Глава 13

Великий эксперимент

Я все еще курил, когда в 1992 году начал второй год обучения в колледже, в общежитии для мужланов Crispell Hall, но травка ничуть не помогала чувствовать себя лучше. Я уменьшил потребление до одной унции каждый день или два. Каждый раз, когда я курил травку, в груди болело так, как будто у меня инфаркт. Работая на фабрике, я чувствовал, что жизнь кончена. Ум был постоянно полон параноидальными иллюзиями, что мне придется работать там весь остаток моей жизни, до тех пор, пока я не умру от наркомании и рака. Все свои надежды я связывал с тем, что проживу еще достаточно для того, чтобы вернуться в колледж. Я чувствовал, что как только вернусь, окажусь в раю. В университетском городке росли чудесные деревья, текла замечательная речушка, и повсюду сновали красивые женщины. У меня еще никогда не было подружки, и я надеялся на лучшее. Я визуализировал мир счастья, даже экстаза, вырываясь из самой худшей тюрьмы и возвращаясь к великолепию университетского городка.

[more]

Но как только я вернулся в колледж, все оказалось совсем наоборот. Там я чувствовал себя не намного лучше, чем на фабрике, и это стало огромным потрясением. Кратковременная память полностью исчезла. Покидая комнату, я минутами не мог вспомнить, закрыл ли дверь или оставил плиту не выключенной. Каждый час я страдал от панических атак, постоянно пребывал в депрессии, и даже курение травки лишь немного облегчало состояние после “улета” на 15 минут. Тело было полностью истощено до такой степени, что я с трудом мог справляться со стрессом от 10-15-минутного похода в класс. Я чувствовал себя так, что с трудом передвигать ноги, и заметил, что другие “выгоревшие” студенты волочились точно так же. Я все еще подписывался на научный журнал, Science Digest или Гиппократ, точно не помню, который приходил в старый дом, и мама пересылала каждый выпуск в мое общежитие. То, что я прочитал в журнале, полностью изменило мою жизнь.

Это все о химии

Я обнаружил, что счастье не приходит в тело естественно. Оно не похоже на мысль или идею. Вы ощущаете счастье только тогда, когда мозг вырабатывает определенные химические вещества и высвобождает их в промежутки между клетками мозга. Счастье чувствуется в то время, пока данные химические вещества остаются в синапсах прежде, чем распадаются и заново поглощаются. Каждый раз мозг вырабатывает лишь небольшое количество этих химических веществ и хранит их на устойчивом уровне, как воду, залитую в бак. Когда мы привязываемся к определенным вещам, такая привязанность создает неестественно большое количество “воды”, одновременно выплескивающейся из бака. Одни люди привязаны к сексу, другие к работе, стрессу или страху.  Третьи к издевательствам и созданию драмы, например, в интимных отношениях. Четвертые склонны к постоянным опозданиям и подхлестывают себя так, что недостаточно спят. Пятые пристрастились к сахару, пшенице, молочным продуктам и другой нездоровой пище. Шестые злоупотребляют кофеином, никотином или алкоголем. Седьмые – просто наркоманы.

Любые нездоровые привычки могут создавать ситуацию, в которой наш мозг выжигается химическими веществами быстрее, чем его клетки снова пополняются. Когда такое происходит, вы получаете то, что психологи называют депрессией. Если затем появляются пять или более нижеприведенных симптомов, вы страдаете тем, что называется клинической депрессией:

Депрессивное настроение, такое как ощущение печали, пустоты или уныния (у детей и подростков депрессивное настроение может выражаться как постоянная раздражительность).

Значительно сниженный интерес или отсутствие удовольствия от выполнения всех видов деятельности.

Значительная потеря веса, не будучи на диете, увеличение веса, повышение и снижение аппетита (у детей меньшее прибавление веса, чем ожидалось).

Бессонница или сонливость.

Возбуждение или медлительность, замечаемые другими.

Утомляемость или потеря энергии.

Ощущения бесполезности или чрезмерной или неуместной вины.

Проблемы с принятием решений, концентрацией или волнением.

Периодические мысли о смерти или самоубийстве, попытки суицида.[1]

Кроме суицидальных мыслей, у меня наблюдались все классические симптомы клинической депрессии. Для постановки диагноза проблемы должны быть выражены “достаточно сильно для того, чтобы создавать неприятности в отношениях с другими или в повседневной деятельности, такой как работа, школа или социальная активность”.[2] Все это относилось ко мне. Я не чувствовал себя уверенно с женщинами. От этого сильно страдали работа, учеба и общественная активность. Как я узнал из классов по психологии, большинство психиатров обращаются с лекарствами как с конфетами, говоря пациентам, что на самом деле с ними не происходит ничего страшного. Просто химическая несбалансированность, и вот вам лекарство.

К счастью, это не то, что предполагает статья. Некоторым людям может помочь прием лекарств, но он может стать еще одной привычкой. Если бы люди вдруг попытались прекратить прием медикаментозных средств, у них бы возникла такая реакция, как появление мыслей о суициде. В статье говорилось, что нужно искать корень проблемы. Вам следует определить склонность, разрушающую определенные химические вещества, называемые энкефалинами и эндорфинами, такие как серотонин и допамин, и искать способ   прекращения повторения паттерна.

В моем случае все было очень просто. Несмотря на то, что я страдал множеством склонностей, главные способом разрушения серотонина было курение травки. В конце концов, я дошел до точки, где в мозге оставалось совсем мало серотонина, даже когда курил. Я с трудом добивался “улета”, а все остальное время страдал от клинической депрессии. В статье детально обсуждалась каждая ситуация и говорилось, что единственный способ лечения – полный отказ от наркотиков. Как только, наконец, я освобожу свой мозг от пытки химическим насильственным высвобождением серотонина в огромных количествах, придется пройти через период времени, когда я вовсе не буду испытывать счастья. В тот момент мозг будет заполнять водяной бак. Как только я исцелю нейрохимическую систему обычными жизненными реалиями – голубым небом, красивыми деревьями, долгими прогулками, музыкой, занимательными беседами и привлекательными женщинами – я буду чувствовать себя хорошо без всяких наркотиков.

Один последний срыв

После обнаружения истины, я прошел через один последний срыв, когда вся моя старая жизнь в одночасье рассыпалась в прах. Казалось, мне симпатизировала девушка по имени Дженни, она выступала в роли советника, когда я говорил о своем желании бросить курить. Потом я понял, что она общалась с каждым приличным парнем из моего здания и хотела воспользоваться мной для получения травки. Кто-то нажал сигнал тревоги, и я увидел ее снаружи, завернутую в простыню, с другим парнем. Вскоре после этого все кончилось тем, что в понедельник она захлопнула дверь прямо перед моим носом, и я снова ощутил в сердце парализующую силу, как будто меня хватил инфаркт. На следующий вечер я позволил другим студентам дожать меня, чтобы пойти на вечеринку, хотя мне было нужно читать заданное на дом. Одна девушка, вовсе меня не привлекавшая, по имени Лиз, сильно меня побила, и я был вынужден уйти. Затем, в среду, я опозорился в классе научной фантастики, когда меня, звезду класса, вызвал учитель, и я был вынужден признаться, что не читал книгу. Просто вспышка неудач, одна за другой.

В пятницу вечером, мой сосед по комнате вылакал две бутылки, пока смотрел фильм Дорз (The Door), в котором Вэл Килмер сыграл Джима Моррисона. В фильме показана постепенная деградация певца и смерть от наркотиков и алкоголя. Сосед думал, что такое количество выпивки “прошло гладко”, и что все будет хорошо. Последнюю часть фильма я смотрел вместе с соседями по квартире и был потрясен тем, что в музыкальной истории описывались те же самые паттерны – склонность к наркотикам. Все закончилось тем, что выпивоху вырвало на пол в ванной. Впервые в жизни я разъярился так, что кричал на кого-то еще. В порыве гнева я тыкал в соседа пальцем и говорил, что меня не волнует, как он себя чувствует, и что ему придется очистить каждую каплю рвоты с пола. Сосед извинялся голосом Барни – фиолетового динозавра.

Потом я ушел в свою комнату и заметил, что кровать полностью неубрана. Такого никогда не случалось, так как мама приучила меня к военной аккуратности в складывании простыней. Лиз сидела на кровати соседа по комнате, абсолютно пьяная и счастливая. Туфли валялись по сторонам. Я начал на нее кричать, обвиняя в том, что она занималась сексом на моей кровати, что она отрицала. Я спрашивал ее, почему моя кровать не убрана, но она повторяла, что не знает. В квартире так мерзко пахло, что я думал, что меня вырвет. Один из соседей был сильно пьян, он ел пиццу и ничего не замечал. Тогда я сказал приятелю Крису, что нам придется уйти и пойти в его комнату в Bouton Hall. К счастью у его соседа была подружка, и он часто оставался ночевать у нее, оставляя свою кровать свободной. Когда я лег в нее и уставился в потолок, ум кипел от гнева. Склонности вынуждают вас иметь секс с людьми, которые никогда бы вас не заинтересовали, если бы вы были трезвым. Вы могли сделать кого-то беременной. Вы могли утратить здоровье, стабильность и здравый рассудок, превратить свою жизнь в мусор и даже умереть. Именно в той кровати я принял решение. Вот оно. Я покончил.

На следующее утро запах почти выветрился, но мне пришлось иметь дело с ужасной ситуацией. Мой продавец травки, Рэнди, пытался обучить меня своему делу, чтобы я занял его место, а он отправился в горы Gardiner и жил, не рискуя, весь риск пришлось бы принять мне. Одну унцию я предложил другу, и это было самое большое количество травки, с которым я когда-либо имел дело. Я назвал цену $200, а он сказал, что либо платит $180, либо отказывается. Я отдал ему травку и доплатил недостающие $20 из своего кармана.  Моя банковская карточка разломалась на половины, поэтому я не смог отдать Рэнди оставшиеся деньги, и он сильно разозлился. Все стало очень странным, когда я осознал, что он не звонил мне целых четыре дня. Потом я обнаружил, что телефонный шнур раздавлен как раз под кроватью моего соседа по комнате, поэтому телефон и не звонил. Я спустился в офис, получил новый шнур, и как только я его подключил, телефон зазвонил. Я поднял трубку, это был Рэнди. Он хотел свои деньги, и я сказал, что он может прийти и их получить, так как у меня новая карточка. Раньше он угрожал убить меня, если я не заплачу, и это было последнее, чего я хотел.

Рэнди пришел и начал настаивать на том, чтобы я дал ему что-нибудь покурить.  Все, что у меня оставалось, – отвратительный, пропитанный смолой “окурок”, обгоревший конец косяка. Я не хотел курить, и Рэнди начал подозревать, что я стал “нарком” (полицейским агентом из отдела по борьбе с наркотиками), и настаивал, чтобы я закурил. Загустевшая смола заставила нас обоих страдать от необычно сильной паранойи, и вскоре Рэнди сказал, что ему нужно идти. Как только он покинул мою комнату, я услышал громкие переговоры по портативной рации, эхом отражавшиеся в квартире. Внутри меня все обмерло. Я был так близок к успеху, но именно в тот самый день, когда я все для себя решил, все погибло. Должно быть, полиция студенческого городка ухитрилась подслушать телефонный звонок, когда я нервно просил новый шнур. Потом они услышали, как мы обсуждали нашу встречу, где мне пришлось заплатить Рэнди $200 за якобы отданные мне “книги”, и это в середине семестра. И сейчас полиция стояла прямо за дверью. Наверняка, они нашли в кармане Рэнди $200 с моими отпечатками на них. Комната полна дыма и запаха. Я – неудачник. Все кончено.

Я знал, что по закону полиция не может войти в мою комнату и арестовать меня. В студенческом городке был закон, согласно которому копам запрещается переступать порог комнаты без разрешения хозяина, даже если у них имеется вероятная причина. Они могут постучать, но вы не обязаны позволять им войти. В культуре наркотиков есть легенда, что копы будут ждать, пока вы не выйдете из комнаты или воспользоваться уловками, чтобы выманить вас из нее. Когда я услышал дальнейшие переговоры по портативной рации, мой разум до краев наполнился паранойей. Вот оно! Я сидел парализованный страхом и сетовал на свою тупость и невезение. Наконец, зазвонил телефон, это снизу звонил Рэнди. Голос звучал зловеще и нервно. “Не мог бы ты спуститься вниз и впустить меня?” Я точно знал, что произошло. Он увидел копов, и они сказали ему, что говорить. Они приказали выманить меня из комнаты так, чтобы меня можно было арестовать. Ловушка захлопнулась. У меня нет выбора. Шах и мат. Я не столько боялся Конни, сколько тюрьмы. Продажа унции травки была тяжким уголовным преступлением.  Я сделал глубокий вдох и примирился с судьбой. “Хорошо, я иду”, – обреченно сказал я. И спустился.

Когда я покидал комнату, в ванной оставался ремонтник, и запчастями от душа, разложенными на столешнице. На нем был огромный пояс с инструментами, выгоревшая старая красная футболка и он носил усы в стиле байкеров. Кожа была вся в оспинах, и он выглядел как алкоголик и наркоман. Обычно люди прятали пакетики с наркотиками в перекладине для занавески для душа. В таком случае, если бы пакетики нашла полиция, это не их комната, и их нельзя было бы обвинить. Парень бросил на меня хмурый взгляд, и я знал, что все кончено. Он искал мою заначку и сердился, что ничего не нашел, так как я никогда не пользовался такой уловкой, уж слишком легко ее стащить. Зачем бы еще он разобрал душ? Внизу, возле телефона, по обеим сторонам Рэнди стояли копы и ждали, пока я выйду из здания. В таком случае они могли бы просто засунуть меня в машину, не проводя по коридорам в наручниках, мимо всех моих друзей. Они наблюдали за всеми выходящими так, что у меня не было возможности сбежать.

Я жил на третьем этаже и начал спускаться по ступенькам, покорившись судьбе. В голове быстро проносились мысли, как при эффекте замедления времени Формы с Духом. Вся тьма и негативность, которые я ощущал, были эквивалентом крайне плохого “путешествия”. Каждый раз, когда я наступал на следующую ступеньку, появлялась новая мысль о том, что моя жизнь кончена. В детстве мне давались видения великих дел, которые я мог сделать для мира. Мне говорили о будущем в качестве духовного лидера. Я работал над развитием ЭСВ и перестал его практиковать, упустил свой шанс спасти весь колледж от крупной экологической катастрофы, когда мог предупредить пожарников одним телефонным звонком. Я узнал, что на Земле есть очень злая сила и не сделал ничего, чтобы ее остановить. А сейчас меня отправят в тюрьму. Моя жизнь разрушилась, как на это надеялась властная элита. Даже с моими занятиями боевыми искусствами, у меня не было возможности избежать ужасной пытки в тюрьме. И еще у меня будет судимость. Любая надежда на будущее как психолога или духовного лидера была бы запятнана, если не разрушена.

Последним действием как свободного человека стало нажатие средним пальцем пожарного колокольчика, издававшего чистый тон. Я делал это всегда, когда проходил мимо. Рэнди стоял перед окном, уставившись на меня. У него не было ключа, и он не мог войти без меня до тех пор, пока кто-нибудь его не впустил. Я был готов. Я сделал глубокий вдох, открыл дверь и агрессивно набросился на него, чего Рэнди никак не ожидал. “Ладно, где они?” – спросил я. “Где кто?” Я рявкнул в ответ: “Не зли меня, чувак. Копы. Где копы?”

Рэнди бросил на меня мрачный сардонический взгляд и прошипел: “Здесь нет копов, юный Дэвид, я просто хотел знать, почему парень в ванной разбирает душ”. Конечно, он воспользовался несколькими грубыми словами, которые я не буду приводить. Я не мог поверить своим ушам и решил переспросить, чтобы убедиться: “Ты хочешь сказать, что здесь нет копов?” “Нет, никаких гребаных копов!” Я был настолько потрясен, что кинулся к нему. Я почти плакал от облегчения. А потом вспомнил, что мои сожители-греки жаловались на то, что душ слишком слабый, и сняли верхнюю головку душа, что привело к намного большему расходу воды. В Crispell был персонал, периодически проверявший ванные. Они обнаружили преступление и позвонили, чтобы прислали ремонтника. Только и всего. Мрачный взгляд ремонтника, возможно, объяснялся вонью рвоты.

То, что меня не арестовали, потрясло меня до глубины души. Я поверил в это всеми фибрами своего существа и посчитал невероятным чудом со стороны вселенной. Я рассказал всю историю моему другу, он работал помощником коменданта здания. Друг сказал, что вечером собирается на встречу Общества Анонимных Алкоголиков и пригласил пойти с ним. Я ответил, что никогда не был алкоголиком, и что моя проблема в курении травки. Друг поведал, что вовсе не обязательно быть алкоголиком, чтобы получить пользу. Это была большая группа людей, и я лично в этом убедился. Никто на меня не давил, и если мне это нравилось, я мог продолжать делать то, что делал. Общество отличалось от Конни, и что лучше всего, было добровольным.

Счастливая годовщина

Первый же вечер оказался невероятно сильным опытом. Они      праздновали две годовщины трезвости: пятилетие трезвости молодого белого парня с длинными волосами и одиннадцатилетие у старшего чернокожего парня. Все улыбались, сияли и были очень счастливы, в комнате не было даже намека на насмешки. Мужчины и женщины обращались со мной с любовью, добротой и уважением. Гвоздем программы вечера было выслушивание историй обоих мужчин. Каждый из них прошел сквозь травмы, намного худшие, чем мои. Они просыпались в канавах по сторонам дороги, покрытые рвотой и мочой. Парень с 11-летней годовщиной бросил свою жену и детей, и много раз был на волоске от смерти.

Они рассказывали о “падении на дно” – моменте, когда вы осознаете, что ваша жизнь полностью разрушена, и у вас нет другого выбора, кроме как остановиться. Также они говорили о том, что большинству людей приходится ударяться о дно снова и снова прежде, чем они принимают решение что-то изменить, и каждое новое дно хуже предыдущего.  Если вы не решаете, что с вас достаточно, вы либо заболеваете, либо попадаете в психушку, либо умираете. Я уже был опасно близок к тому, чтобы быть помещенным в тюрьму или в Конни, или даже на волосок от смерти, поэтому для меня их рассказы имели совершенный смысл. Именно в тот вечер я решил никогда больше не пользоваться никаким видом изменяющих ум наркотиков, и никогда больше их не употреблял. Парень с пятилетней годовщиной дал мне свой номер телефона и сказал, что я могу звонить в любое время, особенно если я почувствую, что могу ранить себя. Вернувшись в квартиру, я ощущал себя вдохновленным и изменившимся. Я поговорил с жильцом из соседней комнаты, еще одним беглецом из Doobie Hall, о развороченной кровати. Он признался, что сделал это как шалость. Я был потрясен сихронизмом, поскольку верил, что мой сосед по комнате имел секс с Лиз на моей кровати. Казалось, что все сошлось вместе так, чтобы убедить меня в следующем: я получаю послание и иду на встречу.

Я решил сделать “90 на 90”: я посещаю 90 встреч за 90 дней. Там можно встретить и подружиться со многими привлекательными молодыми женщинами, хотя мне посоветовали не вступать в романтические отношения в первый год, так как в это время я буду очень уязвимым. Парень с пятилетней годовщиной рассказал, что первые три месяца люди чувствуют себя крайне депрессивными, вот почему необходимо приходить на встречи каждый день. Через три месяца вы ощущаете немного счастья. Через шесть месяцев вы чувствуете себя еще лучше, а после года жизнь может стать счастливее, чем вы себе представляли, когда употребляли алкоголь и наркотики. Я же рассказал о том, что прочел в журнале, – научном доказательстве его рассказа. Хотя первые три месяца я не чувствовал никого счастья, у меня была группа поддержки, которая помогала снова не соскользнуть в склонность. И я не соскользнул.

Экспериментаторы

После этой встречи я почувствовал такой заряд позитивной энергии, как от приема психоделиков, но на этот раз чистый и сакральный, без паранойи, ужаса и озноба. Разум лопался от идей и вдохновения. Мне казалось, что их следует запечатлеть на бумаге, пока они свежие. Я смотрел на всю последовательность событий, приведших к эпохального решению. Все они сводились к синхронизму в точке прорыва. Один из курсов по психологии познакомил меня с концепцией синхронизма Юнга, и сейчас у меня был совершенный пример, сразу же, как только я узнал о нем. Почему моя банковская карточка сломалась на половины в самый худший возможный момент, обусловив пугающую задержку в оплате Рэнди? Почему кровать соседа по комнате раздавила телефонный шнур в самый худший возможный момент, еще больше рассердив Рэнди, поскольку задержка растянулась на дни? Почему за четыре дня мне не пришло в голову кому-то позвонить? Почему греки сняли и выбросили верхнюю головку душа? Почему Рэнди позвонил в тот самый момент, когда я подсоединил новый телефонный шнур? Почему ремонтник пришел тогда, когда Рэнди получал свои деньги? Почему портативная рация ремонтника не издавала ни звука, пока Рэнди не покинул мою комнату? И почему я единственный раз сильно поссорился с женщиной как раз перед тем, как все произошло?

Казалось, некая форма космического разума организовала все с потрясающей точностью. Это невероятно хорошо продуманный пример синхронизма. Кто-то явно пытался привлечь мое внимание. Я провел все выходные за написанием статьи, которую назвал Земля как эксперимент. Представляется, исчез некий вид блокировки памяти, и мне удалось вспомнить многое из того, что говорил старик во снах моей юности. Я писал о земле, как будто она была лабиринтом для крыс, но большинство людей не осознают, в чем находятся. Они настолько отвлечены “шариками ложной пищи”, что чувствуют себя хорошо лишь короткие промежутки времени, потакая своим склонностям. Их дом там, где есть ложная пища, и они не идут дальше. Другие осознают, что находятся в лабиринте, и что у головоломки есть истинное решение. Цель – духовное преобразование, которое я решил назвать Обновлением. Позже я осознал, что оно называется вознесением. Оно изменит саму суть того, что значит быть человеком.

Также я написал, что за всей системой наблюдают и управляют “экспериментаторы”, уже прошедшие через Обновление давным-давно. В лабиринте они оставляют подсказки, ведущие нас к Обновлению, но никогда не будут нас подталкивать. Они не ожидают, что большинство людей решат головоломку или даже обнаружат, что живут в лабиринте. Это невозможно, по крайней мере, в нашем современном окружении. Вместо этого, их цель – дотянуться до тех нескольких индивидуумов, которые видят правду такой, какая она есть. Нас окружают скрытые законы причины и следствия, осознаем мы это или нет.  Случайностей не бывает. Ни одно из значимых событий нашей жизни не происходит случайно. Если мы создаем боль, страх и стресс у других, экспериментаторы позаботятся о том, чтобы мы повторили те же опыты, возможно, немного по-другому. Это никогда не будет полностью очевидно. У нас всегда будет вариант сомневаться в происходящем, но никому не удастся нарушить правила. Аналогично, если мы выражаем любовь, позитив и поддержку других, экспериментаторы создадут ситуации, гарантирующие, что все это к нам вернется и преобразует наши жизни в нечто чудесное.

В те же выходные я решил, что пришла пора серьезно относиться к своим снам. На следующее утро после того, как я вернулся с первой встречи, я начал записывать сны в тетрадь. Первая дата – 22 сентября 1992 года. С тех пор каждый день я записываю свои сны и анализирую их значение. Поскольку я склонялся к трезвости, у меня начались ночные кошмары, что я снова курю. Я чувствовал, что если сорвусь и снова закурю, после всего синхронизма, что-то намного худшее столкнет меня обратно. Я просыпался в ужасе, только чтобы почувствовать огромное облегчение от осознания того, что этого не произошло. Также у меня появились чудесные сны о полете, и мое тело превращалось в свет. С годами сны становились все более и более живыми и интенсивными.

В том семестре я записался в класс фитнеса, и к моему ужасу нас заставляли бегать каждый день, как в игре Turkey Trot в младшей средней школе. Каждый раз, начиная бег, я начинал бесконтрольно кашлять. Это вынуждало останавливаться и наклоняться, пока тело тяжело дышало. Каждый раз из него выходило огромное количество желтовато-коричневой слизи. Мысленно я возвращался к аутопсиям легких курильщиков, которые нам демонстрировали в классах здоровья, и осознавал, что мои легкие внутри могли выглядеть не лучшим образом. Бег давал моему телу возможность высвобождать невероятное количество маслянистой смолы, скопившейся за последние четыре года. Она значительно уменьшала количество кислорода, получаемое кровью, что, в свою очередь, делало меня изнуренным и слабым. Итак, хотя бег был болезненным, и я его ненавидел, я понимал, что происходит, и продолжал бегать.

Королева Виктория

В классе бега трусцой была красивая скандинавская женщина по имени Виктория, блондинка с голубыми глазами. Когда она узнала, что я решил оставаться трезвым и ходить на встречи, мы быстро подружились. Мы начали бегать рядом, она ждала меня и воодушевляла, пока я выкашливал всю психотропную смолу. В конце одного из занятий она остановилась, спокойно посмотрела мне в глаза и сказала: “У тебя самые красивые глаза, которые я когда-либо видела у мужчины”. Наконец-то, после всего, это был мой большой шанс. Я поблагодарил ее за комплимент и спросил, не хочет ли она пообедать вместе. Она согласилась.

  Мы пошли в местный китайский ресторан. Виктория рассказала, что ей 24 года и она замужем за состоятельным 44-летним мужчиной. Она отчаянно хотела уйти от мужа и быть со мной. Я был настолько шокирован, что не знал, что сказать.

Мы вернулись в мою комнату, сели на кровать, и Виктория начала целоваться. Ее губы и кожа ощущались невероятно мягкими и приятными, а духи необыкновенными. Я отступил. Я просто не мог. Я боялся, что ее муж воспользуется своими деньгами и связями и либо изувечит меня, либо убьет. Викторию поймают. Изменниц всегда ловят, это лишь дело времени. Просто это была еще одна ловушка в огромном лабиринте, созданном для нас экспериментаторами. Кроме того, мне вовсе не хотелось вступать в связь с замужней женщиной. Это было рискованно, а я пытался очистить свою жизнь, не менять одну опасную склонность на другую. Я извинился и сказал, что не могу вступать с ней в романтические отношения до тех пор, пока она не разведется. Она расстроилась, но поняла и сказала, что уважает меня.

На следующее утро мне приснился странный сон. Я находился в спортзале начальной школы, там, где нас заставляли стоять 45 минут, пока Брэд и я не начали убегать из школы. Сейчас, вместо игры в вышибалы, на меня агрессивно нападала Виктория, размахивая ножом. Она все смеялась и смеялась, как будто это была шутка. Очевидно, ее волновало, что она может меня ранить. Все, чем я мог защищаться, – зеленым свитером, как тот, которым мы пользовались в игре MedicBall. Я обмотал им обе руки и пытался схватить нож, поскольку Виктория продолжала наступать.

Сон закончился прежде, чем я сумел ее разоружить. Мне было страшно, и как только я проснулся, я все записал. Послание было очевидным. Муж был нужен Виктории для денег, а я в качестве мальчика-игрушки. Это подвергало меня опасности, так как муж мог легко позволить себе убить меня, но ее это совсем не волновало. Все, что хотела Виктория, – секса с молодым мужчиной, который ее привлекал. Это был еще один убедительный намек на то, что за снами стоит некий вид разума. Возможно, это был старик, который, сейчас у меня есть причина верить, был будущей версией меня. Разум мог подчеркивать то, что мне необходимо знать, что поможет вырасти в здорового и счастливого человека. Иногда я слишком слеп или наивен, чтобы все видеть самому, а сны помогают понять, что происходит. Также я каждый день слушал новый альбом, который сделали мы с Джудом, и духовные послания, которые я в него вложил, особенно в песню Сад сломанных часов, поддерживали мою веру.

Встреча с древним золотым существом

После прохождения невероятно трудного и болезненного испытания с Викторией меня вознаградили фантастическим сном. Я оказался внутри величественного подземного туннеля с очень высоким потолком, 30 м. Он имел форму совершенного квадрата с четкими углами, как будто был вырезан из породы лазером. Порода была так отполирована, что в нее можно было смотреться как в зеркало. Все стены были украшены иероглифами в египетском стиле, надписями и сценками. Затем, слева от меня, появилось очень высокое существо, по сравнению с которым я был карликом. Грубо говоря, рост существа составлял 21 м. Оно носило мантию, а все тело, включая одежду, выглядело так, как будто  сделано из блестящего искрящегося золота. У существа была очень странная голова, как будто вырезанная из камня, и четыре лица, спереди, по бокам и сзади. Лица похожи на некоторые изображения Майя, которые можно видеть на пирамидах в Мезоамерике.

Существо не было агрессивным, оно относилось ко мне с большим уважением, но с заметным родительским чувством. Оно так и не произнесло ни слова. Просто шло рядом со мной и вело меня вниз, в зал. Я был полон благоговения перед глубиной и качеством узоров в египетском стиле на стенах туннеля. Дойдя до конца туннеля, мы прошли через некий вид портала. Вот когда сон стал очень странным.

Потом мы вернулись в спальню, которую я делил с братом во время развода родителей. Сначала я передвинул в комнату письменный стол, а потом забрал его с собой, когда позже перешел в другую комнату. Существо подвело меня к столу, заполненному всеми видами бумаг и личных вещей из моего прошлого. Оно молча указало на стол и ничего не сказало. “Я не понимаю. Вы хотите, чтобы я заглянул в свой старый стол?” Существо продолжало стоять и молча указывать на стол. Тут я проснулся.

Я осознавал, что это был некий вид приглашения от людей, которых я назвал экспериментаторами. Если я хочу работать с ними и оставаться трезвым, мне следует пересмотреть события моего детства, как космические, так и издевательства. Только тогда я освобожусь от “навязчивого повторения”, от тюрьмы души, в которой вы, сами того не осознавая, попадаете в следующую ситуацию, которая будет вновь травмировать вас, как только закончится ситуация предыдущая. По существу, я так и не закончил эту домашнюю работу, пока не написал данную книгу, начав с краткого пересмотра всей своей жизни, выполненного в Канаде на протяжении недель глубокой медитации и исследования. Меня шокировало осознание того, что даже после всего времени, после всего, что я изучил и узнал, я повторял те же паттерны, просто с более дружескими лицами. Тибетские учения о вознесении часто фокусируются на “обрезании нитей” – любящем отделении себя от каждого паттерна, привязывающего вас к изначальным травмам. Только тогда вы обретете достаточно духовной силы, чтобы быть готовым к опыту полного вознесения.

Я решил принять приглашение загадочного существа из сна и продолжал ходить на встречи группы поддержки каждый день. Часто я делился с группой своими “военными историями”, но так как я напивался в относительно небольшом числе случаев, нам не позволялось затрагивать темы, связанные с наркотиками, я начал отказываться от рассказов. Также я пытался ходить на собрания группы Анонимных Наркоманов, но там мне не нравилось. Когда люди делились своими ужасными историями, мужик военного типа начал интенсивно толкаться локтями. Тогда женщина с увядающей кожей и прокуренным голосом нарушила правила не упоминать о наркотиках и сказала: “Знаете, вы находитесь в кабинете врача, и как только врач выходит из комнаты, вам ведь хочется заглянуть к нему в стол и посмотреть истории болезней?”

Момент истины

В группе Анонимных Алкоголиков я всегда слышал слова “Люди, Места и Вещи”. Суть в том, что вам следует избегать людей, мест и вещей, связанных с вашей склонностью. В противном случае, вы можете подвергнуться искушению сделать это снова, что, в свою очередь, приведет к падению на еще более глубокое дно на пути.  На рождественские каникулы я вернулся домой и обсуждал эту идею с мамой, сидя за кухонным столом, когда-то прожженным калийной селитрой. “Это правило ко мне не относится. Дон и Боб мои друзья. Они живут совсем рядом. Мне нужно пойти, увидеться с ними и рассказать хорошие новости. Я очистился и сейчас прохожу через некий вид духовного пробуждения. Может, мне удастся вдохновить и их”. Мама настаивала, чтобы я этого не делал, но я возразил, что нет такой вещи в мире, которая заставила бы меня отказаться от моей затеи.

Пока я объяснял детали произошедшего со мной, Дон и Боб курили сигареты Марлборо и пили пиво Будвайзер. Их реакция оказалась настолько шокирующей, что я сделал ее первой личной историей, которую изложил в книге Ключ к синхронизму в главе 3. Вот она:

“Друзья уставились на меня сквозь вонь старого пива и дым сигарет, пока я вещал, что сейчас верю, что я здесь с духовной целью и для того, чтобы помогать многим людям. Как только я закончил говорить, каменное молчание взорвалось грубыми словесными оскорблениями. Как будто я собирался браться за безнадежную работу, жениться на злой и непривлекательной женщине, жертвовать жизнью ради детей, которые по мере взросления ненавидели бы меня все больше и больше, и, в конце концов, умереть в одиночестве в доме для престарелых, окруженный персоналом, который не мог дождаться следующего перекура, пока я стонал, чтобы привлечь внимание.

Что это было? Жизнь? Я сошел с ума? Они правы? Как они могли быть такими жестокими после всех проведенных вместе лет? Я почти не слышал слов, а лишь смотрел на постепенно спадающий накал сарказма и унижения. Несколько раз я предупреждал, что не потерплю такого отношения, но они все продолжали и продолжали. Наконец, я остановился на середине предложения и вышел через переднюю дверь, не выказывая ни гнева, ни враждебности, ничего. Один их них связался со мной, когда я заканчивал эту книгу, впервые за двадцать лет мы хорошо поговорили, что помогло прийти к взаимному прощению.

После десятиминутной прогулки я остановился на перекрестке между улицей друга и моей. Я был абсолютно обессилен и боролся со слезами. Почему-то я протянул руки к небу и сказал:“Вы… кто бы вы ни были! Я знаю, вы там. Я знаю, вы можете меня слышать. Я знаю, что я здесь по определенной причине. В моей жизни есть цель. Вы показали мне ее. Я верю вам, я вам доверяю. Я знаю, я не сумасшедший. Я сделал свой выбор. Я посвящу свою жизнь помощи тем, кто страдает. Я благодарю вас за помощь, а сейчас я хочу помочь вам”.

Пока в уме проносились эти слова, я пристально смотрел на небольшую группу звезд в ночном небе. Как только я произнес: “Я хочу помочь вам”, огромный желто-белый метеор пронесся прямо через место, на которое я смотрел. Реально. Несомненно. Неоспоримо. Потрясающе. Это был самый большой и самый яркий метеор, который я когда-либо видел, даже после множества бессонных ночей, проведенных в шезлонге, будучи ребенком, когда я наблюдал сверкание Персеид или Леонид. По телу прокатилась огромная волна экстаза, и я ощутил величественное духовное присутствие. По лицу струились слезы радости. Я обратился к вселенной и получил ответ. Это было и есть одно из самых важных событий в моей жизни”.

По мере продолжения книги я поделюсь еще несколькими равноценными примерами. Затем будет раскрыто исчерпывающее научное доказательство синхронизма и вознесения. Когда той ночью по небу проносился метеор, одновременно я чувствовал, стоя на земле, как все тело взлетает в воздух. Пока по лицу струились слезы радости, я мог слышать поезд, проходивший на расстоянии. В моих снах поезда становились важными метафорами вознесения.

Когда я еще курил травку, я получил указание стать Хранителем пути между моим домом и домом Дона и Бена, и чистил его каждый раз, когда ходил к ним в гости. Каждый день там оказывалось много мусора. В тот вечер я подобрал каждый кусочек мусора, который увидел на пути домой. Когда я видел вспышку света, и мое тело наполнилось огромным количеством энергии, я полностью утратил контроль над руками. Пустые пачки из-под сигарет и использованные обертки для пищи упали на дорогу. Когда я снова их подбирал, я пребывал в крайнем “улете”, без всяких наркотиков.
 
Сокровище судьбы материализма
 
В колледже я всегда снимал наличные деньги в банкомате здания Студенческий Союз. Я хранил все квитанции и складывал их в старый складной футляр, где лежала электрическая бритва, которой я больше не пользовался. После того, как меня чуть не разорвали братья (Дон и Боб), я сел за стол (как меня и просили сделать во сне) и открыл черную коробку. Там лежала пачка квитанций из банкомата, тошщиной в сантиметр. Я пересмотрел их одну за другой, и вот когда до меня дошло. Только за один год я потратил на “улет” $2.700. Я был очень бережливым и почти никогда не тратил деньги ни на что другое, включая стрижку. Сейчас я осознал, что если бы сэкономил эти деньги, то мог бы ездить на машине вместо автобуса, которым пользовался для возвращения в колледж. Наличие машины облегчило бы походы на вечеринки вне университетского городка. Я взял одну из квитанций и написал на ней Сокровище судьбы материализма. Затем я закрыл черную коробку так, чтобы квитанция служила наклейкой. Каждый раз, когда я видел коробку, я вспоминал, от чего отказался, потакая своей привычке продолжать.Наконец-то, я полностью порвал с принуждением повторять свою травму и самостоятельно вылечил боль, которую испытывал. Как же мало я осознавал, что вот-вот получу намного больший подарок: сначала это будет ряд невероятных раскрытий высоко засекреченной информации об инопланетянах, НЛО, древних базах по всей нашей Солнечной системе и правду о вознесении. Более того, духовный контакт, который я переживал во снах, в моих предположительно фантастических рассказах, в состоянии ЭСВ и осознанных сновидениях, приводивших меня на борт космического корабля, и вспышка света в небе вскоре заведут намного дальше, чем я когда-либо мог вообразить. В конце концов, я получил прямой контакт с инопланетной жизнью и интенсивное руководство, как научно доказать то, что мы пребываем в космической битве между добром и злом. Вознесение – это не только вероятность, это непреложный факт. И пока вы проходите через посвящение, необходимое для окончания “учебы” на Земле, вы помогаете сотворять наше фантастическое будущее.     

[1] Hall-Flavin, Daniel. “What does the Term ‘Clinical Depression’ Mean?” Mayo Clinic, March 5, 2014. http://www.mayoclinic.org/diseases-conditions/depression/expert-answers/clinical-depression/faq-20057770

[2] Там же



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (0)   Оценка:
Пока комментариев нет

Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio