05-Глава 4: Воспоминания, вылившиеся в научно-фантастическую историю - Божественный Космос


 Дэвид Уилкок - Пробуждение Странника. Глава 4

Глава 4: Воспоминания, вылившиеся в научно-фантастическую историю

 

ВЗРОСЛЕНИЕ В “РЕАЛЬНОМ МИРЕ”

УДИВИТЕЛЬНЕЕ, ЧЕМ ФАНТАЗИЯ

Я продолжал взрослеть и расти духовно, и иногда в моем сознании возникали проблески отведенной мне “миссии”. Воспоминания периодически вспыхивали в мозгу и требовали моего внимания к ним.

Я боролся также с пристрастием к наркотикам, пытаясь выяснить, как это увязывается с жизнью, к которой, я всегда чувствовал, меня вели. В результате, будучи еще в старшем классе средней школы, я написал от руки коротенький рассказ, уместившийся в двух тетрадях.

В рассказе явно проступают хорошие и плохие черты моей личности. Как вы увидите, главный персонаж Гарри – это слегка преувеличенное видение себя и того, как я себя чувствовал, основываясь на своих опытах.

Когда я впервые взялся за написание этого рассказа, я не осознавал, что Джон – главный нефизический персонаж рассказа – был подсознательным проявлением меня как Дедушки на ранее написанных страницах.

Я взял на себя смелость слегка “модернизировать” рассказ и раскрыть истинную личность Джона, чтобы увязать это произведение с последними открытиями, связанными с Вознесением, хотя и пытался сохранить оригинальное содержание настолько, насколько это возможно.

Также, я немного изменил заключительную сцену, сведя воедино данные из того, что вначале было двумя разными частями книги.

И самое важное, я изменил повествование на рассказ от первого лица, чтобы читателю было яснее, что речь идет обо мне и моих странных психоделических опытах.

Как мы увидим, мои фантазии намного превосходили события в реальной жизни.



“СУМАСШЕДШИЙ ГАРРИ: ПРИКЛЮЧЕНИЕ В СЕМИ ИЗМЕРЕНИЯХ”

Дэвид Уилкок

ЧАСТЬ 1: ГАРРИ

Дыхание было быстрым и прерывистым. Болела голова, как будто в виски вгрызалась дрель. Я бежал так быстро, как никогда раньше не бегал. Нет. Еще быстрее. Сердце билось, как отбойный молоток.

Я заблудился на странно выглядевшей фабрике. За мной гнались. Куда бежать? Как можно спастись от этого ужасного преследователя? Я не мог вспомнить, как сюда попал. Я задыхался.

Каждый мускул кричал, протестуя. Грудь горела и гудела, как раскаленное железо под ударами молота. Я огляделся, пытаясь найти выход, но ничего подходящего не увидел. Штабеля ящиков. Пар. Бесконечные металлические стены, уходящие вдаль.

Странные трубы разных размеров также тянулись вдоль стен. Лицо заливал пот. Затекал в глаза. Я побежал еще быстрее. Уголком глаза я увидел огромное механическое устройство, смонтированное на пьедестале.

Все грязное, но странно знакомое. Что-то известное, как будто виденное раньше, большое, механическое… Что-то похожее на…

(двигатель, - спокойно сообщил мой внутренний голос)

Я побежал по направлению к большому странно выглядевшему объекту с сияющей хромированной поверхностью и загадочными спиралевидными трубками и волнами. Поблизости должно быть что-то еще, целая машина, если это то, что я вижу. Что-то...

Если бы у меня была машина, я мог бы спастись! Избавиться от преследующего меня ублюдка. Что я мог сделать? Я пробежал мимо двигателя, оставив все свои надежды. Позади слышались энергичные звуки бегущих шагов. Определенно была разница между звуком моих шагов и шагов преследователя.

Клак-клак-клак – мои шаги. Сзади раздавался другой звук. Чок-чок-чок-чок. Звучало знакомо, как цокот копыт лошади, участвующей в скачках. Цокот копыт. Эта мысль заставила меня бежать еще быстрее. Копыта... Ужасное чудовище, преследующее меня.

(Чудовище, ты определенно прав. Беги, если знаешь, что для тебя хорошо)

Что это за чудовище? Оно издавало такие же быстрые, убедительные, ритмичные звуки, что и я. Это значит две ноги, два копыта, два рога?!

(Какое-то чудовище)

(Чудовище… Что за дьявольская идея? Бег от чудовища. Бег от дьявола!?)

О, Боже, только не это! Все, что угодно, кроме этого! Внезапное осознание природы преследователя прояснило мою голову. Я подумал о себе, но черты моего образа были затемнены, как будто какой-то робот-электрик проник мне в мозг и начал удалять все предохранители.

Тело рванулось вперед, а руки выбросились в надежде ухватиться за спасение. Ноги споткнулись, и я с трудом удержал равновесие, отчаянно пытаясь продолжать бег. Мозг возмущался, зная, что мне суждено погибнуть. Бежать, чтобы остаться в живых...

Бежать... Бежать еще быстрее – дыхание прерывалось, в груди хрипело, и ноги разъезжались в разные стороны. Страстно ловя каждый вдох и не получая воздуха, я бежал, выбиваясь из сил, как маленькая мышка, настойчиво преследуемая беспощадным котом, не имея никаких шансов спастись и все же надеясь.

Я увидел коридор. Он находился на расстоянии тридцати ярдов от меня. Поворачивал влево. Мозг чувствовал резкую боль. Я весь взмок от пота.

Коридор, теперь находящийся в десяти ярдах, виден довольно ясно. Я бежал так быстро, как только мог. Ум был охвачен паникой. Я почувствовал, что ноги начинают сдавать. Угол. Повернуть за угол и попытаться продолжать…

УДАР! Тупик.

Сжатие. Движение прекратилось.

Я почувствовал, как с обеих сторон мои руки сжимаются в тиски. Все, что я мог видеть, - краснота. Краснота, как будто мягкая вельветовая простыня набрасывается на округлые валуны. Валуны сжаты как мускулы. Красная кожа. Мускулистая грудь. Прямо перед моими глазами.

Схвачен. Бег закончился. Я зажат в ужасных сильных руках.

На руках когти. Когти впиваются мне в кожу.

Я закричал. Звук, который я даже не мог слышать, утонул в ужасном смехе. Все кончено. Я схвачен. Жизнь в аду, катится в ужасную бездну.

УДАР!

Я проснулся с криком, резко сел в кровати, сердце билось как сумасшедшее. Холодный пот. Я яростно огляделся, все еще задыхаясь и думая, что бегу. Потом я осознал, что нахожусь в своей комнате; это был лишь сон.

Поскольку мне хотелось вернуться к нормальному состоянию, я быстро осознал, что ужасная реальность, в которую превратилась моя жизнь, так и не изменилась.

Хотя я никогда не мог представить, что все обернется именно так, я вынужден был признать, что в каком-то смысле застрял между измерениями.

Во мне не осталось ничего человеческого, поскольку сейчас я мог видеть нефизические миры так же легко, как тот, который я привык называть “реальностью”.

Сейчас физический мир казался намного менее устойчивым и созданным из наложения паттернов потрясающих неясных волн энергии. Кроме того, каждое из моих пяти чувств значительно усилилось и обострилось.

Телефон теперь звонил громче, как будто я находился рядом с гремящим по рельсам груженым поездом. Мне пришлось позаботиться об этой проблеме, выдернув шнур из розетки. Я выключил также почти все электроприборы в доме, потому что теперь мог слышать гудение проходящих по ним токов.

Сказать, что это не очень приятно, - значит, ничего не сказать. Я действительно хотел выйти, но до смерти боялся иметь дело с физическим миром в таком состоянии.

Мысли метались со скоростью, невообразимой в прошлом, один лишь взгляд на знакомый объект рядом с домом запускал в действие миллион разных анализов со скоростью света.

Одновременно я анализировал, из чего он сделан, где, какие использовались материалы, как можно им пользоваться, сколько бы он стоил, если бы я решил его продать, в какие цвета его можно было бы покрасить, чтобы он выглядел по-другому, что произошло бы, если бы я выбросил его за окно и вдавил в землю.

Тихие звуки жевания или хождения усиливались до рева. Поэтому я старался не ходить много и силой заставлял себя поесть. Яркие объекты моей квартиры сейчас стали настолько интенсивно окрашенными и отдельными, что смотреть на них было больно глазам, поэтому я попытался закрыть то, что причиняло такой дискомфорт.

Тело ощущалось как спиралевидная, текучая колонна энергии, временами я видел, что кисти моих рук становятся прозрачными. Я пытался, как мог, избавиться от этих опытов, но что бы я ни делал, физические очертания тела не восстанавливались. Я очень боялся за свой рассудок.

Более того, в новом мире я осознал, что не один. Я мог легко воспринимать многих разных светящихся существ, окружающих меня, хотя другие их не видели.

Многие существа казались враждебными и демоническими, и я не имел понятия, как от них избавиться. Похоже, они наблюдали за мной и смеялись, хорошо осознавая мое затруднительное положение, вызванное новой способностью их видеть. Меня нервировало их присутствие, и мне хотелось, чтобы они снова стали невидимыми.

Когда все это началось, я находился в двухнедельном отпуске, однако мой отпуск закончился, и мне приходилось возвращаться в реальный мир. Честно говоря, я не знал, смогу ли это сделать.

Наконец, мне удалось достаточно собраться с мыслями для обретения стабильности, чтобы казаться нормальным среди других людей, поскольку я узнал, что, если попытаюсь, я могу замедлять свой ум в некоторой степени. И все же, вся информация и видения продолжали спиралевидно закручиваться, обтекая меня, а мир был полон сущностями.

В отчаянии я смеялся над собой, оказавшись перед лицом забавной проблемы. Мог ли я предполагать, что когда мое желание исполнится, все обернется таким ужасом? Эти вопросы беспокоили меня, как болезнь.

Почему мне не захотелось чего-то лучшего? Миллиарда долларов? Известности? Чего-то еще? Десятки желаний! Если бы я мог снова вернуться в тот чудесный день и как-то изменить то, что произошло!

Хотя все случилось лишь несколько недель назад, казалось, прошла целая вечность. Картина живо предстала в уме, поскольку мысленно я все время возвращался к ней.

В теплый весенний день мне позвонил мой старый друг по колледжу Рэй, только что вернувшийся после нескольких лет занятий антропологическими раскопками в Мексике.

Меня привело в восторг сообщение, что Рэй обнаружил странный, действующий на мозг кактус, обладавший, по-видимому, очень мощными психоделическими качествами. Несколько шаманов-аборигенов или целителей, с которыми работал Рэй, пользовались этим кактусом во время своих сеансов.

Рассказывали, что много лет назад эти кактусы появились буквально за одну ночь в большом черном кратере в песках пустыни, и за ночь до их появления несколько членов племени видели яркий свет, падающий на землю с неба.

Хотя кактусы долго скрывались и тайно культивировались, Рэю оказали честь и дали одно из священных растений благодаря его успешному сотрудничеству с племенем. Каким-то образом он ухитрился провезти кактус незамеченным через таможню в Америку.

Шаманы предупредили Рэя, что кактус обладает очень мощным воздействием, и его можно использовать только человеку с железной волей. Поскольку я жаждал испытывать новые средства для расширения сознания, мне доставило удовольствие, что Рэй предложил свои услуги руководителя в этом приключении.

Мы решили сначала установить очередность: один человек останется сфокусированным и трезвым для руководства экспериментом другого. Поскольку Рэй уже делал это с целителями, я вызвался быть первым испытателем.

Мы проводили опыт в лесу, на просторном заднем дворе дома Рэя. Он дал мне кусочек кактуса, который только что срезал перочинным ножом. Пение птиц эхом отражалось в деревьях, когда он попросил меня откусить кусочек кактуса и попытаться жевать столько, сколько я смогу.

Я поднес кусочек кактуса ко рту, и откусил совсем немного. Вкус оказался ужасным: было такое ощущение, будто вы приложили к языку батарейку в девять вольт. Вскоре сок с резким вкусом впитался во все клеточки язык, и я прошел через очень важный и необычный опыт.

Я вылетел из своего тела и вошел в какую-то серую область. К моему великому удивлению, возникло существо Света и заявило, что является исполнителем желаний.

Существо спросило, чего я хочу больше всего в мире.

Конечно, на ум сразу же пришли такие обычные вещи как, деньги и достаток, но этого было недостаточно. Больше всего в мире я хотел истинного знания, которое позволило бы обрести то, что мало кто обретал на этой планете. С не умирающим любопытством я попросил осознания всей истинной реальности, физической и духовной.

У меня была веская причина сделать это. Множество проблем и парадоксов, таких как НЛО, привидения, пси- и паранормальные феномены, годами были моей навязчивой идеей, и я жаждал ответов.

Я знал, что многого не понимаю, но сердце горело жаждой знаний. Очевидно, кто-то знал обо всем этом, и я хотел быть этим кем-то.

Казалось, это была основная идея: несмотря на то, что правительство скрывало сведения об инопланетном космическом корабле, несмотря на тайну, я смогу добраться до самой сути. Как я смог бы узнать, чего ждать? Мог ли я видеть знаки раньше? Откуда я мог бы получить знания, какова реальность на самом деле?

Я прикусил ноготь указательного пальца. Я уже мог слышать шаркающие звуки духов. Должно быть, я разбудил их всех своими криками во сне. Я уставился в потолок. Моя жизнь безумно усложнилась: ничего больше не работало по-прежнему. Я больше не мог принимать реальность на веру, как будто был инопланетянином в своем теле.

Было невероятно тяжело это выносить. Я начал терять самообладание. Сны стали намного хуже. Мне приходилось спать, чтобы убежать от мира. Но я лишь входил в другой мир, где могло случиться всякое, где следовало ожидать ночных кошмаров самого страшного и жестокого вида.

Пока я смотрел в потолок, поглощенный своими мыслями, любопытные спиралевидные паттерны лепнины начали течь, вращаться и менять форму. После обретения этой чертовой способности, одним из моих первых наблюдений стали странные колебания образов.

Ни один объект не был по-настоящему твердым. План существования, на котором я жил прежде, был плоским. Там можно было рассчитывать на твердость объектов, они не двигались и не исчезали, как сейчас.

Я сел и потянулся, замечая, что яйцеообразная аура света, окружающая мое тело, сияла сейчас иначе, чем обычно, более здоровым цветом. Вокруг живота закручивался зловещий круговорот тьмы. Я был дико голоден.

Когда я поднимал с пола брюки, с них соскочило маленькое существо и тут же исчезло из виду.

“ЧЕРТ ПОБЕРИ!” – закричал я. А про себя подумал: “Бог есть”. И все сводится к вопросу равновесия. У всего хорошего есть плохое, у каждой инь всегда будет ян, - такова природа Вселенной.

Кто может сказать, сколько человеческих жизней тайно мучили эти маленькие гномы? Единственной разницей между мной и другими людьми было то, что теперь я обрел способность их видеть, и их существование больше не было для меня секретом. Они такие забавные, слишком забавные. Казалось, они везде.

Надевая рубашку, я заметил, как один из маленьких зверьков смотрит на меня из-за полки. Рассердившись, я схватил лежащую на полу бейсбольную биту и бросил ее в это маленькое чудовище. Это был плохой бросок: я промахнулся. Единственное, что я услышал, - тонкое хихиканье, от которого волосы стали дыбом.

Я положил руку на свой холодный потный лоб. Я проклинал себя, вопрошая: “И зачем мне захотелось узнать, какова реальность на самом деле?” Я был почти уверен, что пути назад нет. Хотя с момента появления первого видения прошло всего две недели, казалось, что прошла вечность.

Прошедшие две недели казались гнетущим кошмаром, от которого было невозможно проснуться или спрятаться.

У меня была карьера и ответственность, меня окружали люди, с которыми нужно разговаривать. Важность всего этого начала терять значение. Даже сохранить рассудок, находясь среди других людей, становилось достаточной проблемой.

Мысль о возвращении на работу наполнила меня новым очень реальным страхом. Я делал все, что мог, чтобы удержаться на плаву, но чувствовал, что моя жизнь сжимается со всех сторон.

Я застегнул пряжку на поясе. Сделав глубокий вдох, я начал двигаться сначала к ванной. Затем я открыл дверь спальни. Именно тогда я впервые почувствовал себя психотиком.

Я медленно закрыл дверь спальни, убедившись, что абсолютно спокоен. Предусмотрительно я позволил язычку замка скользнуть на место в раме двери. Мне не хотелось привлекать внимание, поэтому не нравился громкий звук закрывающейся двери.

Я быстро выглянул в холл. На полпути к холлу стояло покрытое листьями чудовище. Это было большое растение, о котором я заботился ежедневно вот уже несколько лет. Я увидел красивую многоцветную ауру, окружающую растение. Меня охватило чувство благоговения. Я никогда не знал, что растения такие живые.

“Привет, Гарри”, - сказало растение. “Как дела?”

“О, замечательно, все замечательно”, - ответил я.

“Неужели? Гарри, прекрати, меня не одурачишь. Ты определенно чем-то обеспокоен. В чем дело?”

“Эти чертовы растения слишком много знают”, - подумал я про себя.

“Ну, всего мы не знаем, - сказало растение, - но если всю жизнь сидеть на одном месте и ничего не делать, тебя начинают интересовать люди, с которыми ты живешь”.

“Я тебя слышу, но совершенно не привык рассматривать растение как личность, рядом с которой живу. Ты никогда не разговаривал!”

“По крайней мере, сейчас тебе достаточно повезло: ты можешь поговорить с тем, кто знал тебя много лет. Вряд ли это можно сказать о большинстве твоих друзей”.

“Да, полагаю, ты сейчас заработал очко”, - признал я.

“Гарри, прекрати, я вижу, тебя что-то мучает. Ты почувствуешь себя лучше, если скинешь груз со своей души. Что тебя беспокоит?”

“Ну, - сказал я, - ты прав. Я действительно расстроен. Я больше не справляюсь с этим миром. До последних двух недель все в жизни казалось намного легче. Даже если я был загружен работой или пытался выполнить ее в установленный срок, это не идет в никакое сравнение с ежеминутной борьбой, которую мне приходится вести за сохранение рассудка”.

“Да, представляю. В твоем случае это достаточно трудно, - сказало растение. - Что именно делает тебя таким печальным?”

“В этом чертовом мире имеется слишком много негативных, отвратительных жизненных форм. Кажется, я никуда не могу пойти, чтобы не видеть демонов и не слышать говорящих со мной вещей или вещей, говорящих друг с другом. Я привык думать, что лес тих, а сейчас я никогда не могу оставаться один”.

“Ну, это не значит, что у тебя должна быть негативная реакция, - произнесло растение. - Вокруг тебя всегда есть что-то, с чем можно поговорить, и мне кажется, что это хорошо, поскольку ты больше можешь не страдать в тюрьме своих личных мыслей”.

“Если бы было только одиночество, все было бы в порядке, - заметил я, не прислушиваясь к доводам растения. - Но проблема в самой компании! Я настолько захвачен духовным миром, что у меня нет времени разговаривать с реальными людьми! Каждый раз, когда я вижу негативных сущностей, мне кажется, что они за мною наблюдают, строят козни и так далее. Кто знает, что могли бы сделать эти маленькие негодники, если бы объединились?”

“Ну, - сказало растение, - истина в том, что в духовном мире всегда существует равновесие между добром и злом. [11часов 11 минут, 30 марта 1999 года.] Тебе следует больше концентрироваться на добрых духах, а не на злых. Мы здесь для тебя и можем управлять тобой, подсовывая тебе проблемы”.

“Спасибо, - сказал я. - Мне нравится беседовать, но мне нужно подготовиться к работе. Думаю, мне следовало продолжать спать, когда прозвонил будильник”.

Этот чертов будильник был одной из последних вещей, которых я еще не отключил. А сон был похож на то, как будто я угодил в ловушку внутри своего ума. Не знаю, что хуже – бодрствовать или спать! Сейчас я с трудом улавливаю разницу.

Именно это и пугает. Я искренне думал, что этим утром меня утягивают в ад. Потом я проснулся и обнаружил, что у меня нет времени принять душ и уйти!”

“Да, могу себе представить, каким мучительным был сон. Тебе лучше уйти, если ты хочешь это сделать. Просто помни, что кто-то всегда здесь, чтобы поговорить и помочь тебе. Тебе никогда не следует пытаться переживать твои опыты одному. Могут произойти и другие, более сильные вещи. Просто наблюдай. Иди и прими душ”.

“Спасибо, - сказал я. - Увидимся позже”. Я нажал на белую кнопку и медленно вошел в ванную, еще опасаясь почти невероятного опыта, который произошел со мной так недавно.

Я прислушивался к шелестящему звуку, отдававшемуся в моей голове, пока я чистил зубы. Мне пришлось заставить себя сделать это, но каким-то образом именно это помогло мне спуститься на землю. Я тупо уставился на черную бумагу, которой, будучи в ужасе, завесил зеркало в ванной.

Это было одной из моих самых пугающих проблем: мне казалось, что зеркала представляют собой некий вид врат в абсолютно другую вселенную, иногда называемую Потусторонним Миром, где абсолютно не применимы те немногие законы, которые я знал на Земле. Насколько я мог знать, Потусторонний Мир был обратной стороной физической реальности.

Это было темное место, состоящее целиком из потоков пульсирующей голубой энергии. Хотя физический мир там был еще виден, все его объекты казались ничем иным, как светящимися теневыми проекциями. Казалось, когда любая сущность путешествует в мой собственный мир, это происходит медленно и трудно, но на другой стороне зеркала они могли появиться достаточно легко.

Меня часто интересовало, что бы я мог увидеть или испытывать там, и в то же время я до смерти этого боялся. На меня и так уже сильно повлияло то, что я увидел внутри моего собственного пространства, но я каким-то образом знал, что в Потустороннем Мире не работают даже эти правила.

Через эти врата можно достичь всего живого в любом измерении, прийти на Землю и стать видимым. Межпространственным духам нужно было лишь найти достаточно большое зеркало. Если телесная оболочка была холодной и ненарушенной, можно было воспользоваться даже поверхностями морей и озер.

Сейчас, когда я мог их видеть и больше не сомневался в их реальности, я буквально цепенел от мысли о пребывании вблизи одного из этих порталов, поскольку я знал, что в моем новом теле они могли бы утащить меня, если я не буду осторожен.

Я чувствовал, как мои нервы охватывает холод. Прошла всего неделя с тех пор, как я сделал это открытие здесь, в ванной, когда брился. Я наблюдал странные энергетические ряби, которые теперь мог видеть на лице в зеркале, когда умывался, и опустил голову, чтобы смыть толстую мятную пену.

Подняв голову, я почти подавился остатками пасты, потому что в зеркале прямо позади меня отразилось плоское изображение абсолютно черной фигуры в капюшоне, которая, казалось, изгибалась внутрь своих границ!

Я не мог различить ничего, кроме неясного очертания, но самым пугающим было то, что сама форма этой фигуры как будто была неким видом вихря в пространстве и времени, угрожающего всосать меня в себя! Это не был обычный “низший астрал”, это было нечто намного более мощное и зловещее.

Я чувствовал себя так, как будто земля ушла из-под ног. Инстинктивно мои руки ухватились за край раковины, зубная щетка бесполезно отлетела в сторону.

Слюна и пена разъедали губы, пока я поворачивался, чтобы посмотреть на вихрь позади меня. Но не увидел и не ощутил ничего, кроме удивительного давления на грудь холодного воздуха. Слегка расслабившись, я опять повернулся к зеркалу и обнаружил, что фигура еще там, за мной.

Адреналин ворвался в организм, по нервам пробежало электричество, сердце напряглось от давления и казалось очень тяжелым, когда ум резко выдернулся, а время замедлилось до вечности.

И хотя я знал, что передо мной было стеклянное зеркало, в отчаянии, я инстинктивно попытался проткнуть образ и закрыть проход, разрушить ужасное чудовище, - последствия меня не волновали.

С огромным усилием я отступил на шаг и сильно ударил кулаком. Адреналин вызвал головокружение и тошноту, когда моя рука до самого плеча глубоко погрузилась в зеркало, не разбив его.

К моему великому удивлению, зеркало вело себя как тонкая мембрана, ведущая куда-то еще! Я отчаянно пытался освободить руку, но ледяной холод все больше и больше втягивал меня в вихрь резкими рывками, временами захватывая почти до шеи.

Меня охватила неконтролируемая дрожь, по травмированному лицу текли слезы, я кричал, как маленький ребенок, удивительно высоким голосом. Чем сильнее я кричал, борясь и сопротивляясь, тем глубже погружался. Я отчаянно пытался удерживать ногу рядом с зеркалом, чтобы остановить дальнейшее погружение.

Без предупреждения, крик вдруг оборвался, и буквально через секунду, в виде внезапной вспышки, в моем уме появился некий образ.

Казалось, это был высокий светящийся человек, облаченный в мантию. Крик вернулся с еще большей силой, пока я боролся с пугающим вихрем, затем произошла еще одна вспышка. Потом еще и еще.

Каждый раз она была немного длиннее, а образ слегка отчетливее. В отчаянии я пытался сфокусироваться на нем, а существо на редкость спокойно смотрело на все, происходящее со мной. Когда я сфокусировался на образе, мне показалось, что часть меня переместилась туда, и в моем мозгу появился глубокий, звучный и многократно отраженный голос.

“Посылай ему любовь, посылай любовь изо всех сил, тогда он не сможет тебя ранить”.

Ободренный возможностью решения, я почувствовал, что наполняюсь глубинной силой. Каким-то образом это облаченное в мантию существо руководило мной в этом адском опыте.

Посредством важного внутреннего знания я почувствовал, что вся любовь, которую я когда-либо испытывал, собирается вместе в критическую массу, эта сила накапливается внутри меня, а хаотическая борьба отходит на второй план. При этом мое физическое тело тряслось и кружилось.

По мере того, как энергия накапливалась все больше и больше, я успокаивался и становился кристально холодным. Энергия поднималась вверх до тех пор, пока не стала угрожать расширить меня больше моих собственных пределов. Я попытался собрать энергию в одну точку на лбу, а затем с сильным криком “НЕТ!” я выстрелил ею прямо в образ.

Комната сразу же наполнилась слепящим белым светом, а сжимающее давление вдруг исчезло. Мое тело по инерции откинулось назад в результате невероятного усилия, которое я совершил.

Неспособный за что-то ухватиться, я опрокинулся на спину и приземлился на корзину для грязного белья, свалившись в нее с сильным ударом. Мне следовало выбраться из нее, что я и сделал. Спотыкаясь и крича, я выбежал из ванной, чуть не упав, потому что зацепился за банный халат.

Это пугающее событие вызвало во мне ужас перед зеркалами. В то же время, меня интересовало, что бы произошло, и куда бы я попал, если бы меня утащил этот пугающий образ. Собственная паранойя заставила меня завесить все зеркала черной одеждой или бумагой так, чтобы позади меня ничего не возникало.

Если зеркало было завешено, все было прекрасно, поскольку я обнаружил, что могу положить руку на его поверхность, и она не проходит сквозь зеркало.

Несмотря на бодрящее тепло душа, я не мог не чувствовать паранойи от дурных воспоминаний. Меня почти захватило светящееся существо в мантии, и предложенное им решение привело к появлению слепого плотского страха перед любой дальнейшей атакой.

Я не знал, сработает ли еще раз трюк с “любовью” и появится ли сила, чтобы помочь мне в случае необходимости. Короче говоря, я не доверял опыту. Мне становилось известным такое множество новых и пугающих вещей, что я с трудом мог их “переварить”. Моей реакцией была вульгарная неослабевающая паранойя.

Стоя у раковины, я причесался и побрился, уставившись в черные нити плотной одежды и представляя, как выглядело бы мое лицо в зеркале. Я наловчился совершать все туалетные процедуры без зеркала, но до сих пор не мог обходиться без порезов лица во время бритья.

В гуще всех этих событий для меня было очень важно продолжать бриться: гигиена была частью того, что помогало мне не ощущать себя сумасшедшим. Сполоснув и подсушив волосы, я оделся и направился вниз.

Спускаясь по лестнице, я на секунду подумал, что увижу пугающие паттерны и карты в темных линиях ковра. Они четко проступали, но не имели для меня никакого смысла.

“Ну, если это реальность, тебе многому еще необходимо научиться”, - громко сказал я стенам.

“Да, - ответил невидимый голос, - это так”.

От звука голоса я подпрыгнул от испуга. Голос принадлежал привидению по имени Джон, делившему со мной этот дом. Джон прожил здесь тринадцать лет прежде, чем умер от внезапного инфаркта.

Рассказывали, что тело Джона значительно разложилось, потому что он жил один и был обнаружен монтером через несколько недель после смерти! К сожалению, его смерть была незавершенной, потому что он оставил незаконченное дело на Земле.

Поскольку он ощущал необходимость не отдаляться от материального мира, он остался в старом доме в виде духа. Он никогда не объяснял мне, в чем состоял его долг. Долг вынуждал его скитаться по дому, как будто все было хорошо, а затем возвращаться в комнату, где его тело медленно разлагалось, и наблюдать за останками.

Джон обрел силу перемещаться в другие измерения, но это никоим образом не было полным достижением духовного продвижения.

Позже я узнал, что ему так не удалось достичь космического сознания. Это тот момент, когда дух узнает достаточно, чтобы обрести дар слияния с Одним. Затем он равномерно распределяется по всей вселенной и ее параллельным соседям и играет активную роль в сотворении новых измерений существования.

Джон пытался развлекаться, как мог, всегда стремясь найти способ выйти из такого состояния, чтобы обрести свободу. Он знал, что я был выходом из положения, и в каком-то смысле это его расстраивало. В то время я не имел об этом никакого понятия.

Когда Джон заговорил со мной впервые, я попытался не показать своего внезапного страха. “Привет, Джон”, - сказал я. Мне потребовалось некоторое время, чтобы научиться иметь дело с Джоном. Раньше я никогда не встречался с привидением, и моими первыми реакциями были вспышки страха.

Мне удалось справиться с ситуацией достаточно быстро, поскольку я осознал, что привидение – это довольно хороший парень, просто находящийся на иной стадии духовного развития, чем я.

“Итак, Гарри, как ты?” – спросил Джон.

“Да, думаю, все в порядке, за исключением того, что я смертельно голоден”.

“Прекрати, - сказал Джон. - Я видел, как ты подпрыгнул, когда я с тобой поздоровался”.

“Ну, полагаю, ты и сам мог бы сказать, что все это довольно необычно, - честно признался я. - Думаю, это нечто намного большее, чем то, с чем я ожидал столкнуться. Кажется, все обрушивается на меня со всех сторон, и я ничего не могу сделать, чтобы остановить процесс”!

Мои слова заставили Джона глубоко задуматься, пока мы шли на кухню. Когда я приблизился к полке, на которой стояли крупы, Джон снова заговорил. “Не знаю, так ли уж ты беспомощен”, - начал он.

“Знаешь, каждый человек – возничий колесницы своей судьбы. И если ты веришь в себя, ты можешь делать все, что захочешь. Мне бы только хотелось выучить мой урок, пока еще есть время. Быть успешным в жизни не так уж трудно. Нужно только верить в свои силы. Чтобы преуспеть, нужны сила воли и определенность”.

Я вытащил пачку хлопьев и ложку. Коробка с хлопьями была открыта, и я начал перекладывать их в миску. Я смотрел в глаза Джона, слушая с таким вниманием, что не заметил, как рассыпал хлопья на стол.

“Эй, следи за собой”, - заметил Джон. Я посмотрел вниз и обнаружил, что я сделал.

“О, черт!” - закричал я.

“Расслабься, это всего лишь хлопья, - сказал Джон. - Тебе следует перестать волноваться. Просто переложи хлопья в миску.

Попытайся вспомнить, что ты был наделен невероятными новыми способностями одновременно с тем, как оказался ослабленным тем, что ты видел. Ты можешь заставить вещи работать так, как ты хочешь. Просто подумай: ты обладаешь способностями, которыми не обладает никакой другой человек, живущий на Земле.

Если ты начнешь ими пользоваться себе во благо, результаты могут оказаться потрясающими. Думаю, тебе следует оставить страхи и пройти через зеркало вместе со мной. Гарантирую, ты увидишь людей и места, намного более пленительные, чем ты мог бы себе представить”.

“Прекрати, - ответил я, - я не готов. Перестань на меня давить! Когда я буду готов, я это сделаю. А пока мне даже страшно об этом подумать. Я не представляю, чего ожидать. Разве не там живут все существа более низкого уровня?”

Когда Джон заговорил снова, я все еще сидел, уставившись голодными глазами на свои хлопья. Мой ум был вновь паранойей, и думать о чем-то физическом было великим облегчением.

“Не волнуйся насчет этих существ. Обычно они не трогают меня. И даже если бы тронули, я знаю, как с этим справиться. Видишь ли, наши духи значительно выше, чем их, в смысле уровня вибрации. Это значит, что мы можем прыгать из измерения в измерение быстрее, чем они. Мы можем буквально перегонять их на разных уровнях пространства и времени”.

С набитым хлопьями ртом я воскликнул: “Ну, тебе хорошо, а как насчет меня? Если бы этот призрак утащил меня в зеркало, где гарантии, что моя душа не стала бы чем-то большим, чем чьей-то пищей?”

“Насчет этого не волнуйся, - сказал Джон. - Я могу научить тебя, как путешествовать по измерениям”. Я жадно жевал, мои зубы перемалывали хлопья, а глаза уставились на Джона; меня охватил благоговейный страх.

Джон продолжал: “Тебе просто следует выучить, что говорить, и помнить имена и формы образов разных измерений. Как только ты усвоишь эти простые вещи, тебе будет легко делать все, что ты хочешь. В каком-то смысле ты наделен почти божественными способностями, а все, что ты делаешь, - теряешь время, просто сидя, разглагольствуя и сердясь”.

Это задело меня за живое. “Каково черта! Что ты можешь знать?” – закричал я, с моих губ срывались капли молока и крошки хлопьев, глаза расширились. Ложка царапала миску, пока я махал обеими руками.

“Ты даже не понимаешь, как это мучает меня! Я не знал, что эти “способности” могут быть такими сильными и пугающими. Плюс, я чувствую, что меня все время преследуют демоны, и это явно несвойственно счастливой личности”, - продолжал я с саркастической ухмылкой.

“Думаю, я понимаю твои проблемы, - сказал Джон. - Просто требуется некоторая подгонка твоего существа под новые обстоятельства, чтобы ты чувствовал себя комфортно. И в этом ты не останешься одинок; просто ты сделал это немного раньше, чем кто-либо другой.

Все человеческие существа обладают способностью делать вещи, о которых они только мечтают в их обычных жизнях. Благодаря “модернизации”, вы утратили все древние духовные учения. Ваши ученые мужественно признают, что вы имеете доступ лишь к 10% вашего мозга!

Кактус, которым ты воспользовался, - это лишь один из возможных путей открыть ворота шлюза. И сейчас весь твой мозг говорит сам с собой в твоих осознанных восприятиях и осознает другие уровни вибрации, окружающие его. Вы могли бы это сделать и без растения, но, возможно, на это потребовалось бы много лет сознательных усилий. По крайней мере, до момента открытия вихря”.

“Какого вихря?” – спросил я.

“Видишь ли, Генри, мы приближаемся к тому моменту, когда с подобными опытами придется иметь дело всем вашим людям, готовы они к этому или нет. Для тебя прохождение через все это – замаскированное благословение, поскольку намного легче преодолеть страхи, когда окружающий мир еще во многом стабилен.

Вихрь, о котором я говорю, - это окно в измерения, частично создаваемые циклом вашего Солнца. Мне потребовалось бы много времени на объяснение, но, может быть, мы испытаем это когда-нибудь, если ты захочешь.

Просто скажем, что ты – лидер в самом фантастическом опыте в истории вашей планеты. Большинству других людей потребовались огромные усилия, чтобы получить те результаты, которые ты имеешь сейчас”.

“Звучит так, как будто я на минутку спустился в ад”, - сказал я, делая глубокий выдох, мои напряженные мускулы начали расслабляться.

“Бесспорно, - ответил Джон. - В то время как большинство людей пользуются лишь малой толикой этих естественных способностей, ты имеешь доступ почти ко всему. Это дает тебе невероятное преимущество. Со временем ты откроешь, насколько захватывающе все это”.

“Но сейчас я не уверен, что это так захватывающе, - сказал я, доедая последние хлопья, плавающие на поверхности молока. - Моя жизнь – это ад, а сейчас я еще и опаздываю! Который час?”

“Почти восемь”, - ответил Джон. Он никогда не смотрел на наручные или настенные часы.

“О, парень, мне пора уходить”, - воскликнул я. Я сунул миску в раковину и вылил остатки молока. Сверху Джон сказал: “Не собираешься ли ты спасти кого-то из наших пушистых друзей? Я видел одного, выглядевшего, как кошка. Подумай об этом, мы можем воспринимать их как домашних животных”.

“Забавно, - ответил я, складывая тарелки в шкафчик (каждая тарелка звенела и бренчала в моей голове). - Это последнее, чего бы я хотел. Возиться с маленькими ублюдками”.

“Прекрати, ты мог бы, по крайней мере, попытаться их принять, - сказал Джон. - Если они вызывают у тебя страх, они могут направить тебя к своему командиру, который мог бы привлечь больше твоего внимания. Тогда все было бы в наших руках”.

“Не знаю”, - сказал я, закрывая коробку с хлопьями. Я взял ключи со стола, слыша невероятный шум металлического звучания внутри моей головы. “Я не собираюсь тратить время, тревожась об этом. Ситуация и так достаточно плоха”.

“Это так, но ты все еще пытаешься не показывать страха. Тебе следует начать относиться к моим предложениям серьезно, поскольку есть много разных сущностей, требующих твоего внимания”.

“Какая замечательная мысль! - воскликнул я. - Плохо уже то, что я вижу всех этих сущностей, а ты говоришь, что это только верхушка айсберга. Что мне делать, если я вижу нечто, обладающее еще большей силой?”

“Просто притворяться, что ты его не видишь, и он, возможно, не заметит тебя”, - ответил Джон.

“А что если он меня заметит?” - озабоченно поинтересовался я.

“Молись, - отреагировал Джон, - и отправляй мне мысленное послание о своей проблеме. Я помогу тебе настолько быстро, насколько это возможно”.

“Ну, это успокаивает”, - сказал я. На какое-то мгновение я подумал об опыте в ванной, взял коробку с хлопьями и начал открывать дверцу шкафчика. Когда она полностью открылась, и внутри шкафчика загорелся свет, оттуда выбежали два маленьких пушистых создания.

Они совокуплялись друг с другом весьма откровенно и неприлично. Для меня это было слишком. Вдруг я сломался. Я засунул коробку на место, прокричав: “Черт возьми! Это мой дом! Я ненавижу вас, ублюдки!”

Я с силой хлопнул дверцей шкафчика, она ударилась и открылась снова. Шум был почти невыносимый, многократно превышающий понятие, “оглушающий”. Когда я снова посмотрел в открытый шкафчик, маленькие твари внезапно и загадочно исчезли. Я покрылся холодным потом.

“Прекрати, прекрати, расслабься!” – сказал Джон. Его голос был взволнованным и быстрым: “Ты позволяешь им делать это с тобой! Просто игнорируй их”.

Я сделал несколько глубоких вдохов и успокоился, мой голос понизился. “Да, ты прав, моя мать всегда говорила то же самое о хулиганах на школьном дворе. Игнорировать их всегда было намного труднее, чем ввязываться в драку, несмотря на то, как легко она об этом говорила”.

“Тебе все же следует попытаться: ты собираешься сделать вещи намного более трудные, чем это”.

“Прекрасно, - сказал я. – Но сейчас я должен идти на работу или могу ее потерять. Мне не платят за сидение дома”.

“И чего же ты ждешь? Выноси свою задницу за дверь!”

“Хорошо, позже, - ответил я, закрыл шкафчик и направился к двери. - Пока”.

“”Тебе следует принять свой совет”, - откликнулся Джон.

“Мудрая задница”, - пробормотал я, открывая дверь и собираясь выходить.

“Я тоже люблю тебя, Гарри. Хорошего тебе дня на службе, и попытайся успокоиться. С твоими новыми способностями, тебе следует оставаться очень сфокусированным, чтобы никто не заметил разницы в твоем поведении”.

“Да, я знаю, – отозвался я. - Сделаю все возможное”.

“Тебе придется постараться, особенно после того, что здесь завертелось”.

“Думаю, ты прав”.

“Я прав. А сейчас поспеши!”

* * *

ЧАСТЬ 2: ДЖОН

Гарри вышел за дверь, а меня охватило воодушевляющее ощущение свободы. Уход Гарри на работу, наконец, давал мне достаточно времени, чтобы открыть одно из завешенных им зеркал и совершить путешествие в другие измерения. Я не делал этого слишком долго.

“Думаю, успею прочесть экземпляр пятимерного еженедельника”, - шутливо подумал я про себя и улыбнулся. На самом деле, это совсем не было привычной для землян газетой, а поскольку я не был там больше двух земных недель, это не являлось еженедельником”.

Однако мне все еще нравилось играть с земной терминологией. Я пошел в гостиную. “Гарри – замечательный парень, но он – очень расстраивающаяся сущность, с которой предстоит много работать, - подумал я про себя. - И он совершенно не осознает, что я прикреплен к нему, и даже не догадывается о том, какова наша истинная миссия здесь”.

“Надеюсь, когда придет время, я все ему покажу и возьму его с собой через зеркало. Однако до этого ему предстоит пройти долгий путь”.

Бродя по дому, я продолжал свой внутренний монолог. “Очень плохо, что он не пользуется своими силами для хороших дел. Он мог бы многое сделать, если бы искренне принял свою судьбу, а не сражался с нею.

Почему всегда оказывается, что самые сложные личные проблемы разрешаются легче всего? Демоны не могут сделать Гарри ничего больше, как если бы они были безобидными белками или кроликами. Мне бы хотелось найти способ показать ему, что он действительно может многое сделать для себя.

О, по крайней мере, я могу воспользоваться своими силами конструктивно, и в подходящее время я должен научить его делать то же самое”.

Я вошел в гостиную. Здесь, в центре комнаты, стояла большая вешалка с темной одеждой, скрывающая одно из самых грандиозных зеркал во всем доме. Оно царственно висело на стене, как будто само зеркало знало, на что оно способно, и гордилось этим фактом.

Я подошел к зеркалу и осторожно начал снимать слой за слоем изоляционную ленту, закрепляющую одежду, начиная сверху слева. Для выполнения этой задачи мне приходилось сжимать пальцы в реальность третьей плотности. Я медленно снимал одежду до тех пор, пока не освободил добрых три четверти всей поверхности зеркала.

“Надеюсь, Гарри еще не возвращается, - подумал я про себя. - Он бы непременно вернулся, если бы знал, что я снимаю защитный экран паранойи с зеркала. Однако не думаю, что мы унаследовали непостоянство желаний”.

Я необычайно восхищался своим отражением. Еще интереснее был фон, поскольку все выглядело так, как будто я смотрю через двустороннее зеркало в магазине и могу видеть офис на другой стороне. Я ухватился за обе стороны рамы и двумя ногами ступил на полочку под зеркалом.

Одну ногу я переместил ближе к зеркалу, плотно прижав ее к нижней части рамы. Быстрым резким движением я толкнулся головой вперед в зеркало и перебросил вторую ногу через раму, чтобы убедиться, что смогу пройти сквозь стекло.

Мое тело пролетело через портал, и я вошел в Потусторонний Мир. Все объекты сохранили свои очертания. Потусторонний Мир ничем не отличался от реального, кроме пугающего отсутствия света.

Туманная переливчатая форма голубой энергии плавала вокруг всех естественных объектов, и, поскольку в доме было много деревянных панелей и мебели и все это сияло, вы могли хорошо видеть свой путь. В этой сфере видение слегка изменено: все окружено расплывчатым неотчетливым ореолом.

Я ступил на покрывающий пол ковер, подняв облако пыли, об избавлении от которой заботились весьма редко. Затем я огляделся с определенным чувством уважения, поскольку здесь скопилось много полезной энергии, которой я мог бы воспользоваться.

Я уже ощущал себя светящимся, и чем дольше это продолжалось, тем труднее было вернуться. Я начал выходить из комнаты, находящейся на противоположной стороне стены, на которой висело зеркало.

Направляясь к двери, ведущей в кухню, я решил поэкспериментировать со странным феноменом, являвшимся характеристикой Потустороннего Мира. Я уже делал это сотни раз, но этот феномен все еще меня интересовал.

Пройдя через арку моей старой берлоги, я направился в кухню. Продвигаясь через дверь, ведущую в гостиную, я чуть не ударился ногой о торчащий край стола и рассмеялся. Я оказался приверженцем традиций: будучи духом, я редко проходил через твердые объекты. Просто это был не мой стиль.

“Ах, что за черт”, - сказал я с улыбкой на лице.

Я сделал несколько шагов назад и вдруг сорвался на неистовый бег, рискуя удариться о стол. Сумасшедшим скачком я прыгнул над столом, и погрузился в стену ногами вперед. Я не рассчитал прыжок и закончил приземлением на копчик в гостиной.

Единственной причиной, почему я вообще приземлился на пол, было мое убеждение в том, что это был пол, и мои мысли сжали энергию в физически реальную вещь здесь, в Потустороннем Мире.

“Слава Богу, что я дух, – подумал я про себя. - После такого приземления реальные люди получили бы травму на много дней”. Я встал и отряхнулся. В Потустороннем Мире материя не такая твердая, как в обычном земном измерении, пока вы не захотите, чтобы она была таковой.

Там все энергетические поля существуют рядом друг с другом, поэтому очень легко переходить из измерения в измерение. Нужно только знать названия и формы измерений, и вы можете исследовать тысячи вселенных.

Я счел любопытным, что в Потустороннем Мире сами зеркала обладают очень интересным свойством. Если бы они не были завешены темной бумагой, как это сделал Гарри, они были бы зловещего, аспидно-серого цвета.

Они отражают свет с другой стороны в виде пугающего туманного сияния, похожего на отражение неба с поверхности озера. Несмотря на вариации серого цвета, все выглядело как гигантская мраморная панель.

После выбора направления движения, простое действие визуализации направило бы меня к надлежащему зеркалу или поверхности, а смутные отражения подсказали бы мне, куда я иду. После прохода через него зеркало успокаивается, делается безжизненным и уплотняется.

Гарри этого еще не осознавал, но мне было очень трудно проводить с ним много времени, поскольку местом моего естественного обитания был Потусторонний Мир. Во мне было много того, чего Гарри еще не понял, и о чем он узнает намного позже. До тех пор, пока он не свяжет концы с концами, я отвечаю за его “содержание в рабочем состоянии” и благополучие.

Думая обо всех этих вещах, я подошел к зеркалу, из которого несколько минут назад на меня смотрело мое отражение. Пока я просовывал руки в зеркало, в уголках моего рта появилась улыбка. Я все еще испытывал небольшой шок, видя свои руки обрубленными до запястий. Вытянув руки из зеркала, я встал на одну ногу.

Другую ногу я втолкнул в зеркало. “Аааа-ххх, моя нога!” – закричал я, широко улыбаясь. “Однако пора перестать баловаться. Нужно идти на Совет и получить газету”, - воскликнул я. Хотя это никоим образом не было газетой, я привык к земной терминологии и озвучивал понятие именно так.

Я сделал глубокий вдох и приготовился произнести слова. Я хорошо знал, что для такого рода путешествий требуется одно - повысить уровень вибрации до другой частоты. Реальное “пространство”, куда я направлялся, вполне могло иметь то же самое координатное положение. В каком-то смысле, я мог никогда физически не покидать этой гостиной.

Однако сейчас я хорошо знал, что могу удерживать точную фокусировку, позволяющую воспринимать определенное измерение, абстрагируясь от всех других.

Чтобы перепрыгнуть из одного места в другое, следовало лишь подумать о другом месте, и я уже оказывался там. Чтобы избежать путаницы, я озвучивал свои желания, и временами расстраивался, попадая в другие зоны реальности, куда не собирался идти. Хотя я легко находил пути назад, это не доставляло мне удовольствия.

Я начал говорить. “Измерение Заладриэль, сектор ZQX-33. Транспортировка”. Я ощущал знакомое противное давление, пока с невероятной скоростью летел через пространственно-временной туннель, направляясь в новое место назначения.

Область, куда я попал, была поверхностью планеты, существовавшей в том, что земные ученые назвали бы пятым измерением. Несмотря на более высокий уровень вибрации, обитатели планеты еще имели форму тела, внешне напоминающую гуманоидную. Невзирая на внешнее сходство, их способности намного превосходили способности землян.

Состав телесной оболочки не был столь плотен и походил на чистый свет, о котором даже не мечтало большинство людей. Жители планеты обладали способностью сразу же проявлять любой объект только силой мысли.

Плюс, они могли входить в банки коллективной памяти Творения и извлекать любую необходимую информацию. И это была лишь верхушка айсберга. Я знал, что Гарри потребуется время для усвоения всей новой информации.

Вскоре он станет таким, как я, а вместе с ним многие-многие другие на его планете, кто вскоре Вознесется.

На самом деле, эта реальная планета была бы самой неподходящей для физического человеческого тела, поскольку ее атмосфера обладала большими количествами аргона, серы и паров аммиака. Она вращалась вокруг типичного бинарного (двойного) солнца, что позволяло создавать довольно интересные паттерны на поверхности планеты.

В далекие времена обитатели поклонялись солнцу и приносили жертвы, когда два солнца пересекали орбиты друг друга. Такое событие происходило один раз в год.

Жители планеты давно развились из такого варварства, вознесясь на два полных духовных уровня выше. Это произошло миллионы лет субъективного времени назад, хотя с тех пор время потеряло для них всякое значение.

В каком-то смысле я ощущал страстное желание вернуться туда, поскольку это был мой настоящий дом. История о моей смерти в доме Гарри подлинная; по существу, мне пришлось воплотиться как человеку, что, бесспорно, было нелегко, поскольку все души во вселенной – Одно и состоят из одной и той же разумной энергии.

Сразу же после физической смерти я восстановил свои способности и энергетическую связь с Гарри. Я сам принял решение не уходить от Земли; никто не сделал это за меня.

Я хорошо осознавал, что добровольно вызвался помогать Гарри пройти через особенно трудную фазу его жизни, поскольку знал, что ему предстояло пройти через множество новых и чудесных вещей, а он все еще пребывал на начальной стадии шока, ужаса и неверия. Если мне удастся достаточно упорно поработать с ним, он будет полностью готов меньше, чем через год.

Я знал, что моя настойчивость будет вознаграждена. Как мне стало известно, Гарри тоже пришел с той же двойной звезды, что и я; по существу, я был его давно утерянным братом. Мне пришлось дожидаться подходящего момента, чтобы открыть это Гарри, поскольку если бы Гарри полностью вспомнил, кто он, он бы очень быстро утратил интерес к пребыванию на Земле, если бы не был подготовлен надлежащим образом. Мне следовало избегать этого любой ценой.

В конце концов, я бы периодически брал его в путешествие через зеркало и показывал понемногу каждый раз, но один взгляд на его настоящий дом в неподходящее время мог вызвать беду. Я должен был разыгрывать партию деликатно, тщательно расписывая время передачи разных откровений.

Здесь, в доме, я обрел мир. Однако время от времени мне приходится возвращаться, чтобы видеть, как продолжается развитие других проектов, которыми занимается мой народ. В них входят определенные усилия по биологическому формированию нового мира. И поскольку мы можем выходить за пределы линейного времени, у нас есть возможность отслеживать долговременные эффекты нашего продвижения.

Несколько моих друзей активно занимаются проектом новой планеты, и их задача очень интересна. Им приходится создавать мир, удовлетворяющий характеристикам Земли. Чтобы это сделать, они собрали элементальные, растительные, животные и человеческие генетические материалы и дублируют их для введения в новый мир.

Наступит время, когда нам понадобится воспользоваться этим миром. Это будет момент неминуемого открытия 25.000-летнего вихря в системе Земли. Великие Силы готовятся для транспортировки тех людей, которым не удастся вознестись в новый мир, чтобы они могли продолжить свою карму третьей плотности. Сейчас Земля становится планетой четвертой плотности, и наша работа почти завершена.

Происходят и другие интересные вещи, с которыми справляются разные младшие кураторы. Все наши братья, которые добровольно воплотились в виде незнающих людей на Земле, имеют, по крайней мере, одну или двух сущностей извне, которые играют роль их наставника или ментора и поддерживают их духовную связь с родной планетой, пока они проходят через болезненные опыты на Земле.

Эти команды призваны программировать события в человеческой жизни, пользуясь любыми тонкими средствами, имеющимися в их распоряжении, чтобы пытаться вернуть сбившегося с пути человека на путь более высоких принципов Любви и Света.

Имеются специальные группы, занимающиеся только планированием снов, и ночью мы вносим наши творения в обычные паттерны сна, надеясь, что, проснувшись, человек, по крайней мере, хоть что-то вспомнит и уловит слабый проблеск того, кто он на самом деле.

Наша работа крайне тяжела, поскольку она требует значительного количества энергии для понижения вибраций, достаточного для того, чтобы войти в земной мир. Моя способность делать это в течение продолжительного периода времени возникла лишь в результате моего недавнего воплощения на земном плане.

Хотя мне очень хотелось вернуться домой навсегда, я знал, что сделать это было бы равносильно процессу нового вхождения на Землю, мучительному как кессонная болезнь. Это было бы похоже на слишком быстрый подъем из глубокого моря духовной жизни в неприятную загрязненную атмосферу Земли.

Поэтому я мог совершать путешествия домой лишь на небольшие промежутки времени. Но в результате того, что Гарри завешивал зеркала, которые были моими вратами, возвращение становилось дополнительной проблемой.

Несмотря на все трудности, я сохраняю бдительность, и надо мной нелегко одержать победу. Этот план должен работать.

С помощью одной лишь мысли я появился в зале Совета, в месте, где собираются легионы для обсуждения самых последних достижений на разнообразии фронтов. Конечно, они жаждали бы услышать, чтобы я “рассказал” о великом прорыве, произошедшем в жизни Гарри; он просто не осознает своей ценности в это время.

Хотя Гарри еще барахтается в переживаниях и несчастьях, его решение вернуться к работе в этот день было, конечно, замечательным.

У круглого зала Совета очень высокие потолки и нет резких углов. Сам зал купается в теплом сияющем свечении, которое, кажется, исходит отовсюду, и имеет форму купола.

В середине зала, где свет сфокусирован больше всего, находится кристально-белый стол, за которым сидят мои облаченные в мантии братья. Когда они ощущают мой внезапный энергетический сдвиг и появление, они поднимаются, чтобы приветствовать меня. Мы не обмениваемся словами, поскольку уже давно развились выше таких примитивных форм общения.

Они посылают мне первую мыслеформу. Это изображение моего лица, ощущение долгой протяженности или длительности времени, за которым следует эмоциональная энергия счастья. Плохо переводимая на языки Земли, эта энергия читается как: “Джон! Прошло так много времени. Мы счастливы тебя видеть”.

Я сразу же отвечаю. Эмоции облегчения. Изображения Света и Любви. Далее появляется изображение Гарри на Земле, за ним следует изображение его истинного лица, а затем изображение живого графика, представляющего собой повышение уровня, которое сопровождается эмоцией быстрого изменения, ощущающейся как внутренний подъем.

Затем я показываю изображения Гарри, возвращающегося на работу в офис. В переводе это могло бы читаться как: “Ребята, поверьте, я тоже счастлив вас видеть. Я приветствую вас в присутствии Одного Творца.

Как вы осознаете, Гарри или Ска-ре-та с очень высокой скоростью усиливает свои способности в нашей “больнице”. В результате, он вырвался вперед, благодаря решению заняться работой в офисе”.

Совет отвечает изображением типичного пространственно-временного туннеля на Землю, которым можно пользоваться для наблюдения и которое с высоты птичьего полета (примерно с высоты 61 метра) демонстрирует мое взаимодействие с Гарри.

Если наблюдать его с позиции людей, находящихся на Земле, этот портал выглядел бы как маленькая сфера света. Затем загораются четыре примера времени, когда я помог Гарри, и каждый пример пропитан огромной благодарностью, которую ощущает Гарри, а я чувствую это как поднимающийся поток энергии радости.

Затем изображение Гарри обнимает меня и демонстрирует ощущение необходимости в моем руководстве. Изображение принимает вид светящихся полос, источающихся из ауры Гарри, и полос энергии, исходящих из меня, и все это на фоне эмоции печали.

“Твои усилия помочь Гарри увенчались чудесными результатами, позволившими ему чувствовать себя легче на планете. В эти трудные времена Гарри рассчитывает на твое содействие в обретении силы”.

Стоя в том же положении, я посылаю изображение себя, склонившегося над стулом и держащего руку надо лбом Гарри, в моменты, когда он ощущает неудовлетворенность и раздражение.

Затем я посылаю быструю огненную вспышку шести абсолютно разных изображений возможного будущего, которые могут проявиться в результате моих попыток руководить Гарри, таких, как быстрейшее принятие более мелких существ и себя, а потом я последовательно погружаю каждое изображение в сумрак.

Я делал это с тяжелым ощущением, будто бы тянувшим тело вниз. “Я долго думал над этим и делал все, что мог. Я пытался предоставить ему несколько альтернатив, которые могли бы сделать его жизнь легче, а он позволил им исчезнуть без малейшего размышления. Временами работать с ним очень трудно”.

Совет отвечает изображением моего лица, а затем потоком из десяти плавающих изображений других, более плачевных реальностей, вероятных если бы я не вмешался и не помог так, как уже сделал.

Они сопровождают демонстрацию изображением человека, пожимающего плечами и разводящего руками. За этим следует изображение Гарри, медленно взбирающегося по пролету лестницы.

“Джон, ты видишь, что если бы ты не пришел на помощь Гарри, могли произойти намного более худшие вещи. Что еще ты мог сделать? В любом случае, он взбирается по лестнице, хотя и медленно”.

Танец мыслеформ продолжается, выливаясь в оживленный активный диалог, включающий изображения, эмоции и ощущения в теле. Это лексикон, используемый во всей вселенной, способ общения, исключающий необходимость в речи и/или языках.

При таком общении не возникает сомнений, что намного облегчает понимание друг друга.

Эти символы, картинки, эмоции и ощущения приходят в десятки раз быстрее в терминах скорости общения, чем человеческий ум способен воспринимать сообщения на языках Земли. Такое общение намного быстрее и точнее, чем использования языка, ротовой полости и голосовых связок, издающих грубые физические слова. Тем временем, продолжается беседа, которую я перевожу на язык людей.

“Я много делаю для него, но временами очень огорчаюсь”, - посылаю я.

Ответ быстрый и позитивный. “Тебе следует осознать пользу, которую ты ему приносишь. Помни, что его продвижение, которое нам кажется таким скучным и медленным, на самом деле достаточно хорошо для существа, захваченного вибрацией третьей плотности. Мы знаем, что ты преуспеешь в возвращении его к полному осознанию”.

Свет в моем теле мигнул и ослабел. “Я знаю, но это безумно трудно; временами я чувствую себя совершенно истощенным”.

Совет передает изображение слепящего белого света и переполняющее чувство Любви. “Джон, вспомни, вспомни Одно. Это часть того, что нам следует делать, чтобы вернуться. Иди вперед и учи мальчика”.

Интенсивность света в моем теле нарастает. “Вы правы. Я не могу его бросить; его развитие жизненно важно для наших дальнейших успехов. Мы можем видеть разные вероятности его пробуждения, и им несть числа”.

“И новый рост каждый день за счет твоих усилий”.

“Это так. Что предлагает Совет в качестве дальнейших действий сейчас?”

Я знал, что ответ на этот вопрос не придет с обычной скоростью. Сущности ближе придвигаются друг к другу, образуя совершенный круг, и начинают гудеть в унисон, гармонизируясь в музыкальных тонах и растущей яркости, входя в состояние глубокого транса, используемое для ответа на такой вопрос.

Из этого круга в небо спиралевидно поднимается волнистая струйчатая колонна ослепительного света. На самом деле, они связываются с уровнями измерений, намного более продвинутых, чем наше, уровнями, на которых они надеются получить руководство, прежде чем предпринять любое окончательное действие.

Только работающий в унисон групповой ум обладает силой извлекать руководство. Через несколько мгновений, они начинают возвращаться к обычному цвету, круг вновь расширяется, и жужжание прекращается.

“Один сказал”, - посылают мне они. Я знаю, что пока они говорят, их ни в коем случае нельзя прерывать. “Кажется, миссия Ска-ре-та еще важнее, чем мы осознаем.

Сейчас мы должны немного перепрограммировать тебя, чтобы убедиться в продолжении успеха миссии Ска-ре-та. Поэтому тебе вот-вот передадут мощный инструмент обучения. Готовься”.

Внезапно и без всякого предупреждения в зале появились два огромных обелиска, по обеим сторонам Совета. Такое проявление не было чем-то необычным, поскольку мы можем создавать все, что хотим, запуская творение мыслью.

Вытянутые пирамидальные формы поднялись почти до потолка зала Совета. Они засияли, меняя цвета от красного, оранжевого, желтого, зеленого, голубого, фиолетового до слепящего белого света.

Казалось, это расширение сопровождается потрясающим звуком, постоянно повышающим тон, как будто начинает работать гигантская сворачивающая измерения машина.

И когда я подумал, что сияние и интенсивность звука больше не могут увеличиваться, между двумя обелисками с шумом возникла дугообразная молния, ударив меня в грудь! Сила молнии буквально повергла меня на землю!

Мое тело света содрогалось от невероятной силы и могущества, входящих в него.

Барахтаясь на земле, я буквально трещал от энергии. Только что произошло нечто грандиозное, нечто выше любого описания, с которым я был знаком. Несмотря на свой долговременный опыт в более высоких сферах, я был невероятно взволнован, и меня одолевало неистовое любопытство.

Я жаждал знать, что только что проделал Совет. Я никогда не слышал, чтобы нечто подобное происходило раньше!

”Что произошло? Что вы сделали?” – спросил я в форме энергетической неподвижности.

Совет ответил: “Один сказал. Тебя наделили ускорением твоих жизненных энергий для выполнения этой миссии. Ты не узнаешь, как пользоваться новыми способностями, пока они тебе не понадобятся. В тот момент ты приблизишься к Одному и тебе будут даны дальнейшие указания”.

Мое энергетическое поле колыхалось. “Какие дальнейшие указания? Что вы имеете в виду под более важной миссией? Ребята, расскажите!”

“Предполагается, что Ска-ре-та поможет многим людям. Его обучают идти и рассказывать эти истины другим. Он должен усвоить как можно больше того, что мы можем ему дать, и, делая это, открыться условиям универсального общения, которым мы пользуемся здесь. Короче говоря, ему предстоит стать посланцем Совета.

Как осознаем все мы, время, перед тем, как пространственный вихрь позволит убрать урожай Душ из его плотности, стремительно уменьшается. Он должен рассказывать другим, что Вознесение/уборка урожая возможно. Один уполномочил его стать нашим голосом, чтобы через него мы могли напрямую говорить с его братством”.

“Какое это имеет отношение к моей собственной подготовке?” – быстро просигнализировал я с помощью мелодичной энергии любопытства.

“Это ты обнаружишь сам в ближайшем будущем”.

Я начал ощущать сложности в удерживании своего присутствия в зале. Это переводилось как: “Моя связь становится хуже; я вынужден вас покинуть”.

Затем мы расширили универсальную мыслеформу закрытия – красивое изображение света с переполняющей эмоцией Единства. “Да пребудет с тобой мир в Свете Вечной Любви!”

* * *

В этот момент история, в основном, заканчивается. И вновь, я слегка изменил содержание для внесения подсознательной информации, которая передавалась в сюжете и делала его более видимым.

В тот момент я не знал, о чем еще писать, потому что не предполагал, что представляет собой полученное мною “запрограммированное знание”. Через несколько лет я узнаю, что оно проявится из похороненной памяти о моей истинной личности как об инопланетной душе, прошедшей через обычный ряд человеческих жизней.

“Знание”, которое высшая сущность дала Джону для передачи Гарри, представляет собой раскрытые учения, сейчас опубликованные в этой книге. Поэтому сражение, определенно, выиграно. В моей следующей истории мы начнем узнавать, чем на самом деле была негативная сила в моей первой книге.





Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (0)   Оценка:
Пока комментариев нет


Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio