05-Глава 4. Дневник - Божественный Космос




Дневник

Сначала поясню, о чем идет речь. В состоянии медитации я проходила определенную школу обучения и сдавала то, что мы в школе и в ВУЗах называем тестами или экзаменами, на которых меня ставили в определенные ситуации, и я мгновенно должна была не только принять решение, но и действовать. Когда находишься в ИСС, не работает привычная для нас последовательность: информация – осмысление – выработка решения – действие. Скажу только для тех, кто пойдет по этому пути, что там любое решение должно приниматься мгновенно и быть единственно правильным. Если ты задумываешься хотя бы на секундочку и взвешиваешь альтернативные варианты, – экзамен ты провалил даже при правильном ответе. Все должно быть решительно, мгновенно, четко, красиво и правильно. Там не шутят и в игрушки не играют. Елена Ивановне Рерих сформулировала кредо самой жизни: «Прожить жизнь нужно так, как по струне над бездной перейти: бережно, стремительно, красиво». Так же надо себя ощущать и на этих экзаменах. Такое возможно только на уровне интуиции.

[more]

От сдачи экзаменов зависит твой собственный статус в том мире. И еще одно замечание. Те, кто продвинулся по пути восхождения и находятся в Тонком мире, обычно не замкнуты только на один род деятельности. Так, по моей информации, Елена Ивановна Рерих – искусствовед, философ и воин, а Николай Константинович – художник и философ.

25.03.96, 19 ч.30 м.

Под портретом Ученого. Почувствовала – зовут. Иду и оказываюсь в его кабинете в Горах. Он сразу говорит: «Пойдем!». Вышли. Немного прошлись по улочке вверх, потом поднялись и полетели все выше и выше в сторону северо-запада (так я сориентировалась). Подлетели к высокой-высокой конической формы горе, на вершине которой на крохотной площадке я разглядела Башню. Мы поднялись (по воздуху), вошли внутрь, и я увидела Учителя. Весь в белом, только камень на голове сине-голубой. Из окон Башни во все стороны шли белые лучи. Ученый исчез. Учитель назначил придти к нему в башню в 23 часа.

23 ч., дома

Пришла к Учителю. По каменной лестнице вместе с ним мы спустились к подножью Башни. Площадка такая крохотная, что, кроме Башни, остается лишь небольшой уступчик над обрывом вниз (направление на северо-восток). Стоим рядом на уступе. Замечаю, что на мне белая одежда типа расширенного вниз длинного русского сарафана с желтой каймой по подолу. Вдруг слышу внутри: «О какой ерунде ты думаешь!» Стало немного стыдно. Осматриваюсь. Кругом горы. Ночь. Все небо в звездах. Космос – рукой подать. Вдруг замечаю, что я одна. Справа на фоне звезд на высоте моего роста вижу полосу надвигающейся тьмы. Это еще что такое! Шуганула огнем – убрала. Появился Учитель: «Видишь, справилась. Это была проверка». Я смотрю на него и чувствую себя молодой послушницей в монастыре. Захотелось встать перед ним на колени. Не позволил. Но душа моя все равно стоит перед ним на коленях и руки сложены, как на молитве. Он положил мне руку на голову и велел приходить каждое утро в 6 часов.

26.03.96, 6 ч. 30 м.

Пришла на уступ и стою. Утро в горах. Появился Учитель. Мы сели на уступ, свесив ноги в пропасть. Облака где-то далеко внизу. Из них кое-где торчат верхушки соседних гор. Мы находимся гораздо выше. Учитель спросил: «Не боишься?» Я ответила, что с ним я ничего не боюсь. Вдруг он исчез. Я сижу. Вдруг вижу, как со стороны Солнца прямо на меня летит большой орел. Во мне нет ни малейшего страха. Послала ему свою любовь. Сел рядом. Мысленно обратилась к нему: «Хороший, милый, красивый!» Погладила перья. Он головой слегка коснулся моей руки и исчез. Появился Учитель и сказал, что это еще одно испытание. Я посмотрела вниз на землю. Вид, как с самолета. Спросила: «Где те домики, откуда я пришла сюда с Ученым?» Сразу увидела небольшое скопление домиков на горке, как бы накрытое светящимся бело-желто-розовым куполом, слегка отливающим перламутром, причем основной цвет – белый. Моя душа опять стояла перед Учителем коленопреклоненной. Состояние невероятной любви и благоговения! И почему-то легкой грусти. Велено приходить по утрам от 6 до 6 часов 30 минут. Ушла.

27.03.96, 6 ч. 35 м.

Я на уступе. В горах утро. Вернее, над горами. Появился Учитель. На этот раз он не просто проявился, т.е. как бы возник, материализовался, а спокойно вышел из Башни. Я попросила разрешения приходить на уступ в разное время, не отрывая Учителя от дел, просто для того, чтобы посидеть, подумать и полюбоваться этой красотой при различном освещении и в различных ракурсах. Такое разрешение я получила. Мы почти не разговаривали. Я просто поняла, что испытания продолжаются. Опять вдруг осталась одна. И со всех сторон стало надвигаться НЕЧНО: какие-то аморфные мерзостные чудища в виде то ли слизи, то ли облаков гадкого грязного серо-лилового цвета. Еще и звук отвратительный: то ли рык, то ли гул. Не слишком сильный, но очень противный.

Сразу поняла, что просто так одной мне с этим НЕЧТО не справиться. Попросила меч у Архангела Михаила. Сначала попробовала попугать видом креста, подняв меч рукояткой вверх. Не тут-то было. Оно не испугалось. Тогда пошла крушить, что было не слишком просто, ибо эта мразь окружила меня со всех сторон. Пришлось закрыть себя светящимся огненным коконом, сосредоточить максимум светящейся энергии на конце меча и снова крушить и крушить. Какая-то часть этой пакости исчезла, кое-где постепенно становилась менее плотной, от меня несколько отодвинулась… Тогда я вспомнила свой старый метод: набросила на остатки этого НЕЧТО светящуюся сеть, сверху водрузила на такую «авоську» горящий крест и отправила на свой «склад», где ряды предыдущих «складируемых» уже поредели. Условие то же, что и прежде: свобода наступит автоматически, т.е. без моего контроля и разрешения, только после перерождения с «минуса» на «плюс».

Сразу восстановился светлый пейзаж. Появился Учитель. Поняла, что справилась и на этот раз, но слишком долго мельтешила, что ли. То так пробовала, то этак. Не кратчайшим путем шла. Но все-таки «хорошо» я услышала. Учитель сегодня, видимо, чем-то озабочен. Может быть, я припоздала? Но не ругал. Больше не буду опаздывать. Когда он стал уходить, я попросила: «Нельзя ли пообщаться с какими-нибудь животными?» И сразу слева от меня на уступе увидела огромного сенбернара. Тут же еще всякая живность – коты, птицы, мелкие зверюшки – на меня просто посыпалась. Хотела их отослать и оставить одного сенбернара, но поняла, что они обиделись. Оставила всех и одарила любовью каждого. Мысленно спрашиваю сенбернара: «Как тебя зовут?» Отвечает: «Бим». Думаю: «Прямо, как Бим – черное ухо». Вдруг слышу: «Связи нет. Я был до того Бима». Мы вместе немножко побыли всем «зоопарком», потом я других отпустила, а Бима оставила и спросила, умеет ли он «летать». Ответ: «Конечно!» И мы с ним отправились туда, где дом Ученого. Походили по улице. Никого из людей не увидели. Звать кого-либо, мешать не стали. Я договорилась с Бимом, что буду звать его, когда захочу. Он всегда придет. А я вернулась домой в свое «летающее» кресло.

И стала обдумывать свои первые опыты в Горах. Мне порой становилось немного стыдно за дурацкие вопросы. Никак не могу привыкнуть, что все, что происходит со мною в медитации, происходит на Тонком плане. Там все мысли читаются всеми, там работает левитация, а уж если можно мыслью сражаться с кем-то или с чем-то, то это даже не астрал, это – ментал.

28.03.96, 6 ч. 20 м.

Я на уступе. Учителя нет. Появилось странное существо из какой-то субстанции, напоминающей сероватый «студень», по форме и размерам похожее на гигантскую черепаху. Не зная, что это такое, сначала накрыла колпаком. Стала думать. Почему-то пришло в голову: «надо лечить». Перевернула на спину. В середине была какая-то планка или пластина, длиной примерно 1/5 от диаметра тела. Пластину я убрала, энергией залечила. И черепаха из «студня» исчезла. Больше ничего не произошло.

29.03.96, 6 ч. 25 м.

Пришла на уступ. Раннее утро. Солнце яркое-яркое. Море света. Подо мной облака. На мне длинная белая одежда. Стою с поднятыми руками, и во мне звучит то ли гимн, то ли молитва Солнцу. Выходит из Башни Учитель. Весь – Свет. Свет такой яркий, мощный. Посмотрел на меня, улыбаясь, и вдруг ринулся с обрыва. Я, не задумываясь, – за ним. Опустились у подножья горы. Там оказалось какое-то ущелье, заполненное непроницаемым мраком, может быть, пещера. Учитель исчез. У меня мысль – надо идти. Зажгла на левой ладони Свет, не просто огонь, а настоящий, Космический Свет. Осветила мрак. Увидела совершенно изможденного и больного человека, к тому же еще и прикованного к стене цепями. Сначала залила его энергией, потом стала снимать с него оковы. На руках были ссадины. Запросила мазь и смазала. Поняла, что надо накормить. Запросила хлеба и кокосового молока. Дали кокос, который я вскрывала весьма неловко. Подумала, что много давать сразу нельзя. Потом взяла его на руки, вынесла на свет и положила у входа в ущелье. А оттуда из тьмы опять услышала стоны. Рванулась туда, а там еще много таких же измученных, изможденных. Мелькнула мысль: «Ага» Опять проверка!» Помогала так же, но после еды остальные выбирались на свет сами. Только некоторых приходилось поддерживать. Мысль, что это очередной экзамен, – и все исчезло.

Я на уступе. Учитель рядом. Улыбнулся и заметил, что эксперимент нечистый: когда они проверяют, у меня не должно быть понимания этого. Но в данном случае «прокол» не мой. Учитель позвал в Башню на самый верх. Это оказалась его обсерватория. Над головой прозрачный до полной его невидимости купол (я просто знаю, что он есть). Подумала: «А как же наблюдать днем?». Слышу ответ: «Используя специальные фильтры». Не очень поняла, какие именно. Ну, до другого раза. Учитель показал мне Сириус и сказал, что это его звезда. Промелькнула мысль: «Так я должна сейчас заняться астрономией?» Слышу мысленный ответ: «Это сейчас не главное. Сейчас нужно учиться у нас и учить других».

Дальше ослабло внимание, и я оказалась в каком-то городе европейского типа. Иду по улицам. Позвала Бима. Тут же он появился. Скромные витрины. Не очень чисто. Словом, район отнюдь не фешенебельный. Вдруг около урны увидела крохотного грудного ребенка, жалко хныкающего, грязного-грязного, худого, очень смуглого. Мне показалось, что он умирает. Я его схватила и понеслась почему-то не в больницу, а к себе домой (там, на Тонком плане). Залила его энергией и стала мысленно вызывать врачей. Потом все исчезло, а я очнулась дома в своем «летающем» кресле.

30.03.96, 6 ч. 20 м.

Стою на уступе. Приветствую восходящее Солнце. Состояние невероятной радости и счастья. Свет кругом. Появился Учитель, такой же озаренный Светом, как всегда. Не удержалась и рухнула перед ним на колени. Он положил руку мне на голову: «Встань, дитя. Пойдем!» По уступу мы зашли за северную сторону башни, и я вдруг увидела, что гора вовсе не усеченный конус с почти вертикальными склонами. С северной стороны от вершины плавной дугой, как виадук, шел довольно пологий спуск. По нему мы и отправились. Где-то посередине спуска вдруг увидела, что все вокруг заполнено змеями, а я осталась одна. Прямо передо мной поднялась, закачалась и зашипела кобра. Я мысленно обратилась к змеям со словами любви ко всему живому, а к Учителю с вопросом: «Как долго меня будут пугать животными? Я их не боюсь. Меня не покидает абсолютная уверенность, что никто из них не может причинить мне зла». Тут же вспомнился Святой Франциск Ассизский: «Здравствуй, сестра кобра!..» Змеи исчезли. И в этот же момент увидела мчавшегося прямо по дороге на меня громадного разъяренного быка. Даже кольцо в носу у него было! Подняла левую руку и прямо в морду быка послала мощный белый луч. Бык исчез. Мысленно услышала голос Учителя: «Животных больше не будет». Увидела справа от дороги в углублении скалы лежащего человека. Подошла. Смотрю: прокаженный. Надо помогать. А как? Залила его живительным розовым светом. Потом попросила специальное масло. И оно появилось. Облила его всего этим маслом. Кожа значительно очистилась. Почему-то сказала ему: «Теперь иди к реке Иордан, окунись в ее воды, и ты очистишься окончательно».

После этого сразу оказалась в Башне в обсерватории. Учитель сидел напротив меня. Поняла, что сейчас должен быть урок. Но, видимо, я устала и не смогла в должной мере сосредоточиться. Услышала: «Завтра приходи прямо в обсерваторию». Я расстроилась. Вышла на уступ, позвала Бима, и вдруг, как и вчера, мы с ним снова очутились в том же городе. И снова ребенок в розовом комбинезончике. Но теперь уже примерно годовалый. Ребенок на нетвердых ножках выбежал на дорогу. Бим мгновенно кинулся, и в доли секунды ребенок оказался на тротуаре, а я в своем кресле дома. Вот и все на сегодня.

31.03.96, 6 ч. 45 м. и 15 ч.

Приходила к Учителю дважды. Оба раза была рассеянной. Что со мною? Грустно.

01.04.96, 6 ч. 30 м.

Пришла к Учителю в обсерваторию и упала на колени. На глазах слезы и в то же время радость. Смешение сразу всех чувств. Он улыбается: «Успокойся, дитя, садись». Я села. Он отошел к окну. Стараюсь максимально сосредоточиться и в то же время войти в мозговое молчание. А, может, от излишней старательности не всегда и получается? Учитель подошел и положил руки мне на голову так, что пальцы обеих рук соприкасались и легли от основания черепа вверх, как бы продолжая линию позвоночника. «Сиди. Так надо. Информация тоже идет». Потом я подумала: «Может быть, мне надо вопросы задавать?» Кое-что спрашивала, ответы получила. Но чувствовала, что это все не совсем то. Потом мы вышли на уступ. Боже, какие краски! Раннее утро, каждый раз непохожее на предыдущее, но не менее красивое. Учитель улыбался, а я чувствовала себя полной идиоткой и маялась от собственной неполноценности. Интересно, это когда-нибудь пройдет? Потом все закончилось. Я дома.

01.04.96, 19 ч.

Под портретом Ученого. Почувствовала, что зовет. Встретил у своего домика в Горах. Я к нему, как к самому родному и близкому, со своими вопросами и переживаниями. Он сказал, что я успешно прошла все предыдущие тесты и сейчас должна идти в Башню к Учителю. Расстраиваться не надо. Рассеянность временная. Посылает в Башню, а я подсознательно стараюсь застрять у него. Чувствую какую-то вину перед Учителем. Все-таки поднялась в Башню и прошла по лестнице прямо в обсерваторию. Учитель улыбается, а я опять рухнула на колени. В принципе, я очень плохо отношусь к коленопреклонениям, но перед Учителем это получалось само собой, сразу и без осмысления, не задумываясь. Это и величайшее благоговение, это и беспредельная любовь, это, по-моему, и четкое понимание своего уровня. Это не уничижение, а подсознательное понимание, что рядом с НИМ и это место высокое, и дистанция такая огромная, что дух захватывает, а ноги сами подкашиваются.

Учитель поднял меня, подвел к окну справа от входа в обсерваторию. Из этого окна видна часть неба в красном, черном и желтом цвете (пламя?). Все мечется, горит, перемешивается. В мыслях: «Апокалипсис?». Затем он подвел меня к окну с противоположной стороны. Здесь – сияние Солнца, яркое небо, облака белые-белые. Апофеоз чистоты и Света!

Возникло воспоминание о той феерии красок, которую я видела во время концерта в Капелле. И пошла интерпретация того, что я видела (см. далее здесь же, часть 6: «Музыка – Цвет – Геометрия»).

Затем Учитель мне сказал, что на данный момент моя задача быть воином. К этому он и будет меня готовить. Я спросила: «А знания?» Ответ: «Это будет давать другой Учитель».

Разрешил изменить время медитаций на 23 часа 30 минут. Ласково со мною простился. Заглянула попрощаться к Ученому и ушла домой в ощущении счастья.

04.04.96, 23 ч. 30 м.

Пропустила два дня: была не в форме. Один раз во время медитации уснула. Все-таки гости, кто бы они ни были, очень мешают для такого рода работы. Какое счастье быть одной и какой это подарок судьбы! Господи! За все, за все Тебя благодарю!

Пришла на уступ немного раньше времени. Какая ночь! Какие звезды! Где взять в скудном человеческом языке слова, чтобы описать бесконечную красоту этого одушевленного бесконечного Пространства, где тончайшими колокольчиками звучат Небесные мелодии – Музыка Сфер. Это похоже на какие-то подвешенные и прозрачные, как лунный свет, неразрешенные доминантсептаккорды и арпеджио Дебюсси; что-то именно подвешенное в пространстве, ожидающее разрешения, которое почему-то не приходит, а мелодия идет дальше и дальше в своей прозрачности, красоте и… незавершенности.

Я растворялась в звездах, я пела с ними их Небесные Гимны. И вдруг увидела подошедшего Учителя. Поздоровалась с ним. Он пригласил меня наверх. Вошли в обсерваторию. Она несколько преобразилась: на стенах до высоты чуть меньше человеческого роста появились египетские фрески. Мелькнула мысль, что это из-за моей зацикленности на Египте. Спросила: «Правда ли, что я из Древнего Египта?» Он ответил: «Все мы оттуда». Дальше я стала задавать вопросы, и, как всегда, ответы приходили еще до того, как я успевала сформулировать вопрос. Итак:

– Цилиндры фараона можно использовать мне?

– Нет.

– Кадуцей?

– Нет.

– А другим можно?

– Нет.

– Люди еще не готовы? Это опасно?

– Да. Полетаем!

Прямо через стены Башни вырвались в ночь и устремились к звездам. На мне сразу появился какой-то воинский костюм (доспехи?). Учитель увидел и улыбнулся («Женщина есть женщина!»). Ей Богу! Я его сама не создавала! Может, подсознание пошутило? Учитель, как был в длинном белом одеянии, так и остался. Появилась мысль: «Раз такая на мне одежда – будут учить воевать». И тут же появилась некая сущность, вроде черта из «Ночи перед Рождеством». Я его, как кузнец Вакула, – хвать за хвост! Извивается, подлец, рожи корчит. Второй рукой я его хвать за горло! Держу. Думаю: «А теперь что делать? Так и держать вечно?» Тут же парализовала его, посадила в мешок из белого света, сверху водрузила крест и задала программу: «Сиди, пока из "минуса" не станешь "плюсом"». Учитель улыбается.

Летим дальше. Вижу какую-то гадкую "лохматую" черно-фиолетовую звезду небольших размеров. Оглядываюсь на Учителя с немым вопросом. Слышу: «Работай!» Легко сказать «Работай!» А мне с моими силенками что со звездой-то делать? Обратилась: «Господи, помоги!» Смотрю, а эта грязно-лохматая дрянь стала уменьшаться в размерах. Меньше, меньше… Остановилась, когда стала немного меньше метра в диаметре. «Теперь, думаю, справлюсь». Попросила Божественного Света, создала из него сферический экран и поместила эту гадость внутрь. Изолировала. Смотрю на Учителя. Улыбнулся, кивнул головой. Предложил вернуться обратно. Вернулись в обсерваторию. Учитель меня отпустил. Но мне не хотелось уходить. Попросила разрешения побыть на уступе. «Пожалуйста!»

Стою, прислонившись к северо-восточному углу Башни, смотрю на небо… и растворяюсь в этих божественной красоты далях. Безмолвно Душа моя беседует с Душами звезд. Вот уж лермонтовское «…и звезда с звездою говорит…»! Я же слышу, как они говорят! Между собою… и со мною. Они меня знают и звали с самого начала моего детства. Вот откуда у меня страстная любовь к ним с 9-10 лет! Вот откуда пронесенная через всю жизнь неистребимая страсть к астрономии! Они мне родные! Я их не просто понимаю, я их чувствую, в них растворяюсь. Здесь сейчас звезды и ночь, невесомость и умиротворение. ГОСПОДИ! Прими мою бесконечную благодарность и безграничную Любовь! Я знаю, что все это – звезды, ночь, Мироздание, бесконечность, все это – ЕДИНОЕ ЦЕЛОЕ, все это ТЫ, ГОСПОДИ, и я – ТВОЯ частичка.

05.04.96, 23 ч. 20 м.

Пришла на уступ. Совсем не та картина, что вчера. Все поглотила какая-то темно-серая мгла. Подумала: «Бедная Земля! Ведь это все вокруг нее. Надо помогать! Но как?» Представила себе некий огромный, сопоставимый с Землей космический «пылесос». Мысленно запустила его и начала чистить, засасывать эту мглу. Чувствую, что энергии для этого маловато. Обратилась за помощью ко всем Светлым силам Мироздания. Сразу дело пошло. Вроде бы, много мглы загнали в какой-то закрытый объем (почему-то узкий и длинный – этакая гигантская колбаса). Думаю: «С нею что-то надо делать». Слышу ответ: «Трансмутировать!» «Как?» Вижу другого Учителя. Кладет мне на левую руку Мальтийский Крест, а на правую – светящийся белым светом Кристалл (Камень). «Приложи, как конденсатор, к концам и дай разряд!» Подумала: «Края так далеки друг от друга – рук не хватит!» Сразу слышу: «Это мир мысли: как подумаешь, так и будет. Вперед!» Думаю: «Во что превращать – в Свет или в Пространство?» Слышу ответ: «В Пространство. В Свет для Земли еще рано». Дала разряд и сразу увидела чистое Пространство. Обращаюсь к Учителю: буду ли я у него учиться? «Когда нужно будет, позову или приду сам, как сейчас». «Как к Вам обращаться?» Улыбается: «Вспомни и подумай» и сразу исчезает. Крест и Светящийся Камень остались у меня.

  Я снова на уступе. Небо какое-то странное. В нем вдруг показалось окно, через которое видна все та же звездная ночь. Думаю: «И что с этим окном делать?» Вдруг вижу: в окне показались странные красноватые всполохи. Я ничего не стала предпринимать и пошла в Башню. Поднялась в обсерваторию. Учитель сказал, что на сегодня я свою программу уже выполнила и могу быть свободна. Почувствовала, что он занят. Про себя подумала: «Я тут тихонечко постою». Меня всю переполняла моя любовь к Учителю. И тут же поняла, что он это чувствует, и я его своими мыслями отвлекаю от важных дел. Ушла. На уступе не задерживалась.

06.04.96, 23 ч. 30 м.

Пришла на уступ. Настроение самое возвышенное – восторг и экстаз. В состоянии полета-танца влетела в обсерваторию и сразу остепенилась. Увидела Учителя, поздоровалась. На стенах нет египетских картинок. Учитель сказал, что теперь у меня в руках средство для чистки ауры Земли, и это я должна делать регулярно. Сразу вспомнила подаренные мне Мальтийский Крест и Светящийся Камень.

Учитель позвал в Космос. «Куда хочешь?» – «Орион». Оказались около левой звезды в поясе Ориона (по-моему, она называется Митака). Попросила показать планеты. Оказалось, что планетная система очень странная: четыре ближайших планеты обращаются вокруг звезды в разных плоскостях (это напоминает модель атома), а пятая – наружная огибает их всех. Ничего похожего на плоскость эклиптики в Солнечной системе нет. Наружная планета кажется оранжевой. Оказывается, мой Камень именно с нее. Захотелось посмотреть. Эта картинка показана на рис. 3.16. Слышу:

– Потом.

– А, может быть, туманность Конская голова?

– Потом.

– Сириус?

– И так знаешь о нем больше, чем другие.

Рис. 3.16. Звезда Митака и ее планетная система

Помчались обратно и оказались на уступе. Кругом ночь, а там, где стоит Учитель, – сплошное яркое сияние. Сказал, что уходит, но для меня еще не все. Осталась одна. Посмотрела на звезды. Подумала о Биме. Он тут же плюхнулся рядом на все четыре лапы. Мысленно говорю ему: «Теперь ты, как в сказке, грянешься о земь и превратишься в красного молодца». Смеется: «Нет, что ты! Я – собака». Говорю ему: «Спасибо за твое общество, но если придет Учитель, ты ретируйся, пожалуйста». И сразу же увидела со стороны звезд приближающегося Учителя, которого я уже однажды видела, ворвавшись к нему без спроса, и очень испугалась, увидев такое обилие огня. Даже спросить толком ничего со страху не смогла. А сейчас он как будто из звезд выплыл – спокойный, улыбающийся. Надо лбом лучами светится камень, торс красноватый, обнаженный, от пояса одеяние из какой-то ткани огненного цвета. «Теперь – спрашивает – не боишься?» «Нет, теперь не боюсь». «Тогда пошли!»

И мы оказались у той самой лестницы, что и в прошлый раз. Она точно так же вся в огне и уходит вверх куда-то бесконечно высоко. По краям никаких перил нет, но через несколько ступеней на краях стоят то ли люди, то ли Ангелы. Не поняла. Ступени высотой около человеческого роста. Там легко не пошагаешь! Слышу объяснение: когда человек уходит с земного плана, здесь он попадает на свою ступеньку (свой уровень вибраций) и может подниматься дальше. Я спросила о том, куда попадают «плохие». Увидела продолжение лестницы вниз, но там эта лестница не огненная, а более темная. Я спросила Учителя:

– По ней и спускаются?

– Нет. Просто падают вниз до своего уровня, а потом начинают по мере сил карабкаться вверх.

– Можно ли мне сюда приходить?

– А зачем? Здесь ты все уже видела.

Поблагодарила, попрощалась и ушла на уступ. Опять состояние экстаза и огромной Любви ко всему Мирозданию. Вспомнила Франциска: «Сестры мои, звезды…» Боже мой, как хорошо!

На следующий день я попросила одну из своих коллег посмотреть на мои ладони. О подарках своего нового Учителя я ничего никому не говорила. На моей левой руке моя коллега увидела крест, на правой – светящийся камень. Вот так-то! Здесь, пожалуй, следует сделать некоторое отступление. Очень часто бывает так, что то, с чем мы имеем дело на Тонком плане, проявляется и на физическом.

С камнем была такая история. В конце 80-х годов (еще до развала СССР) я была на конференции в Адлере (по своей основной профессии). Дело было ранней весной, отдыхающих практически не было. Как-то, прогуливаясь по пляжу, я увидела камень размером примерно с гусиное яйцо, который почему-то привлек мое внимание, несмотря на то, что был похож на все лежащие вокруг серенькие камни–голыши. Он напоминал крупную обкатанную гальку. Я его подобрала и почувствовала, что камушек-то обладает особой энергетикой. Он до сих пор со мной. Когда я распилила его пополам, то, во-первых, увидела, что он неоднороден по структуре, во-вторых, у него в разных точках среза энергия тоже разная (это я определила рукой). Так у меня появился мой камень.

С Мальтийским Крестом была своя история. Как-то получилось так, что за короткий период я нашла два православных самых простеньких нательных креста. И хоть мне говорили, что это не к добру, что подбирать их нельзя, я все-таки подобрала. Ну, не могла я где-то на дороге оставить лежащий крест! К тому же, я была уверена, что этот знак именно для меня, и ничего плохого он не таит. Так в разное время у меня появились два креста. Мелькнула мысль: «Коли пришли два креста, должен придти и третий». Потом была та самая медитация, во время которой Учитель сделал мне подарок в Тонком плане Мальтийский Крест. Я еще потом подумала: «Неужели это проявится и на физическом плане?» Вскоре в гости ко мне приехала моя школьная подруга из Германии и сделала мне подарок: серьги из агата. Агат оказался непростой – с рисунком. И на одной сережке природный рисунок агата выглядел как Мальтийский Крест.

08.04.96, 23 ч. 30 м.

Накануне была какая-то слабая, как выжатый лимон, но все-таки попробовала работать с Чечней. Не получилось. Пришлось отложить.

Сегодня пришла на уступ. За Башней сзади поднималась Луна. Звезды из-за этого менее ярки, но вершины окрестных гор, освещенные снизу светом восходящей Луны, изумительно красивы. Какая красота! Я опять впала в экстаз. Вдруг слышу:

– Ну, что, жрица, закончила любоваться? – стоит Учитель и улыбается. Я здороваюсь.

– Пойдем! – и уводит меня в обсерваторию.

– Хочешь посмотреть свой Египет?

– Конечно, хочу!

Снова вижу себя сидящей в кресле в том же помещении, которое видела, когда мне показывали мою прошлую жизнь в Древнем Египте. Встаю. Иду. Навстречу мне идет человек, огромный-огромный и светлый-светлый. Сразу соображаю, что вижу его в ментале, а там размеры, как и интенсивность светового тона, – показатель уровня духовности. Мысль: а каков он в физическом плане? Вижу высокого, очень красивого, светящегося мужчину в белой одежде и без головного убора. Только на голове через середину лба золотой обруч с уреем. Он берет меня за руку и куда-то ведет. Возникает вопрос: «Муж?» Слышу ответ: «Отец». Увидела вход в апартаменты. Очень красивое оформление: чередование золотых, синих и красных узоров (геометрический, довольно мелкий орнамент). Мысль: «Меня больше интересует не бытовая сторона». И все потемнело, исчезло.

Ну, когда я, наконец, усвою, что уж если меня учат, что-то показывают, то это не просто так, это необходимо для полной картины! Понимаю, что вопросы задавать, если что-то неясно, нормально. Но куда же я со своими пожеланиями-то суюсь? Им лучше знать, что и как мне давать!

Снова оказываюсь в обсерватории. Учитель: «Не досмотрела?» А дальше стал объяснять мою ошибку в работе с Чечней. Надо было всю черноту загнать в ограниченный объем и с торцов приложить Мальтийский Крест и Светящийся Камень, мысленно увеличив их до размера торцов объема. Почему-то я должна стоять лицом на север, Крест должен быть с запада, а Камень с востока. И дать длительный разряд. Показали, что там при этом происходит: какие-то изменчивые светящиеся образования, перерезаемые более яркими разрядами. Я поблагодарила за науку. Учитель спросил: «Что ты еще хочешь на сегодня?» Я попросила показать, что находится в Гизе под Великой Пирамидой. Не знаю, смогу ли достойно описать. Попробую.

Громадный прямоугольный зал, красиво украшенный и ярко освещенный. Зал вытянут с севера на юг. Над северной его частью пунктиром показано зеркальное отражение контуров Великой Пирамиды. Информация: это энергетическое продолжение Пирамиды вниз. На уровне 1/3 высоты от перевернутой вершины и находится пол зала. Этот зал – главное место инициации. В северной части зала точно по оси пирамиды находится кубический алтарь с соответствующими атрибутами, на стенах – Великие Арканы Таро, кроме Мага (1-й Аркан). Маг (или заменяющий его Жрец) должен стоять у алтаря, лицом к залу. Походила по залу, посмотрела. Вернулась на уступ. С благоговением и благодарностью опустилась перед Учителем на колени. Он положил руку мне на голову. «Иди, дитя. Сегодня много успели». И я вернулась домой.

09.04.96, 23 ч. 30 м.

Пришла прямо в обсерваторию. Учитель сидел за столом. Поздоровались. Предложил сесть и задавать вопросы. Я ответила, что готова слушать его, т.к. он лучше меня знает, что мне важнее всего. Он открыл какой-то экран. Появилось полное ощущение полета в открытом Космосе. Вроде бы, ничего не происходило, кроме полета. Тогда я решилась на вопросы:

1. Зачем нужны какие-то полеты, если тонкое тело может со скоростью мысли оказаться не только в любой точке нашей Вселенной, но и в любой другой?

2. Зачем нужны все эти приборы, лаборатории, машины, если любую информацию можно мгновенно получить из общего информационного поля Вселенной и преобразовать в случае необходимости посредством той же мысли?

Ответы:

1. Все это, действительно, не нужно, но нам так проще понять и принять, во всяком случае, большинству из нас – людей.

2. Тут ответить сложнее. Ты еще не все сможешь понять. Приборы и все прочее нужны для работы над материей, имеющей вибрации ниже ментала. А информацию считывать можно всегда.

На сегодня мы закончили. Ушла на уступ. Спросила, где работать по чистке. Показали район где-то около Новокузнецка. Попробовала делать, как учили. Вышло слабовато. Сил сегодня недостаточно.

14.04.96, 23 ч. 30 м.

Пришла на уступ. Полюбовалась звездной ночью… и влетела через окно в обсерваторию. «А, ты так!» – приветствовал меня Учитель. Я преклонила колено.

– Пойдем, пойдем!

– Куда?

– К Ориону. Оранжевая планета.

Оказались сразу рядом с нею. Ну, апельсин-апельсином! Правда, сверху кое-где с изумрудной прозеленью. Учитель велел идти вниз и без него. Сначала барахталась в какой-то оранжевой атмосфере, на поверхности тоже ничего интересного не увидела. Пусто как-то. Под землей все что ли? И сразу оказалась под землей в пещере. Вся пещера заполнена изумительной красоты кристаллами разных оттенков. Они светятся и тонко, как колокольчики, поют разными голосами. «Здравствуйте, братья кристаллы! Какие вы красивые! Примите мою любовь!» Пение усилилось. Походила среди них, потом подумала: «Куда теперь?» И сразу увидела проход. Пошла по нему и попала в пещеру-зал, в центре которой на постаменте лежал большой черный Камень, по форме напоминающий круглый каравай хлеба. От него во все стороны шли лучи Света, не сплошное сияние, а именно лучи. Появился человек. Очень высокий и красивый, светлый-светлый. И я подумала, что он либо хранитель Камня, либо кто-то, вроде Жреца. Спрашиваю: «Это тот самый Камень, кусок которого есть у нас (имею в виду Чинтамани)?» Он мне отвечает: «Да, но, дробясь и отдавая части себя, он не изменяется. Его задача – Корректировка Божественной Программы Эволюции. У тебя есть кусок (тот, что я подобрала в Адлере на берегу моря). Прикоснись к Камню!» У меня вдруг началось какое-то смятение. Тяну руку – отдергиваю. Вот уж несвойственное мне состояние! Слышу: «Попробуй еще раз!» Взяла себя в руки. Подошла и положила левую руку на Камень. Вдруг почувствовала, что меня заливает свет. Вся я, включая мою длинную одежду, стала бело-фиолетовой. Слышу: «Теперь иди!» Возвращаюсь в пещеру кристаллов. Иду по ней к выходу. Прощаюсь с кристаллами. Слышу: «Возьми, это тебе». В руках у меня оказывается прозрачный кристалл светло-розового цвета. Говорю: «Спасибо. Что это?» Слышу ответ: «Горный хрусталь». Взяла, вышла. Сразу оказалась в Космосе около Учителя. Хотела рассказать, а он смеется: «Я все видел». Посмотрела на себя. Бело-фиолетовый цвет остался. И сразу мы оказались в обсерватории. Я спрашиваю: «Когда же начнется работа? Мне как-то неловко – ведь я ничего не делаю». Учитель отвечает: «Ты обучаешься. Все впереди. А теперь иди, дитя, на сегодня все». Вышла на уступ, немного постояла и быстро рванулась домой.

15.04.96, 19 ч.

Сижу под портретом Ученого. Чувствую, что заработала вовсю сахасрара (верхняя чакра). Поняла – зовут. Оказалась в Горах у домов. Ученый рядом. Говорит: «Лети и смотри!». Поднялась. Смотрю вокруг. Справа, чуть в отдалении, высокий горный массив. Слева – высокая и очень крутая гора. За нею тоже горы. Между правым массивом и левыми горами вижу причудливо вьющееся ущелье. Склоны крутые и скалистые. Скалы, скалы кругом. Не вижу ни деревьев, ни даже кустарников и травы. Время предвечернее. Заката еще нет, но Солнце низко. Поднялась еще выше. Видно, как с самолета. Горы, горы, горы, снежные шапки, скалистые склоны, где-то внизу облака. А краски!!! Рерих везде и всюду.

Позвала Бима. Покувыркались в воздухе вместе. Душа пела! Такое полное упоение радостью и красотой! Чувство переполненности восторгом. Порезвились, я отпустила Бима и подумала: «Сенбернары – горные собаки. Он тут дома». И слышу: «Я не отсюда, я из Швейцарских Альп». Вот так-то.

Следующая мысль: «Я ведь так ничего и не делаю. Мне Учитель такой подарок для работы сделал, а я бездельничаю». Смотрю на левую и правую ладони, «как умная Маша» и вижу его подарки. Вдруг в голове слышу: «Не обязательно иметь замкнутый объем (как та «колбаса» это уже я соображаю), можно действовать прямо на местность отдельно каждым из подарков». Показали: ладонь с Мальтийским Крестом держать над центром Европейской части России, а вторую (со Светящимся Камнем) – где-то над Хабаровском. Сделала. Сразу вниз пошли мощные потоки. Держала довольно долго, пока не почувствовала, что можно дать «отбой».

В дальнейшем шло обучение целительским методикам. К целительству и перехожу и снова возвращаюсь к примерам (продолжив ту же нумерацию).



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (0)   Оценка:
Пока комментариев нет


Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio