и пылевого облака. В результате они входят в галактическую структуру как облака частиц, а не звезды.

Мы уже говорили (в главе 3) о наличии свидетельства, указывающего на то, что Галактика захватывает некоторые шаровые звездные скопления в дозвездной стадии.

Самый потрясающий результат изучения распределения и ухода нейтрального водорода с плоскости галактики – это открытие нескольких высокоскоростных водородных облаков или концентраций. И почти все они обладают отрицательными (приближающимися) радиальными скоростями вплоть до около 200 км/сек-1.[63]

Здесь мы видим, что подобно шаровым звездным скоплениям неконсолидированные скопления “свободно движутся как падающие тела, притянутые галактическим центром”,[64] что соответствует выводам, к которым мы пришли на основе теории вселенной движения. Наблюдаемое приближение этих совокупностей подразумевает, что в прошлом имели место захваты подобных совокупностей, и что в галактике присутствуют остатки незрелых шаровых звездных скоплений. В отличие от звездных скоплений, разбивающихся на относительно мелкие единицы сразу же после попадания на вращающийся диск, частицы, из которых состоят облака, способны проникать в межзвездные пространства. Они обволакивают звезды, с которыми сталкиваются, а не соударяются с их радиальными силовыми полями. Следовательно, облако такого вида стремится удерживать свою идентичность значительный промежуток времени, хотя форма может сильно меняться объектами, с которыми они соударяются.

Вплоть до недавнего времени отсутствовало свидетельство наличия в Галактике газовых и пылевых совокупностей размером с шаровое звездное скопление. Мелкие совокупности – туманности (как они называются) – распознавались еще с начала появления астрономии; одни яркие, другие тусклые. И лишь в последние несколько лет начали осознавать, что многие, возможно большинство, идентифицированные туманности являются частями больших совокупностей. Например, Бок и Бок сообщают, что туманность Ориона, самый выдающийся из подобных объектов, на самом деле является частью большего облака с общей массой от 50.000 до 100.000 солнечных единиц (сравнительно с размером захваченных шаровых звездных скоплений). Они характеризуют туманность Ориона как небольшое ощутимое пятно ионизированного водорода в большей совокупности.[65]

Совсем недавно обнаружили, что в Галактике имеется множество больших облаков газа, обладающих массой, сравнимой с массой больших шаровых звездных скоплений, в диапазоне от 100.000 до 200.000 солнечных масс. Согласно сообщению Лео Блица, в Галактике этих гигантских облаков почти в 20 раз больше, чем шаровых звездных скоплений. Обе характеристики (размер и изобилие) согласуются с тем, чего можно было бы ожидать на основе теоретического происхождения облаков как захваченных незрелых шаровых звездных скоплений. При приближении к Галактике газовое облако менее подвержено потере массы, чем звездные скопления из-за огромного количества вовлеченных единиц (частиц в одном случае и звезд в другом). Также как уже отмечалось, оно не подвергается разбиванию при контакте с движущимися звездами Галактики так, как это делают шаровые звездные скопления.

Сообщение Блица предлагает дальнейшую информацию, подтверждающую отождествление гигантских газовых облаков с незрелыми шаровыми звездными скоплениями. “Плотность газа в каждом облаке, - говорит он, - в 100 раз больше, чем средняя плотность межзвездной среды”.[66] Трудно (а может невозможно) объяснить формирование отдаленной совокупности такого размера внутри “наглой” галактики; и поскольку наблюдаемая плотность создает облако как отдельную единицу, отделяющуюся от межзвездной среды, наблюдения  оказывают вескую поддержку теоретическому выводу, что облака сформировались вне Галактики и были захвачены ею позже. Более того, Блиц также сообщает, что “газ в каждом облаке организован в слипшиеся массы, плотность которых в 10 раз больше средней плотности в облаке”. Он добавляет, что наблюдались некоторые слипшиеся массы еще большей плотности. В свете наших открытий природа таких “слипшихся масс” практически очевидна. Конечно, здесь имеются незрелые звезды незрелых шаровых звездных скоплений. Слипшиеся массы больше среднего размера – это совокупности, следовавшие эволюционному пути верхней ветви ОАС Класса 1, если захват галактикой не вмешивался в целях предотвращения консолидации, которая придала бы слипшимся массам статус звезд.

Простая история газовых и пылевых облаков, выведенная из теории, –формирование посредством процесса шаровых звездных скоплений, захват галактикой, смешение с галактическими звездами, последующее расширение и смешение с межзвездной средой – пребывает в прямом противоречии с поставленным с ног на голову взглядом на эволюцию, выведенным из допущения физиков в связи с природой процесса генерации звездной энергии. Поскольку астрономы приняли этот ошибочный взгляд на направление эволюции, они вынуждены изобретать процессы, посредством которых переворачивается нормальный ход событий. Вместо появления в виде массивных совокупностей и постепенного исчезновения под действием сил вращения Галактики (сил, как известно, существующих и работающих в этом направлении), астрономы сочли необходимым допустить наличие некоей неизвестной противодействующей силы, вынуждающей облака формироваться и расти до нынешнего размера вопреки естественному направлению изменения. “Некий механизм должен непрерывно загонять их в галактику”, - провозглашает Блитц. Но и он признает, что до сих пор предложенные механизмы – “волны плотности”, магнитные влияния и так далее – не убедительны. “Решение проблемы формирования совокупностей представляется делом далекого будущего”, - подводит итог он. Это еще сдержанное высказывание, свойственное комментариям по поводу этой проблемы астрономами. Решение не только не “под рукой”, оно не воспринимается даже на далеком расстоянии. Проблема астрономов усложняется еще больше, поскольку их теория требует, чтобы облака формировались, а затем исчезали, в то время как они остаются в том же окружении и подергаются действию тех же самых сил.

Слова цитат из предыдущего параграфа заслуживают нескольких комментариев, поскольку они вновь и вновь повторяются в современной астрономической литературе. Они характеризуют подход, что в сфере астрономии может развиваться такая крупная теоретическая структура воображаемой природы. Должен существовать некий механизм, утверждает автор, который позаботится о проблемах, с которыми сталкиваются в попытках примирить наблюдения с дедуктивными выводами из базовых допущений нынешней теории. С этой сентенцией мы неоднократно встречались на предыдущих страницах и будем сталкиваться на последующих. Наблюдаемые факты тупо отрицаются ради сотрудничества с теоретиками, но базовые допущения, из которых выводятся теоретические заключения, особенно допущение о природе процесса генерирования звездной энергии, священны и неприкосновенны. Их нельзя ставить под вопрос. Должно быть что-то и где-то – “некий” механизм, – который направит непокорные факты в русло, на котором настаивает современная астрономическая мысль.

Одна из причин, почему астрономам так трудно иметь дело с газовыми и пылевыми облаками в Галактике, в том, что они никогда даже не приближались к пониманию их структуры - что поддерживает их в существующей кондиции. Как объясняет Блиц в своей статье:

“В обычных обстоятельствах давление внутри облака, грубо говоря, уравновешивается гравитацией самого облака, которая стремится разрушать облако, если не встречает противодействия. А вот что генерирует давление – главный вопрос, остающийся без ответа”.

Истина в том, что это тот же самый “вопрос, остающийся без ответа”, с которым астрономы сталкиваются в связи со структурой шаровых звездных скоплений. Они умудряются избегать признания в неспособности объяснить ситуацию со скоплением и пользуются этим в целях выдвижения допущений, которые позволяли бы уклоняться от большого числа проблем. Это явно не вращение, это температура раскрывает наблюдаемые скорости частиц. Из приведенной цитаты видно, что в нынешнем понимании физики облаков что-то упущено.

Теория вселенной движения выявляет этот упущенный ингредиент как последовательность наружу естественной системы отсчета относительно традиционной стационарной системы отсчета. И вновь мы сталкиваемся с антагонистом гравитации. И частицы в облаке, и звезды в скоплении подвергаются влиянию последовательности наружу и гравитационному движению вовнутрь. Звезды главной последовательности гравитационно стабильны; то есть гравитационная сила, направленная вовнутрь и действующая на крайние атомы, превышает силу, направленную наружу благодаря последовательности системы отсчета. С другой стороны, в совокупностях звезд или рассеянных частиц итоговая (результирующая) сила, действующая на внешние единицы, направлена наружу до тех пор, пока масса совокупности не превышает определенный предел. У совокупностей рассматриваемого типа предел  пребывает вблизи массы большого шарового звездного скопления. Любая масса меньше этого предела подвергается расширению и потере внешних единиц.

Скорость потери зависит от размера единиц, массы совокупности относительно величины предела, скорости составляющих единиц (температуры в случае облаков) и внешних сил, действующих на совокупность (если таковые имеются). У газовых и пылевых облаков, существующих в Галактике, все эти факторы благоприятствуют медленной скорости потери. Единицы очень малы, сами облака велики, температура очень низкая, а результирующие внешние силы, действующие на облако, невелики. Поэтому представляется возможным, что существование облака как отдельной единицы, в конце концов, прекращается в результате процессов, иных, чем потеря внешних частиц за счет смешанного влияния, имеющего место по причине движения связанных с ним звезд. Изначально сферические совокупности сейчас наблюдаются как имеющие неправильную форму и часто удлиненные.

Наращивание материи из облака, обволакивающего звезды в период процесса смешения, значительно уменьшает массу рассеянного материала, поэтому имеет место постепенное разрушение облака. Наращивание объясняет наличие в облаках “новых” звезд, особенно горячих звезд классов О и В, существование которых в этих местах ныне приписывается конденсации непосредственно газа и пыли.

Связь звезд типа О и В с газовыми и пылевыми облаками четко установлена. Поскольку астрономы относят эти звезды к очень молодым, астрономически говоря, они пришли к выводу, что звезды, должно быть, сформировались из облаков где-то рядом с их нынешним местоположением. Наши открытия, что такие звезды относительно стары, радикально меняют всю картину. И сейчас нет причин, почему нам следует допускать (перед лицом свидетельства прямо противоположного), что газовые и пылевые облака в спиралевидных рукавах конденсируются в звезды.  Простое и логичное объяснение наличия таких звезд в облаках таково. Они являются звездами галактической популяции, смешанными с входящим газом и пылью и выросшими до своих нынешних размеров посредством приращения из облаков. Такое объяснение увязывается со всем наблюдаемым свидетельством и рассматривает наличие звезд данных типов как итог действия простых процессов, которые, как известно, способны приводить к наблюдаемым результатам и действуют при условиях, существующих в облаках.

Степень, в которой приращение материала звездами имеет место, долго оставалась ареной для выражения разнообразных мнений. Некоторые астрономы сводят ее к минимуму. Например, С. П. Уатт говорит, что “наращивания извне явно не происходит”.[67] Самое большее, что он способен признать, - это захват случайного метеорного тела. Однако на самом деле даже планета лучше, чем это, несмотря на сильное соперничество со стороны солнца. Сообщается, что “возле планеты Юпитер имеется огромный поток метеоритных тел”.[68] Истина в том, что для астрономов выводы в связи с количеством приращения звездами были не более чем догадками. Наличие определенного наращения хорошо установлено, вопреки допущениям, таким как допущения Уатта. Единственный открытый вопрос – количества. В этой связи значимо то, что за последние годы общее мнение астрономов проделало долгий путь к осознанию важности пыли и газа во вселенной – от концепции межзвездного и межгалактического пространства как пустоты до осознания, что общее количество материи в данных регионах очень велико и даже может превышать количество, собранное в звезды.

Вычисления, базирующиеся на противоположных выводах в связи с наращением, допускают, что звезды движутся сквозь газовые и пылевые облака, и что это движение препятствует любому значимому количеству приращения.  Однако наше теоретическое исследование указывает на то, что эти облака участвуют во вращении галактики так же, как и звезды, и что звезды почти стационарны по отношению к облакам – ситуация, намного более благоприятная для приращения. Бок и Бок говорят, что “межзвездный газ участвует в общем вращении галактики”.[69]

С теоретической точки зрения в ситуации приращения нет никакой неопределенности. В цикличной вселенной движения все, что входит в материальный сектор, должно уравновешиваться эквивалентным испусканием. Как мы увидим в заключительных главах данного тома, только продукты взрыва звезд и звездных совокупностей способны обретать скорость, необходимую для пересечения границы между секторами. Отсюда следует, что весь газ и пыль, образованные из первичной материи, которые входят в данный сектор (материальный), должны быть либо сконденсированы в звезды, либо наращиваться звездами. При отслеживании паттерна звездного поведения также становится очевидным, что большая часть материала уходит из звезд еще до конечных взрывных событий, в которых она испускается из материального сектора, а другое значительное количество рассеивается в пространстве в результате взрывов.  Какая-то часть рассеянной материи внедряется в звезды шаровых звездных скоплений, пока те формируются, а остаток раньше или позже подбирается существующими звездами. Следовательно, в период своей жизни средняя звезда должна значительно увеличиваться в массе.

Верно, что в звездах материя превращается в энергию и покидает звезды посредством излучения. Но в цикличной вселенной все процессы пребывают в равновесии. Масса, утерянная вследствие превращения в излучающуюся энергию, обязательно компенсируется эквивалентным превращением излучения в материю посредством процессов обратной природы. Следовательно, существование процесса излучения не меняет того факта, что вся масса, входящая в материальный сектор в рассеянной форме, должна организовываться в звезды, чтобы быть испущенной назад в космический сектор ради поддержания цикла в равновесии.

Вышеизложенные теоретические выводы можно суммировать так. Они указывают, что пыль и газ в межзвездном и межгалактическом пространстве имеются в гораздо больших количествах и играют намного более важную роль в эволюционном развитии звезд и галактик, чем готовы признать астрономы на основе своих наблюдений. Поскольку у нас нет никакого источника эмпирической информации кроме наблюдений, нам приходится полагаться на неопровержимость умозаключений, посредством которых делаются выводы, наряду с отсутствием любого реального свидетельства, противоречащего этим выводам.  Однако сейчас ситуация изменилась из-за результатов наблюдений с помощью Инфракрасного Астрономического Спутника (IRAS).

Первые наблюдения со спутника показывают, что пыль (и преимущественно газ) действительно существуют в межзвездном пространстве в огромных количествах, требуемых теорией вселенной движения. Как сообщалось в статье в периодике (март 1984 года): “IRAS обнаружил пыль везде”.[70] Открытие, также сообщенное в этой статье, значительных количеств пыли, окружающих Вегу и Фомальгаут, наряду с указаниями, что такие же концентрации могут существовать вокруг 50-ти других звезд, конкретно относятся к ситуации приращения. Через четверть века астрономы, наконец, приходят к тому же взгляду на звездное окружение, выведенному из теории и описанному в первом издании данной работы, опубликованном в 1959 году.

Процесс приращения теоретически применим к звездам всех видов, но если облако, в котором имеет место приращение, находится намного выше плоскости Галактики (что справедливо для туманности Ориона и некоторых других, которые часто характеризуются как “родина” звезд), возможно, что звезды, смешивающиеся с туманностями, представляют собой тип шаровых звездных скоплений. В таком событии влияние ускоренного приращения выражается в смещении звезд влево от их положений на двух ветвях эволюционного пути и распределении их вдоль почти горизонтальных линий, пересекающих главную последовательность при относительно высоких температурах. И действительно, именно там обнаруживаются звезды Ориона[71].

Иногда некоторые астрономы признают, что звезды О и В туманностей могут являться продуктами приращений. Например, Джордж Гамов, как и большинство его коллег,  сводил важность процесса приращения к минимуму, но, тем не менее, признавал следующее. “Не может быть, чтобы Голубые Гиганты, обнаруженные в спиралевидных рукавах, старые звезды, сформировавшиеся в период изначального процесса, омолаживались посредством приращения”.[72]

Поэтому нынешний ортодоксальный взгляд таков. Звезды О и их объединения являются новыми звездами, сконденсировавшимися из пылевых и газовых облаков посредством некоего до сих пор неопределенного процесса. Например, Уатт считает “неопровержимым свидетельство, что звезды формируются из межзвездной материи”.[73] Сюда же относится и автор того же самого учебника, который, утверждая, что мощные гравитационные силы стабильной галактической звезды “буквально не” способны к приращению материи, одновременно признает, что галактические пылевые облака, которые, как известно, не оказывают итогового гравитационного влияния на составляющие, каким-то неизвестным образом способны стягивать составляющие вместе для формирования звезды. Очевидно, что два утверждения несовместимы, а само их наличие иллюстрирует несвязную и отрывочную природу современной астрономической теории. Отсутствие какой-либо общей структуры способствует надежде на негативное, а не на позитивное свидетельство. Поскольку теоретик не имеет объяснения,  надежность которого он может доказать, он пытается дать объяснение, которое нельзя опровергнуть. В этой связи интересно проследить цепочку размышлений, посредством которой один видный астроном приходит к нынешнему ортодоксальному выводу, относящемуся к конденсации звезд из пылевых и газовых облаков. Ниже приводятся утверждения, состоящие из пяти параграфов, в которых он очерчивает развитие мысли:

“Основываясь на выполненных наблюдениях, не наблюдались облака, гравитация которых настолько велика, чтобы перевешивать температурные влияния…

Возможно, это и есть выход из дилеммы…

Мы еще не знаем, сколько молекул водорода находится в типичных облаках атомного водорода. Такая ситуация искусственно создана для теоретиков, чтобы с нею работать, поскольку отсутствуют данные, способные противоречить любому допущению о количестве дополнительного материала в облаках…

Мы полагаем, что [в облаке] должно быть достаточно материи для провоцирования его сжатия”.[74]

Подобное объяснение основы одной из нынешних теорий формирования звезд из газовых и пылевых облаков делает очевидным, почему астрономам так трудно входить в детали. Теоретик Версчур просто принимает наличие проблемы. Другие теоретики полагаются на другие допущения – например, гипотетический процесс, дополняющий влияние гравитации – но все они оперируют одним и тем же принципом; они строят свои гипотезы на допущении “отсутствия противоречащих данных”. Как и следовало ожидать, детали весьма смутные. Версчур признает: “Мы далеки от понимания всех деталей, как облака становятся звездами”.[75] Возможно, самая лучшая оценка ситуации такова. Она иллюстрирует надежность комментария из британского научного журнала Природа (1974 год):

“Конечно, огромное множество астрономов-теоретиков наслаждается ситуацией, когда имеется достаточное свидетельство для построения стоящей модели, но не достаточное для доказательства того, что их любимая модель некорректна”.[76]

Влияние доступности пыли и газа на скорость эволюции иллюстрируется шаровыми звездными скоплениями, расположенными в Большом Магеллановом Облаке. Здесь гравитационное перекашивание структуры Облака привело к неоднородному распределению пыли и газа и вхождению в регионы некоторых шаровых звездных скоплений относительно высокой плотности. Силы вращения, обычно разрывающие скопления по мере их приближения к центральной плоскости Галактики, тоже значительно ослаблены гравитационным искажением. В результате, одни шаровые звездные скопления остаются невредимыми в пылевых регионах достаточно долго, чтобы позволить составляющим им звездам достичь эволюционной стадии, сравнимой со стадией звезд рассеянных звездных скоплений. Если форма и размер этих скоплений совпадают с формами и размерами обычных шаровых звездных скоплений, их звезды являются представителями Класса 1В, как и звезды в рассеянных звездных скоплениях.

Мы можем соотнести эволюционные стадии звезд в двух Магеллановых Облаках с возрастами галактик, хотя более разнородные популяции этих больших совокупностей делают соотношение менее определенным, чем соответствующие результаты изучения шаровых звездных скоплений. В этой связи самое значимое наблюдение таково. Большое Магелланово Облако (БМО) содержит множество звезд красных сверхгигантов, связанных с горячими голубыми звездами в облаках водорода. Как упоминалось в главе 5, два очень разных вида звезд тесно связаны с точки зрения эволюции. Горячая голубая звезда (Класс 1В) пребывает на стадии почти сверхновой. Красный гигант второго цикла (Класс 2С) – это первая визуально наблюдаемая пост-сверхновая звезда. Таким образом, наличие красных гигантов определяет БМО как совокупность, в которой самые продвинутые звезды достигли второго эволюционного цикла.

Звезды этого класса не обнаруживаются в Малом Магеллановом Облаке (ММО).[77] Там нет и остатков сверхновых.[78] Их отсутствие указывает на то, что самые продвинутые звезды этой галактики все еще пребывают в первом цикле. В ММО концентрация переменных Цефеид на единицу объема намного выше.[79] Это соответствует свидетельству, полученному от гигантов, поскольку первые Цефеиды являются звездами Класса 1А, и эволюция в этом цикле уменьшает количество звезд более ранних классов. Вывод, сделанный на основе наблюдений таков. Главное тело ММО состоит из звезд Классов 1А и 1В, в то время как средняя звезда в БМО пребывает на более продвинутой эволюционной стадии. Количество звезд 1А уменьшается, а некоторые звезды 1В переходят в стадию 2С.

Таким образом, звездный состав двух галактик подтверждает вывод, основанный на их относительных размерах – БМО старше, чем ММО. Также он предлагает ответ на вопрос, поставленный в книге, из которой цитируются вышеприведенные данные: “Почему в БМО имеется намного больше молодых звезд, чем в ММО?”[80] Ответ таков: “Очень молодые” звезды, к которым относится вопрос, на самом деле являются относительно старыми звездами второго поколения, и БМО имеет больше таких звезд потому, что является более старой галактикой.

В то время как газовые и пылевые облака в галактике подвергаются вышеописанным изменениям, их составляющие тоже объединяются в большие единицы; то есть атомы объединяются для формирования молекул и частиц пыли.  Многие годы известно, что в облаках имеется некое количество элементов выше гелия, но недавно открыли, что эти элементы до некоторой степени организованы в молекулы. До настоящего момента идентифицировано лишь пять разных молекул значимой сложности.

Благодаря крайне низкой плотности и низкой температуре облаков, ограничивающих предел частоты контакта составляющих, значимого формирования молекул не ожидалось. Однако результаты недавнего исследования указывают на то, что условия в облаках намного более благоприятные для комбинации вплоть до определенного предела, чем считалось раньше. Причина объяснялась в главе 1. Внутри единицы расстояния, 4,56 х 10-6 см, итоговое (результирующее) движение (не температурное) направлено вовнутрь до установления состояния равновесия. При очень низких температурах облаков, по оценке около 10°К, захват при контакте или даже близком проходе обладает высокой степенью вероятности. Как говорилось в томе 2, физическое состояние – это неотъемлемое свойство индивидуальной молекулы. При 10°К даже молекула водорода пребывает в твердом состоянии. Таким образом, процесс контакта способен не только производить разнообразные молекулы, но и строить твердые совокупности до размеров с соседнюю единицу расстояния. Как отмечалось в раннем обсуждении, силы сцепления молекул позволяют максимальному размеру частиц пыли превышать единицу расстояния на относительно небольшую величину. Любое дальнейшее приращение переводит частицу в регион, где итоговое движение направлено наружу, и гравитационный контроль над рассеянной материей возможен только у очень больших совокупностей.

Пользуясь преимуществом наличия информации, содержащейся в этой и предыдущих главах, сейчас мы можем завершить сравнение СТОВ с традиционной астрономической теорией с точки зрения их способности объяснить то, что ныне известно о шаровых звездных скоплениях. Это дополнение к сравнению в главе 3 будет организовано так же, как и оригинал, и поскольку в той главе обсуждено 13 наборов фактов, мы начнем с номера 14.

14. Наблюдение: Звезды шаровых звездных скоплений относятся к региону выше и справа главной последовательности на диаграмме ЦВ и к относительно короткому сегменту главной последовательности.

Комментарий: Обе теории имеют объяснение наблюдаемой ситуации. Поскольку данная ситуация рассматривается в изоляции, мнения об их относительных достоинствах, будут, бесспорно, одинаковыми.

15. Наблюдение: Некоторые скопления (например, М 67) классифицируются как рассеянные звездные скопления на основании размера, формы и расположения, и имеют диаграммы ЦВ схожие с диаграммами для шаровых звездных скоплений.

Комментарий: Трудно рассматривать существование гибридных скоплений в терминах абсолютно других происхождений скоплений, изложенных в традиционной теории. Выведение из теории вселенной движения приводит к простому и прямому объяснению. Оно определяет М 67 и другие звезды того же общего типа как бывшие шаровые звездные скопления или их части, лишь недавно достигшие галактического диска. Изменение структуры скопления под влиянием мощных сил вращения Галактики уже происходит, но ускорение эволюции звезд по причине наличия большего количества пыли и газа для приращения – это медленный процесс, и у него еще не было времени проявить себя.

16. Наблюдение: Наблюдаемые движения звезд в рассеянных звездных скоплениях демонстрируют, что данные группы распадаются с относительно высокой скоростью. Сейчас имеется большое число таких скоплений, несмотря на то, что их короткая жизнь подразумевает работу некоего процесса замещения.

Комментарий: Как указывалось при обсуждении этой темы в главе 8, современной астрономической теории нечего предложить кроме чисто умозрительного построения. Теория вселенной движения определяет источник замещения.

17. Наблюдение: Исследования демонстрируют, что скопления подобные М 67 обладают большей плотностью и расположены выше над плоскостью галактики, чем скопления, напоминающие двойное скопление в Персее.

Комментарий: Значимость этих наблюдений уже отмечалась. На первый взгляд они являются свидетельством ложности общепринятого взгляда на эволюцию скоплений и их составляющих.

18. Наблюдение: Кроме шаровых звездных скоплений типа Норма, Магеллановы Облака содержат скопления, имеющие размер и форму шаровых звездных скоплений, но состоят из звезд, напоминающих звезды рассеянных звездных скоплений в галактике.

Комментарий: Как указывал Барт Дж. Бок в утверждении, цитированном в главе 8, наличие звезд разных эволюционных возрастов в шаровых звездных скоплениях несовместимо с современной астрономической теорией, рассматривающей это скопления как сформировавшиеся раньше в истории вселенной. Но оно легко понимается на основе теории вселенной движения.

Подводя итоги: К предыдущему рассмотрению одного набора фактов (14-ти), как их объясняет современная астрономическая теория, прибавляются еще два (15 и 16) вообще без объяснения и два факта (17 и 18), объяснение которых не совместимо с данными наблюдения. Как сообщалось в главе 3, общая оценка современной теории такова: Объяснены четыре пункта, семь пунктов остались без объяснения и семь пунктов довольствуются несостоятельными объяснениями. По резкому контрасту с таким мрачным итогом, выводы из постулатов, определяющих вселенную движения, полностью независимых от любого астрономического наблюдения, ведут к объяснениям всех 18-ти пунктов, полностью согласующимся с наблюдениями.

Ситуация с шаровыми звездными скоплениями – не единичный случай. Это просто особенно яркий пример результатов того, что астрономическая теория базируется на чистых допущениях. Главные допущения и то, как они используются для построения полностью умозрительной вселенной, будут рассматриваться в главе 28, после представления относящейся к делу информации, которую можно вывести из теории вселенной движения. 


[63] Larson, R. B., Nature, Mar. 3, 1972.

[64] Struve, Otto, Sky and Telescope, July 1955.

[65] Bok and Bok, op. cit., p. 97.

[66] Blitz, Leo, Scientific American, Apr. 1982.

[67] Wyatt, Stanley P. Principles of Astronomy, third edition, Allyn and Bacon, Boston, 1977, p. 562.

[68] News item. Sky and Telescope, Oct. 1975.

[69] Bok and Bok, op. cit., p. 160.

[70] Gold, Michael, Science 84, Mar. 1984.

[71] Hartmann, William K., op. cit., p. 284.

[72] Gamow, George, op. cit., p. 94.

[73] Wyatt, Stanley P., op. cit., p. 568.

[74] Verschuur, Gerrit, op. cit., p. 102.

[75] Ibid., p. 105.

[76] News item, Nature, July 12, 1974.

[77] Thackeray, A. D., The Magellanic Clouds, edited by Andre B. Muller, D. Reidel Publishing Co., Dordrecht, Holland, 1971, p. 14.

[78] Westerlund, Bengt, ibid., p. 31.

[79] Payne-Gaposchkin, Cecilia, ibid., p. 36.

[80] Oort, J. H., ibid., p. 189.



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (0)   Оценка:
Пока комментариев нет


Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio