История метафизического правления - Божественный Космос

Интервью с Грэмом Хэнкоком


История метафизического правления

Интервью с Грэмом Хэнкоком

Четверг, 23 апреля 2015 года

Д.У.: Меня зовут Дэвид Уилкок. Добро пожаловать. Сегодня у нас будет поистине интригующее интервью с Грэмом Хэнкоком, хотя и весьма спорное. Конечно, Грэм Хэнкок является отмеченным наградами автором книг Следы богов, Ковчег Завета и многих других, которые мы обсуждали в интервью в рамках нашей программы. В данном интервью мы обратимся к самому дискуссионному материалу из всех. Сначала мы поговорим о диметилтриптамине (ДМТ) и шишковидной железе, последняя сама по себе достаточно спорна, поскольку любое использование психоделиков в нашем обществе вызывает интуитивный внутренний страх.

[more]

Частично потому, что если вы решаете пользоваться психоделиками, вы начинаете по-другому видеть реальность. Вы можете рассматривать реальность как бакалейный магазин, и то, что все считают единственной истиной, может оказаться просто одним из выборов, доступных на полках. Но есть и другие выборы, которые мы обычно не осознаем, но которые так же реальны и ощутимы, как и те, что мы полагаем единственно верными.

Одной из самых спорных вещей, о которых рассказывает Грэм в данном интервью, является идея, что Бог-Отец Яхве в Ветхом Завете, на самом деле, представляет собой негативную сущность, маскирующуюся под позитивную. Именно об этом говорится в сериях Закон Одного – философской основе всей проделанной мною работы. Поэтому удивительно видеть, как Грэм так уверенно говорит о том же самом, основываясь на том, что говорит и чего хочет Яхве в Ветхом Завете.

Яхве – негативная сущность. Такова точка зрения Хэнкока. Весьма неудобная точка зрения, поскольку нас учили верить религиозным институтам и доверять тому, что все, о чем говорится в Библии, должно быть правильным и добрым. Когда на самом деле Яхве говорит, что он ревнивый бог, мстительный бог, он просит людей совершать убийства во имя него и убивать всех первенцев мужского пола. С Яхве связано нечто очень злобное и отталкивающее.

В Законе Одного говорится, что изначально он был позитивной сущностью, и что контакт с ним имел место задолго до того, как были написаны большинство книг Ветхого Завета. А затем, во времена Моисея, данная сущность была подменена негативной сущностью. Причиной произошедшего оказалось то, что Моисей совершал психические салонные трюки по просьбе любого, кто просил его показать чудо. В результате этих и других моральных и этических ошибок Моисей закончил тем, что вступил в контакт с другой стороной “забора”. И ему позволяли делать это из-за способа, которым велась игра.

Поэтому в известном смысле Моисей накопил огромную карму путем привнесения  в мир таких вещей, как десять заповедей, в которых говорится, что вы не должны делать то, вы не должны делать сё. По существу, это деяния негативной сущности. Позитивная сущность сказала бы так: если вы поступите так, произойдет одно, а если вы поступите сяк, случится другое.

Еще одним ключевым учением, подавленным римским правительством и объединяющим весь Новый Завет, является учение о реинкарнации. Поэтому в данном интервью мы собираемся обсудить то, что, не вдаваясь в подробности, идея перевоплощения сводится к тому, что за все, что вы делаете сейчас, вы обязаны платить в последующих жизнях. Конечно, люди вряд ли бы поддержали действия тоталитарного правительства, побуждающее их идти и убивать людей, если бы знали, что за все совершенные ими жестокости им придется расплачиваться в последующих жизнях.

Об этом и о многом другом мы и поговорим в данном интервью. Судите сами.

Итак, метафизические сущности появляются по всему миру. И согласно Вашей теории, люди видят нечто такое же реальное, что может оказаться просто другим слоем реальности.

Г.Х.: Вот именно. Ключ ко всему – сознание. Именно сознание необходимо нам, чтобы изо дня в день функционировать в материальном мире. Именно бодрствующее состояние я называю алертным, позволяющим решать проблемы. И это очень хорошее состояние сознания. Видите ли, когда я сажусь в самолет, мне бы хотелось, чтобы пилот пребывал в алертном состоянии сознания.

Такое состояние сознания по праву занимает свое место, но это не единственное состояние сознания, на которое способны человеческие существа. Сознание можно радикально менять. За века своей практики шаманы разработали целый ряд техник. Ряд техник включает растения и вещества, подобные ДМТ, которое является активным ингредиентом айяуаски, или псилоцибиновые грибы, используемые в шаманских церемониях по всему миру.

Другие техники не включают растительные реагенты. Это ритмичный бой в барабаны, определенные виды танца. Бушмены Калахари танцуют вокруг огня 24 часа, до тех пор, пока их духи не покидают их тела. Суть в следующем: для того, чтобы вступать в контакт с сущностями напрямую, легко и предпочтительно по вызову, вам следует войти в измененное состояние сознания, в состояние транса.

Д.У.: Наше тело само производит ДМТ, не так ли?

Г.Х.: Да, наше тело производит ДМТ, и медицинская наука не в состоянии объяснить, почему. Появляется все больше и больше свидетельств того, что ДМТ вырабатывается шишковидной железой. Такая теория появилась десять лет назад. Рик Страссман, психиатр из Университета Нью-Мексико, первым предложил теорию о том, что ДМТ создается в шишковидной железе.[1]

Новое исследование, проведенное Cottonwood Foundation в Нью-Мексико, во многом это подтвердило. Например, ученые обнаружили ДМТ в шишковидной железе крыс. Отсюда лишь небольшой шаг к тому, чтобы утверждать, где оно вырабатывается в человеческих существах.

Конечно, шишковидная железа – это очень интересная железа. Это третий глаз. Рассуждая эволюционно, у более простых животных имеются хрусталик глаза, роговица и сетчатка. У человеческих существ она уходит глубже в мозг. Шишковидная железа больше не реагирует на свет так, как раньше. Но возможно, ДМТ и есть линзы нашей шишковидной железы, позволяющие нам видеть более широкие сферы реальности, чем обычно доступные нашим органам чувств.

Именно это позволяет сомневаться в модели, что сознание – это просто артефакт мозга, что сознание создается мозгом так, как генератор вырабатывает электричество. Возможно, что взаимосвязь между мозгом и сознанием похожа на взаимосвязь между телевизионным сигналом и телевизионным приемником. И с этим мы ничего не можем сделать. Я не утверждаю, что все именно так и есть.

Я пользуюсь этим как аналогией, чтобы предположить, что сознание, возможно, не проявляется мозгом таким же образом, как телевизионный сигнал не проявляется телевизионным приемником. Но телевизионный приемник позволяет сигналу проявляться в виде картинки, звука и так далее, и тому подобное. Возможно, это и есть сознание. Это сигнал, который передает наш мозг.

И если это на самом деле так, тогда возможно менять длину волны приемника мозга. Вдруг вам становятся доступными все виды каналов, которые невозможно принять, когда вы настроены на обычный канал. И эти каналы будут одинаково реальными. Таково предположение о том, что происходит в измененном состоянии сознания.

В наскальной живописи по всему миру запечатлены потрясающе запредельные и универсальные видения – контакты с разумными сущностями на других уровнях реальности. Я не отрицаю вероятности того, что мы способны контактировать с разумными сущностями и в физических формах. Но одним из способов регулярного и надежного общения с ними является подъем науки об измененном состоянии сознания на более высокий уровень.

Мы очень этому сопротивляемся. Война с наркотиками сделала нас весьма нетерпимыми к идее изменения сознания. Но именно это нам и придется сделать, если мы собираемся проникнуть в тайны существования.

Д.У.: Тогда давайте на секунду остановимся на этом. ДМТ создается телом. Весьма вероятно, что шишковидной железой. Всего несколько химических преобразований отделяют его от мелатонина, а мы знаем, что мелатонин вырабатывается шишковидной железой. Большинство традиционных ученых сказали бы, что если вы примете ДМТ или подобное ему вещество, полученные галлюцинации будут просто мозговым мусором. Они статичны и вредны.

Г.Х.: Именно так они и говорят. Именно это и вытекает из их модели, что впрочем, совсем не факт. Все основывается на их системе отсчета, что мозг создает сознание. Но в тот момент, когда вы осознаете, что это просто система отсчета, убеждение, что мозг создает сознание, перестает быть твердо установленным научным фактом. И конечно, имеется множество фрагментов свидетельства, ставящих под сомнение данный факт. Например, выход из тела или околосмертное переживание, когда линия ЭКГ прямая, а люди все еще что-то ощущают.

Конечно, сознание не создается мозгом. Сознание не сосредоточено в мозге. Каким-то образом оно проявляется через мозг. Существующая модель мозговой активности ничего не объясняет, она стремится свести подобные переживания к нарушению деятельности мозга. Думаю, нам следует оставаться открытыми вероятности того, что происходит нечто более загадочное, и что на протяжении десятков тысяч лет шаманы об этом знали. Также они знали способы и средства вхождения в контакт с запредельными разумами.

Но тогда возникает еще одна проблема. Если такие разумы реальны, если они существуют в других измерениях или уровнях реальности, которых мы можем достичь только в измененном состоянии сознания, чего хотят от нас эти существа? Что они делают с человеческой расой? Почему они так долго с нами? Преследуют ли они наши самые лучшие интересы? Возможно ли, что некоторые из них действуют нам на пользу, а другие нет? Это очень интересно.

Когда добровольцам Рика Страссмана в Университете Нью-Мексико вводили в вену дозы ДМТ, тем самым, посылая их на другую сторону реальности, многие из них вступали в контакт с сущностями, которые говорили: “Привет, ребята. Мы рады, что вы открыли эту технологию. Сейчас мы можем общаться с вами намного легче”.

Ох, у меня прямо дрожь по позвоночнику. Очень странно, что подобное переживание описывают многие добровольцы. И вновь, это ставит под сомнение понятие, что такой опыт – это просто артефакты мозга. Возможно, достигая длины волны принимающего мозга, мы вступаем в контакт с другими разумами.

Смотрите, шаманы всегда стремились овладеть и управлять этими влияниями. С точки зрения шаманов, нравится нам это или нет, мы подвергаемся влиянию разумов, обычно не воспринимаемых нашими органами чувств. Входя в состояние транса, шаманы стремятся договариваться и иметь дело с такими разумами. Они осознают, что некоторые разумы заботятся о нас, позитивны для нас и хотят нам только самого лучшего.

Но среди них попадаются сущности, весьма негативные и опасные для человечества. И лучше, чтобы мы знали о наличии таких сущностей и о том, как иметь с ними дело, чем просто прятать головы в песок и заявлять, что их просто нет.

Д.У.: Когда Вы употребляли ДМТ, вы видели все в виде фильма?

Г.Х.: Да. Работая с айяуаской, активным ингредиентом которой является ДМТ (также я курил ДМТ в чистой форме), я получал потрясающие ощущения. Айяуаска – это Лоза духов, древний напиток, употребляемый шаманами Амазонии. Они пользовались им тысячи и тысячи лет. Археологическое свидетельство прослеживает его, по крайней мере, на 4.000 лет назад. Шаманы пили этот напиток с весьма конкретной целью – вступить в контакт с духовным миром в целях привнесения на человеческий план исцеляющего влияния и вдохновения.

Многие шаманы – художники. Я – не художник, поэтому живопись меня не вдохновляла. В 2006 или 2007 году в ряде сеансов айяуаски в Бразилии мне было даровано вдохновение написать роман. И это нормально, что мой первый роман назывался Узел времени (в английском варианте Entangled. The Eater of Souls).[2] Я считаю, что не получил бы такой творческий импульс, если бы не прошел через переживания с айяуаской.

Д.У.: Потрясающе видеть, как такой плодовитый автор-документалист, помешанный на фактах, вдруг совершил прорыв в сферу романистики, вторгся в нее с романом, наподобие романов Джеймса Миченера. Это как срезать мяч прямо у стартовых ворот. Это удивительно!

Г.Х.: Да. Мне предложили фабулу. Единственное, что мне оставалось сделать, – изложить ее в форме повествования. Я владею навыками повествования., и я воспользовался всеми ними для написания романа. Узел времени – мой первый роман. Впоследствии я написал два первых тома трилогии, названной Воинственный бог и посвященной завоеванию Мексики испанцами.

Узел времени и серию Воинственный бог объединяет понимание того, что за сценой истории работают духовные силы, что сущности, с которыми вступают в контакт в измененном состоянии сознания, весьма реальны, и что некоторые из них работают на благо человечества, а другие стремятся увести нас с нашего пути.

Наш путь – это путь духовного вознесения; мы здесь, чтобы учиться, расти и становиться существами света. Вот для чего мы здесь.

Но за пределами нашей реальности имеются темные, опасные и пагубные сущности, стремящиеся блокировать нас и мешать достижению нашего пути. Например, первый том Воинственного бога называется Ночи с ведьмой. Второй том, опубликованный в 2014 году, озаглавлен Возвращение Пернатого Змея.

Монтесума, император ацтеков, регулярно вступает в контакт с сущностью, называемой колибри – Уицилопочтли, в левой руке которого находится Солнце. Он был богом войны ацтеков.

Он постоянно… Поверьте, я ничего не сочинил. В исторических документах ясно говорится, что Монтесума часто ощущал себя в контакте с сущностью, демонической в каждом аспекте своего поведения. Бог войны побуждал и подстегивал Монтесуму совершать ужасные акты человеческих жертвоприношений и массовые кровожадные убийства своих подданных.

В то же время Фернандо Кортес, конкистадор, в своих снах вступал в контакт с сущностью, которую воспринимал как Апостола Петра. И вновь, все вышеизложенное основано на исторических фактах. Кортес считал, что с самого детства он пребывал в особой взаимосвязи с Апостолом Петром.

В романе я выдвигаю предположение о том, что на самом деле один и тот же демон, который является Монтесуме как бог войны и надевает маску Апостола Петра, чтобы являться Кортесу, играет двумя людьми как марионетками, чтобы довести до максимума страдания людей на земле Мексики. И это событие – завоевание испанцами Мексики – изменило всю мировую историю. Почти каждая негативная вещь в международных отношениях, будь то колониализм или рабство, следовало событиям испанского завоевания Мексики.

Если бы у Монтесумы был другой характер, если бы он вел себя любящим и позитивным образом по отношению к своим соседям, если бы его так не ненавидели соседи, Кортес никогда бы не преуспел в его свержении. То есть я полагаю, что нам следует искать работу духовных сил за сценой, не списывать все на фантазии или игру воображения, а понимать, что нами играют намного более разумные и опасные существа, и что нам настоятельно необходимо подпитывать свет в себе, проявлять его и взращивать.

Каждый день и каждую минуту нам, человеческим существам, предоставляется выбор. И каждый такой выбор – это, по существу, всегда выбор между светом и тьмой. Выбор может быть мелкомасштабным и крупномасштабным, но это всегда выбор. Нам следует быть очень осторожными: выбирать свет и сопротивляться искушению темной стороны. Именно это я исследую в своих романах.

Я считаю, что художественный роман – это лучший способ исследовать такие необычные идеи. То есть вы можете влезать в головы персонажей так, как никогда не можете сделать это в документальном произведении. Именно поэтому я не предлагаю вам документальную прозу. Я все еще остаюсь документалистом, но наслаждаюсь исследованием в форме романа, как средством облечения необычных идей в мобильные истории перед моими читателями.

Д.У.: Наличие негативных сущностей – обычное верование шаманов. И в гностицизме…

Г.Х.: Гностицизм – это такая важная сфера исследования. Впервые я познакомился с гностицизмом в 1990-х годах. Когда писал свою половину книги, которая сейчас называется The Master Game. Изначально она называлась Власть талисмана.[3]

Моим соавтором был Роберт Бьювэл. В этой книге я в основном фокусировался на гностицизме. Гностицизм – это удивительный антидот ментальному преобразованию, которому в мировом сообществе подвергались все мы на протяжении сотен и сотен лет. Это очень расстраивающее чтение. Если оглянуться назад, долгие годы мы узнавали об идеях гностицизма от преследовавших гностиков христиан. Гностиков первыми сжигали на кострах через 400 лет после Христа. Их преследовали именно христиане. Они говорили, что это делается от имени…

Д.У.: От имени римского правительства?

Г.Х.: от имени римского правительства. По-моему, именно тогда христианство ступило на неверный путь, когда подчинилось грубой силе Рима и стало религией римского государства, одного из самых пугающих милитаристских государств, когда-либо известных в человеческой истории. Христианство стало религией этого государства.

 

 

Д.У.: Имперское христианство?

Г.Х.: Имперское христианство. И первыми преследуемыми людьми стали гностики, поскольку… Многие приверженцы христианства сочтут такую идею омерзительной и вряд ли приемлемой.

Гностицизм говорит, что сущность, которую мы называем богом, – Иегова в Ветхом Завете и Аллах и исламе – это та же самая сущность, что и Бог Авраама в иудаизме. Просто она выступает под разными именами, но это одна и та же сущность. И с точки зрения гностиков, эта сущность вовсе не бог. Согласно гностикам, самым простым словом для ее описания будет слово “демон”. Он – демон. Все, что он сделал, это убедил человечество в том, что он – бог.

Поскольку на самом деле он – демон, а не бог он желает выявлять в нас самое худшее. Он желает, чтобы мы вели себя так, чтобы сеять страх, террор, ненависть и разделение, поскольку он одержим всем этим. Вот на чем он вырос. Он вырос в манипулировании и ненависти к человечеству. Если вы посмотрите на утверждения и поступки бога в Ветхом Завете, он вовсе не хороший парень. Вновь и вновь повторяются массовые убийства, ответственность за которые лежит на нем, и подстрекательство последователей к пугающим поступкам.

Вам следует спросить себя: разве это хорошо? Разве это хорошо, когда он говорит нам идти и совершать убийство с его именем на устах? Я часто говорю следующее: когда вы обращаетесь к трем главным монотеистическим мировым религиям, все они говорят о мире и любви. Но если посмотреть на поступки, это ненависть, страх и подозрительность. Представляется, имеется реальный шанс того, что гностики были правы в том, что, если хотите, мы обмануты сверхъестественной сущностью, демонической сущностью, которая убедила нас в том, что он – Бог и заставила действовать в своих интересах.

Крестоносцы, религиозные войны, ужасные разделения, преследования представителей других конфессий – все это поступки не доброго и любящего Бога. Это действия демона. Именно об этом говорили гностики. Они называли его демиургом. Они считали, что у него есть представители в человеческой расе, маскирующиеся под человеческих существ. Гностики называли их архонтами, единственной задачей которых было увлекать нас подальше на путь темноты так, чтобы мы никогда не осознали божественной искры внутри себя.

Здесь разыгрывается грандиозная космическая игра, в которой человеческая раса – это средство достижения цели. Поэтому решения, которые мы выбираем, и выборы, которые мы совершаем, важны не только для нас, но и для всего космоса. Такова главная идея гностицизма; и это очень мощная идея. Думаю, она заслуживает дальнейшего исследования.   

Д.У.: Ничто не могло сильнее отличаться от того, что говорил Иисус, от его подхода к духовности, от того, кого Он называл Отцом, и от имени которого Он действовал. Во всем этом не усматривается никакой связи с Иеговой.

Г.Х.: Своим учителем гностики считали Христа. Они-то и были первыми христианами. Но их религия была похищена милитаристской силой и демонической сущностью. Гностики ставили своей целью подпитку божественной искры в человечестве. Именно это приходил делать Христос. Он приходил питать божественную искру в человеке.

Но посредством очень хитрой уловки все превратилось в прямую противоположность тому, чем изначально намеревалось быть.

Д.У.: Должно быть, Вы знакомы с трудами Оригена О началах?[4]

Г.Х.: Конечно.

Д.У.: Он утверждает, что Апостол Петр говорил со Святым Климентом Александрийским, получил от него учения. И что самым секретным учением Иисуса было учение о реинкарнации.

Г.Х.: Верно. Сейчас христианство это отрицает.

Д.У.: То есть, когда вы пытаетесь насадить имперскую религию, идея перевоплощения не работает?

Г.Х.: Никогда.

Д.У.: Если вы не платите налоги, и не убиваете того, кого ваше правительство считает врагом, вы будете вечно гореть в аду.

Г.Х.: Вот именно. Они выбросили перевоплощение из истории. Естественно, реинкарнация подразумевает, что нам следует принимать в расчет наши нынешние жизни, поскольку они будут иметь последствия в нашей будущей жизни. Это вынуждает нас тщательно думать о том, что мы делаем. Ужасные поступки, которые государство хочет, чтобы мы совершали, могут быть очень вредными для наших душ, и нам следует сопротивляться.

То есть, реинкарнация – это очень ниспровергающее учение. Вот почему от него отказались. И, конечно, учитывая идею гностиков о демоническом демиурге и его агентах-людях или агентах в человеческой форме, называемых архонтами, легко видеть, кем они являются в современном мире. Государство, инструменты государства, правительства, стремящиеся отделить нас друг от друга, постоянно манипулирующие нами и создающие новые войны, вынуждающие нас бояться того или иного человека (так называемого врага) – все это часть игры. Частью игры являются и крупные СМИ, нажимающие на все кнопки, чтобы отучить нас думать самостоятельно.

Д.У.: Вы начинали как журналист, получивший Пулитцеровскую премию.

Г.Х.: Нет, я никогда не получал такую награду.

Д.У.: Ох, а я думал, что получали.

Г.Х.: Нет, нет и нет.

Д.У.: Звучит забавно! (Смеется)

Г.Х.: Да.

Д.У.: А, казалось, должны были.

Г.Х.: Спасибо.

Д.У.: Вы начинали карьеру с традиционного пути. Я имею в виду книгу Владыки бедности. Власть, престиж и коррупция в сфере международной помощи (Lords of Poverty).

 

Г.Х.: Я получил за нее премию Генри Луиса Менкеля.

Д.У.: Премия Генри Луиса Менкеля, прекрасно. То есть Вы начинаете карьеру с традиционного пути и обнаруживаете, что помощь странам третьего мира систематически противоречива. Давайте поговорим об этом, поскольку люди не осознают, что Вы начинали как традиционный…

Г.Х.: Я был традиционным журналистом.

Д.У.: академический журналист.

Г.Х.: Я работал в журнале Экономист. Я был корреспондентом этого журнала в Восточной Африке, писал о новостях и текущих событиях. Знаете, в те времена моей жизни я, бывало, покупал 4-6 газет в день. Главным для меня были текущие события. Как журналист в сфере текущих событий, я написал ряд книг, самая известная из которых, опубликованная в 1989 году, называлась Владыки бедности. Книга посвящена критике международной помощи. В те времена критика международной помощи приравнивалась к критике Родины.

Этого не позволялось никому. Автоматически считалось, что помощь бедным – благое дело. Но за годы посещений международных проектов помощи по всему миру, в результате наблюдения влияний, которые оказывала такая помощь, я, как журналист, обнаружил, что это совсем не хорошо, это контролирующая система. Как было остроумно замечено, помощь – это отнимание чего-то у бедных из богатых стран и передача этого чего-то богатым из бедных стран.

Это совсем не помощь бедным. Это обогащение элит в обществах, получающих помощь. Большинство людей, платящих за помощь посредством налоговых долларов, не желали бы обогащать элиты в той или иной развивающейся стране. Они бы хотели непосредственно передавать деньги бедным и таким образом им помогать. Однако все работает совсем не так, проявляясь в виде гигантских проектов помощи.

Думаю, тогда-то впервые я и начал ставить под вопрос существующий порядок вещей. Именно это объединяет Владык бедности с моими последующими книгами об исторических загадках. Они рисуют фундаментальную перспективу того, что считается установленным порядком вещей.

Д.У.: Даже сейчас система воспринимает критику сомнительной помощи как довольно радикальную пощечину в свой адрес.

Г.Х.: Поскольку иностранная помощь, суммы долларов, уходящие за рубеж, с каждым годом продолжают расти, каждой развивающейся стране дается все больше и больше. Нам говорят, что это хорошо. А я утверждаю, что это плохо. Америка никогда бы не стала богатой, если бы ей оказывали помощь. Америка сделала себя процветающей страной посредством своих собственных усилий. Ей никто не помогал. Тогда почему мы думаем, что предложение помощи другим странам сделает их богатыми? Процветание так не достигается.

Д.У.: Если посмотреть на то, что происходит с индейцами в Америке, они живут в резервациях и по достижении 18-ти лет получают стипендию, чтобы оплачивать все свои счета. Это концепция “государства всеобщего благосостояния”. Если вы сажаете людей на государственное обеспечение и лишаете их инициативы…

Г.Х.: Вы полностью убиваете инициативу.

Д.У.: … хотеть чего-то другого.

Г.Х.: Да. Ничего не может быть хуже. Вы снимаете с них ответственность за себя. А именно это и нужно нам как человеческим существам. Это часть процесса роста. Такова моя система верований. Я твердо убежден, что именно потому мы здесь. Мы здесь, чтобы расти и развиваться. И часть роста и развития – это принимать ответственность за себя. Никакое учреждение, лишающее нас независимости и ответственности за себя, не служит нам на пользу. Оно причиняет лишь вред, очень сильный вред, препятствуя нашему росту и развитию.

Д.У.: И какова же была реакция на книгу Владыки бедности? В результате что-то изменилось?

Г.Х.: Нет. Ничего не изменилось. Это слишком крупные учреждения. Мне говорили, что служащие Всемирного Банка обычно читают эту книгу, когда пользуются ею в виде оберточной бумаги.

Д.У.: Обертки для бутылки виски?

Г.Х.: Да.  С одной стороны, книга их очень раздражает, с другой, они ощущают потребность ее прочесть. Такие учреждения слишком крупные, чтобы меняться. Единственное, на что я надеюсь, это на то, что пролил небольшой свет на ахиллесову пяту иностранной помощи, показал, насколько она катастрофична, как мало достигает и является напрасной тратой денег. Даже на самом низком уровне, с этими деньгами можно сделать нечто намного большее, чем просто передавать их в крупные проекты. В современном виде они лишь обогащают учреждения – дающие и получающие.

Д.У.: Не думаете ли Вы, что это создает и способ, посредством которого людей вынуждают думать, что проблема решается?

Г.Х.: Бесспорно. Именно так. Говорится следующее: “Все эти проблемы существуют где-то там, и что это наш способ решения таких проблем. Это наш вклад. Мы что-то с этим делаем. Поэтому, ребята, вы можете расслабиться. Не волнуйтесь”. Нет, мы не можем расслабиться.

Д.У.: Это низкопробный политический проект. Если вы хотите выиграть выборы, вы говорите: “Ох, посмотрите, что мы делаем. Посмотрите на начатые нами программы помощи. Мы строим общины в Зимбабве, мы…”

Г.Х.: Вот именно. И кто может возразить против этого? Это целая проблема. Это самый легкий ответ на мировые проблемы. Но он и не решает ни одну из этих проблем. Они становятся только хуже. В 50-е, 60-е и 70-е годы ничего не могло быть лучше, чем оказывать помощь. Ничего.

Д.У.: Итак, полководцы заканчивают тем, что вмешиваются в деньги прежде, чем они…

Г.Х.: Да, они вмешиваются, они контролируют, и это их обогащает. Это делает их более сильными.

Д.У.: То есть они становятся более бесчеловечными, и диктатура ужесточается.

Г.Х.: Да. А мы, западные налогоплательщики, платим за все. И это очень плохо, как для нас, так и для людей, которые на самом деле должны извлекать пользу из нашей щедрости.

Д.У.: То есть Вы смотрите на проблему глазами Джона Перкинса, автора книги Исповедь экономического убийцы?[5]

Г.Х.: Полагаю, да.

Д.У.: Когда помощь превращается в марионеточную диктатуру, на самом деле управляемую Кабалой, европейскими крупными державами.

Г.Х.: Это система глобального контроля. Вот что такое помощь. Это сосредоточение власти в руках немногих.  Те же руки, которые контролируют нас на Западе, контролируют и все развивающиеся страны. И они осуществляют это посредством помощи. Помощь – вот ключевой инструмент в процессе контроля. Вот где собака зарыта.

Д.У.: По существу, это отмывание денег.

Г.Х.: В этом-то все и дело. Контроль. Он позволяет элите, правящей нашими обществами, править и другими обществами. Им не приходится платить за это самим. За все платим мы, налогоплательщики.

Д.У.: Какими бы больными на голову и сумасшедшими не были люди в Кабале, вам следует ими восхищаться. Они создали систему глобального контроля посредством так называемых программ гуманитарной помощи. Но самое удивительное в том, что мы же за это платим. Вот такие тревожащие последствия.

Люди, подобные Хэнкоку и Перкинсу, проливают свет на то, что нам нужно знать. Все это – часть процесса Раскрытия. Весьма забавно то, что Грэм Хэнкок начинал свою работу с демонстрации проблем в нашем обществе, рассказывая о том, что хорошо и что плохо в “датском королевстве”. В двух будущих интервью с ним мы затронем еще много других потрясающих тем.

Наше следующее интервью будет второй и последней частью беседы с Лэдом Скрэнтоном. В нем я буду бомбить Лэда тем, что говорили о его книге скептики и злопыхатели в разделе комментариев на Amazon. Как он намерен выстоять под огнем? Вы узнаете об этом, поскольку предлагаемая им информация настолько широкомасштабна, что если ему удастся вывернуться и дать хорошие ответы критикам, тогда мы будем вынуждены серьезно рассмотреть тот факт, что все, что он говорит, может оказаться правдой. А это значит, что древние цивилизации вполне могут быть посеяны здесь инопланетной жизнью, которая дала нам единую космологию. В ней говорится, что наши жизни и жизнь природы, какой мы ее знаем, фундаментально связаны с самим космосом.

Спасибо за внимание!



[1] Рик Страссман. ДМТ – Молекула Духа. С-П., ИГ Весь, 2011.

[2] Грэм Хэнкок. Узел времени. М., Эксмо, 2013.

[3] Грэм Хэнкок, Роберт Бьювэл. Власть талисмана. Тайны посвященных: от египетских жрецов до виновников трагедии 11 сентября. М., Эксмо, 2006.

[5] Джон Перкинс. Исповедь экономического убийцы. М., Претекст, 2012.



Эзотерические консультации он-лайн

Комментарии: (0)   Оценка:
Пока комментариев нет


Все права защищены (с) divinecosmos.e-puzzle.ru

Сайт Дэвида Уилкока

Яндекс.Метрика



Powered by Seditio